Snob.Ru

  Все выпуски  

Зять Трампа предлагал послу России создать секретный канал связи с Кремлем



Зять Трампа предлагал послу России создать секретный канал связи с Кремлем
2017-05-27 17:47 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Кушнер предложил это Кисляку в начале декабря в небоскребе Трамп-тауэр. На встрече также присутствовал отставной генерал Майкл Флинн. Кисляк удивился предложению использовать для связи систему коммуникации при российской дипмиссии. По данным Washington Post, создание такого канала создало бы угрозу безопасности как команды Трампа, так и России. 

Канал хотели использовать для связи окружения Трампа с Москвой перед инаугурацией. Предлагалось придумать такой способ связи, который не был бы доступен спецслужбам США.

Флинн ушел в отставку в феврале. Он признал, что не все рассказывал о своих контактах с Кисляком. Ранее также сообщалось, что Кушнер в декабре встречался с главой ВЭБа Сергеем Горьковым. Тем временем ФБР расследует информацию о возможных связях Трампа с российскими властями. В мае Трамп уволил главу спецслужбы Джеймса Коми, что некоторые сочли как попытку помешать расследованию. 



«Иванушкам International» запретили въезд на Украину
2017-05-27 16:56 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

«Они прилетели в среду из Астаны в Борисполь. Но поскольку есть информация о незаконном посещении ими Крыма, пограничники приняли решение запретить им въезд в Украину», — сказал Слободян.

До этого о запрете на въезд рассказал солист группы Андрей Григорьев-Апполонов. Он сообщил, что музыкантов не пропустили в аэропорту «Борисполь», когда они собирались выступить на частном концерте в Киеве.



Главбуха проекта Серебренникова «Седьмая студия» арестовали по делу о краже денег
2017-05-27 15:03 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Днем ранее суд отправил под домашний арест бывшего генерального директора «Седьмой студии» Юрия Итина. Следствие просило арестовать его, но суд прислушался к защите. Итин не признает вину.

23 мая следователи провели обыски в квартире художественного руководителя «Гоголь-центра», основателя «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова, в «Гоголь-центре», на «Винзаводе» и у бывшей сотрудницы департамента культуры Москвы Софьи Апфельбаум. Серебренникова допросили в качестве свидетеля и отпустили под обязательство о явке к следователю.

Следствие считает, что в 2011-2014 годах руководители «Седьмой студии» украли около 200 миллионов рублей, выделенных проекту российским правительством на развитие и популяризацию искусства. 



Полиция извинилась за задержание ребенка в Москве. Он читал на улице стихи
2017-05-27 13:18 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Мальчика задержали вечером 26 мая. Соломина написала об извинениях уже после полуночи. Протокол о задержании аннулировали. Мальчик вернулся домой.

«Будет проведена служебная проверка по действиям сотрудников, задержавших ребенка. Разбитый планшет осмотрен криминалистами. Ничего бы этого не было без вмешательства Анатолия Кучерены (адвокат, в частности, защищает интересы экс-шпиона США Эдварда Сноудена — "Сноб"). Это было действительно мощно», — добавила адвокат.

Рано утром 27 мая уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова пообещала в фейсбуке разобраться в ситуации с задержанием ребенка. «Я, конечно, понимаю, что полицейский — не аниматор, но это же ребенок», — отметила омбудсмен.

После задержания в полиции объяснили РБК, что подумали, что мальчик потерялся, потому что он был на улице один. Дежурный пресс-службы МВД рассказал, что ребенок подходил «то к одному прохожему, то к другому, то к одной машине, то к другой». Он не смог сказать полицейским, где его родители, и поэтому они решили, что он один. «Мальчика не задержали, а подобрали и доставили в отдел, потому что он находился в центре Москвы один. Маму вызвали в полицию для разбирательства», — добавил дежурный.

Днем 27 мая в полиции выпустили официальное заявление, в котором говорится, что мальчик признался в сборе денег и что он находился на улице без родителей. Когда мальчика подвели к полицейской машине, к ней же подошла женщина и представилась соседкой мальчика и попросила передать его ей. В полиции отметили, что передача ей ребенка была бы прямым нарушением закона. Когда ей отказали, она начала кричать и сопротивляться полицейским и записывать происходящее на видео. По данным полиции, около 10 вечера мальчика отдали отцу, который приехал в полицию.  

Отец мальчика Илья Скавронски рассказывал, что во время задержания его сын читал вслух «Гамлета» Уильяма Шекспира, а его мама в это время сидела на скамейке и читала книгу. Полицейские, по его словам, без объяснений посадили ребенка в машину и заявили родителям, что задержали его за попрошайничество. Позже в полиции на мать ребенка начали оформлять протокол о неповиновении полицейскому, а на отца — о неисполнении родителями несовершеннолетних обязанностей по воспитанию. Скавронски отказался подписывать протокол. На следующий Скавронски объяснил «Медиазоне», что женщина, которая пыталась отобрать ребенка у полицейских, — мачеха мальчика. 

27 мая в Следственном комитете объявили, что начали проверку действий мачехи во время задержания. Они собираются проверить, не было ли в ее действиях состава статьи 318 Уголовного кодекса (применение насилия в отношении полицейского). Следователи также оценят действия полицейских. 

В интернете появилось несколько видеозаписей и фотографией задержания мальчика. Есть также видеозапись предыдущего выступления мальчика. 



От товарища. Стихотворение ГеннадияШпаликова
2017-05-27 11:48 dear.editor@snob.ru (Татьяна Щербина)

#01 (92) весна 2017

Геннадий Шпаликов, 1961
Фото из личного архива
Геннадий Шпаликов
Фото из личного архива
Геннадий Шпаликов
Фото из личного архива

В начале 1970-х Шпаликов оказался нищим. 

Две картины 1971 года по его сценариям не имели кассового успеха, одна – «Ты и я» (режиссер Лариса Шепитько, музыка Альфреда Шнитке), другая – «Пой песню, поэт…» о Сергее Есенине (режиссер Сергей Урусевский). Первый фильм получил приз на конкурсе молодого кино Венецианского кинофестиваля, но в советском прокате занял последнюю строчку посещаемости, второму Госкино назначило всего шестнадцать копий при обычных тиражах в десятки тысяч. Денег Шпаликов не получил, новой работы не было. Кроме того, он разошелся со своей второй женой Инной Гулой, жить ему было негде и не на что. 

Мой отчим, писатель-сатирик Владимир Тихвинский, где-то встретил Шпаликова и предложил ему пожить у нас, пока они с моей мамой будут в отъезде, в квартире оставалась только я.

Шпаликов пил издавна (что не мешало ему работать), но, оказавшись в полностью беспросветной ситуации, когда и сценарии его Госкино больше не принимало, и песен на его стихи больше не писали, он просто не расставался с бутылкой водки. 

Шпаликов появился в доме в начале лета 1972 года. Пытаюсь вспомнить тогдашнее свое впечатление. Высокий, плотный, с одутловатым лицом, слегка заплывшими глазами. Некрасивый (а ведь не так давно, судя по фото, был просто сказочным принцем). Потерянный. Какой-то весь сносившийся, как старый башмак. Только глаза живые, яркие, всматривающиеся, будто отдельные от всей его осевшей, сдавшейся фигуры. Он показался мне пожилым, а было ему всего тридцать четыре года. Мне – семнадцать. Экзамены, свидания; дома поначалу старалась приободрить Гену, чьих жизненных обстоятельств не знала, но видела: передо мной – заблудившийся трамвай. Длилась моя забота недолго – неразумно же было оставлять на мое попечение взрослого мужчину, тем более сильно пьющего.

Рукописи Геннадия Шпаликова
Фото из личного архива
Рукописи Геннадия Шпаликова
Фото из личного архива
Редакционное письмо 3-го творческого объединения «Мосфильма»
Фото из личного архива

Сегодня я бы… не знаю, что-нибудь придумала бы, а тогда обратилась в бегство. Стала приходить домой только ночевать. Гена безостановочно пил, однажды я пришла домой очень поздно и не смогла отпереть дверь ключом – она была заперта изнутри. На звонки никто не открывал, и мне пришлось залезть по пожарной лестнице на балкон моего третьего этажа. Добралась до балконной двери, она тоже оказалась заперта. Увидела Гену спящим на диване в комнате, при свете, стучала в стекло, звала сперва тихо, боясь разбудить соседей, потом громко, сонные соседи повысовывались из окон, стали на меня кричать хором, и Гена наконец проснулся. 

Шпаликов ушел еще до возвращения родителей и оставил мне на столе стихотворение с надписью «Дорогой Тане на память от твоего товарища». И на первом черновике «Тане». Этого стихотворения никто, кроме меня, не видел. Сейчас я впервые набираю его на компьютере. Видно, что начато оно в состоянии относительно трезвом, а по мере написания голова затуманивается, почерк становится неразборчивым, ритм сбивается.

Шпаликов еще два с половиной года ютился по разным людям, домам творчества, пытался писать роман, но никакого просвета не возникало, да он и сам вряд ли уже мог выйти из пике. Он написал записку, что не может больше так жить, и 1 ноября 1974 года повесился на втором этаже коттеджа Дома творчества писателей в Переделкине. 

Григорий Горин первым нашел тело и корил потом себя за то, что дал в тот вечер денег Шпаликову только на вино, а если б дал на водку (она была дороже), то Шпаликов просто заснул бы и остался жив. Но понятно, что продолжать такое существование Геннадию Федоровичу было невмоготу и незачем. А было ему всего тридцать семь лет.

Рукописи Геннадия Шпаликова
Фото из личного архива
Письмо от редакции 3-го творческого объединения «Мосфильма»
Фото из личного архива
Письмо от редакции 3-го творческого объединения «Мосфильма»
Фото из личного архива

Шпаликов не хранил рукописи, их остались единицы. И эти несколько листочков нашлись чудом, пролежав сорок четыре года – дольше, чем прожил Шпаликов, – в чемодане с архивами у меня на антресолях. Я знала, что они есть, искала, но не могла найти. Они оказались в самом высоком, дальнем, темном углу. Некогда я собрала этот чемодан – письма, фотографии, дневники – и оставила на волю случая, как бросают бутылку с запиской в море. И вот послание вернулось. От удали той эпохи, в которой талант и отвага были высшими ценностями, остались одни воспоминания. Шпаликову в этом году справят восьмидесятилетний юбилей. Стихотворение, написанное у меня в доме на Колхозной (ныне Сухаревской) площади, – неожиданный юбилейный подарок. 

Геннадий Шпаликов.
Дорогой Тане
на память от твоего
товарища

• • •

Когда спадет вечерний шум,
вне навигаций, лоций,
я дорожил и дорожу,
чего душе неймется.

Куда ее себе девать,
но форточкам, подушкам,
и невесомая кровать,
веселая кукушка 1.

Она – ку-ку, а я – увы 2,
я крестики не ставлю,
чего пониже головы,
определяю ставню.

Тут – стук-стук-стук
через окно
или же через пальцы
выходит, кажется, паук
или же постояльцы!

Ирония, меня прости,
тут где бы завалиться,
и занавесочки из ситца,
а у тебя я вне пути 3.

Занавесочка раскрывается,
этот ситец, и это дерьмо,
это девочке понимается,
объясни про ремонт,

что не цемент, что не извести,
что ни досок и ничего,
самолетом ее бы вывезти,
для меня, для тебя, для кого?
1972

Варианты:

1

Куда ее себе девать,
Канава ли, кукушка,
И невесомости кровать,
Подушка – не под ушко.

2

Кукушка так – ку-ку, ку-ку,
Я крестики не ставлю

3

На полпути.



В избранное