Отправляет email-рассылки с помощью сервиса Sendsay

Семь цветов хайку

  Все выпуски  

Семь цветов хайку Выпуск 281



СЕМЬ ЦВЕТОВ ХАЙКУ



Рассылка портала HAIKU-DO и сайта GRAF MUR. АРОМАТ ВОСТОКА

#теплый_сентябрь
часть 4

24-10-23 Выпуск 281

успел - зацвёл
голубыми аквамаринами
цикорий на газоне

Надежда Самсонова


паутинное лето
что-то высматривает
в небе старый кот

Иля Костик


писк синичек
в жёлтых кронах
синева

Людмила Хабарова


арбузные корки
один день из жизни ос

Руслан Крупин


теплый сентябрь
ловят малыши
тонкую паутинку

Игорь Николаев


дерево без листьев
не оторваться
от её походки

Nikolay Grankin


поиск янтаря
чем еще заняться
в октябре на курорте

Анжелика Шимчук


 


Что еще почитать...

о законах мироздания

***
Зима была такой долгой, снежной и тоскливой, что от скуки уже начало маяться даже Большое Добро, которое, изведя всю пряжу на шарфики и носки, больше не знало, чем себя занять. Даже Тушка Эволюции, казалось, напрочь утратила всю свою активность, не говоря уже о Маленьком Зле, которое целыми днями валялось пузом вверх и ныло, что носочки и шарфики колючие. И только Малютка Монада доверчиво улыбалась, пыталась залезть ко всем на колени, и просила с ней погулять.

Осторожно перекладывая Малютку обратно в спичечный коробок, Всейный Логос объяснял, что гулять они не пойдут, потому что делать на улице нечего, а тут еще Критика чистого разума не дочитана. Осознав, чем именно сейчас займется Всейный Логос, Большое Добро вздрогнуло, и объявило, что все идут дышать свежим воздухом. Кто не идет - тот будет вытолкнут веником.

Пытаясь перекричать поднявшийся вой, Большое Добро в отчаянии заявило, что все будут веселиться. Как выяснилось, под "веселиться", Большое Добро подразумевало всем вместе слепить снеговика. Возиться в холодном снегу, чтобы слепить нечто, непонятной формы и незнакомого названия, Маленькому Злу показалось нелепым и бессмысленным, потому, немного поразмслив, оно во всеуслышание объявило, что готово поучаствовать, если лепить будут Маленькое Зло. Желательно побольше. Тушке Эволюции было вообще все равно, чем заниматься, Всейный Логос прикинул, что вылепить Маленькое Зло должно быть даже проще, чем снеговика, Малютку Монаду никто не спросил, а Непонятого Зверька Ангста никто не слушал. Посмотрев на это единодушие, Большое Добро только вздохнуло и согласилось.

И вот, пока Тушка Эволюции сгребала снег в большую кучу, Большое Добро пыталось придать этой куче хоть какое-то сходство с Маленьким Злом, а Всейный Логос, все время протирая очки, пытался объяснить, почему не получается. Малютка Монада, сидя на перевернутом ведерке, восторженно пищала, когда Маленькое Зло в очередной раз попадало снежком в Зверька Ангста, сидящего под скамейкой с самым похоронным выражением на морде, а само Маленькое Зло еще успевало бдительно смотреть за саперной лопаткой, которой Большое Добро себе помогало.

Когда начало темнеть, все выдохлись окончательно, и потому заканчивали большое белое Маленькое Зло быстро-быстро. Уставшее и запыхавшееся Большое Добро начало опасаться воплей, но источник, который мог бы эти вопли произвести, наконец, ко всеобщему облегчению, удовлетворенно вздохнул. Придирчиво все оглядев, Маленькое Зло торжественно сняло с себя шарфик, и повязало его на свою снежную копию, тем самым здорово усилив сходство. И пока Большое Добро, время от времени выглядывая в окошко, умилялось этому зрелищу, Маленькое Зло тихо хихикало над тем, как оно ловко избавилось от ненавистного шарфа...


***
Однажды, посмотрев, как сильно скучает Малютка Монада, Большое Добро решило ее немного развлечь, и направилось к своему комоду, стоящему в спаленке. Из самого нижнего ящика Большое Добро выудило гору лоскутков, вооружилось ниткой с иголокой и начало что-то старательно шить. Закончив, оно направилось к отжимающейся Тушке Эволюции, и о чем-то долго с ней шепталось, после чего Тушка, наконец-то, перестала отжиматься, и развила в большой комнате бурную активность.

Маленькое Зло, тихонько сбривающее мех на шапке Большого Добра, взбудоражилось, но, на всякий случай, решило не вмешиваться, пока активная Тушка строила какую-то нелепую конструкцию, больше всего похожую на ширму. За ширму с кучей тряпок зашло Большое Добро, Тушка сбегала за Логосом, на колени которому посадили Малютку Монаду, чтобы ей было лучше видно, притащила за хвост Зверька, и запихнула его под ноги Логосу, так, чтобы Зверек не имел возможности уползти, а мог только наслаждаться процессом. Маленькое Зло закончило с шапкой и тоже подобралось поближе к ширме. Тушка Эволюции заскочила за ширму, они там повозились и пошептались с Большим Добром, Зверек Ангст попытался вырваться, но Всейный Логос грамотно наступил ему на хвост, а потом над ширмой вдруг показался заяц.

С точки зрения Маленького Зла, это был довольно таки уродливый заяц, и говорил он почему-то голосом Большого Добра, а потом появилась лиса, еще более уродливая, хотя, казалось бы, это невозможно, и заговорила голосом Тушки. И даже двигалась она как Тушка. А вот ругалась она не как Тушка - а прямо как Маленькое Зло. Маленькое Зло внимательно смотрело за куклами, раздумывало о том, что куклы - это, все-таки, для маленьких, и никак не могло оторваться.

И чем больше оно наблюдало, тем более странная штука оказывалась - как из всего, такого ненастоящего, получается что-то, до такой степени настоящее? Ведь Маленькое Зло знает, что это только куклы, еще и уродливые - почему же они такие интересные? А если бы это были не куклы - а само Большое Добро стало зайцем - как бы это было? И чем больше Маленькое Зло соображало, тем серьезней у него становилась мордочка, и тем больше мокрел нос.

И вот, когда зажегся свет, Малютка начала прыгать от восторга, Логос - апплодировать, а Большое Добро краснело и кланялось. Маленькое же Зло размышляло о том, что театр - это когда слова начинают занимать пространство, и чем они больше, эти твои слова, тем больше места тебе будет принадлежать. Даже кукольные заяц и лиса занимают места своими словами о тучке и солнышке - но как это будет, если занять место по-настоящему большими словами? И где вообще берут правильные большие слова?

Маленькое Зло медленно перевело взгляд на Логоса, вскочило, и кинулось со всех ног из команты. И вот, пока раскрасневшееся Большое Добро радовалось тому, как все хорошо и мило получается, в комнату ворвалось сильно запыхавшееся и ужасно уставшее Маленькое Зло с очень занятыми лапами, в которых было восемь томов Шекспира, которого они, конечно, будут играть вместо этих тупых зайцев и уродливых лисиц.

Большое Добро упало в обморок.


***
Сначала все просто смотрели на очень гордое Маленькое Зло и восемь томов Шекспира. А потом они заговорили одновременно.

Всейный Логос сказал, что он понятия не имеет, откуда у него взялся Шекспир. Непонятый Зверек Ангст сообщил, что хочет быть Гамлетом. Тушка заявила, что она ничего не знает об этих книгах, но готова прочесть все, что скажут. Малютка Монада прыгала и пищала. Маленькое Зло соображало, в какой именно пьесе водятся самые большие слова.

Большое Добро пришло в себя и пробормотало, что они тут все сумасшедшие и оно не намерено в этом участвовать. Всейный Логос задумчиво поднял с ковра один из томов и открыл где-то на середине. Непонятый Зверек все обнюхал, тоже выбрал себе книгу, и уткнулся в нее носом. Тушка подхватила сразу три, и, кажется, вознамерилась читать все три одновременно. Маленькое Зло хапнуло три оставшиеся.

Большое Добро схватилось за голову, но никто на него не смотрел. Большое Добро что-то жалобно проговорило про зайчика и лису - но его никто не слушал, и даже Малютка Монада залезла куда-то в корешок, поближе к Двенадцатой ночи. Большое Добро сдалось и отобрало у Тушки один из томов, потому что отжать что-либо у Маленького Зла было нереально.

За окном шел снег, дул страшный холодный ветер, а все сидели в большой теплой комнате, каждый со своими книгами, и были слышны только шелест страниц, всхлипы Большого Добра и чихание Малютки Монады.

А потом, в один из вечеров, Зверек Ангст тяжко вздохнул, наконец, оторвался от книги, и заявил, что все равно хочет быть Гамлетом. И тут выяснилось много всякого - что Всейный Логос хочет быть Просперо, что Тушка готова побыть Макбетом, а Большое Добро по-прежнему считает, что все это безумие, но готово сшить для Маленького Зла хорошенький костюмчик Пэка.

Маленькое Зло встало с пола, стряхнуло с себя крошки, захлопнуло книгу, внимательно посмотрело на всех, и заявило, что оно уже все твердо решило. Оно будет Королем Лир.

Большое Добро упало в обморок.

(Инна Хмель)





Всех благ! Жду ваших предложений, замечаний, идей. Ваш Graf Mur
E-mail: graf-mur@yandex.ru

Архив

Рассылка 'Семь цветов хайку'

В избранное