Все выпуски  

Здоровье, красота, женственность. Утро было тихое, город, окутанный тьмой, мирно нежился в..


Привет, девочки!  

"Утро было тихое, город, окутанный тьмой, мирно нежился в постели. Пришло лето, и ветер был летний – теплое дыхание мира, неспешное и ленивое. Стоит лишь встать, высунуться в окошко, и тотчас поймешь: вот она начинается, настоящая свобода и жизнь, вот оно, первое утро лета.

Дуглас Сполдинг, двенадцати лет от роду, только что открыл глаза и, как в теплую речку, погрузился в предрассветную безмятежность. Он лежал в сводчатой комнатке на четвертом этаже – во всем городе не было башни выше, – и оттого, что он парил так высоко в воздухе вместе с июньским ветром, в нем рождалась чудодейственная сила. По ночам, когда вязы, дубы и клены сливались в одно беспокойное море, Дуглас окидывал его взглядом, пронзавшим тьму, точно маяк. И сегодня… – Вот здорово! – шепнул он. Впереди целое лето, несчетное множество дней – чуть не полкалендаря. Он уже видел себя многоруким, как божество Шива из книжки про путешествия: только поспевай рвать еще зеленые яблоки, персики, черные как ночь сливы. Его не вытащить из лесу, из кустов, из речки. А как приятно будет померзнуть, забравшись в заиндевелый ледник, как весело жариться в бабушкиной кухне заодно с тысячью цыплят!

А пока – за дело!

(Раз в неделю ему позволяли ночевать не в домике по соседству, где спали его родители и младший братишка Том, а здесь, в дедовской башне; он взбегал по темной винтовой лестнице на самый верх и ложился спать в этой обители кудесника, среди громов и видений, а спозаранку, когда даже молочник еще не звякал бутылками на улицах, он просыпался и приступал к заветному волшебству.)

Стоя в темноте у открытого окна, он набрал полную грудь воздуха и изо всех сил дунул.

Уличные фонари мигом погасли, точно свечки на черном именинном пироге. Дуглас дунул еще и еще, и в небе начали гаснуть звезды.

Дуглас улыбнулся. Ткнул пальцем.

Там и там. Теперь тут и вот тут…

В предутреннем тумане один за другим прорезались прямоугольники – в домах зажигались огни. Далеко – далеко, на рассветной земле вдруг озарилась целая вереница окон.

– Всем зевнуть! Всем вставать! Огромный дом внизу ожил.

– Дедушка, вынимай зубы из стакана! – Дуглас немного подождал. – Бабушка и прабабушка, жарьте оладьи!
Сквозняк пронес по всем коридорам теплый дух жареного теста, и во всех комнатах встрепенулись многочисленные тетки, дядья, двоюродные братья и сестры, что съехались сюда погостить.

– Улица Стариков, просыпайся! Мисс Элен Лумис, полковник Фрилей, миссис Бентли! Покашляйте, встаньте, проглотите свои таблетки, пошевеливайтесь! Мистер Джонас, запрягайте лошадь, выводите из сарая фургон, пора ехать за старьем!

По ту сторону оврага открыли свои драконьи глаза угрюмые особняки. Скоро внизу появятся на электрической Зеленой машине две старухи и покатят по утренним улицам, приветственно махая каждой встречной собаке.

– Мистер Тридден, бегите в трамвайное депо! И вскоре по узким руслам мощеных улиц поплывет трамвай, рассыпая вокруг жаркие синие искры.

– Джон Хаф, Чарли Вудмен, вы готовы? – шепнул Дуглас улице Детей. – Готовы? – спросил он у бейсбольных мячей, что мокли на росистых лужайках, у пустых веревочных качелей, что, скучая, свисали с деревьев.

– Мам, пап, Том, проснитесь!

Тихонько прозвенели будильники. Гулко пробили часы на здании суда. Точно сеть, заброшенная его рукой, с деревьев взметнулись птицы и запели.

Дирижируя своим оркестром, Дуглас повелительно протянул руку к востоку.

И взошло солнце.

Дуглас скрестил руки на груди и улыбнулся, как настоящий волшебник. Вот то–то, думал он: только я приказал – и все повскакали, все забегали.

Отличное будет лето!

И он напоследок оглядел город и щелкнул ему пальцами. Распахнулись двери домов, люди вышли на улицу. Лето тысяча девятьсот двадцать восьмого года началось."

Началось бесконечное лето Дугласа Сполдинга, открывшее ему главную тайну жизни - его и этого мира: ОН ЖИВОЙ И ЖИВЁТ В ЖИВОМ МИРЕ! И мир этот, так же как Дуглас, знает об этом открытии, и с этих пор они лучшие друзья)

Вот уже четверть своего века я начинаю каждое подаренное мне лето с первых строк воодушевляющего "Вина из одуванчиков" и мне это всё никак не наскучит, как не наскучило бы раз в неделю просыпаться в дедовской башне, "в обители кудесника среди громов и видений". 

Но в ощутимой реальности такой башни у меня, увы, нет. Есть только воображаемая над Домом Странствующего голубя, у которых зато имеется качество, успешно преодолевающее главный недостаток недвижимости - неподвижность. Мой Дом вместе с башней умеет перемещаться в пространстве по воле своего непоседливого хозяина, оказываясь, зачастую весьма неожиданно, в самых различных местах - то на берегу океана, то на горе, то среди облаков над этими горами и океаном...

Невозможность (или неспособность) воздвигнуть нечто такое в действительности позволила мне осознать глубже великие слова Халиля Джебрана: "Пусть не якорем, но парусом будет ваш дом".

Надобно научиться жить так, чтобы , заброшенный судьбой в любой уголок Вселенной, ты чувствовал себя дома. И возможно это чудо при одном условии - если знаком с Хозяином этого Миро-здания и находишься у Него на хорошем счету)

Чего нам всем этим новым летом и пожелаю.

* * * 
Лето – это облаков 
грандиозные скульптуры, 
изваянные с натуры – 
с наших грёз и наших снов.

Лето – это шумный дождь, 
душевая для природы, 
оживляющие воды, 
неземная благодать.

Лето – это аромат 
необъятного букета 
в вазе солнечного света – 
не сорвать и не продать!

Лето – это резвый байк, 
рассекающий пространство, 
это дружба, это братство 
путешествующих душ.

Лето – это время странствий, 
откровений и открытий, 
поднебесных чаепитий 
на возвышенной Земле.

Лето – это девяносто 
с лишним шансов жить в раю,– 
я их щедро раздарю, 
и в раю нас будет много!

Лето – это время года, 
прочее – лишь предисловье, 
суесловье, славословье 
и, в итоге, послесловье…
Словом, лето – это жизнь. 

Ведь не зря ведут отсчёт 
пролетевшими летами, 
ведь не зря живём мечтами – 
летом сбудутся они!

Лето – это жизнь моя… 
Нет, конечно, вёсна, зимы, 
осени – не отразимы! 
Но в какую пору года 
столько света и свободы, 
столько счастья бытия?!

Лето! Радость! Жизнь моя!

  

Ваша Виталия Сушакова,
Женская Школа Сахаджа Йоги

P.s. Это слова и рисунки Олега Майорова.

P.p.s. Присоединяйтесь к он-лайн медитациям с инструктором в Скайпе! Подробности в предыдущем письме или в группе школы: https://vk.com/zssy.study

 

 


В избранное