Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Сергей Мусаниф "Подземная канцелярия"

За базар надо отвечать. Особенно если ты сам Сатана. И твой запой смягчающим вину обстоятельством не является. По крайней мере, не для люберецких братков, которых окончательно достали солнцевские. Души дьявол покупает? Покупает. Вот пусть и выкладывает лавэ за три братковых экземпляра оптом. И никого не колышет, что в свое время эти души своим ходом в ад попадут, без дополнительных усилий. Так что пусть Сатана в запое, у него еще и личный секретарь есть, излишне самостоятельный. Этот дурак и будет расхлебывать. А если уж демон попался на слабо и подписал договор между Раем и Адом, то неважно - секретарь подписывал или счам Князь Тьмы. Не выполнишь условия - ку-ку. Вплоть до внеочередного Армагеддона.

Хотя всех делов-то - четверых произвольно выбранных людей соблазнить душу продать. Не так уж и сложно даже для боевого демона, который только и знает, что базовый курс соблазнения... в теории. Тем паче, что чем дальше, тем как по нотам. Что нужно подсунуть писателю или, скажем, бизнесмену-романтику, понятно. А что четвертый случай по всем канонам жанра окажется самым трудным, то и с ним справиться можно. Выбор искушаемых ведь случайный, не'с па?

Но интрига закручивается все туже, и вскоре становится ясно, что все выходит далеко за рамки банального пари, ставка в котором - несколько против своей воли прикупленных адом душ. Главным действующим лицом оказывается Потерянный Разрушитель, и от решения, которое он примет, зависит судьба - ну еще бы! - всей Вселенной. Тем более, что нетерпеливый ангел мщения с издревле уязвленным самолюбием и ба-альшим пылающим фаллическим символом в руке ни с кем церемониться не намерен...

Юмористическая фэнтези на тему взаимоотношений Рая и Ада. Плюс братковая тема, которая, собственно, присутствует во всех романах писателя, но на удивление в рамках приличий, без романтизации и идеализации, характерной для многих других текстов и кино. Автор пародирует множество известных и многократно спародированных романов (начиная с "Властелина колец"), но и это тоже в стиле, не вызывающем оскомину. Плюс к тому - хорошо закрученная интрига и неплохие побочные мини-сюжеты. В общем, мне весьма понравилось. Рекомендую.

Жанр: юмористическая фэнтези
Оценка (0-10): 8
Ссылка: Библиотека "Ну-ну"
Приблизительный объем чистого текста: 936 kb




Цитаты:

Искусить четверых! Это может показаться плевым делом во времена всеобщего падения нравов, но плевым только на первый взгляд.

Да, недостатка в клиентах мы никогда не испытывали, но в последнее время клиенты попадали к нам не убеждениям по, а недомыслия из. Они, так сказать, были пассивными грешниками и просто не задумывались о том, куда ведет их дорога. Попробую показать на примере.

Возьмем Васю Пупкина. Лежит Вася Пупкин на диване и телевизор смотрит. Вроде не убил никого, чужого не брал, жен ближних своих не соблазнял, так что же он - праведник? Наверняка ведь возжелал чего-нибудь не того, кумира себе сотворил, в церковь не ходит, с Сами Знаете Кем не разговаривает. Вроде и не праведник. А если не праведник, то кто? Правильно, грешник.

Но сам-то он этого не понимает. И задай ты ему вопрос, куда он после смерти попасть думает, без особых раздумий пальцем в небо ткнет. Ну и попадет в небо. Но только пальцем.

А у нас он будет бить себя кулаком в грудь свою впалую и кричать, что это ошибка, что не за того его приняли, в приговоре опечатка и вообще плохие мы и работать не умеем.

А вот ты представь, еще при жизни его является к Васе Пупкину демон и говорит:

- Дам я тебе, Вася Пупкин, миллион долларов, допустим, и еще что-нибудь, что пожелаешь, а ты мне взамен душу свою бессмертную отдай. А? На фиг она тебе нужна? Все равно ведь пылится без толку, ты ею и не пользуешься.

И тут Вася Пупкин, никогда о душе до этого и не помышлявший, встает в позу и начинает орать дурным голосом:

- Как?! Чтобы я тебе, супостату, душу свою бессмертную, Сами Знаете Кем дарованную, отдал да за блага мирские?! Да ни в жисть! - И плюет демону в левый глаз. Если попадет, конечно.

А почему? Да потому что увидел он демона и от страха в штаны наложил. И будет он с тех пор вести жизнь, как ему покажется, праведную, но все равно к нам попадет, только без миллиона долларов и чего-нибудь еще, чего ему предлагали. В раю такие даром не нужны. У них требования к клиентам высокие, а мы подбираем то, что осталось, что им не годится. Так им в последнее время больше половины преставляющихся и не годится. Не к ним претензии. К смертным. Перестали смертные думать о загробной жизни. Ну да Сами Знаете Кто им судья.

А Вася Пупкин не один такой. Много их таких, Вась Пупкиных. В природе человеческой есть такое качество нехорошее, любят люди себя, смертных, все себе простить готовы, ну да это и понятно, кто ж себя не любит. Только вот они думают, что все их любят и что все им всё простят. Вася Пупкин - это еще не самое страшное. Возьми, мил человек, или кто ты там есть, маньяка любого, душегуба, жизней пятьдесят без толку загубившего. Так что ж, он себя грешником, что ли, считает? Дудки. Он себе оправдание всегда найдет. Обстоятельства так сложились, мать в детстве грудью недокормила, учителя злобные, друзья - хулиганы, менты - козлы, мир - бардак и так далее. А сам стоит во всем этом в белом фраке и автографы раздает.

Скажешь, я - циник? Нет, просто давно этим вопросом занимаюсь.

Единственное, что меня в той ситуации хоть немного утешало, так это что я все-таки сумел своего старого друга на это дело уговорить. Скагс, он, знаешь ли, хоть и моложе меня, но тоже из демонов старой закваски. Свое дело знает крепко, умом не обделен, за себя постоять сможет, но и лишнего воротить не станет. А то бывают такие, из нынешних особенно: дай ты ему лицензию, так он тебе за два дня Варфоломеевскую ночь оформит.

Зато Азраель меня тревожил. Ангелы, они ведь, как демоны и как люди, - разные. Азраель был ангелом-мстителем, ангелом-истребителем, сейчас таких тоже не делают. Асгарота он, конечно, запросто развел. И со Скагсом у них старые счеты. То, что он весь ад подставить хочет, так это для ангела вообще нормально, служебное рвение показывает. А то, что про Скагса вспомнил, это как расценивать? Проявление нездоровых эмоций? Может ли ангел быть злопамятным? Большой вопрос.

Асгарот заявился вовремя, в чем в чем, а в пунктуальности ему не откажешь, хотя со здравым смыслом и полная беда. Я взглянул на часы. Скагс уже должен был покинуть свой внешний круг, в котором он себя похоронил по собственной инициативе, и переправиться на Землю, благо оттуда недалеко.

Асгарот нацепил мне на грудь пропуск, такой же, как у него болтался, и мы двинули. Нам в отличие от Скагса двигать надо было изрядно.

Монеты, как ты понимаешь, сверху вниз бросать надо, да еще с большой высоты, чтобы зону поиска увеличить. Вот Азраель и выбрал себе место на одном облаке.

Я себя на облаках не очень хорошо чувствую. Демон я все-таки, а облака - не то место, где порядочному демону следует находиться. Думаю, если ангела к нам в подземелья засунуть, он тоже от страха посинеет и перышки свои подрастеряет. Первым делом я монеты проверил. Все путем, обычные такие, золотые, вес правильный. Посмотрел заклятие, которое на них лежало. Пардон, это у нас заклятие, а у них, наверху, это благословение. Или еще что-то в этом роде. Ну, знаете, типа, наши - все разведчики, а их - сплошь и рядом шпионы.

Но заклятие было правильным, все по условиям договора, ничего лишнего. Я отдал монеты Азраелю и кивнул, дескать, все нормально.

- Ну что, пацаны, - сказал он, - фигли нам тут тереть, все уже давно перетерто. Швыряю?

- Швыряй, - сказал я.




Тенгиз был авторитетным человеком, это признавали все - и немногочисленные друзья, немногочисленные не потому, что мало кто искал его дружбы, а потому что настоящих друзей не может быть много, - и еще более немногочисленные враги, потому что враги Тенгиза долго на этом свете не задерживались. Биография у него была пестрая. Чеченец, он был выходцем из небольшого горного аула в Аргунском ущелье, того самого, где до сих пор гремит своими спецоперациями объединенная группировка. За свои сорок с небольшим он успел побывать и рядовым бойцом, и полевым командиром, правой рукой Шамиля Басаева, управляющим цехом по изготовлению фальшивой водки, отсидеть несколько лет за рэкет и разбой. Сейчас он был вполне респектабельным владельцем казино в центре столицы, где отмывал грязные деньги и переправлял их на родину для поддержания высокого боевого духа наемных солдат республики Ичкерия. Конечно, он отсылал не все деньги, некоторую часть он переправлял в различные европейские банки на анонимные счета. Эту часть он называл своим пенсионным фондом.

Сейчас под его началом в Москве находилось около двух десятков опытных бойцов, контролировавших несколько оптовых рынков и мелких коммерческих фирм. Все они были официально оформлены сотрудниками частного охранного предприятия, все имели разрешение на ношение оружия, и то, чем они занимались, уже нельзя было назвать чистым рэкетом, хотя по сути таковым он и являлся. Обеспечение защиты - высокооплачиваемые адвокаты Тенгиза предпочитали использовать этот термин. Правда, за последние три года только одно дело сумело доползти до суда, подталкиваемое не в меру ретивыми следователями, но и оно развалилось. Свидетели вдруг начали изменять показания, потерпевшие вообще отказались от всяческих претензий, а судья обзавелся роскошным, не по его зарплате, баварским седаном.

Заказы на ликвидацию Тенгиз брал крайне редко, но этому человеку он просто не мог отказать. Слишком многое связывало их в прошлом, слишком многое зависело от него в будущем.

Поручать своим парням грязную работу он не стал, перезаказал клиента местным пацанам, в чем сейчас уже раскаивался. Сначала исчез киллер, посланный Эдиком, потом вся эта чертова стрельба в городе, а теперь на звонки перестал отвечать и сам Эдик. Потом еще в "Новостях" передали о перестрелке, связанной с переделом сфер влияния двух преступных группировок, перестрелка имела место в подозрительной близи от дома, где проживал заказанный человек. Все это Тенгизу очень не нравилось.

Он откинулся на спинку своего роскошного кожаного кресла, стоявшего перед не менее роскошным письменным столом работы начала века в его роскошном, обставленном под старину кабинете над его просто шикарным заведением, и вдавил пальцем клавишу селектора.

- Да, Тенгиз Мухаммедович? - послышался голос его очаровательной секретарши.

- Вызови ко мне Арсена, - распорядился Тенгиз. - И скажи, пусть еще кого-нибудь захватит.

- Сию минуту, Тенгиз Мухаммедович.

Тенгиз не был яростным ревнителем шариата. То есть, конечно, в своих редких деловых поездках на историческую родину он во весь голос заявлял о своей верности старым традициям, неделями перед поездкой не брил бороду и неодобрительно смотрел на выставляющих свое тело напоказ женщин. Но здесь, в Москве, ломать комедию было не перед кем, и созерцать стройные ноги Жанночки, практически не скрытые мини-юбкой, ему было приятно.

Были в цивилизации и кое-какие другие прелести. Тенгиз протянул руку, вынул из ящичка дорогую кубинскую сигару, уже обрезанную кем-то из подхалимов, и с наслаждением закурил от золотой зажигалки "Картье".

Арсен, его племянник, сын непутевого младшего брата, попросившийся под крыло к влиятельному дяде, явился незамедлительно. С ним были еще двое парней, недавно приехавших в город и еще не успевших отличиться. Один из них плохо говорил по-русски. Тенгиз не одобрял сближения своего племянника с такими людьми. Он был их командиром, а они - всего лишь пушечным мясом. Незачем панибратствовать с ними, быть на короткой ноге. Ну ничего, это все от молодости, подумал Тенгиз. Повзрослеет, сам поймет. Тенгиз еще не знал, что ни ему, ни Арсену, ни двоим его боевикам уже не суждено стать старше даже на один день. Отведенное им на земле время шло на убыль с умопомрачительной скоростью.

- Слушаю, дядя, - сказал Арсен, присаживаясь напротив.

Боевики остались стоять за его спиной. Как хорошо вышколенные собаки, они знали свое место при разговорах хозяев.

- Арсен, мальчик мой, - сказал Тенгиз. - Мне нужна твоя помощь.

- Говорите, дядя. Я готов.

- Ты помнишь этого шакала, что был у нас на прошлой неделе, Эдика?

- Да, дядя.

- Я поручил ему одно дело, заплатил деньги, а он дело не выполнил и сам куда-то пропал. Найди его, хорошо?

- Хорошо. - Глаза Арсена загорелись огнем бесшабашной молодецкой удали.

- И приведи сюда, - добавил Тенгиз. Он сразу понял, что племянник не рвется захватить Эдика живым. - Сначала я с ним поговорю, потом разберемся.

- Хорошо, дядя.

- Возьми с собой еще людей, шакалы обычно сбиваются в стаи.

- Возьму.

Но по глазам племянника Тенгиз видел, что не возьмет. Арсен считал, что один горец в бою стоит десятка русских, и не видел необходимости обращаться за подмогой. А Эдик мог набрать и десяток стволов.

- Тенгиз Мухаммедович, - внезапно ожил селектор. - Тут к вам какой-то посетитель, говорит, что он от Эдика и вы его примете.

- На ловца и зверь бежит, - продемонстрировал Арсен знание местного фольклора.

А Тенгиз, ожидавший чего-нибудь в этом роде, этакого визита посла с очередными извинениями, скомандовал голосом сладким, как мед:

- Впусти.

Дверь тут же распахнулась, словно посетитель ждал за дверью, и темная тень скользнула в кабинет. Вошедший Тенгизу сразу же не понравился. Высокий молодой человек с гривой длинных волос, одет во все черное, на ходу он стаскивал с переносицы солнцезащитные очки, которые носил, несмотря на то что за окнами было уже темно. Было в нем что-то знакомое, хотя Тенгиз мог поклясться, что никогда не видел его раньше. Может быть, по телевизору или фото в газетах.

Вот оно! Фото. Когда он снял очки, Тенгиз был уже в этом уверен. Это был тот самый человек, которого заказали Тенгизу и которого он в свою очередь заказал Эдику.

Договариваться пришел, подумал Тенгиз. Узнал о заказе, цену хочет перебить. Эдик, шакал, видно, все ему рассказал и денег взял, вот теперь и прячется, паскуда.

Но что-то в выражении лица молодого человека, что-то в его глазах заставило Тенгиза усомниться в собственной версии. Это было не лицо жертвы, пришедшей умолять охотника о снисхождении. Скорее это было лицо самого охотника, хищника, который долго преследовал и наконец-то настиг свою добычу...

- Тенгиз? - спросил он негромким голосом, от которого пахло угрозой с такой же силой, как пахнет цветами в оранжерее.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное