Фантастика

  Все выпуски  

В выпуске:


 2/2008(106).
Заходите на форум. Там вы можете обсуждать худ. литературу, фильмы, игры и многое другое.
Критику, пожелания, вопросы направляйте по адресу yadovit(q)gmail.com.

        Здравствуй, дорогой читатель!
        С этим автором я познакомился в школе. Не помню, как называлась та книга, но помню, что там было про путешествие под землю. После Волкова, который писал как-то по-нашему, эта книга была совершенно новой! Мне очень понравилось. Недавно я вспомнил про Фрэнка Баума и решил, что нужно обязательно рассказать о нём в рассылке.
        Приятного чтения!
  Автор.
[Вы сможете увидеть фотографию писателя, если подключитесь к интернету и откроете страницу в браузере]

Лаймен Фрэнк Баум
Lyman Frank Baum

15.05.1856 - 06.05.1919

Лаймен Фрэнк Баум

   «Моя дорогая Мэри!
   Когда я был молод, я мечтал написать великий роман и прославиться. Теперь, когда я начал стареть, я пишу свою первую книгу на забаву детям. Ибо, помимо своей очевидной неспособности создать нечто «великое», я понял и то, что слава – блуждающий огонь, поймав который убеждаешься в его никчемности, а вот доставить радость ребенку – дело доброе и святое, оно согревает душу и само себе становиться наградой».

   (Дарственная надпись, оставленная Л. Фрэнком Баумом на экземпляре первой детской книжки, опубликованной им в 1897 году)

   На рубеже века позапрошлого и прошлого в США жил человек по имени Лаймер Фрэнк Баум. Он, впрочем, предпочитал называть себя просто Фрэнк Баум.

   Две трети жизни – сорок с лишним лет – он искал свой талант. За эти годы перепробовал много занятий: разводил породистых кур, торговал всевозможными товарами – от колесного масла до фарфоровой посуды, побывал репортером, редактором газеты, актером, драматургом, тренером бейсбольной команды, собирал марки, пел, играл на гитаре, рассказывал сказки. Это последнее – неожиданно для него самого – оказалось его призванием.

   Существует мнение, что лучшие книги для детей выходят из-под пера тех, кто в детстве был несчастлив, как Андерсен или Киплинг. Если так, то Баум – исключение. Он родился в 1856 году в местечке Читтенанго, штат Нью-Йорк. Первые два десятка лет его жизни напоминали добрый, приятный сон. Болезненный маленький книжник (у него был врожденный порок сердца) рос на сельском приволье, дома, не допекаемый школьной муштрой. Любящие родители с неразборчивой щедростью (Баум-старший в ту пору как раз быстро и ненадолго разбогател) спешили выполнить любое пожелание своих детей. В подарок им был куплен, к примеру, игрушечный печатный станок, с помощью которого Фрэнк в течение трех лет аккуратно издавал домашнюю газету, как бы репетируя одну из своих будущих профессий. Потом пришел черед новой игры: семнадцатилетнего Баума приворожила сцена. Любовь к театру была вскоре вознаграждена – да как! – приглашением в заезжую труппу на все главные роли сразу, с одним условием: костюмы – свои. Парики и камзолы лучшего качества были выписаны отцом из Нью-Йорка. Они быстро перераспределились по сундучкам других актеров, а Бауму достались роли без слов. Маменькиного сынка просто-напросто облапошили! Он, однако, не пал духом и короткое время спустя стал-таки актером (по отзывам современников, неплохим), а кроме того, автором бойких мелодрам и владельцем нескольких полупрофессиональных театров, кочевавших по Среднему Западу. Играли для публики самой пестрой – фермеров, лесорубов, рабочих нефтепромыслов, - в условиях мало напоминающих театральные. Однажды, вспоминал Баум, давали «Гамлета» на сцене, сооруженной наспех из досок. Король-Призрак сделал лишь несколько шагов и рухнул в щель. Неискушенная публика, приняв это за эффектный трюк, стала требовать его повторения и не угомонилась до тех пор, пока актер не пригрозил подать в суд за синяки от многократных падений. Беззаботные годы актерской юности остались самыми счастливыми в жизни Баума. Они, однако, скоро кончились. Женитьба и рождение сына заставили думать о более солидном занятии.

   Тут-то судьба, до сих пор ему потакавшая, принялась больно бить. Банкротство и смерть отца, потом пожар, уничтоживший разом все театральное имущество. Начинать пришлось с нуля. Тогда по примеру множества соотечественников, маленькая семья Баумов в поисках счастья отправилась на Запад. Дакота, куда они прибыли в 1888 году, представляла собой почти совершенно голую прерию, рассеченную только что построенной железной дорогой. «Город» Эбердин насчитывал около трех тысяч жителей – в основном молодых, с малыми средствами и большими надеждами, привлеченных сюда слухами о золоте и плодородных землях. Что касается Фрэнка Баума, то у него был особый план обогащения: на последние деньги он открыл в городе первый универсальный магазин, где продавалась по дешевке всякая всячина – китайские фонарики, кастрюли, сладости, велосипеды. Магазин пользовался бешеным успехом у детей: их притягивало сюда не столько мороженое, сколько волшебные истории, которые продавец рассказывал безотказно и с искренним увлечением. Он и в кредите никому не отказывал. Число должников росло, а скромный капитал Баума таял. Под новый 1890 год магазин закрылся навсегда, что не помешало хозяину-банкроту устроить вечеринку по случаю рождения второго сына.

   Уже месяц спустя, исполнившись новых надежд, он занял место редактора газеты «Пионер Дакоты». Материалы в номер Баум поставлял почти единолично. Учитывая особенности его характера, неудивительно, что более всего в газете удавалась юмористическая колонка. В газете мелькнула, кстати, и такая шутка на злобу дня: «Есть ли корм для скотины?» - спрашивают бедолагу-фермера. «Нет, - отвечает тот, - да я придумал надевать ей зеленые очки и кормить опилками». Годы спустя этот «фокус» припомнился Бауму-сказочнику: Волшебник на всех входящих в его город прикажет надевать зеленые очки, преображающие любое стеклышко в изумруд.

   Газета «Пионер Дакоты» продержалась чуть больше года. Горюя по поводу очередного разорения, семейство в то же время и радовалось: родился третий сын.

   Не найдя счастья на Западе, Баумы двинулись обратно на Восток – в бурно растущий Чикаго. Безденежье и неустроенность притащились следом. Тогда-то Бауму и пришла в голову мысль попробовать писать для детей. В 1897 году он опубликовал «Истории Мамаши Гусыни» - остроумные вариации на темы традиционных детских побасенок. Опыт оказался удачным. Но всерьез поворот в его судьбе обозначится позже, когда сначала в воображении, потом на бумаге (огрызок карандаша, которым писался тот первый черновой вариант, Баум сохранил как реликвию) родилась сказка о девочке Дороти, Страшиле, Железном Дровосеке, Трусливом Льве, Волшебнике и их удивительных приключениях в некоей сказочной стране. Страна была еще безымянной.

   Имя, если верить семейной легенде Баумов, родилось майским вечером 1898 года, когда в гостиной собралась, как обычно, своя и соседская детвора и хозяин дома, на ходу импровизируя, рассказывал одну из своих сказок. «Где же все это было, мистер Баум?» - спросил детский голосок. «А было это в стране под названием… - взгляд рассказчика, обежав комнату в поисках подсказки, упал случайно на старинное бюро в углу с ящиками для домашней картотеки, на верхнем значились буквы A – N, на нижнем O – Z. - …Оз!»

   Так получил имя новорожденный сказочный мир. Сам Баум этому событию поначалу совсем не придал значения. Но читатели-дети отреагировали иначе: они присылали письма, приезжали, приходили в гости и требовали, чтобы неудачливый актер, торговец, журналист и птицевод занялся, наконец, своим делом, - требовали новой сказки о Стране Оз.
Лаймен Фрэнк Баум
   Баум сдался, хотя и не сразу. Только в 1904 году появилось на свет продолжение «Удивительного Волшебника из страны Оз» (1900). Новая сказка называлась «Страна Оз». В ней нет Дороти, но есть ее друзья Страшила и Железный Дровосек, есть и новые необыкновенные персонажи: Тыквоголовый Джек, нелепое славное существо, сооруженное из жердей и тыквы и оживленное с помощью волшебного порошка; Козлы, благодаря тому же порошку превратившиеся в лихого скакуна; самодовольный педант Жук-Кувыркун и мальчик Тип – на самом деле заколдованная принцесса Озма, законная правительница страны Оз.

   В «Озме из страны Оз» (1906) действие происходит вне пределов Оз, но тоже в сказочном королевстве. По упорным настоятелей читателей в повествовании вновь появляется Дороти, а с ней вместе два других персонажа, которые будут потом переходить из сказки в сказку: практичная, здравомыслящая курица Биллина и медный заводной человек (только шестнадцать лет спустя чешский писатель Карел Чапек придумает слово «робот») Тик-Ток.

   В следующих двух сказках – «Дороти и Волшебник из страны Оз» (1908) и «Дорога в Страну Оз» (1909) – спутниками Дороти в ее странствиях по миру чудес оказываются Волшебник (встреченный ею – в самой первой книги – В Изумрудном Городе, а потом улетевший неизвестно куда) и Оборванец, нищий бродяжка родом из Канзаса. Попав в блаженные пределы Оз, тот и другой решают остаться там навсегда.

   К этому времени Баум начал уже уставать от растянувшегося на годы сказочного «сериала» и твердо решил, что шестая сказка – «Изумрудный Город в Стране Оз» (1910) – будет последней. В ней читатель узнает, что вокруг Страны Оз возведена стена и отныне ее сообщение с внешним миром не возможно. Поставив эту, как он полагал, точку, Баум принялся экспериментировать с новыми сказочными сюжетами о необыкновенных приключениях девочки Трот и старого моряка Капитана Билла в морской пучине и в поднебесье. Но книги эти – «Морские феи» (1911) и «Остров на небесах» (1912) – принять в качестве замены сказкам о Стране Оз публика отказалась. В конце концов, автор вынужден был «подселить» своих новых героев ко двору принцессы Озмы и установить с ним «телеграфную связь», о чем и поспешил оповестить своих читателей. Баум понял, что его судьба – быть «придворным историком Оз», и свой долг в дальнейшем исполнял пунктуально: новая сказка об Оз стала его традиционным рождественским по дарком американским детям. Так появилась «Лоскутушка из Страны Оз» (1915), «Рикитинк в Стране Оз» (1916), «Пропавшая принцесса Страны Оз» (1917), «Железный Дровосек из Страны Оз» (1918), «Волшебство Страны Оз» (1919) и «Глинда из Страны Оз» (1920, эта книга вышла уже после смерти автора).

   Сказки пользовались успехом и любовью, а Баум, с его беспокойным нравом вечного искателя и фантазера, не успевал экспериментировать: предлагал свои книжки для театров, пытался (правда, неудачно) снимать по ним кино. Говорят, что в последние годы жизни он мечтал создать на каком-то острове вблизи Калифорнии (биографы искали, да так и не нашли этот остров на картах) детский увеселительный парк – вроде «Диснейленда», который позднее будет создан Уолтом Диснеем. Увы, времени для новых опытом и проб у него уже не оставалось. Здоровье резко ухудшилось. Баум скончался в 1919 году на шестьдесят третьем году жизни.

   «Теперь мы пересечем Гибельную Пустыню…» - таковы были его последние слова. Сказочник отправился в последнее путешествие – в Страну Оз, где нет старости и смерти. Право гражданства он, безусловно. Заслужил: четыре, даже пять десятилетий спустя издательство «Рейли и Ли», при жизни Баума выпускавшее все его сказки, продолжало получать от детей письма – в среднем по четыре в год, - адресованные лично Фрэнку Бауму.

   Т. Венедиктова
   (предисловие к книге «Страна Оз», издательства Московский рабочий, 1991)

   Материал взят с сайта http://izum-gorod.narod.ru/baum.htm - сайт «Изумрудный Город» © 2002

 

 Работы.
    Ринкитинк в Стране Оз. Главы 1-5
    пер. С. Белов.
    1. ПРИНЦ ИНГА

   Если у вас есть под рукой карта Страны Оз, то найдите на ней Неведомый океан. Он омывает берега королевства Ринкитинкии, отделенного от Страны Оз владениями Короля Гномов и Гибельной пустыней. Ринкитинкия - это полоска земли, вытянувшаяся вдоль океана, и все дома его жителей, в том числе и дворец короля, стоят на берегу. Живут там в основном рыбаки и мореплаватели, и на жизнь зарабатывают торговлей с обитателями побережья и островов Неведомого океана.
   Если вы сядете в Ринкитинкии на корабль и отправитесь на север, то через четыре дня приплывете к острову Пингарея. История наша начинается именно там, и я хотел бы рассказать об острове чуть подробнее. Северная часть Пингареи наиболее широкая, километра в полтора, зато на юге от берега до берега не будет и километра. В длину же, с юга на север, остров достигает шести с половиной километров. Он, понятно, невелик, но очень красив. На Пингарее много деревьев и зеленых лужаек, и чайкам, взирающим на него с высоты, он кажется изумрудным ковром, раскинувшимся в фиолетовых водах Неведомого океана.
   Берега Пингареи холмисты и поросли шелковой мягкой травой, а центральная часть представляет собой одну большую рощу. Под раскидистыми кронами высоких и стройных деревьев то здесь, то там разбросаны дома пингарейцев. Стоят они сами по себе. Ни поселков, ни городов на острове нет, если не считать его одним сплошным городом.
   В северной части Пингареи стоит дворец повелителя острова короля Киттикута. Это красивое здание из белоснежного мрамора с золотыми куполами. Король Киттикут очень богат и не поскупился на расходы. Своим богатством он обязан тому, что у берегов Пингареи находят самый крупный и красивый жемчуг во всем мире. Жемчужины эти растут в больших раковинах, и пингарейцы вылавливают раковины со дна морского, извлекают жемчуг и послушно относят королю. Раз в год его величество отправляет шесть кораблей с шестьюдесятью гребцами на каждом в королевство Ринкитинкию, в город Гилгод, где на скалистом берегу стоит замок короля Ринкитинка. Этот замок с его высокими башнями служит для мореходов маяком, позволяющим кораблям находить вход в гавань в любую погоду.
   В Гилгоде пингарейский жемчуг покупает главный казначей короля Ринкитинка, и пингарейские корабли затем возвращаются домой, доверху нагруженные товарами и провизией, необходимыми королю Киттикуту и его подданным.
   Пингарейцы никогда не бывали в других странах, и потому мало кто знает о существовании их острова. У юго-западу от Пингареи расположен остров Фрикс, жителям которого нет дела до жемчуга, а далеко на севере - в шести днях плавания от Пингареи - находятся два острова-близнеца, Регос и Корегос, населяемые дикими и воинственными племенами.
   Много лет назад, задолго до того, как случилась эта история, десять боевых кораблей с воинами Регоса и Корегоса высадились на северной оконечности Пингареи. Захватчики тут же начали грабить и разбойничать, но местные жители быстро объединились против неприятеля. Хотя они заметно уступали в силе и свирепости пришельцам, но все же сумели постоять за себя и заставить незваных гостей отступить. Потерпев поражение, те сели на свои корабли и повернули назад, но попали в страшный шторм - все десять кораблей пошли ко дну, и ни один воин не вернулся домой.
   Эта победа могла показаться тем более удивительной, что ловцы жемчуга с Пингареи всегда отличались кротким нравом и никогда не ссорились и не воевали друг с другом. Единственным оружием у них служили грабли, которыми они собирали со дна раковины, но факт остается фактом: когда на их родной остров напали враги, они так храбро встали на защиту своих родных и близких, что посрамили свирепых пришельцев.
   Когда произошли те достопамятные события, король Киттикут был еще мальчиком, а теперь его голова поседела. Но он прекрасно запомнил ту войну и все последующие годы порядком опасался, что нашествие может повториться. Он боялся, что в один прекрасный день с островов Регос и Корегос прибудет куда более мощная армия, снедаемая желанием отомстить за тогдашнее поражение и завоевать остров, и с ней уже пингарейцам сладить не удастся.
   Это беспокойство и заставило короля Киттикута постоянно следить, не приближаются ли к острову чужие корабли. Круглые сутки кто-то из его людей находился в дозоре, но король был слишком умен, чтобы позволить этим опасениям испортить жизнь себе и своим подданным. Он был хорошим королем и жил-поживал в своем замке с женой, королевой Гари и сыном, принцем Ингой.
   С каждым годом остров Пингарея делался все богаче и богаче, а его жители все счастливей и счастливей. Пожалуй, нигде на белом свете, не считая Страны Оз, не было места счастливее, чем этот островок в Неведомом океане. Если бы все так оставалось и дальше, мы вообще не могли бы ничего добавить к уже сказанному, и история эта так и не появилась бы.
   Принц Инга, наследник всего того, чем владел его отец-король, рос окруженный роскошью, но характер у него был мужской, хотя, может, порой слишком серьезный, и он ни минуты не мог усидеть без дела. Он знал, где на морском дне скрываются самые крупные раковины с жемчугом, и был хоть мал, да удал: как ловец жемчуга он мог посоперничать с любым пингарейцем. У него была своя маленькая лодочка и грабли, и он очень гордился, когда приносил во дворец крупную белую жемчужину.
   На острове не было школ - пингарейцы были слишком удалены от цивилизованного мира, который предоставляет современным детям радости обучения у мудрых наставников, но у короля во дворце хранилось несколько рукописных книг, страницы которых были сделаны из козьих шкур. По этим рукописям король научил сына читать, писать, а также и считать.
   Юный Инга обычно учил уроки в роще возле замка. Он залезал на высокое дерево, между ветвей которого оборудовал себе сиденье, и, скрытый от окружающих пышной кроной дерева, занимался без помех. Там он изучал рукописи, исписанные причудливыми буквами пингарейского алфавита.
   Король очень гордился своим сыном. Он очень ценил его сообразительный ум, а потому нередко посвящал его в государственные дела. Он рассказывал ему о том, что необходимо подданным для благополучного существования и как надо ими править. Он понимал, что рано или поздно сын станет королем вместо него. Однажды он отозвал Ингу в сторонку и сказал:
   - Сейчас на нашем острове, Инга, мир и благополучие, но я никак не могу забыть тех жутких пришельцев с Регоса и Корегоса. Я боюсь, что они снарядят корабли для поиска тех, кого мы обратили в бегство много лет назад. Если их окажется слишком много, то нам не удастся дать им отпор - ведь мои люди не приучены воевать. Это означает, что не миновать нам больших невзгод и страданий.
   - Неужели мы сейчас гораздо слабее, чем в те дни, когда королем был мой дед? - удивился Инга.
   Король задумчиво покачал головой.
   - Не в этом дело, - сказал он наконец. - Я хочу, Инга, чтобы ты понял, как была одержана та знаменитая победа. Я посвящу тебя в великую тайну. Мне принадлежат три волшебных талисмана, которые я храню как зеницу ока. Об их существовании, кроме меня, не знает никто. Но если я умру, эта тайна может уйти со мной в могилу. Потому-то я и хочу объяснить тебе, что это за талисманы и где они хранятся. Пойдем, сын, за мной.
   Они двинулись через коридоры и залы дворца, пока не оказались в большом банкетном зале. Король остановился в самом центре, наклонился и нажал потайную пружину на полу. Тотчас же одна из мозаичных плит отодвинулась, и король, запустив руку в отверстие, вытащил шелковый мешочек. Затем он извлек из мешочка три крупные жемчужины. Одна была голубая, другая розовая, а третья - белая как снег.
   - Это удивительные жемчужины, - пояснил Киттикут. - Их подарила моему предку Королева Русалок за то, что он как-то вызволил ее из беды. Тот, кто ими владеет, может считать, что ему сильно повезло. Голубая жемчужина наделяет своего обладателя небывалой силой, розовая оберегает от всех опасностей, а белая умеет говорить и дает мудрые советы.
   - Жемчужина умеет говорить! - воскликнул Инга. - Но этого же просто не может быть, отец!
   - Ты так говоришь, потому что не знаешь, что такое волшебство, - важно отозвался король. - А ну-ка прислушайся, сын, и ты поймешь, что я сказал правду.
   Он поднес белую жемчужину к уху Инги, и тот услышал отчетливый тоненький голосок:
   - Твой отец прав. Не ставь под сомнение истинность того, чего не в состоянии понять. Мир полон чудес.
   - Виноват, отец, - сказал Инга. - Я слышал голос жемчужины, и она сказала кое-что интересное.
   - Другие жемчужины могут еще больше, - сказал Киттикут. - Если бы у меня не было ничего, кроме этих трех жемчужин, я и то стал бы самым сильным и могущественным королем.
   - Верю, верю, - произнес Инга, восхищенно взирая на красавицы-жемчужины. - Но скажи тогда, отец, почему ты опасаешься пришельцев с Регоса и Корегоса? Ведь ты же невероятно могуч.
   - Мое могущество в этих жемчужинах, - отвечал Киттикут. Но я никогда не ношу их с собой - чтобы не потерять. Я храню их в надежном месте. Но если дозорные прозевают приближение вражеских кораблей, и незваные гости схватят меня до того, как я сумею воспользоваться жемчужинами, нам не поздоровится. Я буду без них как без рук. В тот раз, когда на нас напали враги, жемчужинами владел мой отец. Розовая защитила его от ран и увечий, а голубая позволила ему с его подданными прогнать чужестранное войско. Кстати, страшный шторм, потопивший вражеские корабли на обратном пути, возможно, устроили русалки, но это, правда, лишь предположение.
   - Теперь-то я наконец понял, как нам тогда удалось одержать верх над захватчиками! - обрадованно воскликнул Инга. - Но скажи, отец, если на нас снова кто-нибудь нападет, жемчужины нас не оставят в беде?
   - Они не утратили своего могущества, - успокоил его Киттикут, - и пока они с нами, никакие враги, нам не страшны. Но неровен час, я могу умереть, и чтобы жемчужины не пропали, с нынешнего дня ты будешь их главным хранителем. Помни, что это достояние королей Пингареи. Если меня не станет, храни жемчужины как зеницу ока и не забывай, где они спрятаны.
   - Ни за что не забуду! - жарко воскликнул мальчик.
   Король снова положил жемчужины в мешочек, а мешочек в тайник. Инга же убежал к себе, чтобы спокойно обдумать все, что только что узнал.

    2. ПРИБЫТИЕ РИНКИТИНКА

   Прошло несколько дней, и вот солнечным погожим утром, когда с океана дул ветерок, легко качавший ветки деревьев, королевский дозорный вдруг увидел, что к острову приближается незнакомый корабль. Он тотчас же побежал к королю доложить о замеченном.
   Поначалу король испугался и решил поскорее идти к тайнику, но затем передумал. Один корабль, пусть даже полный неприятельских воинов, вряд ли может завоевать остров. Поэтому он подавил тревогу и отправился на берег узнать, кто это вдруг пожаловал на Пингарею.
   Принц Инга последовал за отцом. На берегу уже собралось немало пингарейцев, во все глаза глядевших на приближающийся корабль.
   Это был большой корабль, с балдахином из алого шелка, расшитого золотом. По десять гребцов с каждого борта вовсю работали веслами. Когда корабль подошел ближе, Инга увидел, что на корме в роскошном кресле, обложенном подушками, сидел маленький толстый человечек. Он был такой толстый, что казался поперек себя шире. Одет он был в просторные алые одежды, складками падавшие к его ногам. На голове у него была шапочка из белого бархата, затейливо расшитая золотыми нитками и украшенная бриллиантами. На носу корабля Инга заметил странной формы клетку, а в центре - ящики из сандалового дерева.
   Когда корабль был уже близко от берега, толстячок спрыгнул с кресла и отвесил несколько поклонов собравшимся островитянам, энергично махая своей белой шапочкой. Лицо у него было круглое и румяное, как яблоко. Вдосталь накланявшись, он улыбнулся такой веселой улыбкой, что Инга понял: толстяк - человек добродушный.
   Корабль уткнулся носом в берег и остановился так внезапно, что толстячок был застигнут врасплох и чуть было не полетел с кресла в море. Но он вовремя ухватился за кресло одной рукой, а другой за волосы одного из гребцов и усидел на месте. Затем он снова помахал бархатной шапочкой, украшенной бриллиантами, и весело крикнул:
   - А вот и я! А вот и я!
   - Вижу, вижу, - отозвался король Киттикут, кланяясь незнакомцу.
   Толстячок оглядел серьезные лица пингарейцев и страшно расхохотался. Этот смех оказался настолько заразительным, что на лицах пингарейцев появились улыбки, а кое-кто тоже засмеялся.
   - Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! - покатывался со смеху толстяк. - Не ожидали небось, а? Хи-хи-хи! Вот потеха! Но я все равно приехал.
   - Замолчи! - вдруг раздался низкий ворчливый голос. - Неужели ты не видишь, что выглядишь по-дурацки?
   Все стали переглядываться, чтобы понять, кто это высказал упрек, но говорившего не увидели. У гребцов на корабле лица были суровые и серьезные, да и островитяне тоже тут были ни при чем. Но толстячок ничуть не обиделся и не смутился.
   К гостю обратился король Киттикут:
   - Добро пожаловать в королевство Пингарею, - торжественно провозгласил он. - Не соблаговолите ли сойти на берег и рассказать нам, кого мы имеем честь принимать на нашем острове?
   - Спасибо, с удовольствием, - отозвался толстячок, встал со своего кресла-трона и, спустившись на берег, не без труда заковылял по песку. - Я король Ринкитинк, и мой замок стоит в городе Гилгод королевства Ринкитинкии. А прибыл я на Пингарею, чтобы собственными глазами взглянуть на монарха, который присылает мне такие красивые жемчужины. Я давно собирался навестить ваш остров и вот, наконец, прибыл.
   - Очень рад, - отозвался король Киттикут. - Но почему у вашего величества столь скудная свита? Разве не опасно королю большой страны пускаться в плавание на одном корабле всего лишь с двадцатью людьми.
   - Так-то оно так, - усмехнулся толстячок, - только мои подданные вообще не разрешают мне странствовать, потому я взял и уехал потихоньку. Сбежал!
   - Сбежал? - удивленно воскликнул король Киттикут.
   - Ну да! Правда, потехаХи-хи-хи! - Подумать только! Король взял и сбежал от своих подданных. - Хо-хо-хо! Хе-хе-хе! Но ничего не попишешь, именно так я и поступил. Другого выхода у меня не было.
   - Но почему? - продолжал удивляться король Киттикут.
   - Они боятся, что со мной что-нибудь случится. Они мне не доверяют. Вот умора! Не доверяют своему собственному королю. Хи-хи-хи!
   - На нашем острове с вами ничего не случится, - сказал Киттикут, делая вид, что не замечает странных манер своего гостя. - Когда же вы пожелаете вернуться домой, я снабжу вас подобающей свитой из моих людей. Пока же милости прошу ко мне во дворец, где будет сделано все, чтобы вы чувствовали себя как дома, удобно и счастливо.
   - Очень признателен, - сказал Ринкитинк, надевая набекрень свою бархатную шапочку и сердечно пожимая руку собрату-монарху. - Я буду чувствовать себя как дома, если у вас, конечно, дают плотно поесть. А что касается счастья - так моя беда состоит в том, что я слишком счастлив. Ха-ха-ха! Но погодите! Я же привез вам подарки. Велите вашим людям отнести их во дворец.
   - Ну конечно, - отвечал польщенный Киттикут и тотчас же отдал соответствующие распоряжения.
   - Кстати, - продолжал толстяк, - пусть заодно выгрузят и моего козлика.
   - Козлика? - удивленно воскликнул король Пингареи.
   - Именно! Моего козлика Билбила! Я всегда езжу на нем, когда покидаю свой дворец. Я, друг Киттикут, немножко полноват. Видишь - самую малость! Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!
   Пингарейцы стали стаскивать с корабля тяжелую клетку, но в этот момент услышали: "Да поосторожней вы, негодяи!" Люди страшно удивились, потому как слова явно были произнесены козлом. Это их так потрясло, что они уронили клетку на песок.
   - Ну вот, разве я не предупреждал?! - раздраженно произнес тот же голос. - Теперь вы мне ободрали левую переднюю коленку. Ну почему вы такие неуклюжие?
   - Спокойно, спокойно, Билбил, - примирительно заговорил Ринкитинк. - Не ругайся. Не забывай, что мы в гостях. - Затем он обернулся к Киттикуту. - На вашем острове, насколько я понимаю, нет говорящих козлов?
   - У нас вообще нет ни коз, ни козлов, - отвечал Киттикут. - А также никаких говорящих животных.
   - Я, признаться, и сам был бы рад, если бы мой козлик не умел говорить, - сказал Ринкитинк, смешно подмигивая Инге и глядя на клетку. - Временами он бывает очень сердит и невоздержан на язык. Сначала я думал, что очень хорошо иметь говорящего козлика, с которым всегда можно перекинуться словом в поездках по городу, но - хи-хи-хи! - этот негодяй обращается со мной так, словно я какой-нибудь трубочист, а не король. Правда, умора! - последние слова были обращены принцу Инге, которого Ринкитинк вдобавок пощекотал под подбородком, к немалому смущению мальчика.
   - А почему вы не катаетесь на лошади? - спросил Киттикут.
   - Мне не залезть на лошадь - я ведь довольно полный, - хо-хо-хо! - довольно полный, - отозвался Ринкитинк, вытер слезы, выступившие от смеха, и добавил: - Но что касается моего Билбила, то я залезаю и слезаю с него без затруднений.
   Он открыл дверь клетки, и Билбил осторожно вышел, хмуро озираясь по сторонам. Один из гребцов принес с корабля седло из алого бархата, расшитое серебряными листьями, и прикрепил его на спине Билбила. Толстый король забросил на седло ногу, потом уселся поудобнее и сказал Киттикуту:
   - Иди вперед, о благородный хозяин, а мы за тобой!
   - Что? Лезть в гору? - вознегодовал Билбил. - А ну-ка, сейчас же слезай, Ринкитинк, иначе я не сделаю и шагу!
   - Но послушай, Билбил, - возразил тот. - Как же мне одолеть такой подъем?
   - Пешочком! - проворчал Билбил.
   - Но я же слишком толст. Честное слово, Билбил, ты меня удивляешь. Я повез тебя за тридевять земель, чтобы ты поглядел на новые края, развлекся, а ты что вытворяешь? Разве это честно? Смотри - корабль переправил тебя через океан, потому что ты не умеешь плавать, а теперь ты должен отвезти меня на гору, потому что я не умею карабкаться. Ну что, Бил-
   бил, разве это не справедливо?
   - Ладно, ладно, - сварливо отозвался козел. - Помолчи, Ринкитинк, тогда я тебя так и быть отвезу. А то твоя бесконечная болтовня меня страшно утомляет.
   Заявив протест, Билбил, однако, беспрекословно двинулся в гору, неся на себе толстячка-короля.
   Король Киттикут, принц Инга и все пингарейцы с большим удивлением выслушали спор Ринкитинка со своим козлом, но из вежливости никаких замечаний не сделали. Впереди шествовал Киттикут, за ним Инга, следом Билбил с Ринкитинком. Замыкали шествие носильщики с ящиками сандалового дерева.
   Когда они подошли ко дворцу, им навстречу вышла королева Гари со своими фрейлинами. Гость-монарх был препровожден в тронный зал дворца. Там были открыты ящики, и в них оказались шелка, кружева, драгоценные камни. Все придворные получили по подарку, а король с королевой множество всего, да и Инга не был забыт. Потом явился камергер и возвестил, что готов обед.
   Билбил заявил, что пообедает вкусной сочной травой, что росла у дворца. Ринкитинк пояснил, что его козлик терпеть не может находиться в четырех стенах, и тогда с него сняли седло и позволили ему идти, куда ему хочется.
   За обедом Инга то вспоминал о замечательных подарках, какие получил от Ринкитинка, то слушал гостя, который смеялся, когда не ел, и ел, когда не смеялся, и проводил время в свое удовольствие.
   - Четыре дня я проторчал на этом суденышке, - говорил он, - где не было никаких развлечений, кроме как смотреть на гребцов или препираться с Билбилом. Поэтому я просто счастлив, что оказался снова на суше, да к тому же в обществе таких симпатичных людей.
   - Вы оказали нам большую честь, - отозвался Киттикут с вежливым поклоном.
   - Что ты, что ты, брат мой! Пингарея - поразительный остров, ее жемчугом восхищаются во всем мире. Скажу прямо: богатство и процветание нашего королевства во многом зависит от вашего жемчуга. Поэтому я уже много лет собирался навестить ваш остров, но мои подданные говорили: "Нет. Оставайся дома и веди себя как следует, а то мы тебе покажем".
   - А в Гилгоде не хватятся вас? -- спросил Киттикут.
   - Вряд ли. Видите ли, один из самых смекалистых моих подданных написал трактат "Как правильно себя вести", и я решил, что мне будет полезно как следует его изучить, поскольку безукоризненное поведение, на мой взгляд, - самое настоящее искусство. Недавно я на чем свет стоит отругал моего лорда-канцлера за то, что тот явился к завтраку, не причесав брови. Но я так расстроился, обидев моего придворного, что решил запереться у себя в комнате и хорошенько выучить трактат, чтобы научиться себя вести. И я издал указ, по которому под страхом моего неудовольствия строжайше запрещается входить в мои покои - я сам когда надо выйду. Они страшно боятся моего королевского неудовольствия, хотя меня самого не боятся ничуточки. Я сунул трактат в карман и через заднюю дверь удрал на корабль - и был таков! Хе-хе-хе! Хихи-хи! Воображаю, какой переполох поднялся бы в Гилгоде, если бы гилгодцы узнали, где я сейчас.
   - Я бы хотел посмотреть на этот трактат, - сказал принц Инга, глаза которого были очень серьезными, - ведь, если он и впрямь может научить, как себя вести, то он просто на вес жемчуга.
   - Трактат занимательный, - отозвался Ринкитинк, - и красиво написан гусиным пером. Послушайте, я вам сейчас прочитаю, и вы - хи-хи-хи! - получите удовольствие.
   Он извлек из кармана свиток пергамента, перевязанный черной ленточкой, и, аккуратно развернув его, принялся читать:
   - "Хороший человек никогда не поступает плохо". Ну, как вам это? Отличная мысль. "Поэтому, чтобы вести себя хорошо, следует избегать всего дурного". Умно, ничего не скажешь. Когда вернусь, произведу автора в королевские гиппоскрипты. Он, похоже, и впрямь самый мудрый человек в моем королевстве, как не раз говорил мне сам. - С этими словами Ринкитинк откинулся в кресле и хихикал, пока не стал кашлять, а потом кашлял, пока чуть не подавился, после чего стал чихать. При этом он так смешно морщил свою круглую физиономию, что невозможно было удержаться от смеха, и даже достойнейшая королева тихо посмеивалась, прикрываясь веером.
   Когда Ринкитинк пришел в себя после приступа смеха и вытер глаза тонким кружевным платком, Инга сказал:
   - Трактат говорит правду.
   - Конечно, - согласился Ринкитинк, - и если бы мне удалось уговорить Билбила с ним ознакомиться, он стал бы куда более воспитанным козлом. Вот еще одно местечко. "Чтобы не говорить вещей неприятных, имеет смысл говорить вещи приятные". Это прямо для Билбила написано. А вот это имеет отношение к тебе, милый принц: "Хороших детей редко секут, потому что их сечь не за что". Хорошо сказано. Автор - большой мыслитель. Но самый лучший совет вот здесь. "Вам, может быть, приятно вести себя плохо, зато другим приятнее, когда вы ведете себя хорошо". Ха-ха-ха! Хе-хе-хе! Другим приятнее... Приятнее... Вот потеха! Ну и ну! Есть смысл, пожалуй вести себя хорошо, раз так! На досуге надо попробовать.
   Он снова вытер глаза кружевным платком, и, вспомнив, что на столе хороший обед, схватил нож и вилку и начал уписывать угощение за обе щеки.

    3. ВОИНЫ С СЕВЕРА

   Королю Ринкитинку так понравилось на Пингарее, что он загостился на острове - прошел день, другой, неделя, вторая, третья, а Ринкитинк наслаждался обедами, разговорами с королем Киттикутом и крепким сном. Время от времени он разворачивал свиток и принимался читать из него выдержки.
   - Когда я вернусь домой, мои подданные спросят, научился ли я хорошо себя вести за то время, что изучал трактат. Так что не стоит их разочаровывать, - говорил Ринкитинк.
   Двадцать гребцов поселились на северной оконечности острова вместе с ловцами жемчуга, и их совершенно не волновало, вернутся они домой или останутся здесь навсегда. Козел Билбил бродил по покрытым травой холмам, гулял в роще и проводил время в свое удовольствие. Его хозяин редко ездил на нем. Билбил стал достопримечательностью, но поскольку островитяне считали ниже своего достоинства беседовать с козлом, они сторонились Билбила, чему тот был очень рад, предпочитая, чтобы к нему поменьше приставали.
   Однажды принц Инга подошел к нему и вежливо сказал:
   - Доброе утро.
   - Чего же в нем доброго! - проворчал Билбил. - Облачно, сыро, и вот-вот пойдет дождь.
   - Надеюсь, вы довольны времяпрепровождением в нашем королевстве, - учтиво продолжал мальчик, пропустив мимо ушей грубый ответ.
   - Ничуть, - отвечал козел. - Я никогда и ничем не доволен, поэтому мне что в вашем, что нашем королевстве - все едино. Оставьте меня в покое.
   - С удовольствием, - сказал принц, и после такого отпора он больше не пытался завоевать расположение козла.
   Поскольку его отец был занят своим гостем-монархом, Инга был предоставлен самому себе - ему не разрешалось присутствовать при беседах двух королей. Поэтому он с удвоенной энергией взялся за учебу. Он проводил дни на своем любимом дереве, читал манускрипты и размышлял над прочитанным.
   Только, пожалуйста, не думайте, что Инга был неженка или зубрила, оттого что не водился со сверстниками и все время учился. Просто, как королевский сын, он был лишен удовольствия принимать участие в забавах других мальчишек и жил в дворцовой роскоши. Я ни минуты не сомневаюсь, что, живи он, как все прочие мальчишки, то ничем бы от них не отличался. Но так или иначе королевские порядки сильно на него действовали, и он был гораздо серьезней и задумчивей, чем дети его возраста.
   Однажды утром он, по обыкновению, залез на свое дерево, и вдруг нежданно-негаданно на остров наполз туман. Инга не видел даже соседних деревьев, но крона его дерева была такой густой, что служила отличным укрытием от сырости. Инга пригрелся, свернулся калачиком и крепко заснул.
   Туман не проходил. Король Киттикут велел зажечь во дворце все свечи. Его достойнейшая супруга, мать Инги, сочла, что в таких потемках не до вышивания, и, созвав своих фрейлин, стала рассказывать им удивительные истории о делах давно минувших дней.
   К полудню погода стала меняться. Туман рассеялся, и проглянуло, солнце.
   - Отлично! - воскликнул Киттикут. - Денек будет хорошим. - И с этими словами стал задувать свечи.
   И вдруг он застыл, словно окаменев, ибо снаружи раздался душераздирающий вопль. У короля замерло сердце. Тотчас же послышался гулкий топот ног, ибо все, кто был во дворце, ринулись посмотреть, что случилось. Даже толстячок Ринкитинк слез со своего кресла и устремился за остальными.
   После стольких лет тревожного ожидания худшие опасения Киттикута сбылись.
   Он увидел, что к берегу причалило великое множество кораблей, полных свирепых воинов. Они спрыгивали с кораблей и устремлялись к дворцу с дикими криками, размахивая мечами, копьями, топорами.
   Король Киттикут был так ошеломлен, что некоторое время лишь стоял в нескольких шагах от дворца и с ужасом взирал на происходящее.
   - Мы погибли! - простонал он. - Это же воины с Регоса и Корегоса.
   Только тут он вспомнил о своих чудесных жемчужинах. Он повернулся и быстро побежал обратно во дворец, в банкетный зал, где хранилось его сокровище. Но предводитель воинов увидел, как король побежал во дворец, и бросился за ним вдогонку. Не успел Киттикут нагнуться, чтобы нажать секретную пружину, как тот схватил его, швырнул на пол и крикнул своим воинам, чтобы те принесли веревки и связали пленника. Сказано - сделано. Вскоре бедняга Киттикут был связан по рукам и ногам и вынесен из дворца. Он являл собой самое жалкое зрелище.
   Королева Гари, ее фрейлины, многочисленная челядь дворца - все они также были схвачены и связаны. После этого захватчики потащили их к берегу и стали бесцеремонно швырять на корабли, словно мешки с товарами. Король искал среди пленников своего сына, но Инга как в воду канул. Исчез и толстячок Ринкитинк.
   Захватчики заполнили дворец, словно пчелы улей. Они тщательно обыскали его, чтобы убедиться, не спрятался ли кто в укромном уголке, и наконец предводитель спросил своих воинов:
   - Ну что, нашли кого-то еще?
   - Нет, - отвечали те. - Мы их всех взяли в плен.
   - Раз так, то заберите все ценное, - велел предводитель, - а потом разрушьте дворец так, чтобы камня на камне не осталось!
   Воины занялись этой тяжелой работой, а мы вернемся к юному принцу. Когда туман рассеялся и выглянуло солнце, Инга проснулся и начал было спускаться вниз, но почуял неладное. Его внимание привлекли вопли воинов и стоны их жертв. Инга остался, где был, прислушиваясь к происходящему. Затем он вскарабкался на самую верхушку дерева. Оно было очень высоким, и, очутившись на верхушке, Инга раздвинул ветви и увидел, что у берега стоят корабли с незнакомыми флагами. Он посмотрел на дворец и увидел, что его окружила толпа вооруженных людей. Тогда Инга понял все: на остров напали кровожадные и злые пришельцы с севера. Новость так его потрясла, что он чуть было не свалился с дерева. К счастью, он вовремя успел крепко ухватиться обеими руками за толстый сук. У него кружилась голова, но он держался за сук изо всех сил. Когда приступ головокружения прошел, Инга снял кушак и привязал себя им к суку. Потом мальчик рискнул выглянуть еще раз.
   Он увидел, как захватчики переносили короля, королеву и других пленников от дворца к кораблям, где несчастных приковывали цепями друг к другу. Бедный принц был вне себя от горя, но продолжал прятаться в густой листве. Он прекрасно понимал, что ничем не может помочь своим дорогим родителям и если спустится на землю, то его тоже схватят, притащат на корабль, где и закуют в цепи.
   Перенеся пленников, чужеземцы стали перетаскивать мебель, ткани, украшения, а также провизию и все, что имело в их глазах хоть какую-то ценность. Разграбив дворец, воины с Регоса и Корегоса набросили веревки на купола и башни и затем сотни человек стали тянуть за них, пока, наконец, башни с грохотом не рухнули. Такая же участь постигла и стены, и в конце концов от прекрасного королевского дворца осталась лишь груда мрамора.
   Принц Инга горько заплакал, видя все это, но, увы, никак не мог этому помешать. Расправившись с дворцом, одни воины сели на корабли и поплыли вдоль побережья, а другие двинулись по острову пешком. Их было так много, что они растянулись бесконечной вереницей от берега до берега. Они разрушали все дома, какие попались им на пути, а жителей брали в плен.
   Ловцы жемчуга, жившие на южной оконечности Пингареи, попытались сесть в лодки и уплыть, но их вскоре догнали неприятельские корабли, и они тоже попали в плен. Никто и не думал оказать серьезное сопротивление: ведь пришельцы были вооружены до зубов копьями, топорами и мечами, а у ловцов жемчуга были только деревянные грабли.
   Когда на остров опустилась ночь, вся Пингарея была завоевана, а ее жители взяты в плен. На следующий день захватчики, посчитав дело сделанным, отправились домой, увезя с собой всех пленников, а также все лодки и корабли, что были на острове. Они нагрузили их доверху награбленным добром - жемчугом, шелками, бархатом, золотом и серебром - всем тем, что принесло королю славу самого богатого монарха в мире. А пингарейцев они увезли с собой для того, чтобы, обратив их в рабство, заставить работать в рудниках Регоса и на полях Корегоса.
   Победа оказалась такой блистательной, что на обратном пути захватчики не скрывали своего ликования и горланили развеселые песни. Они знали, что, когда покажут надменному королю Регоса и грозной королеве Корегоса свою добычу, те не поскупятся на награды.

    4. РАЗГРАБЛЕННЫЙ ОСТРОВ

   Всю эту ужасную ночь принц Инга провел на дереве. Утром он увидел, как вражеский флот стал отправляться обратно, захватив с собой пленников и все ценное, что было на острове.
   Какие только мысли ни терзали мальчика, пока он смотрел, как неприятельские корабли удаляются к горизонту, но он осмелился слезть с дерева, лишь когда последний из них растаял в дымке. Затем он стал медленно и очень осторожно спускаться: мальчик сильно ослаб и проголодался, ибо просидел на дереве целые сутки.
   Солнце светило так, словно на остров не нападали свирепые пришельцы, оставившие после себя руины. Птицы весело чирикали на деревьях, бабочки беззаботно перелетали с цветка на цветок, будто бы ничего ужасного не приключилось.
   Инга подумал, не остался ли он на острове один-одинешенек. А вдруг отныне ему суждено жить здесь одному? Ему, конечно, не угрожала голодная смерть - в море водилась и рыба, и устрицы, но все равно приятного в такой жизни было мало.
   Первым делом мальчик отправился к руинам дворца, где ему удалось отыскать немного еды. Он сел на кусок мрамора и стал завтракать. Когда его взгляд останавливался на развалинах, глаза его наполнялись слезами. Но он взял себя в руки, и, утолив голод, направился к колодцу достать ведро свежей чистой воды.
   К счастью, колодец не попался на глаза захватчикам и потому стоял нетронутый. К толстому деревянному вороту было по-прежнему прикреплено на цепи ведро. Инга стал крутить ручку, опуская ведро, и вдруг услышал приглушенный крик:
   - Осторожнее там, наверху!
   Судя по всему, голос исходил из колодца, и тотчас же Инга глянул вниз, хотя из-за темноты так ничего и не смог разглядеть.
   - Кто там? - крикнул он.
   - Я, Ринкитинк! - донесся ответ, а вслед за ним разнеслось гулкое эхо: "Тинки-тинки-тинк!"
   - Вы в колодце? - удивился мальчик.
   - Да, и чуть было не утонул. Я удирал от этих негодяев, провалился и упал, и теперь стою в этом проклятом колодце по горло в воде. Хорошо еще, колодец не очень глубокий, а то, если бы голова у меня была не над водой, а под водой, - хи-хи-хи! - я бы не смог - ха-ха-ха! - с тобой беседовать. Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! - И эхо гулко откликнулось тотчас же: "Ха-ха-ха! Хо-хохо!" Смеялся на сей раз Ринкитинк не так уж весело, а скорее, даже совсем грустно.
   - У вас еще хватает мужества смеяться, - заметил Инга. - А как же мне вас вытащить?
   - Об этом-то я и думал всю ночь, - отозвался Ринкитинк. - Самое лучшее - спусти мне ведро, я ухвачусь за него, и ты вытащишь меня с ведром наверх.
   - Попробую, - сказал Инга и стал осторожно опускать ведро, пока не услышал крик Ринкитинка:
   - Порядок! Теперь поднимай меня, но не торопись, мой мальчик, не торопись, а то я обдеру себе бока о стенки!
   Инга начал крутить ручку ворота, но король был такой толстый, такой тяжелый, что Инга выбился из сил, подняв Ринкитинка до половины. Он изо всех сил работал, но вдруг ручка выскользнула, и вскоре мальчик услышал громкое "плюх!". Это Ринкитинк снова шлепнулся в воду.
   - Ой! Какой кошмар! - испуганно закричал Инга, вглядываясь в колодец. - Но вы такой тяжелый, что я вас не удержал.
   - Ну и ну! - выдавил из себя Ринкитинк, откашлявшись и выплюнув изо рта воду. - Что же ты не предупредил меня, что опускаешь ручку.
   - Не успел, - признался мальчик с горечью в голосе.
   - Что ж, по крайней мере меня хоть не мучит жажда, - сообщил снизу король. - Во мне столько воды, что есть, где поплавать всем кораблям с Регоса и Корегоса. Но не беда! Я не утонул, а это самое главное!
   - Что же нам теперь делать? - тревожно спросил Инга.
   - Позови кого-нибудь на подмогу.
   - На острове не осталось никого, кроме меня и вас.
   - Лично я не на острове, а в острове, - сострил Ринкитинк. - А что, головорезы ушли?
   - Да, - ответил мальчик, - и взяли в плен папу, маму и вообще всех наших, - и он горестно всхлипнул.
   - Ну что ты, - мягко сказал Ринкитинк, а помолчав, добавил: - Есть вещи похуже, чем плен у неприятеля. Хотя пленником колодца все же быть лучше. Скажи-ка, Инга, ты не можешь спустить мне чего-нибудь поесть? А то я просто помираю от голода. А питья мне можешь не спускать, я найду, чем запить пищу. Ха-ха-ха. Вот смешно, да?
   - Мне пока не до смеха, ваше величество, - отозвался Инга. - Но если вы немного потерпите, я попробую добыть вам еды.
   Он побежал к развалинам дворца и стал искать чего-нибудь съестного. Вдруг он увидел Билбила, гулявшего среди мраморных развалин.
   - Что я вижу! - воскликнул мальчик. - Значит, захватчики не увезли вас с собой?
   - Если бы они меня увезли, - спокойно отозвался козел, - меня бы здесь не было.
   - Но как вам удалось спастись?
   - Очень просто. Я помалкивал и старался не попадаться под ноги этим негодяям. Я понимал, что их вряд ли заинтересует такое старое тощее животное, как я. Но если бы они узнали, что я умею говорить и что я умнее, чем сотня таких, как они, вместе взятые, я бы, конечно, так легко не отделался.
   - Наверное, вы правы, - согласился Инга.
   - А старика они забрали? - небрежно осведомился козел.
   - Какого старика?
   - Ринкитинка.
   - Нет. Его величество на дне колодца, и я не знаю, как его оттуда достать.
   - Тогда пусть там и остается, - буркнул козел.
   - Но это же очень жестоко. Нет, Билбил, я уверен, что вы любите своего хозяина и сказали это просто так. Давайте придумаем, как вызволить Ринкитинка. Он такой веселый, и сердце у него, видать, очень доброе.
   - Пожалуй, старик не так уж плох, - сменил козел гнев на милость. - Но его дурацкие шутки и смех порой выводят меня из себя.
   Принц Инга побежал к колодцу. Билбил двинулся за ним ленивой трусцой.
   - Билбил тоже здесь! - крикнул Инга Ринкитинку. - Врагам он не достался.
   - Врагам сильно повезло, - сказал Ринкитинк, а потом добавил: - Впрочем, и мне повезло. Вдруг этот зверь поможет мне выбраться из чертовой ямы. Если бы вы сбросили мне веревку, то вдвоем, глядишь, и вытянули бы меня наверх.
   - Погодите, я сейчас, - крикнул Инга и побежал к развалинам дворца - а вдруг там осталась веревка. Так оно и было. Враги оставили там веревки, которыми сваливали башни и ломали стены, и, хотя Инге пришлось порядком потрудиться, развязывая на одной из них узлы, вскоре он вернулся к колодцу.
   Билбил между тем прилег вздремнуть, а из колодца приглушенно раздавалось веселое пение. Ринкитинк вовсю старался не унывать и отвлекал себя от грустных мыслей.
   - Я нашел веревку! - крикнул королю Инга, завязал на одном ее конце петлю, чтобы Ринкитинку было за что ухватиться, и перекинул веревку через барабан колодца, затем разбудил Билбила и крепко привязал другой конец ему вокруг шеи.
   - Вы готовы? - крикнул Инга в колодец.
   - Готов! - крикнул из его глубин Ринкитинк.
   - Зато я не готов, - проворчал Билбил. - Я хочу еще поспать. Пусть Ринки посидит там еще час-другой, ничего с ним не случится.
   - Но в колодце сыро, - возразил Инга, - и он может заболеть ревматизмом. Тогда уж он будет передвигаться только верхом на вас.
   Услышав это, Билбил проворно вскочил на ноги.
   - Давай вытаскивать его! - озабоченно сказал он.
   - Держитесь! - крикнул Инга королю, а сам с Билбилом стал тащить веревку с ухватившимся за нее Ринкитинком. Вскоре они поняли, что задача эта труднее, чем им казалось. Несколько раз король чуть было не утянул их самих в колодец, такой он был тяжелый, но они не сдавались, и наконец на поверхности показалась голова короля, а затем он и сам оказался на траве.
   Некоторое время он лежал и тяжело дышал, пытаясь перевести дух. То же самое делали и Инга с Билбилом. Так они провели несколько минут, молча переглядываясь и отдуваясь. Затем Билбил сказал Ринкитинку:
   - Ты меня просто удивляешь! Ну как это тебя угораздило бухнуться в колодец?! Разве ты не понимаешь, что это могло бы плохо кончиться. Ты вполне мог бы свернуть себе шею или захлебнуться в воде.
   - Билбил, ты все-таки удивительный козел, - отозвался король. - Неужели ты думаешь, я это сделал нарочно?
   - Ничего я не думаю, - буркнул тот. - Я просто знаю, что ты сиганул в колодец.
   - Да уж, хи-хи-хиСиганул, - засмеялся Ринкитинк. - И вдоволь насиделся в темной, сырой дыре по горло в воде. Хе-хе-хе! Приятное времяпрепровождение.
   - Как же все-таки это случилось? - спросил Инга.
   - Я убегал от врагов, - стал объяснять король, - и оглянулся, чтобы посмотреть, не догоняют ли они меня. А тут, как на беду, подвернулся колодец, и я полетел в него. Я стал барахтаться изо всех сил, чтобы не пойти ко дну, но потом выяснилось, что я могу стоять и вода доходит мне лишь до подбородка. Тогда я встал и начал кричать, звать на помощь, но никто не откликнулся.
   - Если бы тебя услышали враги, - сказал Билбил, - то вытащить они тебя вытащили бы, но обратили бы в рабство и увезли с собой. Тогда тебе пришлось бы работать, чтобы прокормиться, и это внесло бы в твою жизнь разнообразие.
   - Работать? Мне? - отозвался Ринкитинк. - Что за чушь! Я такой полный, если не сказать пухлый или даже тучный, что не в состоянии работать. Я не заработал бы не то что на корку хлеба, но и на щепотку соли. Поэтому я очень рад, что враги меня не услышали, друг Билбил. А что, многим удалось спастись от плена?
   - Не знаю, - сказал Инга. - У меня не было времени побывать в других частях Пингареи. Когда вы отдохнете и подкрепитесь, ваше величество, нам надо походить по острову и посмотреть, что нам оставили эти разбойники.
   - Отличная мысль! - воскликнул Ринкитинк. - Я, правда, несколько ослаб после своего заточения в колодце, но не беда: я сяду на Билбила и поеду. Можно отправиться хоть сейчас.
   Услышав это, Билбил кисло посмотрел на своего хозяина, но спорить не стал - в конце концов тот был по-своему прав.
   Они осмотрели развалины замка и на месте кухни за одной из мраморных глыб обнаружили немного еды. Они аккуратно подобрали добычу и положили в мешок, но сначала толстячок-король обильно угостился находкой. На это ушло время, ибо Ринкитинк, во-первых, страшно проголодался, а во-вторых, любил есть не торопясь. Наевшись, он взгромоздился на Билбила и двинулся осматривать остров. Инга зашагал за ним.
   Всюду их встречали хаос и разорение. Дома жителей Пингареи были сначала ограблены, а затем сожжены или разрушены. На побережье не оказалось ни одной лодки, и все до одного пингарейцы были увезены захватчиками. Король Ринкитинк, козел Билбил и принц Инга остались единственными обитателями острова.
   При виде всего этого ужаса даже весельчак Ринкитинк загрустил. Да и козел, несмотря на свою ворчливость и сварливость, присмирел. Мальчик же, глядя на то, что сделали враги с его родиной, не мог удержаться от слез.
   Вечером они оказались на южной оконечности Пингареи, которая была опустошена так же безжалостно, как и весь остров. Горю Инги не было предела. В одночасье он лишился всего: родителей, дома, страны - и не понимал, что можно тут предпринять.
   Поскольку на острове не осталось ни одного дома, где можно было, бы переночевать, Ринкитинк, Инга и Билбил расположились на ночлег под большим раскидистым деревом. Они так настрадались и напереживались за день, что вскоре все их горести стали растворяться в дымке сновидений. Так они и спали, пока их не разбудило пение птиц, приветствовавших наступление нового дня.

    5. ТРИ ЖЕМЧУЖИНЫ

   Проснувшись, король Ринкитинк и принц Инга выкупались в море, съели скромный завтрак и начали думать, что делать дальше.
   - Бедняги гилгодцы, - весело сказал Ринкитинк, - они вряд ли теперь когда-нибудь снова увидят своего повелителя. Ведь мой корабль и гребцы тоже стали добычей неприятеля. Придется, очевидно, примириться с мыслью о том, что мы обречены остаться на этом острове до конца наших дней, и конец этот наступит очень скоро, если мы не сумеем разыскать себе еще еды. Того, что в мешке, увы, хватит очень ненадолго.
   - Я-то с голоду не помру - я могу прокормиться травой, - сообщил с присущей ему бестактностью Билбил.
   - Верно, верно, - согласился Ринкитинк, а потом, немного подумав, обратился к принцу: - Как ты полагаешь, Инга, в самом крайнем случае мы ведь можем съесть Билбила, не так ли?
   - Чудовище! - простонал козел, с упреком глядя на своего хозяина. - Неужели ты способен слопать своего старого слугу и друга?
   - Только в самом крайнем случае, - весело отвечал король. - Ты ведь небось страшно жесткий, а зубы у меня уже не те, что раньше.
   Пока король и козел обменивались любезностями, Инга вдруг вспомнил о трех жемчужинах, что его отец хранил в тайнике под полом банкетного зала. Ну конечно же, король Киттикут не успел достать заветные талисманы, иначе бы захватчики с позором убрались восвояси. Значит, жемчужины по-прежнему там, и, если их отыскать, они могут принести много пользы ему и его товарищам. Но дворец превратился в руины, и теперь будет нелегко рыться в обломках.
   Он не сказал ни слова о жемчужинах Ринкитинку, помня, что отец предупреждал его помалкивать об этих талисманах. И тем не менее мысль о них вселила в мальчика - новую надежду.
   Он встал и сказал Ринкитинку:
   - Давайте вернемся на северную часть острова, туда, где стоял дворец моего отца. Несмотря на всю разруху, там как-то лучше. Кроме того, кто знает, вдруг мы отыщем там выход из наших затруднений.
   Ринкитинк ничего не имел против, и маленький отряд тотчас же двинулся на север. Ничто по пути не задерживало и не отвлекало путников, и к середине дня они снова оказались у дворцовых руин.
   К их глубокому облегчению, выяснилось, что в одной из комнат дворца вполне можно жить, хотя крыша была повреждена, а пол усыпан камнями. Король сказал, что слишком тучен, чтобы работать, и потому он уселся на кусок мрамора и смотрел, как мальчик очищает комнату от хлама. Когда комната приняла более или менее приличный вид, Инга прошел по развалинам и обнаружил кресло и табуретку, которыми все-таки можно было пользоваться. Затем он отыскал кровати и матрасы, так что к вечеру они устроились даже с некоторыми удобствами.
   Наутро, пока Ринкитинк еще сладко спал, а Билбил гулял по прибрежным склонам и щипал сочную травку, Инга начал тщательно обшаривать руины в поисках того места, где когда-то был банкетный зал. Наконец по обломкам мебели и мозаичному полу он понял, что нашел то, что искал. Но в самом центре зала оказались огромные куски мраморных стен, завалившие то место, где были спрятаны жемчужины.
   Мальчик сначала очень огорчился, ибо понял, что ему не под силу расчистить пол, но по крайней мере он знал, где находятся жемчужины, и уже одно это вселило в него надежду. Нет, отчаиваться было рано, и Инга сел на камень и стал думать, что предпринять.
   Тем временем Ринкитинк проснулся, встал и вышел из комнаты. На зеленой лужайке он увидел Билбила, улегшегося на травке.
   - Где Инга? - спросил король, протирая заспанные глаза кулаками.
   - Не задавай мне такие вопросы, - отозвался козел, с наслаждением жуя жвачку из сладкой травы.
   - Билбил! - сказал король, присаживаясь рядом и уперев свой пухлый подбородок в ладони, а локти о колени. - Позволь сказать тебе, что я скучаю и хочу, чтобы меня кто-то поразвлек. Моего друга короля Киттикута увезли эти варвары, и мне не с кем и словечком перемолвиться. В конце концов я твой король, а ты мой козел. Расскажи-ка мне какую-нибудь историю!
   - А вот и не расскажу! - сказал Билбил и скорчил презрительную гримасу.
   - Если ты откажешься, я совсем расстроюсь, а у тебя слишком добрая душа, чтобы допустить такое. Ну расскажи мне что-нибудь, Билбильчик!
   Козел презрительно посмотрел на него и сказал:
   - Можно подумать, тебе четыре годика. Ну ладно, будь по-твоему: я расскажу историю, и, может быть, она принесет тебе пользу, если, конечно, ты поймешь мораль, в чем я сильно сомневаюсь.
   - Я уверен, история пойдет мне на пользу! - радостно воскликнул король, и глаза его заблистали.
   - Давным-давно, - начал козел.
   - А когда, Билбильчик? - мягко осведомился Ринкитинк.
   - Не перебивай, это невежливо. Давным-давно жил-был король, у которого в голове вместо мозгов была пустота.
   - Это правдивая история, Билбильчик?
   - Этот король с пустой головой умел произносить слова, в которых не было никакого смысла, а также глупо смеяться по совершенно бессмысленным поводам. Эта часть истории совершенно правдивая, Ринкитинк!
   - Тогда продолжай, дорогой Билбил. Хотя трудно поверить, что может существовать на свете безмозглый король, - разве что он докажет это, заведя говорящего козла.
   Билбил молча смотрел на него с минуту, затем заговорил опять.
   - Этот пустоголовый тип стал королем совершенно случайно - так уж он удачно родился. И пустоголовым он тоже был по случайности - он родился без мозгов.
   - Бедняга! - вздохнул Ринкитинк. - А не было у него, часом, говорящего козла?
   - Был, - ответил Билбил.
   - Тогда ему и вовсе лучше было не рождаться! Хи-хи-хи! - засмеялся Ринкитинк, и его тучное тело заколыхалось от смеха. - Но тут особенно не пожалуешься, ведь когда тебя рожают, у тебя разрешения на это не спрашивают, верно, Билбил?
   - Я хотел бы знать, кто из нас рассказывает историю, ты или я? - сердито осведомился Билбил.
   - Спроси кого-нибудь с мозгами, я лично понятия не имею, - отозвался Ринкитинк, и снова им овладел приступ смеха.
   Билбил поднялся с травы и, сохраняя достоинство, удалился, а Ринкитинк еще долго хохотал ему вслед, потешаясь над оскорбленным выражением морды Билбила.
   - Ой, Билбил! Ты когда-нибудь меня уморишь, - пробормотал король, вынимая кружевной платок, чтобы вытереть глаза, - по своему обыкновению он смеялся до слез.
   Билбил был очень недоволен и даже не повернул головы в сторону хозяина. Чтобы даже не видеть его, он отошел к развалинам дворца, где и натолкнулся на Ингу.
   - Доброе утро, Билбил! - сказал тот. - Я как раз собирался посоветоваться с вами по очень важному делу. Если вам нетрудно, я бы хотел кое-что показать и спросить вашего мнения.
   Козел был очень не в духе, и, хотя вежливые речи мальчика смягчили его сердце, все же он сердито спросил:
   - Ты будешь советоваться и с нашим пустоголовым королем?
   - Мне неприятно слышать, что вы так отзываетесь о вашем хозяине, - серьезно произнес Инга. - Люди, вообще, заслуживают уважения, потому что по сравнению с прочими живыми существами находятся на более высокой ступени развития, а короли тем более, ибо правят остальными людьми.
   - И все-таки, - убежденно воскликнул Билбил, - у Ринкитинка в голове полная пустота.
   - Я в это не верю, - возразил Инга, - к тому же у него доброе сердце, а доброта куда лучше, чем ум. Он весел и бодр, несмотря на все злоключения, хотя многие на его месте изо всех сил жаловались бы на судьбу. Ринкитинк же не сказал ни слова, которое могло бы кого-то обидеть.
   - Все равно он... - буркнул Билбил, но Инга перебил его:
   - Давайте забудем все его недостатки и будем помнить лишь о его добродушии. Оно очень помогает в трудные минуты.
   - Но он же...
   - Пойдемте со мной, - сказал Инга, - дело очень-очень срочное.
   Билбил последовал за мальчиком, хотя Инга слышал, как он ворчал себе под нос насчет пустой головы короля Ринкитинка. Ринкитинк же, увидев, что они появились в развалинах, подошел к ним и поинтересовался насчет завтрака.
   Инга развязал мешок с провизией и, пока они ели, сказал:
   - Если бы отыскался способ отодвинуть глыбы мрамора, завалившие пол в банкетном зале, я, возможно, сумел бы сделать так, чтобы мы смогли покинуть этот остров.
   - В таком случае, - проговорил Ринкитинк с набитым ртом, - пошли поскорее и отодвинем глыбы,
   - Но как? - спросил принц Инга. - Они же страшно тяжелые.
   - И в самом деле, как? - повторил король, облизывая губы. - Это серьезный вопрос, но... Погоди! Давай поглядим, что говорится на этот счет в моем знаменитом трактате. - Он вытер пальцы салфеткой и затем извлек из кармана своего камзола свиток, развернул его и прочитал вслух: - Никогда не наступайте людям на ноги.
   Козел презрительно фыркнул. Инга промолчал. Король вопросительно посмотрел на них.
   - А что, неплохая идея! - воскликнул Ринкитинк.
   - Просто великолепная, - хмыкнул Билбил, - Теперь-то мы знаем, как отодвинуть мраморные глыбы.
   - Правда? - радостно осведомился король, после чего стал в замешательстве чесать свою лысую макушку. Затем он разразился оглушительным хохотом. Козел грустно посмотрел на мальчика.
   - Ну, что я тебе говорил? - сказал он Инге. - Суди сам, прав я или нет?
   - Этот свиток - просто чудо! - сказал Ринкитинк. - Советы, что дает автор трактата, совершенно незаменимы. "Не наступайте людям на ноги". Это надо хорошенько обмозговатьСтало быть, мы должны наступать на пол, который для этой цели и сделан. Хе-хе-хе! Хи-хи-хи! Правда, смешно?
   - Разве я не говорил... - начал Билбил.
   - Мало ли что ты там говорил, дружок, - перебил его король. - Ни один глупец так ловко не разобрался бы с этим, как я.
   - Нам все равно надо придумать способ сдвинуть мраморные обломки, - сказал мальчик.
   - Надо обвязать их веревкой и тянуть за нее что есть мочи, - отвечал Билбил. - Только не обращай внимание на Ринкитинка. Бедняга ничуть не умней того глупца, который сочинил этот трактат. Достань веревку, один конец мы привяжем к обломку, другой к Ринкитинку, для тяжести, и будем тащить. Я помогу.
   - Спасибо, Билбил, - откликнулся Инга. - Бегу за веревкой.
   До банкетного зала Билбилу было добраться непросто, но руины козлам не помеха, и в конце концов Билбил преодолел все препятствия. Позже к ним присоединился совершенно запыхавшийся толстяк Ринкитинк.
   Один конец веревки Инга обвязал вокруг мраморной глыбы, а на другом сделал петлю и накинул ее на шею Билбилу. Тот натянул веревку, на помощь козлу пришел Инга. Несмотря на все их усилия, камень не сдвинулся с места. Тогда к ним присоединился Ринкитинк. Только тогда им удалось передвинуть глыбу на несколько метров. Работа отняла немало сил, и им понадобилось немного прийти в себя, прежде чем взяться за следующий обломок.
   - Теперь, Билбильчик, тебе придется признать, что и от меня бывает кое-какая польза, - сказал Ринкитинк.
   - Ты толстый, и твой вес нам помог, - согласился тот, - но если бы голова у тебя была бы так же плотно набита, как и чрево, нам пришлось бы куда легче.
   Обвязывая веревку вокруг второго камня, Инга с радостью заметил, что, если удастся отодвинуть и его, можно будет расчистить то место, где была плитка с секретной пружиной. Все трое взялись за дело с удвоенной энергией, и в конце концов к их неописуемой радости глыба сдвинулась, а потом опрокинулась на бок. Теперь Инга мог достать спрятанное сокровище.
   Но мальчик не собирался доверять Ринкитинку и Билбилу секрет королей Пингареи. Поэтому, несмотря на все попытки короля и козла выведать у него, зачем нужно было расчищать пол и какая от этого будет польза, Инга упросил их подождать до следующего утра, когда он обещал показать им, что их усилия не были напрасны.
   Не склонные особенно верить обещаниям какого-то мальчишки, Билбил поворчал, а Ринкитинк посмеялся. Но Инга отнесся к этому совершенно спокойно. Он решил изготовить удочку с леской и крючком. Днем он отправился на прибрежные скалы и стал удить рыбу. Он наловил столько желтых окуней, что их должно было хватить ему с королем на ужин и завтрак.
   - О! - одобрительно воскликнул Ринкитинк, когда Инга вернулся с уловом. - Если окуней хорошо приготовить, получится восхитительное блюдо. Но ты знаешь, как их приготовить?
   - Нет, - отозвался мальчик. - Я часто ловил рыбу, но никогда ее не готовил. Но, может быть, ваше величество что-то понимает в готовке?
   - Если величество умеет стряпать, какое же он тогда величество, - фыркнул Ринкитинк. - Я не смогу приготовить ничего, даже если буду помирать с голоду.
   - Лично я рыбу не ем, - подал голос Билбил, - зато часто видел, как готовят ее дворцовые повара. - И под его руководством Ринкитинк и Инга выпотрошили окуней и поджарили их, после чего с аппетитом поужинали.
   Поздно вечером, когда Ринкитинк и Билбил крепко уснули, Инга тихо прокрался к банкетному залу. В лунном свете он отыскал нужную плиту, нажал пружину, плита опустилась. Когда Инга сунул руку в тайник, его сердце бешено заколотилось. Его пальцы коснулись шелкового мешочка. Он вытащил его и, забыв закрыть тайник, прижал драгоценную находку к груди и выбежал туда, где было посветлее, чтобы проверить содержимое мешочка. Он подыскал подходящее местечко, но не успел сунуть руку в мешочек, как заметил, что в двух шагах от него храпит Билбил. Он испугался, что козел может подсмотреть его тайну, и отбежал дальше, но только попытался проверить находку, как услышал сочный храп Ринкитинка. Снова он убежал в испуге, на сей раз прямехонько на берег океана, где присел у самой воды и стал развязывать тесемки мешочка. Но теперь его охватил новый страх.
   "Если жемчужинки выскользнут у меня из рук и упадут в воду, - подумал он, - я их потеряю навсегда. Надо перейти в более надежное место".
   Он долго бродил по острову, пока наконец не набрел на свое дерево, где в свое время так усердно занимался. Но там была кромешная тьма, и поэтому он решил отложить до утра разглядывание жемчужин. Времени у Инги было хоть отбавляй, и он стал размышлять о происходящем, коря себя за то, что находка так его перепугала.
   "Наша семья владела этими жемчужинами многие-многие годы, - рассуждал он про себя, - но никто их не терял. Мне надо перестать волноваться, и все будет в порядке".
   Когда занялась утренняя заря и вокруг посветлело, Инга открыл мешочек и вынул голубую жемчужину. Он не боялся, что его заметят на дереве, и потому спокойно смог ее разглядеть, приговаривая: "Она сделает меня сильным".
   Сняв свой правый башмак, он засунул голубую жемчужину подальше, в загнутый носок. Затем оторвал кусочек от носового платка и тоже сунул его в носок, чтобы жемчужина не вываливалась. Башмаки у Инги были с длинными загнутыми носами, как это было принято на Пингарее, и потому там было достаточно свободного места. Надев башмак и зашнуровав его, мальчик вынул из мешочка розовую жемчужину. "Она защитит меня от опасностей", - сказал он про себя, затем точно так же снял левый башмак, положил жемчужину в самый носок и, оторвав еще кусочек от платка, затолкал
   его подальше.
   Надев и зашнуровав второй башмак, Инга вынул последнюю, белую жемчужину и, поднеся ее к самому уху, спросил:
   - Что ты посоветуешь мне делать в этот час испытаний?
   Тотчас же он отчетливо услышал тоненький голосок.
   - Я советую тебе отправиться на Регос и Корегос, чтобы попытаться освободить из плена родителей.
   - Но как мне туда попасть? - удивленно воскликнул Инга.
   В ответ он услышал:
   - Сегодня разыграется шторм, и наутро к берегу прибьет лодку. Садись в нее и отправляйся в путь.
   - Но я мал и слаб, как же мне догрести до Регоса и Корегоса?
   - Голубая жемчужина даст тебе силы, - последовал ответ.
   - Но лодка может потерпеть крушение, а я могу утонуть, - возразил Инга.
   - Розовая жемчужина защитит тебя от беды, - тихо, но отчетливо прозвучал голосок.
   - Тогда я сделаю, как ты мне посоветовала, - решительно произнес Инга, почувствовав прилив отваги, а жемчужина напоследок прошептала:
   - Побеждают мудрые и бесстрашные!
   Инга положил белую жемчужину обратно в мешочек, связал тесемки вокруг шеи и спрятал на груди, до последней пуговицы застегнув свою рубашку, чтобы никто не видел, что у него под нею. Затем он осторожно спустился с дерева и вернулся в их "спальню", где все еще сладко посапывал Ринкитинк. Билбил пощипывал зеленую травку, но вид у него был сердитый. Мальчик поздоровался, но козел и не подумал отозваться. Инга вошел в спальню, Ринкитинк проснулся и спросил:
   - Ну, что там у тебя за тайна? Я думал о ней даже во сне и к тому же никак не могу перевести дух от вчерашней работы. Расскажи мне твой секрет.
   - Если рассказать секрет, то он перестанет быть секретом, - рассмеялся мальчик. - К тому же это наш фамильный секрет, и потому мне положено о нем помалкивать. Но одно я сказать могу: завтра с утра мы сможем уплыть с этого острова.
   Слова эти сильно озадачили Ринкитинка.
   - Вообще-то, пловец из меня никудышный, - признался он Инге. - Правда, я такой плотненький, что буду держаться на поверхности, но с этого мало толку - я только буду качаться на волнах.
   - Мы поплывем не сами по себе, а на лодке, - успокоил его мальчик.
   - Но на острове нет ни единого суденышка! - воскликнул король с удивлением глядя на принца.
   - Верно, но лодка вскоре появится, - отозвался мальчик. Он говорил уверенно, ибо не сомневался в могуществе белой жемчужины. Но Ринкитинк не знал о его сокровище и решил, что мальчик от горя и потрясений лишился ума.
   Именно по этой самой причине король прекратил дальнейшие расспросы, а чтобы как-то отвлечь Ингу, стал рассказывать ему смешные истории. Он первый же смеялся своим шуткам, а Инга весело ему вторил, ибо был охвачен радостной надеждой. Он впервые так радовался с тех пор, как на остров напали враги.
   Ринкитинк взгромоздился на Билбила, и все трое стали еще раз осматривать остров. В самом его центре они набрели на деревья, на которых росли фрукты. Это было очень кстати, потому что, кроме рыбы, они давно уже ничего не ели, а чем меньше ел Ринкитинк, тем больше разыгрывался у него аппетит.
   - Когда я кушаю, - со вздохом признался король, - лишь тогда я по-настоящему счастлив.
   К вечеру небо заволокло тучами, а в море разыгрался шторм. Принц Инга и Ринкитинк поспешили укрыться в спальне. Присоединился к ним и Билбил. Король и козел были слегка испуганы этой бурей, но Инга в душе ликовал, видя, как сбывается предсказание белой жемчужины.
   Всю ночь завывал ветер, грохотал гром, сверкала молния, дождь лил как из ведра. Но к утру буря стихла, и, когда выглянуло солнце, ничто не напоминало о ночном неистовстве природы - разве что несколько поваленных деревьев.
  
   Полный текст повести вы можете найти по адресу: http://www.lib.ru/BAUM/

Наверх.

 

* * *
 Друзья.

 

   Приглашаем вас посетить наш сайт!
   Здесь вы сможете не только опубликовать свои произведения и почитать произведения других молодых авторов, а ещё и получить объективную критику. К вашему вниманию предоставляются учебные материалы, и ведение собственной рубрики на сайте, а так же свой личный кабинет, где вы сможете представить не только свои произведения, но и информацию о себе, фотографии, рисунки, обращения. Мы предоставляем вам неограниченный обзор для самовыражения. У нас ещё нет вашего рассказа? Тогда вперёд на сайт, мы ждём вас!
   BookWorm - это новый электронный журнал, посвященный книгам и всему, что с этим связано. А с этим связано: сами книги, пародии на них, стихи, всякие разные статьи, философия, обзор книг и, конечно же, юмор.
   Не все это конечно связано с книгами, но связано с литературой в общем.
   Проект создан для молодых, начинающих и всех остальных творческих людей пишущих свои произведения. На нем можно опубликовать свои статьи, рассказы и другие виды творчества. Достаточно только написать Администратору Проекта письмо с описанием того, что бы вы хотели выставить на сайте проекта.
   И вам будет открыт доступ к Админ панели сайта. Это дает возможность выставлять свои статьи, рассказы и другие произведения на сайте. Все произведения могут обсуждаться на Форуме Вселенной Фантастики и Фэнтези - Союз Молодых Авторов.
   Основная тематика проекта - Астрономия, Фантастика и Фэнтези.
   Здесь также можно подписаться на рассылки этой тематики, просмотреть архив некоторых рассылок входящих в данный проект!
   Рассылка посвящена уникальной технике росписи природного камня, выполненной в разных стилях и жанрах: коралловые звери и озерные лисы, духи стихий и орнаментальные пейзажи - всё это вас ждет на страницах рассылки.
   А так же: работы в стиле фентези, анонсы обновлений на сайте для молодых авторов Голубая Химера, ваше творчество и многое другое.

 

 Информация.

      Авторские права:
      © Все авторы мира. :)
      © Рассылка «Фантастика», 2003-2008.

      До встречи!

      С уважением,
      Хуснуллин Давид.
      email: yadovit(q)gmail.com
      ICQ: 164904077
      Тел.: +7-927-310-89-36

Наверх.

В избранное