Все выпуски  

Бюллетень Европейского Суда по правам человека N 3/2015: Ганзелковы против Чешской Республики


Бюллетень Европейского Суда по правам человека

Российское издание

Полный и без купюр русскоязычный вариант официального ежемесячного вестника Европейского Суда по правам человека, представляющего собой краткое изложение всех постановлений и решений, а также наиболее важных процессуальных действий Суда в Страсбурге. В журнале публикуются полные тексты постановлений Суда по жалобам против России.

Оформить подписку можно на нашем сайте http://echr.today

 

Вопрос о соблюдении права на уважение личной и семейной жизни

По делу обжалуется мера, обязывающая мать и ребенка вернуться из дома в больницу после рождения ребенка. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции.

Ганзелковы против Чешской Республики

[Hanzelkovi v. Czech Republic] (жалоба № 43643/10)

Постановление от 11 декабря 2014 г. [вынесено V Секцией]

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявительница является матерью заявителя. Заявитель родился в больнице 26 октября 2007 г. Роды прошли без осложнений, и у заявителей не обнаружили каких-либо проблем со здоровьем. При таких обстоятельствах заявительница решила в тот же день выписаться из больницы, что она и сделала к 12.00, несмотря на возражения медиков.

По требованию органа социальной защиты врач Д. выдал справку, в которой указывалось: «с учетом того, что с момента рождения ребенка прошло очень мало времени, его здоровье и даже жизнь подвергнутся опасности, если он будет лишен стационарной медицинской помощи». Орган социальной защиты ходатайствовал о том, чтобы в порядке применения Гражданского процессуального кодекса Чешской Республики районный суд принял предварительные обеспечительные меры по возвращению заявителя в больницу. В тот же день суд удовлетворил это ходатайство.

В 16.30 домой к заявителям пришли судебный пристав-исполнитель и социальный работник в сопровождении сотрудников полиции. Осмотрев новорожденного, присутствующий врач не обнаружил у него каких-либо проблем со здоровьем, но согласился с остальными в том, что с учетом предварительной обеспечительной меры мать и ребенка необходимо доставить в больницу на машине «скорой помощи». В больнице заявителя снова осмотрели, но не выявили у него проблем со здоровьем. Заявителей обязали пробыть в больнице еще два дня. Они утверждали, что за это время никаких медицинских процедур не выполнялось. По требованию заявительницы, которая подписала информированный отказ от продолжения лечения, заявителям разрешили покинуть больницу 28 октября 2007 г., примерно через 50 часов после родов.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Обстоятельства, в связи с которыми заявители подали жалобу, касаются статьи 8 Конвенции, поскольку решение о госпитализации заявителя, которое было принято вопреки явно выраженному желанию его родителей и привело к госпитализации заявительницы, не желавшей оставлять ребенка одного, касается их личной и семейной жизни. Ни то, что заявители находились в больнице недолго, ни то, что им там не проводилось никаких медицинских процедур, не затрагивает вывода, согласно которому обжалуемая заявителями ситуация представляла собой вмешательство в осуществление ими права на уважение личной и семейной жизни.

Заявителей вернули в больницу в порядке реализации предварительной обеспечительной меры, принятой районным судом в соответствии с требованиями Гражданского процессуального кодекса Чешской Республики. Положения этого кодекса, имеющие отношение к делу, предусматривали экстренные ситуации, когда ребенок оказывается без присмотра или когда возникает опасность посягательства на его жизнь или благоприятное развитие. Вмешательство, о котором шла речь в деле, в принципе преследовало правомерную цель, заключавшуюся в охране здоровья и защите прав других лиц, в данном случае прав заявителя, который только что родился.

Уход за новорожденным с момента его появления на свет – это очень длительный процесс, и необходимы чрезвычайно серьезные основания, чтобы сразу после рождения можно было разлучить его с матерью вопреки желанию последней в результате процедуры, не предусматривающей участия матери или отца ребенка.

Врача Д. нельзя упрекнуть в том, что он уведомил орган социальной защиты, который, в свою очередь, обратился в суд, поскольку действия заявительницы могли вызвать обеспокоенность у медиков, отвечавших за ее состояние.

Что касается оценки суда, он не указал практически каких-либо мотивов принятия предварительной обеспечительной меры, просто сославшись на короткую справку, выданную врачом Д., который сообщил об общей угрозе здоровью и жизни новорожденного, не указав при этом конкретных обстоятельств. Однако из предварительной обеспечительной меры не следует, что суд попытался собрать больше информации об обстоятельствах дела или что он рассмотрел вопрос о том, было ли возможно более щадящее вмешательство в семейную жизнь заявителей.

Кроме того, Европейский Суд не убежден в том, что по делу было подтверждено наличие особых серьезных оснований, оправдывающих изъятие младенца из-под опеки матери вопреки ее желанию. Не подменяя собой внутригосударственные власти и не строя догадок по поводу того, какие меры по охране здоровья новорожденного были бы оптимальны в этом конкретном случае, Европейский Суд должен констатировать, что, применив такую радикальную меру, как доставка заявителя в больницу с привлечением правоохранительных органов и судебных приставов-исполнителей, которая подлежала автоматическому исполнению, суду следовало рассмотреть вопрос о том, нельзя ли было прибегнуть к менее серьезному вмешательству в семейную жизнь заявителей в важный момент их жизни.

Отсюда следует, что серьезное вмешательство в семейную жизнь заявителей и контекст, в котором оно имело место, вышли за рамки свободы усмотрения, которой пользуются власти государства-ответчика. Следовательно, они оказали несоразмерное влияние на перспективы семейной жизни заявителей с момента рождения заявителя. В связи с этим, даже если в настоящем деле и можно быть говорить о «необходимости» принятия профилактических мер по охране здоровья новорожденного, вмешательство в семейную жизнь заявителей, к которому привела предварительная обеспечительная мера по возвращению заявителя в больницу, нельзя назвать «необходимым» в демократическом обществе.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято пятью голосами «за» и двумя – «против»).

Европейский Суд также пятью голосами «за» и двумя – «против» установил нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствуем в распоряжении заявителей эффективного средства правовой защиты, воспользовавшись которым они могли бы выдвинуть жалобы на нарушение Конвенции.

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной компенсацией причиненного заявителям морального вреда.

(См. также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «K. и T. против Финляндии» (K. and T. v. Finland) от 12 июля 2001 г., жалоба № 25702/94, Постановление Европейского Суда по делу «P., C. и S. против Соединенного Королевства» (P., C. and S. v. United Kingdom) от 16 октября 2002 г., жалоба № 56547/00, Постановление Европейского Суда по делу «Гласс против Соединенного Королевства» (Glass v. United Kingdom) от 9 марта 2004 г., жалоба № 61827/00, Постановление Европейского Суда по делу «Хаас против Германии» (Haase v. Germany) от 8 апреля 2004 г., жалоба № 11057/02.)

 

 

Уже сейчас Вы можете присоединиться к нашему сообществу на facebook  



Приглашаем оформить подписку на Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Тел./факс издательства: +7 (499) 258-5601.
Электронная почта: info@echr.today
Подписку можно оформить в любом почтовом отделении по каталогам:
1.  <<РОСПЕЧАТЬ>> индекс 85160;
2.  <<Пресса России>> индекс 44897;
3.  <<Почта России>> индекс 61945;
и в альтернативных подписных агентствах.

В избранное