Библиотека журналиста

  Все выпуски  

Библиотека журналиста


Информационный Канал Subscribe.Ru

Доброго времени суток, уважаемые!

Читайте очередной материал из "Библиотеки журналиста"...

Пресса и закон

Глава из книги "Как преподносить новости"

Гарантии свободы прессы, предоставляемые Первой поправкой к Конституции США, не являются ни абсолютными, ни безоговорочными. Полная свобода выражения в печати или любым другим графическим способом регламентируется целым рядом документов. Для редактора прежде всего важны те из них, которые запрещают публикацию и наказывают за появление в печати клеветы, диффамации, т.е. заведомо ложных заявлений, которые могут нанести ущерб репутации какого-либо человека, опозорить его.

Есть и другие законы. Хотя публикация непристойностей и преследуется по закону, четкого определения, что же такое непристойность, так и не было разработано. Возникающие судебные прецеденты в этой области дают пищу для размышлений. В последнее время изменения в этой сфере происходили особенно быстро, может быть потому, что также быстро менялось общественное мнение в отношении сексуальной морали. Законы об авторских правах защищают право автора на его собственные работы. Вторжение в личную жизнь, новая и до сих пор неизученная область права, регулируется законом с целью защиты граждан от необоснованного придания гласности подробностей личной жизни. Фамилии выигравших в лотерею не публикуются согласно требованиям почтовых инструкций. Каждый аспект этих вопросов мы рассмотрим по степени важности для редактора.

Клевета (диффамация)

"Палки, камни больно бьют. А вот имена не так страшны" - этот английский детский стишок в очень лаконичной форме дает нам представление о различиях между физическим увечьем и оскорбленным самолюбием. Оскорбление кого-либо может не только обидеть, но и привести виновного к судебному иску и к выплате компенсации за нанесенный ущерб.

Клевета - очень сложный аспект, однако знания редактора о нем должны быть ничуть не хуже, чем у юриста. Возможно, в этой главе мы рассмотрим лишь некоторые важные аспекты проблемы. В школах журналистики обязательно присутствуют специальные курсы лекций по праву СМИ. Любой журналист и редактор должен быть достаточно информирован об основных признаках клеветы, чтобы уметь определять, какой заголовок или какое заявление в статье могут довести дело до судебного иска.

Если подобная проблема все же возникает, то есть два выхода из создавшейся ситуации. Потенциально опасная часть статьи может быть вычеркнута, если она не представляет особой важности. Если же, по мнению редакции газеты, материал имеет большое значение и общественность должна узнать об изложенных в ней фактах, редактор может проконсультироваться с адвокатом до публикации материала, чтобы выяснить все возможные последствия, к которым может привести огласка. Крупные газеты обычно имеют постоянное соглашение с адвокатом - специалистом в области клеветы. Многие газеты застрахованы от подобных случаев. Даже если адвокат придет к выводу, что опасность предъявления судебного иска велика, газета может решить рискнуть и все равно опубликовать какое-либо заявление, если она полагает, что общественность должна знать об этом.

В Соединенных Штатах вопросы диффамации являются прерогативой законодательства штатов. Это означает, что в каждом из 50 штатов действует свой закон. Несмотря на определенную схожесть в основных принципах, между ними существуют и важные различия. В этой связи журналистам следует ознакомиться с законами о клевете, действующими в их штате. В конечном счете, в каждом конкретном случае именно суд решает, что есть клевета. Из законов и судебных прецедентов можно почерпнуть общие принципы урегулирования подобных вопросов, но даже при идентичности обстоятельств в одних случаях публикация признается клеветой, а в других - нет.

Начнем с того, что дела, рассматривающие вопрос о клевете (как и любые другие), подразделяются на две категории: гражданские и уголовные. Гражданские дела, те в которых истец заявляет о несправедливости действий по отношению к нему (например, были нарушены условия договора или не был возвращен долг) и подает в суд на обидчика. При гражданском иске государство предоставляет средства для ведения дела (зал суда, например), а также и рефери (т.е. судью и присяжных). Стороны, представленные адвокатами, решают все вопросы непосредственно в суде. Если же речь идет об уголовных делах, под суд подпадают те, кто совершил преступление против общества, например, обвиняемые в убийстве, краже, изнасиловании или в совершении чего-либо, определяемого законом как преступление. Преобладающее число дел о клевете являются гражданскими (один человек судится с другим). Количество уголовных дел, где опубликованное заявление признается фактором, дестабилизирующим мир и спокойствие, ничтожно.

Целью гражданских исков является материальная компенсация, передача собственности или гарантия определенных прав, которые на данный момент являются предметом спора. В результате удовлетворения гражданского иска ни на кого не накладывается штраф (т.е. никто не обязан выплачивать деньги государству) и никто не отправляется в тюрьму, хотя суд может и обязать подзащитного выплатить штраф истцу. В уголовных делах государство берет на себя инициативу, действует от лица общества, арестовывая, привлекая к судебной ответственности подозреваемых в совершении каких-либо преступлений и, при условии признания их виновными, штрафуя или/и отправляя их за решетку.

Клевета может не только рассматриваться как уголовное или гражданское дело, но и подразделяться на две категории: клевета per se (сама по себе; по сути, непосредственно) и клевета per quod (при данных обстоятельствах; в этих условиях; в таком случае). В течение многих лет в США считалось клеветой, не имея на то оснований, обозвать кого-либо коммунистом. В таком случае это будет служить примером клеветы per se, т.е. клеветы по сути. В случае же с клеветой per quod истец должен представить доказательства того, что в результате клеветы в его адрес был нанесен ущерб его репутации. Во времена, когда полигамия была догматом Мормонской церкви, в Нью-Йорке было опубликовано сообщение, в котором раскрывалось имя мужчины, вступившего в эту церковь. Это сообщение могло бы лечь в основу судебного разбирательства на основании наличия в нем клеветы per quod, так как полигамия была нарушением закона, запрещающего бигамию (двоеженство).

Было бы целесообразно на данном этапе определить значение терминов "истец" и "ответчик". Истец - это тот, по отношению к которому, по его мнению, совершена несправедливость, и он предъявляет иск. Ответчик (подсудимый, обвиняемый - при разборе уголовного дела) привлекается в качестве ответчика по иску.

Основания для обвинения кого-либо в клевете

Понятие "клевета" берет свое начало и тесно связано с другим юридическим понятием - "устная клевета, устное оскорбление". Разница состоит в том, что устная клевета была произнесена, а просто клевета была напечатана или приобрела любую другую графическую форму (как, например, надпись на заборе). Обычно заявления, транслировавшиеся по радио или ТВ, считаются клеветой, а не устной клеветой, так как теле- или радиоаудитория огромна.

Необходимо помнить, что клевета - это диффамация, наносящая вред репутации потерпевшего. Клеветническое заявление может привести к тому, что у людей сложится самое плохое мнение о ком-либо, что общество отвергнет этого человека, будто он болен заразной болезнью. Оно также может лишить человека способов обеспечить свое существование, ставя под сомнение его компетентность. Оскорбленные чувства или просто обида, которые вызвало оскорбительное личное (частное) письмо, не являются основанием для гражданского иска. Определяющей категорией в данном случае является ущерб, нанесенный личности в глазах окружающих.

Клевета должна соответствовать и другим условиям. Начнем с того, что она должна быть опубликована. Обычно мы заменяем это слово словом "напечатана", но закон говорит только: "опубликована", т.е. представлена на широкое обозрение публики. Так что отпечатанный на машинке листок, прикрепленный к доске объявлений, или фотография, приклеенная к фонарному столбу, также будут рассматриваться как опубликованные. Также потерпевший должен быть упомянут в сообщении, к которому имеются претензии. Это кажется достаточно просто, так как если указан, значит назван по имени. Но и в данном случае закон дает дополнительные пояснения. Если опубликованная информация упоминает или намекает на какого-либо человека так, что достаточное количество читателей могут догадаться о ком идет речь, даже если имя не было названо.

Так как газета отвечает за все, что в ней содержится, в том числе за рекламу и за новостные сообщения, рекламные объявления следует подвергать строжайшей проверке на предмет клеветы, как, впрочем, и новости. Также могут представлять опасность письма в редакцию. Газета отвечает за публикацию клеветнических писем, даже если это письмо представляет точку зрения, с которой редакция абсолютно не согласна. Не является защитой от судебного иска и цитирование (закавычивание) клеветнического заявления в статье, основанной на интервью или освещающей чье-либо выступление.

Диффамация может содержаться и в фотографии. Например, фотография, которая неверно представляет уважаемого гражданина как преступника или изображает гражданина, занимающегося чем-то сомнительным, подозрительным. Если даже диффамация была вызвана типографской ошибкой, это не снимает с газеты ответственность за нее, хотя, возможно, это смягчит решение суда. Большинство судебных исков возникает из-за небрежного обращения с фактами, такими, как имена, фамилии и адреса в статьях, посвященных криминальной хронике. Некоторые преступники специально указывают неверные адреса представителям власти. Судебные иски были представлены невинными гражданами, проживающими по этим адресам. Поэтому во многих статьях, посвященных полицейской хронике, говорится об арестованном человеке как о "том, кто дал адрес полиции", когда речь идет о публикации адреса проживания этого подозреваемого. Некоторые газеты избегают публикации номера дома в таких случаях, ограничиваясь лишь номером квартала.

Концепция "преступного намерения, злого умысла" играет большую роль при разбирательстве иска о клевете. В просторечии "преступное намерение" означает желание или намерение сделать кому-либо плохо. Однако в законах о диффамации жестко разграничивается понятия "злого умысла", который мог и не быть преднамеренным и преступным.

Защита от иска

Если газете предъявляется иск в клевете, то должны быть предприняты все усилия для ее защиты. Существуют три основные стратегии и еще несколько менее существенных, которыми можно воспользоваться в зависимости от обстоятельств. Правда - одна из трех основных стратегий. В большинстве американских штатов иск отклоняется, если доказывается, что информация, которую истец считает клеветой, является правдой. Сложность заключается в том, что правдивость не всегда доказуема в удовлетворительной для суда форме. Ответчик, взвешивающий возможные способы защиты газеты, должен внимательно обдумать, какие доказательства можно представить в суде. Он также должен доказать правдивость своих высказываний, а вот истец не обязан доказывать ложность заявлений. В других штатах правда является защитой от иска только в том случае, если суд определит, что заявление было опубликовано, исходя из добрых побуждений, и с законной целью, которая может быть оправдана. Иными словами, ответчик должен доказать, что правдивая информация была опубликована, исходя из интересов общества, а не с целью нанесения ущерба истцу, то есть отсутствие преднамеренного злого умысла должно быть очевидным.

Вторая стратегия защиты известна как привилегия. При определенных обстоятельствах клеветническое заявление может быть свободно опубликовано без боязни, что судебный иск будет удовлетворен. Участники судебного следствия, судебного разбирательства, суда, слушания дела или члены законодательного органа не могут привлекаться в качестве ответчиков по иску за заявления, сделанные во время судебного разбирательства, в независимости, были ли эти заявления правдивыми или ложными (хотя говорить неправду (лжесвидетельствовать) под присягой преследуется по закону). Общественная документация (официальные данные об арестах, о собственности на недвижимость) считается конфиденциальной информацией. Это было сделано для того, чтобы боязнь репрессалий (возмездия) не мешала достижению цели правосудия во время судебного разбирательства или во время законотворческой деятельности. То есть в данном случае участники этой деятельности пользуются абсолютными привилегиями (неприкосновенностью). Газеты и другие издания пользуются ограниченными привилегиями. Они могут публиковать то, что было сказано при условии выдержанного и правдивого отчета о событиях. Например, если газета отдает предпочтение какой-либо стороне, принимающей участие в судебном процессе, и представляет на своих страницах видение вопроса только этой стороной, то газета может потерять свои привилегии.

Заявления, сделанные не в зале суда или в зале заседаний, не являются конфиденциальными, даже если они имеют отношение к судебному разбирательству или законотворчеству. Обычно репортеры получают информацию от адвокатов в коридорах или на ступеньках здания суда. Газеты не имеют привилегий при публикации этой информации, если она клеветническая. Покинув зал заседаний, законодатели обычно вынуждены повторять, что сделанные ими в нем заявления неприкосновенны. Целью этих заявлений является подготовка поля деятельности для судебного иска.

Третья стратегия - это честные комментарии и критика. Если кто-либо представляет что-либо на суд публике (книгу, пьесу, свое актерское мастерство), он открыт для критики. Это может быть жесткая критика, не ставящая под угрозу самого критика. Эта стратегия защищает разного рода критиков (театральных, музыкальных, литературных, кинематографических) и дает им возможность выполнять свои функции. Главное правило - "не переходить на личности". Критик вполне может назвать книгу глупейшей книгой, которая когда-либо была написана, но у него могут возникнуть неприятности, если он назовет автора глупцом. Доктрина честного комментария и критики была расширена в отношении должностных лиц вердиктом Верховного суда США в 1964 году по делу "Нью-Йорк таймс" против Салливана. Дело уходило корнями в правозащитную деятельность в Монтгомери, штат Алабама.

Под заголовком "Прислушайтесь к их голосам" группа по борьбе за гражданские права опубликовала объявление, занимающее всю газетную полосу в газете "Нью-Йорк Таймс" 29 марта 1960 года. В объявлении были сделаны некоторые замечания, которые были расценены Л.Б. Салливаном, уполномоченным по общественным вопросам города Монтгомери, враждебными по отношению к его персоне, хотя его имя непосредственно не упоминалось. Салливан посчитал, что газета ответственна за фактологические неточности в тексте объявления. Среди них были следующие ошибки: полиция окружила территорию Алабамского государственного колледжа во время демонстрации, студенты исключены за то, что принимали участие в демонстрации на ступеньках здания законодательного собрания штата и что столовая колледжа была закрыта на висячий замок для того, чтобы заставить студентов сдаться. Салливан также обвинил газету в том, что описание гонений, которым подвергался Мартин Лютер Кинг, борец за гражданские права, подразумевало, что Салливан и в этом виновен.

Салливан предъявил иск газете и четырем негритянским священникам, чьи подписи фигурировали под объявлением, и получил по решению суда в Алабаме 500 тысяч долларов США. Однако решение суда было обжаловано, а приговор отменен Верховным судом США, что серьезно повлияло на действенность закона о клевете в отношении защиты должностных лиц. Самый важный вывод, который можно было сделать из всей этой истории: заявления против должностных лиц могут быть неверными, но в то же время они не будут считаться клеветническими. Чтобы их признали клеветническими, эти заявления должны быть не только заведомым обманом, но и примером безответственного игнорирования правды. Что считается "безответственным игнорированием правды", решается во время разбирательства каждого конкретного дела. Но не оставляет сомнений тот факт, что решение по делу Салливана уменьшило степень защищенности должностных лиц от клеветы. Некоторые авторитетные источники полагают, что оно и вовсе разрушило эту защиту и в действительности превратило должностных лиц и выполнение ими своих обязанностей в мишень.

Необходимо отметить, что "общественные лица" и "должностные лица" - не всегда совпадающие понятия. Это означает, что законы о клевете, применимые к должностным лицам, могут, а могут и не быть применимы для должностных лиц. Критерии, сформулированные в деле Салливана, впоследствии применялись при рассмотрении других исков, где истцами были известный писатель и выдающийся профессор. Что же касается общественных лиц, решение принимается в каждом конкретном случае.

Существуют и другие стратегии защиты от исков, но они менее важны, поскольку сфера их применения ограничена. Одной из таких стратегий может стать концепция согласия, разрешения на публикацию. Иными словами, если человек дает согласие на публикацию его личного заявления, он не имеет права обращаться в суд. Концепция согласия на публикацию оказывается очень полезной в жанре интервью. По понятным причинам согласие должно быть зафиксировано в письменной форме.

Закон о сроках давности регламентирует и эту сферу, так же как он регламентирует любые другие судебные иски. Иск должен быть инициирован в течение определенного срока - обычно в течение одного или двух лет. Право ответа на возражение по иску является еще одной незначительной стратегией. Незначительной потому, что она применяется очень редко. Суть ее в том, что на нападки можно ответить с такой же силой, с какой они были совершены.

Смягчение наказания

Наказание за клевету может быть смягчено, если истец сумеет доказать отсутствие злого умысла, т.е. целенаправленного желания причинить кому-либо зло. Это несложно сделать в случаях, когда клевета была непреднамеренной, т.е. в случае типографской ошибки или любой другой неумышленной оплошности.

Люди, которые считают, что их оклеветали, могут потребовать от газеты отказаться от напечатанного. И если газета признает, что была совершена ошибка, будет опубликовано опровержение. Опровержение принимает форму статьи, в которой признается ошибка и высказывается сожаление, что была совершена такая ошибка, приносятся извинения за возможные неудобства и дискомфорт, которые причинила публикация статьи потерпевшему. Короче говоря, опровержение не обязательно предупреждает иск, но может служить фактором, смягчающим наказание.

Начиная с 1945 года, в американском штате Калифорния установлено, что, если газета, радиовещательная станция или ассоциация журналистов (но не журнал) допустили клеветническое заявление, истец может, выиграв дело, отсудить себе сумму не больше той, которую он реально потерял, если только истец не потребовал опровержение в течение 20 дней после выхода материала. Чтобы получить подобную привилегию, газета должна опубликовать опровержение в том же месте, где изначально была опубликована статья, содержавшая клеветнический материал, в течение 21 дня после того, как потерпевший обратился с просьбой об опровержении. В двадцати других американских штатах приняты аналогичные законы.

Журналисты иногда заблуждаются, неверно полагая, что употребление слов "якобы", "предполагаемый" (предполагаемый убийца, якобы обворовал) защитят их от предъявления иска. Это неправда. Самое большее, чего можно добиться, употребляя эти слова, так это доказать, что они использовались для смягчения тона статьи, и, таким образом, повлиять на решение суда. Точно так же заблуждаясь, многие журналисты имеют тенденцию употреблять слово "обвиняемый (в преступлении)". Это необязательно является клеветой, но в то же время знатоки языка не поощряют использование этого слова, объясняя это тем, что оно производит на читателей впечатление виновности человека, а не просто обвинения в его адрес.

Редакторы должны с большой осторожностью относиться к заголовкам, так как заголовок сам по себе может быть назван клеветническим, несмотря на более полную расшифровку его смысла в статье. Часто встречающаяся ошибка, влекущая за собой неприятности, - это упоминание о ком-либо как о преступнике в заголовке, когда этот человек всего лишь был обвинен в совершении какого-либо преступления и еще может быть оправдан, либо обвинения могут быть сняты из-за недостатка улик. Здесь все зависит от выбора слов. "Мужчина задержан за кражу" - такой заголовок заранее признает виновным обвиняемого в краже. "Мужчина задержан во время ограбления" - этот заголовок всего лишь констатирует факт кражи и ареста в связи с ней.

Авторы должны избегать появления в заголовках слов, характеризующих подозреваемого или подсудимого так, как будто им уже вынесли приговор. Очевидно, что если человеку предъявлено обвинение или его только судят, его нельзя назвать "убийцей", "вором" или "мошенником" в заголовке. Такие эпитеты допустимы только после признания подозреваемого виновным.

Факт ареста кого-либо является общественным достоянием (хотя и дискредитирующим, позорящим), и поэтому сообщение об этом в газете не может привести к иску вне зависимости от того, признали его виновным или нет. Опасность иска возникает в подобных ситуациях только тогда, когда репортер недостаточно аккуратно излагает факт. Необходимо проверить, было ли официально предъявлено обвинение, и только после этого сообщать об этом, как о свершившемся факте. Документы должны быть проверены. Полиция иногда сообщает о своем намерении предъявить обвинение, но затем передумывает. Ошибочная информация о том, что человеку было предъявлено обвинение, может привести газету к судебному иску.

Заявления, сделанные полицией в отношении возможной вины арестованного, признания или другие слова подозреваемого не являются конфиденциальной информацией. Как бы то ни было, такая информация свободно появляется в прессе каждый день. В этой ситуации редко предъявляются иски, поскольку у обвиняемого, признанного виновным или нет, есть другие, более неотложные дела. Иногда люди, считающие, что им нанесен ущерб публикацией информации, не требуют опровержения (которое очень легко получить), так как не хотят привлекать еще больше внимания к этому вопросу.

Возмещение убытков

Существуют три вида денежного возмещения (за причиненный ущерб), которое должен компенсировать тот, кто опубликовал клеветническое заявление: 1) компенсационное (обычный), 2) денежное возмещение в виде наказания ответчика для примера и 3) специальное.

Компенсационный возмещает ущерб, нанесенный потерпевшему. Логика такова: хотя деньги и не могут залечить человеку раны, они могут служить заживляющим "бальзамом". Клеветник должен выплатить эту сумму истцу. Компенсационное возмещение может быть номинальным и составлять 6 центов. Таков был вердикт по делу Генри Форда (основателя компании "Форд мотор корпорейшн"), подавшего иск против газеты "Чикаго трибьюн" за то, что та назвала его анархистом. Такая компенсация может показаться незначительной, но она говорит о моральной победе и может удовлетворить истца.

Денежное возмещение в виде наказания ответчика для примера направлено на то, чтобы наказать (как и гласит этот термин) ответчика и сделать так, чтобы его печальный опыт служил примером для него самого и окружающих. Такое возмещение может быть назначено дополнительно к компенсационному.

Специальное возмещение компенсирует потерпевшему фактический финансовый ущерб, который он понес в результате клеветы. Торговец, которого оклеветали, сказав, что он имел обыкновение назначать завышенную цену за свой товар, например, может получить специальное возмещение из расчета, насколько пострадало его дело в результате клеветы. Вот еще примеры аналогичных ситуаций: врач, о котором высказались так, что создалось впечатление, что он шарлатан; адвокат, представленный как кляузник. В таких случаях истцы могут получить все три вида денежного возмещения.

Кого можно оклеветать?

Обычно коллектив не может возбудить гражданский иск о защите своей чести и достоинства, если только не будут представлены доказательства того, что клеветнические заявления нанесли ущерб членам этого коллектива как частным лицам. Такие случаи встречаются крайне редко. Однако клеветнические заявления против коллектива, если обнаружено, что они ведут к нарушению правопорядка, волнениям или любым другим противозаконным действиям, могут служить основой для возбуждения уголовного дела. Хотя можно оклеветать корпорации, так как перед законом они считаются юридическими лицами. Судебные дела, имеющие отношение к диффамации репутации корпораций, иногда называются делами о клевете в торговой сфере. Умершие уже не могут обращаться в суд с гражданским иском о защите чести и достоинства, так как считается, что их репутация умерла вместе с ними. Однако клевета на умершего человека может служить причиной возбуждения уголовного дела на основании влияния, произведенного ею на наследников.

Вторжение в личную жизнь

Это сравнительно новая концепция в юриспруденции, возникшая вследствие появления статьи Луи Д. Бранде и Самуэля Н. Воррена, опубликованной в "Гарвард Ло Ревью" (Гарвардский журнал права) в 1890 году. Ее идея заключается в том, что люди имеют право на защиту от "обнажения" фактов их личной жизни. Бранде и Воррен посетовали, что "пресса переступает границы дозволенного и нарушает все нормы приличия". Это случилось в то время, когда рост тиражей газет достигался, как правило, публикациями сенсаций. Эта концепция до сих пор остается неясной, так как не было большого количества судебных разбирательств, основанных на ней, и ее трактовка во многом зависит от решения суда.

Судебные разбирательства в большой степени коснулись публикаций фотографий. Не оставляет сомнений тот факт, что фотография человека не может быть использована в рекламе без его согласия. Однако содержание рекламы вряд ли должно волновать корректора или новостного редактора. Не возникает вопроса о вторжении в личную жизнь, когда человек случайно был сфотографирован на людях для новостных целей или в таких обстоятельствах, когда привлекательность, важность события не оставляет сомнений. Тем не менее люди, живущие в бедных кварталах, чьи фотографии были опубликованы для иллюстрации их условий жизни, возбудили иск на том основании, что снимки выставили их посмешищем и объектом презрения.

Если возникает сомнение, будет ли воспринято как вторжение в личную жизнь фотографирование человека, например, у него дома, лучше получить от него письменное разрешение перед публикацией.

Авторское право

Авторские права чем-то напоминают патентное право. Их общая цель - защитить право на интеллектуальную собственность, например, на открытие или на литературную работу, фотографию или музыкальную композицию. Поскольку авторское право применимо и к газетам, необходимо знать, что факты, т.е. информация, как таковые, не могут быть защищены авторским правом. Авторское право защищает только форму, в которую облечена информация, - композицию слов. Оно направлено на борьбу с копированием, плагиатом.

Некоторая информация, на которой основываются статьи, берется из книг, журналов и других защищенных авторским правом источников. Нарушением авторского права считается дословное повторение источника. Вежливость и честность требуют, однако, выражения благодарности в адрес источника существенной информации, даже если она не была процитирована слово в слово.

В журналистике случается так, что газеты часто занимаются "переписыванием" статей друг друга, и это считается допустимым и воспринимается как должное. В уважающих себя изданиях статьи из других газет "переписываются" только при условии проверки того, что все факты в оригинале соответствуют действительности, и с учетом нового развития событий. В некоторых случаях газеты были пристыжены, а иногда даже наказаны в соответствии с законами, контролирующими нечестные профессиональные отношения, состоящие в регулярном использовании фактов, добытых своими конкурентами. В одном из таких случаев "паразиту" была устроена западня. Потерпевшая сторона преднамеренно допустила фактологические ошибки в своих статьях для того, чтобы загнать в угол "списывающую" газету, которая попросту их повторила.

Буквальное цитирование источника, защищенного авторскими правами, требует не только ссылки, но и получения на это разрешения. Иногда за такое разрешение могут потребовать гонорар. Всегда факт разрешения на публикацию должен быть отображен в форме, указанной владельцем авторского права.

Однако законы, регулирующие разрешения на публикацию, довольно лояльны по отношению к доктрине так называемого "разумного использования". Руководствуясь этим принципом, который не был четко сформулирован, авторы могут кратко цитировать работы, защищенные авторским правом, без получения разрешения. Какой объем информации можно цитировать? Вот тут как раз и рождаются сомнения. До сих пор не установлено конкретное число слов. Некоторые авторитетные источники утверждают, что речь идет о цитировании до 50 слов - но это всего лишь догадка. При цитировании, руководствуясь принципом "разумного цитирования", возникает два вопроса: в каком объеме и зачем. Считается, что возможно безбоязненное цитирование ради иллюстрации какой-либо точки зрения в учебных или научных целях. Что же касается художественных произведений - дело обстоит иначе. Процитированный источник должен быть четко указан. Выдача чужой работы за свою считается, конечно же, плагиатом и является аморальной и противозаконной, так как представляет собой вид кражи защищенного авторским правом материала.

На деле, вряд ли возникнут проблемы с законом из-за разумного цитирования со ссылкой на источник. Даже если автор чувствует себя ущемленным и подает в суд, то его затраты на судебные издержки вряд ли окупятся. Другие же, наоборот, счастливы, когда их цитируют в допустимых пределах. Это говорит о том, что они признаны и цитирование даже служит своего рода бесплатной рекламой.

Литературные критики, однако, имеют исключительное право разумно цитировать произведение, на которое они пишут рецензию, для иллюстрации своей точки зрения. В таком случае разрешение на цитирование не требуется. Издатели обычно рады, что на их книги пишутся рецензии, пусть даже недоброжелательные и хотят, чтобы их труды цитировались.

Авторы очерков или эссе зачастую цитируют тексты популярных песен. Если они это делают, не получив разрешения, то их газете вскоре придется иметь дело с владельцем авторских прав на эти тексты. Крайне осторожно следует относиться и к цитированию стихотворений.

Проблемы у газет, связанные с авторским правом, возникают нечасто. Когда закрадываются сомнения о легитимности цитирования, попросите разрешение.

Лотереи

Результаты лотерей в США обычно не предаются огласке в соответствии с почтовыми правилами. Нарушавшая их газета, возможно, получит предупреждение от администрации почты перед тем, как будут предприняты серьезные меры. За игнорирование закона газета может потерять свои привилегии по рассылке. Лотерея имеет три признака: наличие приза, приобретение билета и розыгрыш купленных билетов.

По-видимому, закон запрещает придавать огласке в форме рекламы или новостной статьи такие мероприятия, как метод борьбы с вовлечением масс в азартные игры. Тем не менее подобные ограничения не распространяются на информацию о скачках, хотя по количеству и сумме ставок они не могут сравниться с лотереей. В последние годы, однако, некоторые штаты начали проводить официальные лотереи с целью сбора денег на текущие расходы. Они широко рекламировались, несмотря на вопрос о легальности. И все же почтовые правила так и не коснулись несчетного количества объявлений в газетах о церковных играх в лото, вещевых лотереях и аналогичных мероприятиях.

Газеты могут упоминать о лотереях, когда это представляет новостной интерес и когда реклама лотереи не является побудительным мотивом для публикации материала. Подобное решение было вынесено в результате инцидента, происшедшего в 1947 году в Северной Каролине, когда афроамериканец выиграл "Кадиллак" в лотерее, организованной клубом для военнослужащих. Это произошло до того, как были достигнуты определенные успехи в области гражданских прав. Спонсоры считали, что лотерея была организована только для белого населения. Были предприняты попытки компенсировать победителю "Кадиллак" деньгами, но он настаивал на призе. Информация о происшедшем недоразумении дошла до газет и получила общенациональный резонанс. Попытка наказать газету "Сент Луис стар таймс" (сейчас уже не существующую) за публикацию этой информации привела к вердикту суда, что закон не предусматривает наказания изданиям, в которых упоминание о лотерее несущественно, второстепенно.

Заключение

Свобода прессы не абсолютна и имеет юридические рамки, направленные на защиту граждан от определенного ущерба. Этими ограничениями являются законы, предусматривающие ответственность за вторжение в личную жизнь, публикацию непристойностей, нарушение авторских прав и, пожалуй, за - самое важное для журналиста - клевету или диффамацию (нанесение ущерба репутации). Редактор должен хорошо владеть всеми аспектами, связанными с клеветой, чтобы выявить опасность иска к статье, которую он держит в руках.

Хотя по вопросу защиты чести и достоинства может быть возбужден как гражданский иск, так и уголовное дело, преобладающее число все-таки за гражданскими исками (один гражданин подает в суд на другого или на издательство). Необходимо определить критерии клеветы: публикация и идентификация. Клевета подразделяется на две группы: per se и per quod. Заголовки и фотографии сами по себе могут быть клеветническими. Наличие злого умысла занимает важное место во время рассмотрения исков о клевете.

Издание, против которого был возбужден иск, может воспользоваться для своей защиты тремя стратегиями: правда (доказательство правдивости опубликованного материала зависит от обвиняемого и представляет собой способ защиты в соответствии с законами конкретного штата США), привилегии и правдивые комментарий и критика. Иск о защите чести и достоинства - дело Салливана - оказало большое влияние на применение закона о клевете в отношении общественных деятелей. Малозначимыми являются: согласие, закон о сроках давности и право на ответ.

В некоторых случаях публикация опровержения может удовлетворить потерпевшего. Употребление слов "якобы" и "предполагаемый" не защитит от возможного иска. Заголовки должны быть очень грамотно написаны, так как они представляют наибольшую опасность, особенно когда речь идет о заголовках к статьям о преступлениях и арестах. Информация о факте ареста, если он был официально зарегистрирован, не представляет опасности судебного разбирательства.

Существуют три вида денежного возмещения (за причиненный ущерб), которое должен компенсировать, опубликовавший клеветническое заявление: 1) компенсационное (обычный), 2) денежное возмещение в виде наказания ответчика для примера и 3) специальное.

Коллектив, как организация частных лиц, не может возбудить гражданский иск, а корпорации могут. Также как и коллектив, умерший человек не может быть инициатором иска, но они могут быть субъектом уголовного дела.

Вторжение в личную жизнь не является четко сформулированной концепцией, и опыт, связанный с ней, имеет отношение в основном к фотографиям.

Авторские права, как уже отмечалось, защищают право владения автора и издателя на произведение, хотя закон и был смягчен доктриной "разумного использования". Лишь форма подачи, а не сами факты, может быть защищена авторским правом. Должно быть получено разрешение на право публикации материала, защищенного авторскими правами.

National Press Institute, 2000

С уважением,
Максим Пасютин...

http://journalism.narod.ru

Если у вас тоже есть полезные материалы для журналисткой братии, присылайте их по адресу journalism@yandex.ru...
Создадим вместе самую ПОЛЕЗНУЮ библиотеку для журналистов!


http://subscribe.ru/
http://subscribe.ru/feedback/
Подписан адрес:
Код этой рассылки: lit.book.library.journalism
Отписаться

В избранное