Взгляд из дюзы: Фантастика

  Все выпуски  

Взгляд из дюзы: Фантастика : Стасти по Миллеру


Информационный Канал Subscribe.Ru

"Взгляд из дюзы" - Взглянем вместе!

Фантастика в литературе

Страсти по Миллеру

© Сергей Бережной, 2002

 

Уолтер Миллер. Страсти по Лейбовицу Уолтер Миллер. Страсти по Лейбовицу; Святой Лейбовиц и Дикая Лошадь. - М.: "АСТ", 2001. - (Золотая библиотека фантастики).


Выход в "АСТ" дилогии Уолтера Миллера "Страсти по Лейбовицу" и "Святой Лейбовиц и Дикая Лошадь" — одно из самых значительных (и самых недооцененных) книжных событий конца 2001 года.

Рекомендовать первый роман — все равно, что будить вулкан зажигалкой. Ценители фантастики знают его и без рекомендаций; для остальных скажу лишь, что фантастики там не больше (но и не меньше), чем в "Имени Розы" Умберто Эко.

Перечитал "Страсти..." — и вновь убедился, насколько уникальным автором был (вечная ему память) Миллер, как сложны и интересны его построения, как многогранен его взгляд на человека, общество, на роль религии и науки.

Второй роман начинал читать с естественной опаской — во-первых, редкое продолжение соответствует уровню оригинала; во-вторых, как известно, сам Миллер роман не закончил. Он от него очень устал, позвонил издателю и сказал, что работать над книгой больше не в силах — и вскоре застрелился. А роман пришлось заканчивать Терри Биссону.

В отличие от "Страстей...", действие "Дикой Лошади" не растянуто на столетия. Оно укладывается в несколько лет, которые по хронологии цикла находятся через несколько десятилетий после второй части "Страстей". Тексарк (Тексаркана) готовится ко второй волне завоеваний, Церковь изгнана из Нового Рима, Папа на ножах с империей Ханнеганов. Интриги и заговоры плетут абсолютно все, вновь повторяется (с новыми нюансами, но по старой канве) история Авиньонского пленения...

Миллер писал сложный исторический роман, глубоко завязанный на противоречиях между христианской моралью и неизбежной аморальностью власти — в том числе и церковной. Не удивительно, что книга вымотала автора — она действительно сложна, и ловушки, в которые Миллер загоняет своих героев, как правило, естественного благополучного исхода не предполагают (в этом "Дикая Лошадь" вполне соответствует "Страстям"). Подойдя к финалу, писатель, видимо, ясно понял, что роман должен закончиться Апокалипсисом — но на этот раз не ядерным, а нравственным. Не катарсисом, а именно Апокалипсисом. Вы представляете себе, что это такое для верующего человека? Я, скажем, с трудом.

Но Миллер-то это понимал, и его самоубийство — деяние совершенно недопустимое по католическим канонам! — видится именно как отчаянный шаг, которым он надеялся остановить катастрофу.

Возможно, этот шаг оказался не напрасным. Терри Биссон, который написал заключительные 20% книги, принадлежит к совершенно другому поколению, и для него Апокалипсис — это лишь атмосфера, в которой тоже можно дышать. Финал романа кардинально отличается по интонации, ритму, дыханию. Заканчивается сложная интрига, начинается действие. Мир оживает, он начинает активно сопротивляться замыслам героев, у них перестают получаться даже простейшие стратегические схемы, которые ранее работали безотказно. Над этими главами витают тени персонажей Харлана Эллисона и Эриха Ремарка, как странное ненужное воспоминание маячит "Плоть+Кровь" Верхувена, в некоторых эпизодах через текст как будто проходит обоз из третьей новеллы "Мракобеса" Хаецкой...

В общем, разочарования не получилось — скорее, наоборот. "Дикая Лошадь" — роман сильный и совершенно не похожий на "Страсти по Лейбовицу". Портит книгу лишь то, как с ней обошлись переводчики и редакторы. Илан Полоцк, судя по выходным данным, делал переводы обоих романов — но отличия между этими переводами ошеломительные. Переводили как будто разные люди. От романа к роману меняются имена некоторых персонажей (брат Корнхоер становится братом Корнером), переводчик напрочь забывает Евангелие — фраза о том, что Христос сделал Петра "ловцом человеков" переведена таким образом, что Христос якобы поручил Петру ловить рыбу... И это в книге, которая вся построена на Священном Писании! Сам святой Лейбовиц поминается в романе то как Айзек Эдуард, то как Айзек Эдвард... В общем, если первый перевод был отработан и вычищен несколькими предшествующими публикациями, то текст второго, похоже, редактору даже не показывали.

Впрочем, после катастрофической редактуры как бы высоколитературных "Элементарных частиц" Уэльбека удивляться такому подходу просто смешно. К сожалению, критерии профессионализма в издательском деле заметно падают, и даже элитные серии подвержены приступам тяжелой халтуры.

И особенно обидно, когда от этого страдают действительно достойные книги — такие, как как дилогия Уолтера Миллера.


 

Рецензия написана в январе 2002 года. Опубликована в журнала "ПитерBook", №2 за 2002 год.

 




http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное