Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Елизавета Абаринова-Кожухова "Холм демонов"

Когда-то давно, тыщу лет назад, что-то шарахнуло Землю прямо между глаз. Или еще что-то не слишком приятное случилось. Неважно. Главное, что Земля взяла да и раскололась на части. Не сама по себе раскололась, а стало из одной реальности две, медленно расходящихся. Поначалу люди еще меж ними шастали, но чем дальше, тем меньше. И в конце концов перестали совсем. Только отдельные злобные колдуны вовсю пользовались обеими реальностями, да еще несчастные бедолаги, которых ненароком заносило в чудом уцелевшие врата меж измерениями, на своей шкуре постигали незавидную участь незваных гостей. Потому как в нашей реальности магии, может, и нет, а вот в той - и упыри странами правят, и бабки-ежки по-вдоль дорог проживают, на путников охотятся, и даже трехголовый Змей Горыныч летает. Змей, правда, не настоящий, а заколдованный из трех невинных жертв, но ежели что - тяпнет так, что не обрадуешься.

А главное - правят там всякие царь-батюшки, ничего о цивилизации не знающие. И когда к ним являются всякие великие детективы, пусть даже из самой Кислоярской республики, относятся к ним не самым лучшим образом. Правда, если в нужный момент подмогнет благосклонный царедворец, можно и без потерь обойтись. Не задаром, конечно - придется ехать в упыриную столицу, совершать неблаговидные политические деяния типа заказного убийства главы недружественного государства. Но если на пару с детективом едут еще и знаменитая московская журналистка, отставной генерал-миротворец, почти настоящая баронесса и даже самый настоящий колдун Чумичка, то шансов у упыря нет никаких.

Но извести упыря - дело долгое, и с первой попытки можно и не управиться. А потому в параллель придется заниматься и другими делами наподобие раскрытия упырских заговоров в торговом городе, борьбы с установками вражеского колдуна Каширского, спасения дружественной Ютландии от аннексии, подсовывания бескорыстного Ивана-царевича заколдованной лягушке... ну, и тому подобными увлекательными занятиями. Главное, что наше дело право, враг будет разбит, и победа будет за нами.

Юмористическая фэнтези не самого высокого полета. Текст опасно балансирует где-то на грани детской сказки, хотя аллюзии на современную политику и известные (не только политические) фигуры и не дают ему скатиться за эту грань окончательно. Забавненько - вот наиболее подходящий для текста эпитет. Чтобы бездумно убить время - самое то. Для иных целей трилогия не годится.

Жанр: юмористическая фэнтези
Оценка (0-10): 5+
Ссылка: Мошков
Приблизительный объем чистого текста: 753 + 929 + 1024 = 2 706 kb




Цитаты:

Ближе к вечеру, когда спутники Василия стали возвращаться в терем Рыжего, детектив с каждым из них имел небольшую беседу. Как Дубов и ожидал, все приняли предложение с восторгом: майор Селезень после афганского похода и миротворческой миссии в Придурильской республике давно тосковал по участию в какой-нибудь занятной передряге; баронесса Хелен фон Ачкасофф счастлива была возможности отправиться в логово князя Григория, о котором кое-что интересное разведала в историческом архиве; Чаликова же, некогда специализировавшаяся на репортажах из "горячих точек", обрадовалась неожиданной возможности "тряхнуть стариной", и даже перспектива идти под венец со столь одиозной личностью, как князь Григорий, ее совсем не смутила.

За ужином ни Рыжий, ни его гости ни словом не обмолвились о предстоящей командировке, зато баронесса, майор и Чаликова живо делились друг с другом и с Василием впечатлениями о первом дне "культурной программы". Рыжий слушал их рассказы с понимающей улыбкой.

- Дерьмо здесь, а не оборона, - с присущей ему прямотой и неразборчивостью в выражениях заявил Селезень. - Ну ничего, вам повезло, что я сюда попал. За месяц я превращу ваше аникино воинство в мобильную боевую дружину. Я тут переговорил с вашим главным воеводой, он мне так и сказал: "Правильно, Иваныч, давай действуй". Неплохой мужик, без фанаберии, только вас, господин Рыжий, всю дорогу честил на чем свет - мол, из-за его, то бишь ваших нововведений скоро все по миру пойдем.

- Ну, про меня еще и не такое говорят, - заметил хлебосольный хозяин, многозначительно переглянувшись с Дубовым. - Но наш воевода - действительно профессионал в своей области. Ему бы еще вашей железной воли, Александр Иваныч, да вашей, как вы говорите, мобильности...

- Ничего, он мужик, и я мужик - сладим! - уверенно заявил майор.

Затем к рассказу о своем визите в Боярскую Думу приступила Чаликова:

- Это было довольно любопытно, только, боюсь, не слишком интересно для нашего уважаемого хозяина...

- Нет-нет-нет, - возразил Рыжий. - Наоборот, мне очень любопытно послушать, как выглядит царь-городская политическая жизнь со стороны. Рассказывайте, Надежда, я вас внимательно слушаю.

- Ну, поначалу господа бояре чинно-мирно сидели на лавках и обсуждали всякие государственные проблемы - вроде того, как взимать с крестьян недоимки и при этом не драть с них исподнее. Наверное, бояр сдерживало присутствие заморской гостьи. Но потом они и про меня забыли, а дискуссия о недоимках как-то незаметно перешла на личности, вплоть до выяснения, кто с чьей женой спит. Один из них, с огромным ярко-красным крестом поверх собольей шубы, все время бегал по зале и всех подзуживал. А самый горластый в конце концов схватил жбан с медовухой и стал обливать всех подряд направо и налево, так что ихнему главному, ну, в общем, спикеру, пришлось даже призвать стрельцов, чтобы те выволокли этого хулигана за бороду на двор. Не понимаю, зачем вам такая Дума? Хотя чего это я - у нас ничуть не лучше... А потом, в кулуарах, я немного разговорилась с боярами и, знаете, услышала много чего интересного - так сказать, в неофициальной обстановке.

- И что же? - заинтересовался Рыжий. - Разумеется, речь шла и обо мне?

- Да, вообще-то, но только...

- Ну так расскажите. Я-то уж знаю, что господа бояре не больно меня жалуют, просто хотелось бы узнать, в каких конкретно выражениях они это делают. Нет, ну если в матерных, то вы их, конечно, не повторяйте...

- Выражения, что адресовал вам тот боярин, который обливался из жбана, я цитировать не буду - они как раз именно матерные. А другой, весь такой плешивый...

- А, да это, видать, царь-городский голова князь Длиннорукий, - сообразил Рыжий. - Ну и что он?

- Он так и заявил, что любит и уважает законного царя Дормидонта Петровича, но готов даже сам привести сюда князя Григория, лишь бы тот избавил их всех от Рыжего - этого... - Надя в нерешительности замолкла.

- Ну-ну, не бойтесь, договаривайте, - подбодрил ее Рыжий.

- Этого проходимца без роду-племени и даже без имени, который крутит, как хочет, и нами, родовыми князьями, и царем Дормидонтом, и его дочкой Танюшкой, и прочее в том же духе. Они там еще много чего наговорили, я всего и не упомню.

Госпожа Хелена, против обыкновения, оказалась не очень словоохотливой и о результатах архивных исследований почти не распространялась, а вместо этого подробно рассказала о том, как, проходя через Базарную площадь, едва удержалась от соблазна слямзить ценную доисторическую посудину.

- Подумайте только, - возмущалась баронесса, - этот сосуд достоин того, чтобы им восхищались посетители в лучших музеях мира, а какая-то бабка продает в нем простоквашу! Я уж хотела схватить его и побежать, а там уж будь что будет, но потом подумала, что это получится за картина -- заморская гостья, к тому же бакалавр исторических наук, бежит по базару с ворованной посудиной, а следом за ней с визгом и улюлюканьем гонится толпа... Ужас! Но, с другой стороны, наука требует жертв.

- Одну минуточку. - Рыжий встал из-за стола, вышел в сени, снял с полки глиняный горшок, выплеснул содержимое в помойную лохань и торжественно внес в гостиную. - Госпожа баронесса, не такую ли самую посудину вы видели на базаре?

- Такую, именно такую! - возбужденно вскочила баронесса. - Или нет, эта даже еще лучше!

- В таком случае она ваша! - Рыжий широким жестом придвинул горшок к баронессе. Та приняла его трепетно, будто дубликат бесценного груза, но, внимательно разглядев, вернула хозяину:

- Нет-нет, я не могу взять от вас столь ценную... что я говорю -- бесценную историческую реликвию.




Баронесса тем временем с невозмутимым видом выудила нужный свиток и развернула первый лист:

-- Ну что, отсмеялись? А документы тут очень интересные, им ведь уже, судя по датам, более двухсот лет. Вы готовы слушать? Тогда зачитываю: "До вашего сведения довожу, что третьего дня скончался князь Иван Шушок, сидящий на Белой Пуще. И как ни старались остальные сородичи оного, Шушки, но нехорошие слухи поползли через их холопов. Что-де не своею смертию умер князь Иван, а убит был ночью неизвестным злодеем. Но тут слухи разные имеются: то ли зелье ему в ухо было влито, когда он опочивал, то ли горло ему перегрызла тварь неведомая и кровь всю его испила. Последним живьем князя видел его постельничий Григорий, коему злые языки постыдную связь с хозяином приписывают, но он ничего о смертоубийстве не знает, так как произошло оно после полуночи. Когда слуги в соседней комнате услышали крики сдавленные и вбежали, князь был еще жив и постель его вся кровью залита. И говорят, прошептать успел он одно слово "оборотень", да на том и дух испустил. Всем слухам этим невероятным верить трудно, так как сильно странны они, да и, как известно, нерадивые слуги всегда глупости всяческие про своих господ говорят, а постельничему Григорию, в любимцах у Ивана ходившему, просто завидовали. Дьяк Посольского приказа Блинов". Так, а теперь еще документ, продолжающий тему: "...Странным нам показалось сразу то, что мало гостей на свадьбу приглашено было, а простой народ и вовсе стрельцы отогнали подальше.

А про жениха княжны Ольги, дочери Ивана Шушка, говорили только гадости всяческие, и что-де из постели в постель перелез, и родовитости он сомнительной, а иные чернокнижником его за глаза называли. В глаза же говорить опасались, так как злопамятен он. И в пример приводили как смерть князя Ивана, так и погибель странную воеводы Полкана, и боярина Перемета, и еще других, кто Григория в глаза не жаловал. И те же языки добавляли, что с тех пор как покойный князь приблизил к себе оного Григория, так среди людей его верных смерть лютая своей косой прошла. И умирали все странным образом, по большей частию с горлом перерезанным, а то и с кровью испитою. И будто бы повинен во всем некий заморский чародей, Григорием зело привечаемый. А княжна же Ольга при венчании гляделась будто спящей на ходу, и Григорий ее вел под венец своею рукой, а родственники шли сзади, чего раньше не бывало. А еще, с людьми разговаривая, слышал, что по местным лесам много всякой нечисти в последние годы объявилось и что управы на нее нет. Боярин Петухов, Царь-Городский посланник при Белой Пуще."

Майор открыл рот, по-видимому, чтобы сказать: "Брехня", но, подумав, рот закрыл и промолчал. А баронесса вдохновенно продолжала:

-- И еще документик: "К самим похоронам никто из гостей допущен не был и потому княжну Ольгу только в гробу сыздаля при отпевании видали. Но ничего особливого не заметили. Слухи всякие промеж людей ходили, что-де сам Григорий сгубил ее, вместе с заморским колдуном, дабы на Княжий престол воссесть. Но слухи эти могли и другие из рода Шушков распускать, дабы Григория скинуть и самим править. И говорили они, что княжение после Ивана перешло к дочери его Ольге, а после ее смерти к Григорию перейти не может. Но все это слухи темные, и ходит их множество, и иные до чудных дел договариваются. И все это шепотом, потому что власть Григория сильна и строга. И Григорий множество сторонников имеет и среди бояр, и стрельцов, и простого люда. А князья Шушки любовью у холопов своих никогда не пользовались, потому как только о своем благе пеклись и, когда нечисть народ донимать стала, токмо обещали изгнать ее из Белой Пущи, да ничего не делали. А Григорий уже войско сильное набирает и отменно вооружает его, и все видят, что он об общем благе печется и править будет твердою рукой. Не в пример Шушкам, одними разговорами пробавлявшимися. Князь Рыжков".

Вдруг в тишине, наступившей после прочтения последнего документа, ясно заслышались какие-то звуки, долетевшие сквозь толстые стены башни. Узники прислушались.

-- Что там, режут кого-то, что ли? -- предположил майор.

-- Свадьбу играют, -- уверенно заявил Василий.

-- Странная какая-то свадьба, -- с сомнением покачала головой баронесса.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное