Все выпуски  

Глянцевый журнал "Русский размах"


 

Анонсы журнала "Русский Размах"

447-й выпуск

- Истинная культура мысли растет культурою духа и сердца
Николай Константинович Рерих
Александр Балтин СУММА СУММ
  1. СУММА СУММ
  2. ПОСЛЕ КИНОСЕАНСА
  3. * * *
  4. ТЕАТРАЛЬНОЕ
  5. HOMO SAPIENS
  6. * * *
  7. СУБСТАНЦИЯ
  8. МЕЛОДИЯ ЛУНЫ
  9. ПОЛИРОВАННЫЕ ДОСКИ
  10. МАРИЯ ВЕЧОРА
  11. УЛЕЙ. ПОСЛАНИЕ ГОРАЦИЮ
  12. РАКОВИНА
  13. ЛИСТКИ ИЗ БЛОКНОТА
  14. ПЕСЕНКА
  15. * * *
  1. НОЧЬ ГЕРЦОГА КЛАУДИО АКВАВИВА
  2. АНАТОЛИЙ-МЛАДШИЙ
  3. ПРЕДОПРЕДЕЛЁННОСТЬ
  4. * * *
  5. СТАРЫЙ КЛЁН
  6. БАОБАБ
  7. * * *
  8. ВЕЧЕР НА ОКЕ
  9. РОЗА
  10. МЫТЬЁ ПОЛОВ
  11. КИТАЙСКАЯ ХРОНИКА
  12. АРТИСТ И ПАРОДИСТ
  13. СТАРЫЕ АЛЬБОМЫ
  14. ВЫБОР

Александр Проханов ВОСЕМЬ КРЕСТОВ РУССКОЙ СЛАВЫ

Газовый апокалипсис. Украина ворует русский газ. Киев перекрыл газовый вентиль в Европу. Европа околевает от холода. Глава Газпрома Миллер мелькает между Брюсселем, Москвой и Сочи. Путин обвиняет правительство Украины в коррупции. Медведев называет истинную цену на русский газ. Множество комиссий и подкомиссий. Все Рождество — только о газе, об украинском жулье, о борьбе кланов, и, конечно, верх остроумия — об украинской горилке и сале. Что об этом сказать?
Ложью оказывается утверждение либеральных российских политиков, что у России нет врагов. Что на Россию никто не хочет напасть. Враги есть, и один из них — нынешняя украинская власть. Она напала на Россию. Ведет с ней войну. Разрушает основную отрасль ее экономики. Ссорит Россию с Европой. Демонизирует Россию. Наносит ей ущерб не меньший, чем, если бы бомбила Севастополь.
"Операцией прикрытия" следует считать утверждения всё тех же либералов, что вокруг России якобы нет никакого "санитарного кордона". Кордон есть. Он выстраивается от Балтийского до Черного морей. В нем участвуют страны Балтии, зажавшие в клещи Калининград. Грузия, отсекающая нас от Закавказья. Украина, отрезающая русский газ от Европы, вышвыривающая Черноморский флот из Севастополя. Блокада — это эффективнейшая форма ведения войны, о чем свидетельствует американская блокада Кубы, еврейская блокада сектора Газы, украинская блокада русской газопроводной системы.
Еще одной сознательной ложью, исходящей от врагов российских пространств, от разрушителей российской империи, является утверждение, что пространство в наше время утратило свою фундаментальную ценность. Важно, говорят они, не пространство, а скорость коммуникаций, переброска денег через часовые пояса, обмен электронными письмами через континенты. Но это не так. Сегодня пространство, быть может, важнее, чем век назад. Пространство, то есть расстояние, определяет подлетное время ядерных ракет от старта до цели. Потеряв территории на западе, мы позволили американцам разместить свои пусковые установки под Смоленском и Псковом, поставив под удар Москву и Петербург. Пространства таят в себе месторождения, например, уран, который мы потеряли, отторгнув от себя Казахстан. Или углеводороды Арктики, за которые начинается борьба. Или гелий на Луне, куда стремятся космические державы. Именно "фактор пространства" позволяет украинской власти манипулировать Россией, подвешивать её за уши, играть на газовой трубе "ноктюрн русского поражения".
Во время нынешней отвратительной газовой свистопляски ни у одного из российских политиков не повернулся язык произнести слово "империя". Признаться, что всё случившееся — есть результат сознательного разорения великой Русской Империи, которая собиралась веками, выстраивалась как уникальный ансамбль пространств, позволявший русским существовать среди льдов и песков, между европейским молотом и азиатской наковальней. Русские цари были не угрюмые захватчики, не слепые империалисты, помышлявшие о мировом господстве. Самые великие из них пробивали геополитические коридоры на восток и на запад, через моря и суши, открывая ворота для товаров, идей, культурных и мировоззренческих потоков. Так поступали Московские Князья. Так поступал Иван Грозный. Так поступали Петр Великий и Екатерина. Так поступал Иосиф Сталин.
Либералы, еще в окружении Андропова, разработали план "сброса окраин", превращая Русскую Империю в "национальное государство". Об этом совсем недавно в передаче у Познера со свойственной агрессией заявил Анатолий Чубайс. Два "антиимпериалиста", два ревнителя "русского национального государства", которые почему-то в ужасе оттого, что в таком государстве все громче раздается призыв: "Россия для русских"!
Недавно в телепроекте "Имя России" Черномырдин представлял Петра Первого. Ничего более карикатурного невозможно представить. Ельцинист Черномырдин ни словом не обмолвился об имперской политике Петра, о его военном рывке на запад, рывке, потянувшем за собой всю цепь петровских реформ, военных, промышленных, образовательных, административных.
Сегодняшний газовый конфликт с Украиной — это результат сознательного, антиимперского курса Горбачева и Ельцина, результат идеологического тупика, в котором барахтается российская власть. Сапожной дратвой зашиты губы первых лиц государства. Проведя авангардные имперские войны в Закавказье, восстанавливая русский коридор на Кавказ, она страшится произнести слово "империя".
Торговля газом не может быть идеологией. Она может быть имперской практикой, в которой слово "имперская" не фигурирует. Идеология Газпрома — это деньги, прибыль, "маржа", что смехотворно сейчас, когда денежное основание мира сметается как негодное.
Россия не может жить без идеологии. Первые попытки идеологического творчества, предпринятые Сурковым, были остановлены. Умолкли разговоры о Развитии. Вернулись во властный лексикон слова-пустышки: "демократия", "либеральные ценности", "права человека". Но с их помощью не отстоять русские интересы в Европе и Азии, не обеспечить безопасность границ, не создать поколение Сынов Отечества.
Минуло Рождество, но "тема небесного", "вечного" и "чудесного" занимала ничтожное место в информационном поле, где волчком крутился Миллер, пузырились какие-то цистерны, обросли сосульками какие-то дурацкие вентили.
А небесное существует, дает о себе знать. На Священном Холме под Псковом, где собраны земли со священных русских мест и воссоздан образ Русской Империи, образ Русской Святости и Героизма, у этого холма случилось знамение. Группа паломников двигалась мимо в ненастный вечер, под тучами, обложившими небо. И когда они поравнялись с Холмом, разверзлось небо, и в нем посияло восемь лучезарных крестов. "8" — Богородичное число, Осьмиконечная звезда Богородицы. Россия, великая и многострадальная, живет сегодня под знаком этих восьми крестов.
Перефразируя эпиграф замечательного романа Набокова "Дар", можно сказать:

    Ромашка — цветок.
    Воробей — птица.
    Россия — империя.
    Победа — неизбежна.

Павел Святенков Парень с Рублёвки

Сходил в кино, посмотрел всеми хвалимый «Обитаемый остров». Сразу скажу, фильм мне понравился. Правда, смотрел я его через фильтр – как человек, политически ангажированный. Две трети фильма я просто прикалывался над изображением нашей реальности. Для «простого зрителя» пришедшего в кинозал смотреть фильму, «Обитаемый остров» и впрямь мог показаться скушноват. Итак. Краткое содержание.

Вступление.

В 2157 году Рублёвка отделилась от Земли. Рублёвцы окончательно победили смерть, изобрели лекарство от всех болезней, стали чемпионами по греко-римской борьбе, стрельбе из бластера и вождению фотонного звездолета на скорость.

Сцена первая. Дебри Галактики

В дебрях Галактики шевеля щупальцами летит Папин Мерседес (ТМ), на борту которого находится студент МГИМО (ТМ). Из сопутствующего монолога строгой бабуси узнаём, что наш герой порядочный лоботряс – прогуливает лекции, никак не хочет закончить университет (а ведь четвертый курс, как-никак), кроме того, у него лишь межзвездный поиск на уме (уже неприличный в его возрасте). Эпизод сей всеми ругаем за кражу дедушкиных часов, между тем его соль не в этом – сценаристы пытаются уныло ввести нас в курс дела, медовыми устами бабуси рассказать, как зовут героя, сколько ему лет, каково его социальное положение и прочие социологические подробности. Получается неестественно.
По окончании монолога бабуси Папин Мерседес (ТМ) подсекает джихад-такси ака Метеорит, Папин Мерседес (ТМ) крутясь и завывая летит к ближайшему столбу, который по недоразумению оказывается планетой.

Сцена вторая. У «Наших».

Мерседес хлюпается в каком-то марсианском пейзаже. Наш герой (кстати, его зовут Максим) удивленно вылезает из рубки. После чего Мерседес с натугой взрывается. Видно, что взрываться ему ни в коем случае не хочется, но воля Режиссёра, но любимая работа, но гонорар, наконец. Короче, натужно-пренатужно железяка покидает бренный мир. Героя это нисколько не напрягает. Он не возводит бездонные очи к небу. Не воздевает руки. Не кричит: «Неееееет», а просто идет шляться по незнакомой планете. Он идет по густому-густому инопланетному лесу, где за деревом прячется Рычащая Фигня. Только наш герой успевает сказать ей, что он Мак Сим, как тут же на него наводят какой-то пистолет-пулемет неизвестной системы и отнимают весь папин запас кредитных карточек. Единственное, чем удается воспользоваться – программой-переводчиком, благодаря которой Максим понимает теперь речь аборигенов.
Его ведут в лагерь местного движения «Наши», где все занимаются тоталитаризмом, иначе говоря, маршируют строем, выкрикивают неестественные речевки и играют в го. Главный «нашист» Че Даев мгновенно понимает, что перед ним важная птица и неизвестно почему отправляет Максима к начальству, вместо того, чтобы застрелить на месте. Конвоировать назначают капрала Гая, с которым в дороге Максим подружился, спасая ему жизнь (того чуть не завалило чем то тяжелым при взрыве башни).

Сцена третья. У начальства.

Начальство принимает нашего героя неблагосклонно, погружает его в аквариум и начинает изучать. Правда, вмешивается местная гебня. Добродетельный председатель местного КГБ Странник приказывает доставить Максима к себе. Но его подчиненный полковник дает маху – по пути с ним случается приступ, герой сбегает.

Сцена четвертая. Гвардия.

Максим блуждает по городу. Случайно знакомится с официанткой, которая оказывается сестрой Гая Радой, влюбляется. Гай рекомендует его в гвардию (так называется местный аналог движения «Наши»). Как кандидат в гвардию Максим участвует в карательных акциях против несогласных, которые называются «выродки».

В этой сцене дается первичная информация о мире – описываются выродки, которые не люди, говорится, что страна в кольце врагов. Актуализируется «охранительный дискурс». Да, мы убиваем наших детей, женщин, стариков. Но ведь если мы прекратим это делать, то придут враги, и убьют – детей, женщин, стариков. А этого мы как патриоты никак не можем допустить».
Заканчивается всё рейдом в бункер Лимонова, где в плен берут Каспарова, Касьянова и Новодворскую. Для того чтобы пройти кандидатский стаж в «Наши», Максим должен своими руками убить Новодворскую и Каспарова (Касьянова отпускают за то, что он боится власти). Но ему становится их жалко и он отпускает пленников. За это его расстреливают (сколько-то пуль в живот), а его друга Гая разжалуют из «нашистов» кажется в «россомоловцы» и ссылают «в действующую армию».

Сцена пятая. У «несогласных».

Придя в бункер Лимонова, где как раз разрабатывается план нападения на «приёмную президента», Максим в два счета входит в доверие к нацболам и вместе с ними штурмует «башни». Так в фантастической реальности называются специальные излучатели, приводящие население страны к покорности. Они действуют не на всех, избранные – правители страны и выродки чувствуют адскую боль, когда они работают. Потому власти и пытаются уничтожить всех выродков (кроме находящихся во главе страны). Максим вместе с нацболами взрывает башню.

Сцена шестая. Лес-у-чорта-на-куличиках.

Максима опять берут в плен. За него «в верхах» борются две партии – добродетельный председатель местного КГБ Странник и педоватый прокурор из выродков Умник Бондарчук. Но из кампфа получается только пшик – всемогущие тоталитарии (что тот, что другой входят в ближайшее окружение Папы – моложавого черномырдинообразного Путина) никак не могут изловить непобедимого мажора.
На этом отрезке фильма я стал терять интерес. Герои долго ходят по лесу и мочат Боевых Человекообразных Роботов (ТМ), потом выясняют, что местные дикие животные кажется, не вполне дикие, и не вполне животные. Короче, скукота.

Сцена седьмая. Розовый танк.

Охотясь на Роботов, герои случайно подстрелили дикий, но симпатичный Розовый Танк, на котором Максим отправляется на другой конец страны, чтобы выяснить, где Вся-Правда. Дело в том, что несогласные-выродки скрывают всю правду от народа, в случае прихода к власти они намерены использовать против него всё те же башни (то есть ОРТ и НТВ на наши деньги). Короче, наш герой на Розовом Танке прёт прям через минное поле, по дороге освобождает из «Россмола» своего друга Гая и на этом конец первой серии.

Резюме.

Всё как в жизни. Рублевка, гламур, розовые танки и движение «Наши». Мораль: 1) Простой парень с Рублевки всегда поймет простого парня с «райёна», потому что жизнь трудна, 2) Что-то здесь нечисто, с властями и оппозицией, дурят они мозги рабочему человеку. Дурят путём разных башен, 3) В политике принимать участие не надо, надо «думать самому», 4) Если что, КГБ всегда поможет.
Пожалуй, фильм является тотальным торжеством Сергея Лукьяненко. Именно его героям свойственно, набрав полный таз манны, магии и здоровья, вдохновенно одеть его на голову (это вместо того, чтобы «изменить мир» или «отдать власть во Вселенной Мировому Злу»). Герой не делает выбора, противопоставляет себя обеим действующим силам, причем неясно зачем.
Степанов играет не столько плохо, сколько странно – полфильма с его лица не сходит дебиловатая улыбка. На второй половине догадываешься, что так он изображал удивление. Концовка оборвана, политическая сатира, начатая в первой части, во второй почти сходит на нет, заменяется приключениями, а приключения то скучноваты и слабо мотивированны. Короче говоря, если прийти в зал и просто смотреть кино, то будет непонятно, о чем речь. Про кого, для чего и зачем снят фильм. После сеанса слышал, как парень, выходя, сказал девушке: «Не понял, о чём этот фильм?».
И впрямь – серьезного врага у главного героя нету (ну не считать же таковым Бондарчука), серьезной цели перед ним также не стоит. Он просто тусуется, как турист в Северной Корее. Понятно, что его не убьют, доставят в гостиницу в случае чего в целости и сохранности. И это полностью обнуляет весь «антитоталитарный» пафос фильма. Рассказ о том, как божество с Рублевки попало в наш мир и подружилось с местными жителями можно кратко резюмировать цитатой из Чуковского: « В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие, злые крокодилы. Будут вас кусать, бить и обижать. Не ходите дети, в Африку гулять!».

Павел Святенков

 

В избранное