Все выпуски  

Бюллетень Европейского Суда по правам человека: читайте в N 7/2013


Бюллетень Европейского Суда по правам человека

Российское издание

Полный и без купюр русскоязычный вариант официального ежемесячного вестника Европейского Суда по правам человека, представляющего собой краткое изложение всех постановлений и решений, а также наиболее важных процессуальных действий Суда в Страсбурге. В журнале публикуются полные тексты постановлений Суда по жалобам против России.

Российская хроника Европейского Суда: июнь 2013 года[1]

В июне 2013 года Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) вынес 13 постановлений по жалобам против Российской Федерации. Постановления по всем делам были вынесены I Секцией Европейского Суда. Два дела были рассмотрены Комитетом из трех судей, остальные – Палатами в составе семи судей. Оба постановления, вынесенные Комитетами I Секции, касались нарушений требований статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на уважение собственности) – неисполнения и отмены в порядке надзора судебных решений, вынесенных в пользу заявителей.

Во всех делах Европейский Суд признал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение прав и свобод, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

Среди постановлений, вынесенных Европейским Судом в июне, выделим следующие.

Прежде всего, обратим внимание на два постановления по делам, поднимавшим вопрос о соответствии требованиям Конвенции особого порядка захоронения террористов дело «Сабанчиева и другие против России» (Sabanchiyeva and Others v. Russia) и дело «Масхадова и другие против России» (Maskhadova and Others v. Russia).

Напомним, что после захвата террористами заложников в Театральном центре на Дубровке во время мюзикла «Норд-Ост» в Москве (октябрь 2002 года) были приняты поправки к законодательству о похоронном деле. Согласно этим поправкам тела лиц, убитых при осуществлении ими террористической деятельности, для захоронения не выдаются, а о месте их захоронения не сообщается[2]. В первом деле жалоба касалась событий, произошедших в Нальчике 13 октября 2005 года, когда сотрудники правоохранительных органов этого города были атакованы вооруженными боевиками. Столкновения между органами правопорядка и боевиками продолжались в течение всего дня, и в результате погибли более 100 человек, в основном из числа нападавших. Заявителями (50 человек) выступили родственники некоторых из убитых. Во втором деле заявителями выступили вдова и дети Аслана Масхадова, бывшего военного и политического деятеля самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия, который был убит в ходе его задержания.

Заявители в обоих делах утверждали, что отказ российских властей выдать им тела их родственников для захоронения нарушил их право на уважение семейной жизни (статья 3 Конвенции) и право исповедовать религию (статья 9 Конвенции), носил дискриминационный характер (статья 14 Конвенции) и что в отношении этого отказа отсутствовали эффективные средства правовой защиты (статья 14 Конвенции)[3].

В обоих делах Европейский Суд постановил большинством голосов[4], что отказ в выдаче тел составляет нарушение требований двух статей Конвенции – 8 и 14. Таким образом, Европейский Суд вновь принял решение, идущее вразрез с решением Конституционного Суда Российской Федерации по аналогичному вопросу. Напомним, что Конституционный Суд, рассматривая вопрос о конституционности указанных норм в связи с событиями в Нальчике 2005 года, постановил, что соответствующее положение закона «О погребении и похоронном деле» не противоречит Конституции России[5].

Еще одним решением, вызывающим особый интерес, является Постановление по делу «Авилкина и другие против России» (Avilkina and Others v. Russia), в котором Европейский Суд постановил, что передача учреждениями здравоохранения по требованию прокуратуры информации об отказе заявительниц, являющихся Свидетелями Иеговы, от переливания крови составляет нарушение требований статьи 8 Конвенции, которая предусматривает право на уважение частной и семейной жизни.


Постановления

Сабанчиева и другие против России
[Sabanchiyeva and Others v. Russia] (№ 38450/05)
Постановление от 6 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявители, родственники (50 человек) лиц, убитых при осуществлении последними террористического акта в Нальчике 13 октября 2005 года, утверждали, что условия хранения тел их погибших родственников, а также то, каким образом последние были предъявлены для опознания, нарушили право заявителей не подвергаться негуманному обращению. Также они жаловались на отказ властей передать тела их родственников для захоронения и отсутствие эффективных средств правовой защиты, позволяющих оспорить решение о таком отказе.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти не нарушили требования статьи 3 (запрещение пыток), статьи 14 (запрещение дискриминации) в сочетании с требованиями статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни), а также статьи 38 (обязанность государства создавать все необходимые условия для эффективного рассмотрения дела) Конвенции[6], и пятью голосами против двух постановил, что российские власти нарушили требования статьи 8, а также статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании с требованиями статьи 8 Конвенции[7].

Совместное особое мнение по настоящему делу выразили судья Д. Дедов (избранный от России) и Х. Гаджиев (избранный от Азербайджана).


Масхадова и другие против России
[Maskhadova and Others v. Russia] (№ 18071/05)
Постановление от 6 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявители, вдова, дочь и сын Аслана Масхадова, утверждали, что российские власти несут ответственность за причинение смерти их супругу и отцу, а также за непроведение эффективного расследования обстоятельств причинения смерти. Также они жаловались на отказ властей передать тело Аслана Масхадова для захоронения и отсутствие эффективных средств правовой защиты, позволяющих оспорить решение властей о таком отказе.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти не нарушили требования статьи 2 (право на жизнь), а также статьи 14 (запрещение дискриминации) в сочетании с требованиями статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции[8], и пятью голосами против двух постановил, что российские власти нарушили требования статьи 8, а также статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании с требованиями статьи 8 Конвенции[9].

Совместное особое мнение по настоящему делу выразили судья Д. Дедов (избранный от России) и Х. Гаджиев (избранный от Азербайджана).


Авилкина и другие против России
[Avilkina and Others v. Russia] (№ 1585/09)
Постановление от 6 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявители (три заявительницы — свидетельницы Иеговы, а также Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России) обжаловали передачу прокуратуре учреждениями здравоохранения информации об отказе заявительниц от переливания крови.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни) в отношении второй и третьей заявительниц, и пятью голосами против двух постановил, что российские власти нарушили требования статьи 8, а также статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании с требованиями статьи 8 Конвенции[10], и обязал государство-ответчика выплатить второй и четвертой заявительницам по 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Роменский против России
[Romenskiy v. Russia] (№ 22875/02)
Постановление от 13 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявитель, проживающий в Краснодарском крае, утверждал, что судья, отказавшийся освободить его из-под стражи на время судебного разбирательства со ссылкой на совершение им тяжкого преступления, не был беспристрастным, и что судом была нарушена презумпция невиновности.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции[11] (право на справедливое судебное разбирательство)[12].


Сивограк и Зенов против России
[Sivograk and Zenov v. Russia] (№14758/08)
Постановление от 13 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявители жаловались на длительное неисполнение вступившего в силу решения суда, обязавшего выплатить им денежное содержание за участие в контртеррористических операциях.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на уважение собственности)[13], и обязал государство-ответчика выплатить 14 015 евро первому заявителю и 8 468 евро второму заявителю в качестве компенсации материального ущерба, а также каждому заявителю по 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Сидиковы против России
[Sidikovy v. Russia] (№ 73455/11)
Постановление от 20 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявители, проживающие в Москве граждане Таджикистана (муж и жена)[14], утверждали, что экстрадиция заявителя в эту страну составит негуманное обращение в связи с угрозой пыток и ненадлежащего обращения, а также жаловались на незаконный характер и чрезмерную продолжительность содержания обоих заявителей под стражей для целей экстрадиции и на то, что у них отсутствовали средства обжалования заключения под стражу.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти в случае экстрадиции нарушат требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток) в отношении заявителя, но не нарушили требований подпункта «f» пункта 1 и пункта 4 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность). Европейский Суд обязал государство-ответчика выплатить заявителю 3 400 евро в качестве компенсации морального вреда.


Зеленкевич и другие против России
[Zelenkevich and Others v. Russia] (№ 14805/02)
Постановление от 20 июня 2013 г. [вынесено Комитетом I Секции]

Заявители (пять человек), являющиеся действующими и бывшими военнослужащими, жаловались на отмену в порядке надзора судебного решения, вынесенного в их пользу по спору о невыплате им специального денежного довольствия.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на уважение собственности)[15].


Костенко против России
[Kostenko v. Russia] (№ 32845/02)
Постановление от 20 июня 2013 г. [вынесено Комитетом I Секции]

Заявитель, военный офицер в отставке, жаловался на неисполнение вступившего в силу решения суда, обязавшего обеспечить его жильем.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (право на уважение собственности)15.


Турлуева против России
[Turluyeva v. Russia] (№ 63638/09)
Постановление от 20 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявительница, проживающая в Чеченской Республике, утверждала, что представители российских властей несут ответственность за задержание и исчезновение ее сына. Она также жаловалась на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств его исчезновения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 2 (право на жизнь)16], 3 (запрещение пыток)17, 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 60 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Плетменцев против России
[Pletmentsev v. Russia] (№4157/04)
Постановление от 27 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявитель, до ареста проживавший в Ростовской области, жаловался на незаконный характер его содержания под стражей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность)[18], и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 7 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Епишин против России
[Yepishin v. Russia] (№ 591/07)
Постановление от 27 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявитель, проживающий в Москве, жаловался на условия содержания в исправительной колонии и отсутствие в этой связи эффективных средств правовой защиты. Он также утверждал, что российские власти препятствовали ему в подаче жалобы в Европейский Суд.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статей 3 (запрещение пыток) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, но не нарушили требования статьи 34 Конвенции (воспрепятствование праву на подачу индивидуальной жалобы), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 19 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Абашев против России
[Abashev v. Russia] (№ 9096/09)
Постановление от 27 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявитель, проживающий в Нижневартовске, жаловался на невозможность получить компенсацию за незаконное содержание под стражей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 5 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Горовой против России
[Gorovoy v. Russia] (№ 54655/07)
Постановление от 27 июня 2013 г. [вынесено Палатой I Секции]

Заявитель, отбывающий наказание в Кемеровской области, жаловался на условия и чрезмерную длительность содержания под стражей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 (запрещение пыток) и пункта 3 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


[1] Обзор постановлений, принятых по жалобам против Российской Федерации в июне 2013 года, специально для «Бюллетеня Европейского Суда по правам человека» подготовил кандидат юридических наук М. Тимофеев.

[2] См. положения статьи 14.1 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» от 12 января 1996 года № 8-ФЗ.

[3] В деле Сабанчиевой заявители также жаловались на условия содержания тел их убитых родственников и на то, каким образом данные тела были предоставлены им для опознания. В деле Масхадовой заявители также утверждали, что российские власти в ходе задержания Аслана Масхадова применили чрезмерную силу, повлекшую смерть.

[4] Совпадающее особое мнение по обоим делам высказали судьи Дмитрий Дедов и Ханлар Гаджиев.

[5] См. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. № 8-П.

[6] Европейский Суд также счел, что нет необходимости рассматривать дело на предмет соответствия требованиям статьи 9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии).

[7] Европейский Суд постановил, что признание факта нарушения требований Конвенции представляет собой достаточную справедливую компенсацию морального вреда.

[8] Европейский Суд также счел, что нет необходимости рассматривать дело на предмет соответствия требованиям статьи 9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии).

[9] Европейский Суд постановил, что признание факта нарушения требований Конвенции представляет собой достаточную справедливую компенсацию морального вреда.

[10] Европейский Суд также счел, что нет необходимости рассматривать дело на предмет соответствия требованиям статьи 14 (запрещение дискриминации) в сочетании со статьей 8 Конвенции.

[11] Европейский Суд счел, что нет необходимости рассматривать дело на предмет соответствия требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции.

[12] Заявитель не представил требований о компенсации вреда.

[13] Часть жалоб заявителей была отклонена на основании недопустимости злоупотреблением правом на подачу жалобы (подпункт «a» пункта 3 и пункт 4 статьи 35 Конвенции), поскольку Европейский Суд счел, что заявители представили подложные документы.

[14] Заявитель был обвинен таджикскими властями в участии в криминальной организации на основании его предполагаемого членства в Исламской партии освобождения.

[15] Заявители не представили требований о компенсации вреда.

[16]Нарушение было установлено в связи с предполагаемой смертью сына заявительницы, несоблюдением позитивного обязательства по защите его жизни, а также отсутствием эффективного расследования.

[17]Нарушение было установлено в связи с нравственными страданиями, перенесенными заявительницей.

[18] Европейский Суд счел, что нет необходимости рассматривать дело на предмет соответствия требованиям пункта 3 статьи 5 Конвенции. 


Приглашаем оформить подписку на Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Телефоны издательства: (495) 699-6500, (495) 699-8415.
http://www.sudprecedent.ru/
info@sudprecedent.ru
Можно оформить в почтовом отделении по каталогам:
1.  <<РОСПЕЧАТЬ>> индекс 85160;
2.  <<Пресса России>> индекс 44897;
3.  <<Почта России>> индекс 61945;
и в альтернативных подписных агентствах.

В избранное