Все выпуски  

Бюллетень Европейского Суда по правам человека N 5/2015


Бюллетень Европейского Суда по правам человека

Российское издание

Полный и без купюр русскоязычный вариант официального ежемесячного вестника Европейского Суда по правам человека, представляющего собой краткое изложение всех постановлений и решений, а также наиболее важных процессуальных действий Суда в Страсбурге. В журнале публикуются полные тексты постановлений Суда по жалобам против России.

Оформить подписку можно на нашем сайте http://echr.today    

 

Restitutio in integrum: препятствия на пути у заявителя, выигравшего в Европейском Суде по правам человека1

Мария Рудольфовна Воскобитова, заместитель директора филиала ABA ROLI в России, кандидат юридических наук

17 февраля 2015 г. Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) отклонил вторую жалобу О.Б. Кудешкиной как неприемлемую, сославшись на отсутствие юрисдикции ее рассматривать.

Вторая жалоба была подана вследствие того, что Российская Федерация, по мнению заявительницы, не исполнила в полном объеме Постановление Европейского Суда от 26 февраля 2009 г. Этим постановлением лишение О.Б. Кудешкиной статуса судьи после ее публичных выступлений о давлении на нее со стороны председателя Московского городского суда в связи с рассмотрением уголовного дела признано нарушением ее права на свободу слова. Европейский Суд подробно проанализировал содержание высказываний, процедуру привлечения к ответственности, а также пропорциональность наказания и возможный «охлаждающий» эффект таких внутригосударственных решений на желание судей высказываться публично о деятельности судебной системы, и пришел к выводу, что право О.Б. Кудешкиной на свободу слова было нарушено.

После вынесения постановления в 2009 году и вступления его в силу О.Б. Кудешкина обратилась российские государственные органы в рамках процедуры рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Все процедурные особенности рассмотрения подробно описаны в самом Решении «Ольга Борисовна Кудешкина против Российской Федерации (No 2)», поэтому нет смысла на них останавливаться в этом комментарии. Скорее, стоит подумать о причинах неэффективности процедуры, которая сейчас предоставлена законом заявителям, выигравшим в Европейском Суде по правам человека и желающим восстановить свои права restitutio in integrum, так как очевидно, что Европейский Суд не намерен повторно высказываться по тому же поводу, который уже был предметом его рассмотрения.

Как известно, в силу статьи 46 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод постановления Европейского Суда являются обязательными для исполнения сторонами, которые участвуют в споре. Практика исполнения постановлений Европейского Суда включает в себя три вида мер: 1) выплату присужденной Европейским Судом компенсации, 2) индивидуальные меры, направленные на восстановление нарушенных прав – restitutio in integrum, а также 3) меры «общего характера», направленные на изменение законодательства или судебной практики, если проблема оказалась системной и требует общего подхода к решению2. Постановление 2009 года было исполнено Российской Федерацией в части выплаты справедливой компенсации. В качестве мер общего характера можно назвать принятие нового Кодекса судейской этики в 2012 году3, но что касается мер индивидуального характера, то они не были реализованы.

Как указано в Рекомендации Комитета министров Совета Европы о пересмотре дел на внутригосударственном уровне после вынесения постановления Европейским Судом, «в исключительных обстоятельствах пересмотр дела или возобновление производства является наиболее эффективным, если не единственным способом restitutio in integrum»4 (курсив мой. М.В.). Европейский Суд определяет содержание принципа restitutio in integrum следующим образом: «Постановление, в котором Суд указывает на нарушение, возлагает на государство-ответчика обязательство положить конец нарушению и компенсировать его последствия таким образом, чтобы ситуация, имевшая место до нарушения, была насколько это возможно восстановлена»5. В особенности это касается тех случаев, когда 1) жертва продолжает испытывать влияние негативных последствий от решения национальной инстанции, и это решение по существу противоречит Конвенции, или 2) когда признанное нарушение заключается в процедурных ошибках или нарушениях, имеющих такой серьезный характер, что оказывает влияние на результаты внутригосударственного разбирательства6.

Следует отметить, что необходимость применения индивидуальных мер действительно является исключительной, так как в подавляющем большинстве случаев на момент вынесения постановлений восстановление прав restitutio in integrum невозможно по различным причинам: или нарушенное право относится к невосстановимым, или само по себе признание нарушения является достаточной компенсацией. Но дело О.Б. Кудешкиной как раз является обратным примером.

Собственно, вторая жалоба была мотивирована первым из названных оснований: О.Б. Кудешкина продолжала и продолжает испытывать влияние негативных последствий от внутригосударственных решений до настоящего времени, и эти решения в отношении нее противоречат Конвенции. Так, она лишена статуса судьи, что является порочащим фактом ее профессиональной биографии, она лишена возможности выйти на пенсию по выслуге лет и получить соответствующую пенсию и пользоваться теми льготами, которыми пользуются судьи в отставке. Кроме того, в случае отмены предыдущих решений о ее привлечении к дисциплинарной ответственности она имеет право на выплату компенсации за вынужденный прогул в размере заработной платы за все время, пока она не работала с момента прекращения ее судейского статуса.

Следует отметить, что Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) предусматривают различные процедуры возобновления производства в связи с вынесением постановления Европейского Суда, которым признается нарушение Конвенции соответственно в уголовном и гражданском процессах. Но в рамках этого комментария мы остановимся только на особенностях процедуры в гражданском процессе, как она сформулирована на данный момент. Несмотря на то, что действующая норма была включена в ГПК РФ уже после отказа в возобновлении дела О.Б. Кудешкиной, сама процедура рассмотрения ее жалобы Московским городским судом и Верховным Судом Российской Федерации в 2009–2010 годах соответствовала действующей в настоящее время.

Согласно статье 392 ГПК РФ одним из видов новых обстоятельств для пересмотра вступивших в силу решений национальных судов является «установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский

Суд по правам человека» (п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ). Статья 393 ГПК РФ предусматривает, что пересмотр осуществляет тот же суд, которым было вынесено первичное судебное решение. Далее в статьях 394– 395 ГПК Российской Федерации указано, что заявление о пересмотре должно быть подано в течение трех месяцев с момента вступления постановления Европейского Суда в силу. Самой процедуре пересмотра посвящены статьи 396–397 ГПК РФ, регламентирующие участие возможных участников и предусматривающие только, что по результатам выносится определение, которое может быть обжаловано в вышестоящий суд.

Из этого краткого описания с очевидностью следует, что сама по себе регламентация процедуры возобновления судебного разбирательства после вынесения постановления, которым признано нарушение Конвенции, такова, что предоставляет судам Российской Федерации практически неограниченную дискрецию в реализации данной процедуры, и тем самым дает им возможность не исполнять постановления Европейского Суда.

Рассмотрим подробнее особенности указанной процедуры.

Во-первых, заявление о пересмотре должно быть подано в тот же суд, который рассматривал дело, и чье решение являлось предметом рассмотрения в Европейском Суде, и было признано нарушающим права человека. В связи с этим беспристрастность «того же суда» может быть поставлена под сомнение, и это сомнение крайне трудно опровергнуть или устранить.

Во-вторых, ограничение на право инициирования этой процедуры только заявителем в некоторых случаях также может являться препятствием для восстановления прав, если заявитель по каким-либо причинам не имеет правовой возможности инициировать процедуру, например, если он недееспособен или стал таковым к моменту обжалования.

В-третьих, основание для пересмотра относится к «новым обстоятельствам», хотя по сути признание нарушения Конвенции является аналогом такого основания, как существенные нарушения материального и процессуального права, привычного для апелляционной и кассационной инстанций, только в этих случаях выявляется нарушение норм не национального, а международного права, действующего в российском праве в силу статьи 15 Конституции Российской Федерации. Данная «подмена» правового основания на фактологическое основание для пересмотра создает широкие возможности для произвольного (arbitrary не основанного ни на чем) решения суда7.

В-четвертых, сама процедура возобновления дела в связи с новыми обстоятельствами не описана хотя бы с минимальной степенью определенности.

Решение по вопросу приемлемости по жалобе «Ольга Борисовна Кудешкина против Российской Федерации (No 2)» наглядно отражает все указанные пороки: 1) дело было пересмотрено судом, который не может быть объективно беспристрастным, 2) суды Российской Федерации при пересмотре дела воспользовались очень широкой степенью своей дискреции, которая ни в коей мере не была предсказуема.

Следовательно, можно сказать, что в настоящее время процедура пересмотра дел в связи с вынесением постановления Европейского Суда сформулирована таким образом, что предоставляет судам Российской Федерации максимум возможности не исполнять постановления Европейского Суда по правам человека restitutio in integrum.

Еще одним побочным эффектом регламентации процедуры пересмотра дела в связи с новыми обстоятельствами является полное отсутствие статистических данных о количестве заявителей, которые обращались в суды с заявлениями о пересмотре дел в связи с признанием Европейским Судом нарушения Конвенции при рассмотрении их дела. Данная информация никак не учитывается в рамках доступной судебной статистики, а также нет возможности найти подобные дела в рамках поисковых систем, которыми пользуются суды общей юрисдикции, включая мировых судей. Единственным источником информации о принятых мерах индивидуального характера являются резолюции Комитета министров Совета Европы по исполнению конкретных постановлений.

Этот комментарий является попыткой поставить проблему неисполнения постановлений Европейского Суда по правам человека на уровне индивидуальных мер. На взгляд автора, единственным вариантом выхода из сложившейся ситуации является продолжительная работа заинтересованных субъектов с Комитетом министров Совета Европы с тем, чтобы, с одной стороны, последовательно демонстрировать неисполнение постановлений Европейского Суда в части индивидуальных мер, а, с другой стороны, также разрабатывать и предлагать меры по улучшению судебной процедуры пересмотра судебных решений в связи с вынесением постановления Европейского Суда, которым признано нарушение Конвенции.


Так, по моему мнению, следует уточнить основание для пересмотра ранее вынесенных решений в связи с признанием нарушения Конвенции, выделив два критерия для возобновления производства: 1) жертва продолжает испытывать влияние негативных последствий от решения национальной инстанции, и это решение по существу противоречит Конвенции, или 2) когда признанное нарушение заключается в процедурных ошибках или нарушениях, имеющих такой серьезный характер, что оказывает влияние на результаты внутригосударственного разбирательства.

Каждое из указанных оснований требует собственного регулирования особенностей процедуры возобновления и пересмотра в зависимости от критерия.

Начнем со второго критерия, когда нарушение заключалось в процедурных ошибках или в существенном нарушении процессуальных норм. Как правило, процедурные ошибки относительно легко устранимы в рамках нового разбирательства, и практика пересмотров уголовных дел после принятия постановлений Европейского Суда показывает, что суды устраняют данные нарушения, и это может привести или не привести к принятию решения, отличного от того, что было принято в рамках первичного судебного разбирательства. Таким образом, наиболее оптимальной является процедура пересмотра, аналогичная установленной в УПК РФ, то есть с правом Верховного Суда Российской Федерации инициировать возобновление судебного разбирательства. При этом новое судебное разбирательство может осуществляться тем судом, который рассматривал дело.

Но эта же процедура становится непригодной и неизбежно ущербной, если речь идет о том, что ранее принятое «решение по существу противоречит Конвенции», то есть о существенных нарушениях норм материального права, закрепленных в международных актах. В данном случае требуется системное применение норм Конвенции в совокупности с национальным законодательством, что явно должно являться прерогативой Верховного Суда Российской Федерации. В подобных случаях Верховный Суд Российской Федерации мог бы инициировать пересмотр дела по заявлению стороны или по собственной инициативе в определенных исключительных случаях в целях обеспечения защиты прав человека, а также формирования единообразной практики национальных судов.

Такой порядок пересмотра дел в связи с признанием нарушения Конвенции позволил бы Верховному Суду Российской Федерации осуществлять общий надзор за исполнением мер индивидуального характера по всем категориям дел и обеспечил бы более унифицированную практику пересмотра гражданских дел по этому основанию. 

 

Данный комментарий выражает исключительно точку зрения автора. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора. 

См.: Лобов. М. Прямое действие постановлений Европейского Суда по правам человека во внутреннем праве: сравнительный обзор. Ин-т права и публичной политики. 2006. С. 30–43; Голубок С. Взаимодействие Российской Федерации с Комитетом министров Совета Европы по вопросу исполнения решений Европейского Суда по правам человека// http://www.demos-center.ru/projects/6B3771E/70688C12/11 68528160

См.: http://www.vsrf.ru/catalog.php?c1

См.: Рекомендация No R(2000)2 Комитета министров Совета Европы «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека» (вместе с Пояснительной запиской к Рекомендации) (принята 19января 2000г. на 694-ом заседании представителей министров) (Recommendation No R(2000)2 of the Committee of Ministers to member states on the re-examination or reopening of certain cases at domestic level following judgments of the European Court of Human Rights) // Журнал российского права. 2000. No 9. С. 61–64.

5См.: Постановление Европейского Суда по делу «Папамихалопулос и другие против Греции» (Papamichalopoulos and Others v. Greece) от 31 октября 1995 г., § 34, Series A, 330-B.

 

Уже сейчас Вы можете присоединиться к нашему сообществу на facebook   

 6См.: См.: Рекомендация No R(2000)2 Комитета министров Совета Европы «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека».

Традиционно термин «обстоятельства» употребляется в законодательстве в значении «факт», таким образом признавая «установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции...» новым обстоятельством, законодатель тем самым ограничил значение постановления Европейского Суда как правового акта, которым устанавливаются как минимум принципы толкования права, а в некоторых случаях и правовые нормы, обязательные для любого российского правоприменителя в силу статьи 15 Конституции Российской Федерации и закона о ратификации Конвенции.


Приглашаем оформить подписку на Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Тел./факс издательства: +7 (499) 258-5601.
Электронная почта: info@echr.today
Подписку можно оформить в любом почтовом отделении по каталогам:
1.  <<РОСПЕЧАТЬ>> индекс 85160;
2.  <<Пресса России>> индекс 44897;
3.  <<Почта России>> индекс 61945;
и в альтернативных подписных агентствах.

В избранное