Все выпуски  

Хатха Йога. Корректный подход к позвоночнику Кора. Отчет о путешествии в Тибет (часть 2)


Хатха Йога. Корректный подход к позвоночнику

Йога в Киеве Йога в Киеве              

    Найдите Йогу КПП в своем городе:
  • на сайте Федерации Йоги КПП
    представлены более сотни инструкторов,
    которые обучались у нас.
    Более 40 городов в разных странах мира.
    Наш девиз: "Йога - это просто".

  • Доброго времени суток, уважаемый Читатель!

    Продолжение отчета Иры Межаковой о путешествии в Тибет. Начало в одном из предыдущих выпусков.

    UbvfkfbВторого дня, как и условились, после раннего завтрака мы отправились в уже знакомом направлении, преодолев первый крутой подъем, все больше растягиваясь в расстоянии друг от друга, мы неторопливо и осознанно дыша, отправились к той горе, которая стояла в нескольких километрах плавно и мягко набирая угол склона. Мягкая почва с пестрым покрытием травяного ковра, пестро украшенном самыми диковинными и разнообразными цветами, среди которых эдельвейсы смотрелись простовато, снимала напряжение со всего тела. Хотелось идти дальше за усиливающимся ароматом цветом и трав, я сразу же захотела попробовать мед, который делают местные пчелы, он, если и существовал, то для очень редких людей. На гору стали опускаться облака, которые поэтично можно сравнить с густыми взбитыми сливками, поэтому туман, в котором мы оказались. был таким же плотным, как у знаменитого мультипликационного ежика. Видимость пропадала на расстоянии вытянутой руки, ветер разгулялся так, что иногда меня пошатывало от его порывистых всплесков, вершины все не было видно. Мы устали и шли совсем медленно, иногда делали привалы и пили горячую воду. Сверху доносились окрики пилигримов из нашей группы. Как позже выяснилось, они звали самого молодого и быстрого участника. Молодой человек отличался пытливым умом, дерзким, но искренним отношением к стихиям и пошел в джинсах и футболке, на фоне нас, похожих на астронавтов в флисо-мембранно-ветро-влаго-непроницаемых костюмах. Искали его, уже спускаясь вниз, до вершины плато никто так и не добрался. И по причине сильного тумана и потому что выбились из сил и в поисках нашего героя. Вниз спускались быстрее, поэтому у меня сильно разболелась голова и, на фоне голода, возникало ощущение тошноты. На перевалочном первом пункте просто посидели вместе и, мысленно позавидовав нашему форварду, вслух возмутились о его безответственной выходке. Это сейчас кажется забавным, тогда мы испугались не на шутку. И многие даже расстроились, перебрав самые непредсказуемые последствия. В гестхаус (дословный перевод "дом для гостей"), вернулись к обеду, задержавшись на два часа. Обнаружив там того, о ком волновались, и высказавшись по этому случаю, все успокоились и с аппетитом поели горячей традиционной еды. До сумерек гуляли по трем улицам городка, говорили о том, какой смиренный и мирный народ эти тибетцы, рассматривали постройки, предполагая какая трудная у них жизнь. Этим же вечером выехали дальше в направлении города Сага. Дорога была очень красивой и не утомительной. В лучах заходящего солнца горы были совсем другими и невероятно прекрасными. Иногда водитель автобуса громко сигналил и притормаживал перед растерявшимися зайцами, которые метались через дорогу, ослепленные фарами. Так же часто мы проезжали мимо отар овец и  яков.

      Добравшись до Саги, и поужинав, разместились на ночлег. Этот гостевой дом был еще живописнее убранством комнат. Самым трудным испытание здесь был туалет. Проблема в том, что он был без циркуляции воздуха. Мы заматывались шарфами и с задержками дыхания насколько возможно быстро посещали это необходимое место.

    Это была самая трудная ночь, многие прогуливались во внутреннем дворе гестхауса, потому что спасть было невозможно, а просто лежать не рекомендуется. В группе была женщина, которой было трудно все время, подобные испытания не для всех. Я проснулась от того, что она стучала во все двери в поисках нашего гида. Только лишь потому, что она часто произносила его имя, хозяева дома помогли найти его. Утром ребята рассказали о том, что происходило ночью. Тунду приготовил чудодейственный напиток от симптомов горной болезни: кипяток с чесноком и имбирем, на нем наши полуночники и продержались. Утром Тунду всех, спускавшихся к завтраку встречал "квадратными" глазами и вопросом: "с вами все в порядке"?. Хотелось пошутить :"С нами- да, а с вами то что"? Только за завтраком мы поняли причине его встревожености. Решили остаться в Саге на две ночи, потому что смена высоты далась труднее, чем ожидал наш гид. В этом городе был общественный душ и благодаря воде мы восстановились после стресса от перепада давления. В комнатах были телевизоры, поэтому вечером мы развлекались просмотром китайских передач и фильмов. Выспавшись, второго дня, мы провели день в прогулках и посиделках в нашей столовой, по местным меркам это был бар. Подавляющее большинство населения играют в бильярд, столов очень много и они не пустуют, все: от мала до велика, на равных правах увлечены этой спортивной игрой. Везде пестрят красные флаги китайского правительства и между городами, на зеленых покатых склонах белыми камешками выложены иероглифы, восхваляющие партию и милость правительства Китая. Тибетцы же, не смотря на то, что количество подселенных китайцев увеличивается, сохранили свой язык и браки не смешивают, они как будто наблюдают за всем происходящим со стороны. При всех исторических событиях, начиная с момента их захвата, им удалось сохранить веру в учение своих Учителей, веру в непостоянство природы ума и материи, веру в себя.

    МаносароварИз Саги мы уехали рано утром, мы отправились к озеру Манасаравар, прекраснейшему из тех, что я видела. В то утро многие впервые увидели как высоко и близко мы к ночному поднебесью и как отчетливо видны звезды. Такие яркие и красивые и в таком изобилии, что казалось,  они освещают все вокруг. Млечный путь в соответствии с названием напоминал молоко, настолько густо в нем сконцентрированы светящиеся материи. Дорога предстояла долгой и мы, плотно позавтракав и получив сухой пайок, отправились в путь. Так нам повезло встретить рассвет в прекраснейших вечных Гималайях. У меня больше не хватит словарного запаса, что бы описать их красоту, величие и манящую притягательность. Краски как будто текли и с силой солнечных лучей в них подливала Природа тонкие оттенки, казалось, что наблюдение за таким преобразованием цвета вызывали разные вкусовые нотки и от восторга сердце учащалось или замирало, останавливая дыхание.

      Между этими городами пролегала самая высокая точка 5210 метров, мы попросили нашего гида дать нам возможность прогуляться на этой высоте. Нам предложили срезать путь, который занимал около получаса пешком в медленном темпе. Гид, видимо судил по своим привычным возможностям, (они там живут, поэтому понятие горной болезни им неведомо), мы просили остановку интервалом в десять минут, а шли больше тридцати. В этом "test-walk" были победители, которые потом оказались проигравшими. Тот, кто шел темпом тибетца, потом переживал скачок давления до необходимости делать инъекцию, благо среди нас был доктор, который предусмотрительно запасся аптечкой для таких случаев.

     Приехали  в селение у озера Манасаравар мы к часам четырем по полудню, размещаться долго не пришлось. В этом гостевом доме все было еще проще. Комнатка с пятью кроватями, судя по размерам спальных мест, произведено в Китае, для своих. Помещение, которое служило столовой, похоже на веранду с "подвесными потолками", обитыми стенами ситцевым полотном, с нелепыми, но очень расслабляющими мультяшными зайчиками. Мы просто оставили свои рюкзаки, обозначив свои места в комнатах.

      Озеро поражало своей редкой способностью отражать небо и горы. В Аюрведе есть такой символ: дерево с пышной кроной изображено в разрезе почвы, где просматривается зеркальная проекция. Корневая система точь в точь повторяет форму вверху. Существует также выражение: "Что вверху, то и внизу". Мне часто доводилось видеть отражения на зеркальной тихой водной глади, но что бы так идеально... вода отражала мир -  это было очень волнительно еще и потому, что облака менялись в своем свечении, отражая лучи заката. И эта двойная красота природы завершающегося дня приковывала взгляд именно линией горизонта, глаза воспринимали одинаково небо и его отражение. Небо все так же оставалось очень низко, а точнее мы к нему взобрались ближе, поэтому большую часть наблюдаемых пейзажей, я рассматривала над горизонтом.

      Переночевали мы достаточно спокойно, видимо, период адаптации, и предвкушение перед ответственной встречей с Кайлаш придавали энергии. Ночью мне пришлось один раз выйти на улицу, было безветренно и относительно не холодно. Низкое звездное небо, рассматривая которое, не нужно высоко поднимать лицо, опускалось роскошным куполом с лоском мерцающих звезд на бездонном черно-фиолетовом небе. На такое небо нужно посмотреть, что бы понять то, о чем я так пытаюсь рассказывать.

    Утром нас порадовали картошкой в мундире, как же мы обрадовались традиционной своей пище, мы даже попросили еще такую же на обед, чем удивили невозмутимо-веселых тибетцев. После завтрака отправились к монастырю, путь к которому вел в гору. Поднимались неторопливо, все старались рассмотреть, потрогать, прочесть...

    Сверху гид рассказывал легенду о реке, которая корда-то соединила два озера. В одном из них вода пресная, в противоположном - соленая. В Манасараваре обитают светлые силы, в другом-темные. Падмасамбхава, йог - мистик, принесший буддизм в Тибет, предсказывал, что при наступлении мрачных времен в Тибете река высохнет и разъединит озера до тех пор, пока не наступит  время света-время их воссоединения. В этой же истории сказано, что в соленом озере, когда река их соединила, вода становилась пресной и  в нем завелась рыба. Во время посещения монастыря, построенного в честь Падмасамбхавы, гид рассказывал о Далай Ламе, показал нам его портрет, и тут кто- то из наших выдал: "Это не Далай Лама". Гид слегка помрачнел и учтиво с поддтекстом объяснил, что Далай Лама XIV, и его семья считаются пропавшими без вести, поэтому правительство Китая учредило нового Далай Ламу, которого кроме китайского правительства не признает никто, а именно народ Тибета. Мы были поражены так же тем, что везде, даже в монастырях висят портреты китайских гуру - коммунистов. Это выглядит нелепо и как- то унизительно. Но, как говорится - на все Воля Всевышнего.

       Спустившись вниз, мы провели остаток дня за прогулками и беседами о Тибете и жизни людей. После обеда мы отправились в Дорчен-город с которого начинают Кору.

    Это было более населенное место, и очень туристическое, здесь тибетцы уверенно завлекают в свои лавки английскими словечками, увлеченно торгуются и вообще расслабляют уставших от испытаний горной болезнью туристов.

       Так, в прогулке мы провели остаток дня. И поскольку с каждым городом происходил набор высоты, ночи, проведенные на новом месте были показателями ощущений на предстоящий день. Спать было трудно из-за яркого ощущения сердцебиения, наблюдалось такое ощущение впервые, поэтому уму трудно было расслабиться и отключиться.

       Утром все собрались после завтрака для пробной прогулки к монастырю и к месту точки отправления на внутреннюю Кору, которую проходят те, кому удалось совершить тринадцать обычных.
        Длинной цепью ярких точек разноцветных дождевых накидок, растянулись мы друг от друга на этом подъеме. Начавшийся с вечера дождь к середине пути стал мокрым снегом, и бил по лицу и глазам под порывами ветра. Это была очень символичная прогулка, мы шли по наезженной строительным транспортом дороге, проходили мимо строящихся объектов и поднимались все выше и выше. Диковинные виды мха  и болотных цветов поддерживали во мне интерес идти дальше и вверх, монотонный мокрый снег плотно падающий под  встречным углом, придавал романтичности в этом нетрудном испытании. Вся наша жизнь олицетворяет путь, с разными углами наклона и разными препятствиями на нем. Мы догнали большинство наших на завершающем подъеме. Там открывался путь на внутреннюю Кору, манящей узкой тропой, он углублялся в слабый туман.

      Мы фотографировали друг друга и Природу, кто проголодался, перекусил и согрелся горячий водой. Мы были в восхищенном изумлении, когда увидели как наш гид доставал из своего рюкзака бутылочки с водой и вкусных подсохший хлеб, выпекаемый как лаваш. Нас восемнадцать человек, каждому по пол-литра воды, выходит он нес девять килограммов воды, что бы нам там не сгинуть от жажды. Такие они адепты к трудностям, этот удивительный народ - тибетцы.

    Наш путь обратно пролегал так же вдоль горной реки, которая не отпускала взгляд своим необыкновенным цветом, похожим на морскую воду, через которую пробиваются лучи солнца. Невозможно подобрать сравнения, что бы передать цвет воды этой реки, такую горную реку я тогда видела впервые... как впрочем, и все вокруг.

     К монастырю мы не пошли, потому что устали, и потому что не хотелось снова увидеть портреты китайских политических лидеров и псевдо-ламу на навязчивых изображениях.

       Возвращались медленно, остаток дня был свободным, снег перестал падать, стало тепло и небо прояснилось, все вокруг изменяло свои цвета и оттенки, и поэтому нам хотелось побольше времени провести в этом уединении с природой.

     К нашему дому мы пришли почти к времени ужина, наши "скороходы" успели сходить в ресторан и рассказали о том, что ели. Мы вдохновились тоже туда сходить, потому что ресторан имел вывеску на русском языке, и ребята кушали там салат из помидор с чесноком и жареную картошку.
    Тогда мне пришлось второй раз искать освобождение от сильной головной боли  при помощи анальгетиков. Второй раз мне трудно давался именно спуск, хотя и шли мы очень медленно.

    Продолжение следует...


    ukryoga@gmail.com
    www.ukryogin.blogspot.com
    www.facebook.com/ukryoga 

    Задавать вопросы можно почтой или непосредственно на сайте, в разделе вопросы-ответы или, если хотите также участвовать в дискуссиях - на форуме.


    В избранное