Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Владимир Гоник "Преисподняя"

Страх окутывает столицу. Ночами бесследно исчезают люди, и никто не знает, куда и почему. Поисковые овчарки ведут в подвалы и теряют след у глухих стен. Огромная советская империя агонизирует, и тоска пустых магазинных полок только усугубляет страх, близкий к панике. Милиция бессильна, и официальные власти только беспомощно разводят руками. И лишь один поисковый отряд рыщет ночами по городу, спускаясь в коллекторы и заброшенные шахты, исследуя туннели метро и старые правительственные бункеры... Вторая, подземная Москва развертывается перед бойцами во всей ее неохватности, и где-то там, в глубине засекреченных катакомб, необходимо искать ответы.

Один отряд, но разные, самые разные судьбы у тех людей, кто входят в его состав. Бывшие афганцы, тертые калачи, не раз погибавшие и выживавшие в горах и пустынях, они сошлись на время, чтобы так же внезапно разойтись потом. Отставной офицер, женившийся на генеральской дочке и добровольно отказавшийся от номенклатурных благ. Инструктор ура-патриотических боевиков, случайно затесавшийся не в ту компанию и нежданно-негаданно влюбившийся в еврейку. Удачливый тележурналист, известное имя, влюбившийся в штатовской командировке в наследницу американских миллионеров... Ночью, во тьме подземелий, они все равны и все одинаково рискуют нарваться на пулю. Днем же они чужие друг другу.

А страх все нарастает, и не только пропажи людей тому виной. Империя агонизирует, и в воздухе сгущается электрическое напряжение. Зреет военный переворот, и догадливые люди уже потихоньку вывозят из Москвы свои семьи. Но власть уже выпустила из рук вожжи. Недалек тот день, когда появившиеся на августовских улицах танки развернут свои башни в сторону тех, кто пытался напугать ими народ. И теперь от успеха действий поискового отряда зависит не только раскрытие таинственных исчезновений...

Роман был написан еще в советские времена, когда говорить про подземные совершенно секретные ходы и бункеры было запрещено категорически - во избежание. Государственная тайна. Автор романа долгие годы самостоятельно исследовал переплетение подземелий, зачастую рискуя погибнуть и бесследно сгинуть в кромешной тьме. Он умудрился не только обнаружить массу тайных, зачастую давно забытых ходов, но и не попасться на глаза охране и не допустить утечки информации о своих занятиях.

Позже, после того, как первое издание романа увидело свет, диггерство стало чрезвычайно популярным в определенных кругах. Вокруг подземной Москвы навертели кучу спекуляций, и очень быстро тема о тайных ходах и бункерах перешла в разряд безнадежной попсы. Многие даже на полном серьезе верили в существующих там крыс величиной с собаку и крокодилов-мутантах. Однако первоисточник всего этого безобразия вполне заслуживает внимания. Хотя сюжет романа не отличается оригинальностью, а язык не блещет красотой, авторское предисловие ко второму изданию весьма интересно и уж совершенно точно куда информативнее самого текста. Даже если не станете читать сам роман, это предисловие прочитать определенно стоит.

Жанр: исторический триллер
Оценка (0-10): 7
Ссылка: Мошков
Приблизительный объем чистого текста: 644 kb




Цитаты:

Пока разведка двигалась дальше, Першин размышлял. Тайный тоннель соединял действующее метро с правительственными особняками и многоярусным подземным городом в Раменках, расположенном на большой глубине под пустырем между проспектом Вернадского и Университетом: тоннель был связан с сетью подземных дорог, которые вели далеко за город, на десятки километров - в леса, к шоссе, в укрытия и на аэродромы. Один из тоннелей шел от глубинных бункеров Кремля на юго-запад, через Воробьевы горы и Раменки выходил к Кольцевой дороге, откуда через Солнцево направлялся на аэродром Внуково; другой тоннель от Кремля уходил на юг по соседству с Варшавским шоссе и достигал аэропорта Домодедово, соединяя его с лесным пансионатом Бор, где был устроен резервный бункер для правительства и Генерального штаба; третий тоннель тянулся от Кремля на восток, в Измайлово и в стороне от Щелковского шоссе пересекал кольцевую дорогу, чтобы уйти дальше, в лес, где в двадцати пяти километрах от города располагался под землей штаб противовоздушной обороны.

Еще один тоннель шел из центра Москвы в сторону Можайска, где по непроверенным сведениям находился резервный командный пункт военно-морского флота; на лесной опушке рядом с шоссе на полпути между Немчиновкой и Баковкой тоннель имел выход на поверхность, другие тоннели имели запасные выходы рядом с кольцевой дорогой в Медведково, Бирюлево и Новокосино.

Кроме тайных подземных дорог, на большой глубине существовали закрытые ветки метро, которыми пользовались высокопоставленные лица и секретные службы. В некоторых московских домах, где проживали эти люди, имелись специальные лифты, что-то вроде комфортабельной шахтной клетки для спуска на глубину.

Одним из таких домов был знаменитый желтый дом с башенкой на Смоленской площади, построенный после войны по проекту академика Жолтовского. С торца дома располагался вход в обычное метро, но жильцы дома, среди которых было немало высоких чинов из госбезопасности, могли пользоваться и другим метро, куда имели доступ только они: отдельная ветка подходила к Лубянке.

Першин знал и другие такие дома, но этот вызывал у него особую неприязнь: роскошные подъезды, просторные холлы, колонны и балясины, радиаторы отопления, декорированные под старинные камины с лепными голенькими младенцами, несущими гроздья винограда, затейливо украшенные потолки...

Во дворе Першин обнаружил пологий, ведущий под землю пандус, прикрытый сверху козырьком и огражденный фигурными каменными тумбами, напоминающими морские кнехты.

На большой глубине под Страстной площадью тайное метро имело развязку - кольцо с радиусом: гигантский краб тянул клешни в разные стороны. Не случайно в институте, проектирующем метро, существовало особое засекреченное управление, где создавались проекты закрытых веток и тоннелей.

Готовя отряд к действиям, Першин что ни день спускался под землю. Из дома бывшего народного комиссара Ягоды в Больших Киселях шел ход на Лубянку, проложенный в тридцатые годы. Дом был двухэтажным особняком с маленьким балконом, огражденным ажурной решеткой, фасад был украшен каменной резьбой и белыми наличниками, изрядное расстояние от дома до работы нарком мог преодолеть под землей, что было удобно в дождь и безопасно, учитывая козни врагов.

Правда, подземный ход не спас комиссара от расстрела, но пока он работал, вероятно, чувствовал себя в безопасности.

Из Юсуповых палат в Большом Харитонии, принадлежавших прежде боярину Волкову, старый обвалившийся ход тянулся в палаты Малого Успенского переулка; по преданию, на месте Юсуповых палат стоял охотничий домик Ивана Грозного, куда вел подземный ход из Кремля, Першин вздумал проверить, но следов чужого пристутствия и свежих землеройных работ не обнаружил и затею оставил.

Барочная пристройка XVIII века соединялась под землей с одноэтажным домом в углу двора, но ход был местного значения и интереса для отряда не представлял.

В один из дней Першин приехал на Солянку. Он въехал на машине под арку большого доходного дома, построенного страховым обществом в начале века на месте бывшего казенного соляного двора. Першин увидел широкий спуск, который дугой уходил под землю, огражденный выщербленной кирпичной стеной.

Внизу Першин обнаружил огромные каменные галереи и переходы, обширные помещения простирались в глубь холма, где соединялись с подземельями Ивановского монастыря. Из монастыря ход под улицей шел к церкви Владимира в Старых садах и в другую сторону, на Хитровку.

Теперь понятно было, куда скрывались когда-то хитровские воры и бандиты при облавах полиции: глубокие подвалы и норы ночлежек и притонов соединялись подкопами с подземельями Ивановской горки.




Начальником смены в дивизионе оказался высокий чернокожий лейтенант с тонким интеллигентным лицом, приятель Джуди. С его помощью она устроила Бирсу патрулирование по ночному Лос-Анджелесу.

Лейтенант показал Бирсу помещение дивизиона - множество комнат, в которых за компьютерами работал дежурный персонал, а потом вызвал сержанта, широкоплечего крепыша с накачанными мышцами, и приказал ему повозить гостей по городу.

- Давайте договоримся: что бы ни случилось, из машины не выходить. Я за вас головой отвечаю, - сказал сержант по имени Майкл, когда они сели в просторную полицейскую машину.

Пока они ехали, Майкл показал, как работает бортовой компьютер: можно было связаться с компьютером любой другой машины, с картотекой дивизиона, городского полицейского управления, со штаб-квартирой ФБР в Вашингтоне, даже с Интерполом, чтобы получить необходимые сведения.

- Смотри, - Майкл показал на пронесшуюся мимо светлую "тойоту". - Делаем запрос, - он нажал несколько кнопок, на маленьком светящемся экране побежала разверстка. - Машина в угоне не значится. Фамилия и адрес владельца. За ним ничего не числится. Ангелочек. Даже штраф не платил.

- Здорово! - восхищенно покрутил головой Бирс.

Они поспели на несколько происшествий, на пожар, на мелкую кражу в баре, но в целом вечер выдался спокойный, и они медленно объезжали криминальные кварталы, где проживали пуэрториканцы, китайцы и черные. Сидя за рулем, сержант ловко управлял машиной и дополнительными фонарями, расположенными на крыше машины, освещал верхние этажи, двери и окна подвалов и темные углы в стороне от дороги; он успевал вести переговоры по рации, поглядывал на планшет с планом города, а иногда вылезал и, придерживая кобуру с пистолетом, настороженно обходил подозрительные тупики и задворки.

Из дивизиона по радио сообщили, что их разыскивает Стэнли Хартман, вскоре он и сам позвонил в машину и спросил, где они находятся. Поглядывая на планшет, сержант объяснил ему маршрут движения.

- До встречи, - сказал Хартман и отключил связь.

Драку на пустыре неподалеку от автострады Санта Моника они заметили еще издали, сержант прибавил скорость, резко затормозил и какое-то время наблюдал из машины, оценивая обстановку. Дрались двое черных - рослые парни в кожаных куртках, еще несколько человек сидели вокруг и, попивая из банок пиво, наблюдали за дракой.

- Эй, кончайте! - крикнул сержант из машины, однако драчуны не подумали подчиниться.

- Проваливай! - обернулся на мгновение один из них.

- Сопротивление полиции! Сейчас заберу, - сержант показал им в оконце наручники и поболтал ими в воздухе.

- Люди выясняют отношения. Не надо никого забирать, сами разберутся, - обратился к нему один из зрителей.

- Кому сказал?! - железным голосом рявкнул на них Майкл и, прихватив дубинку, вылез из машины.

- Что тебе надо? - повернулись к нему драчуны, а зрители лениво поднялись и, сделав несколько шагов отрезали путь к машине.

В это мгновение сзади на большой скорости подкатил Хартман, резко затормозил и, открыв дверцу, выбрался из машины.

- А это еще кто? - удивился один из зрителей. - Ты тоже полицейская задница? А ну, проваливай!

- Что происходит?! - громко спросил Хартман, который не привык к такому обращению.

- Сядьте в машину! - резко приказал ему сержант, кладя руку на торчащий из кобуры пистолет, но было поздно: Хартман опомниться не успел, кто-то схватил его и, понятное дело, словами уже было не обойтись.

Бирс стремительно выскочил из машины, поймал в захват руку, которая держала Хартмана и, нагнувшись, бросил нападавшего через спину. Работая руками и ногами, он устроил им мельницу, после которой двое улеглись на землю, а третий скрючился и не мог разогнуться; остальные уставились на Бирса с уважением. Сержант между тем выхватил из кобуры пистолет и навел на компанию.

- Эй, парень, где ты научился так драться? - миролюбиво поинтересовался один из драчунов.

- В России, - ответил Бирс. - А еще я воевал в Афганистане.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное