Все выпуски  

Зачем он нужен, Интернет? Кунсткамера феноменов Сети


Зачем он нужен, Интернет?
Цикл # Виртуальная реальность

Аретея союза
(взвешенная эмпатия соби)

Взглянуть на образ роевого сознания:
http://zarealie.narod.ru/23.swf

 Аннотация: Аретея сопереживания (Ты) и синтеза роевого сознания (Мы).  Речевые процедуры "здравого смысла" дополняются в ней интуитивными, унаследованными от предков.

Я - Ты - Мы

Эпиграфом к этому выпуску можно было бы взять бессмертный совет, дошедший к нам из седой старины: "Люби ближнего, но не давайся ему в обман". Совет этот бессмертен потому, что при всей его очевидности ему крайне трудно следовать. Ведь любить - значит доверять, а если подозревать в обмане - то уже не любить. Противоречие это ставило в тупик моралистов во все времена, а уж сколько трагедий оно порождало и порождает в повседневных отношениях людей - и не сосчитать.

Решений, вводящих это противоречие из тупика, - читай: теорий этики - предлагалось множество. Об этике как особом знании первым заговорил Аристотель в IV веке до н.э. Этика, учил он, воспитывает в человеке призвание дополнять мир путем надстраивания к царству существующего царства того, что должно быть. Этика исследует, что в человеке и в мире обладает ценностью, ибо этичное поведение состоит в осуществлении этих ценностей.

Заметим, что такое понимание этики хорошо согласуется с троичной моделью психики, о которой говорилось в Опыте 22-4 при обсуждении механизма веры. Подобно тому, как в общении человек может находиться в одной из трех позиций (Ребенок/Взрослый/Родитель), так и во всем остальном он воспринимает, чувствует, мыслит и действует, исходя из:

  • исполнения решений и инстинктивно-эмоционального поведения (слой "Ребенок" - погруженность в реальность, поведение),

  • планирования и решения проблем (слой "Взрослый" - моделирование реальности, мышление),

  • оценки и нормотворчества (слой "Родитель" - свертка реальности и моделей ее в норму или мнение высшего авторитета и развертка нормы в образцы-прецеденты; именно с этого уровня действует вера и здесь сосредоточены священные ценности).

Надстраивание к "царству существующего" "царства того, что должно быть" как раз и есть создание в психике слоя "Родитель", отвечающего за оценку и нормотворчество. В структуре систем с обратной связью это означает появление узла сверки, в котором информация о результатах-следствиях сравнивается с образом цели и преобразуется в команды-причины.

Из рассмотренных ранее аретей танца, комбинации и боя первая формировала слой "Ребенок", а две другие работали со слоем "Взрослый". Теперь же с аретеей союза мы вторгаемся в самый, пожалуй, защищенный и чувствительный слой "Родитель" - ведь именно там обитает священная часть личности.

К сожалению, формат выпуска не позволяет раскрыть богатство аксиологии и этических учений, составляющих культурный базис этой аретеи. Ограничусь только перечислением самых славных имен в истории этической мысли (если что-то пропустил, прошу меня поправить):

Моисей (13 в. до н.э.) - Конфуций (6 в. до н.э.) - Лао-цзы (6 в. до н.э.) - Будда (6 в. до н.э.) - Пифагор (6 в. до н.э.) - Сократ (5 в. до н.э.) - Платон (5 в. до н.э.) - Аристотель (4 в. до н.э.) - Эпикур (4 в. до н.э.) - Зенон-стоик (3 в. до н.э.) - Сунь-цзы (3 в. до н.э.) - Христос (1 в.) - Тертуллиан (2 в.) - Августин (4 в.) - Патанджали (4 в.) - Мухаммед (7 в.) - Оккам (14 в.) - Буридан (14 в.) - Кузанский (15 в.) - Макиавелли (15 в.) - Мор (16 в.) - Кампанелла (16 в.) - Бэкон (16 в.) - Декарт (17 в.) - Гоббс (17 в.) - Спиноза (17 в.) - Локк (17 в.) - Лейбниц (17 в.) - Беркли (18 в.) - Руссо (18 в.) - Сковорода (18 в.) - Радищев (18 в.) - Кант (18 в.) - Гегель (18 в.) - Фейербах (18 в.) - Чаадаев (19 в.) - Белинский (19 в.) - Чернышевский (19 в.) - Бакунин (19 в.) - Шопенгауэр (19 в.) - Кьеркегор (19 в.) - Конт (19 в.) - Оуэн (19 в.) - Маркс-Энгельс (19 в.) - Плеханов (19 в.) - Спенсер (19 в.) - Пуанкаре (19 в.) - Ницше (19 в.) - Пирс (19 в.) - Джемс (19 в.) - Тейлор (19 в.) - Соловьев (19 в.) - Бердяев (20 в.) - Ильин (20 в.) - Ленин (20 в.) - Сталин (20 в.) - Мао Цзэдун (20 в.) - Бергсон (20 в.) - Дьюи (20 в.) - Хайдеггер (20 в.) - Рассел (20 в.) - Карнап (20 в.) - Кожибский (20 в.) - Маркузе (20 в.) - Моль (20 в.) - Гэлбрейт (20 в.) - Форрестер (20 в.) - Тоффлер (20 в.) -...

Прошу понять правильно: список имен можно было бы растянуть в 20 раз, но здесь обозначены только  ключевые вехи. Например, из экзистенциалистов упомянут Хайдеггер, тогда как Ясперс и Сартр остались в тени.

Знакомство с теориями этих великих мыслителей - неизбежно беглое - оставляет в уме - кроме общего восторга -  еще некий туман, пронизанный молниями афоризмов - вроде "Верую ибо нелепо" или "Относись в другим так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе". Ниже я постараюсь сформулировать, что конденсируется из этого тумана, - без упоминаний, у кого что заимствовано. Ведь цель этого выпуска - описать работающую аретею, без претензий на какие-то открытия в этике.

Аретея союза, а точнее - процедура взвешенной эмпатии соби, предполагает достраивание нормативного мышления для устойчивого гармоничного объединения двух и более личностей. Иными словами, это процедура организации коллективного сознания, которое разделяется всеми участниками союза с учетом их ролей в этом союзе.

Эмпатия, как известно, это сопереживание, воссоздание соби другого человека в собственной соби.  При этом Я меняется на ТЫ. Взвешенная эмпатия - это замена Я на МЫ, т.е. на коллективное сознание общности, в которой присутствуют и согласуют свои интересы соби Я и ТЫ.

Нужно заметить, что эмпатия сама по себе красива. Ведь красота - это яркое выражение сущности в мире явлений, а эмпатия именно такова: она есть способность почувствовать душу другого человека через мир его поведения и отразить ее в мире терзаний и волнений собственной души.

С другой стороны, отказ от эмпатии кощунственен, поскольку есть низведение другого человека до статуса вещи.

Взвешенная эмпатия как этический императив - гораздо более универсальный принцип, нежели знаменитый нравственный закон Канта, предполагающий равенство участников союза. Большинство удачных примеров симбиоза в природе и союза в обществе основаны как раз на неравенстве. О каком равенстве можно говорить между крокодилом и птичкой, выклевывающей у него между зубов остатки пищи? Или, представим, вы квалифицированный хирург и вынуждены делать операцию в полевых условиях, да еще с ассистентом, который имеет опыт работы только с ломом и мотыгой. В вашем союзе с пациентом и ассистентом вы можете быть только диктатором и никем иным. И взвешенная эмпатия работает даже в таких ситуациях.

Взвешенная эмпатия

Анализируя механизмы эмпатии, многие авторы указывают, что специфическим для нее является механизм проекции-интроекции, а результативным выражением - идентификация. Проекция - это мысленное привнесение себя (своего реального "Я") в ситуацию того объекта, в образ которого вживаются, это создание для реального "Я" воображаемой ситуации, "предполагаемых обстоятельств" (К.С. Станиславский). Проекция способствует идентификации "Я" с образом объекта. В результате проекции реальное "Я" оказывается вынесенным за пределы реальной ситуации творца в воображаемую для него ситуацию. Проекция нередко осуществляется в форме персонификации. Например, инженер может отождествить с деталью анализируемого устройства, чтобы понять, как именно можно решить возникшие проблемы. К аналогичным приемам нередко прибегают физики и даже математики, отождествляющие себя с абстрактными формами. Идентификация в неодушевленными предметами и их персонификация весьма распространены в художественном творчестве, в частности, в актерском. Например, Станиславский предлагал на занятиях своим студентам почувствовать себя деревом, чайником и другими предметами. В ходе эмпатии одновременно с проекцией осуществляется обратный ей процесс интроекции - внесения воображаемого "Я" в реальную ситуацию творческого субъекта. Например, "Я" героя пьесы на сцене видит не просто веревку, а изображаемую с ее помощью змею. Вместе с тем "Я" не галлюцинирует, оно видит и собственно веревку, используемую для имитации змеи. Аналогичным образом "Я" математика имеет дело не просто с идеальными понятиями, но со знаками, обозначающими эти понятия, т.е. со знаками-понятиями. (Е. Басин)

Проекция-интроекция и последующая затем идентификация - это фазы превращения соби Я в собь ТЫ. То, как люди моделируют ситуации и мотивы поступков других людей, получило название феномена каузальной атрибуции.

Процесс каузальной атрибуции подчиняется следующим закономерностям, которые оказывают влияние на понимание людьми друг друга:

1. Te события, которые часто повторяются и сопровождают наблюдаемое явление, предшествуя ему, обычно рассматриваются как его возможные причины.

2. Если тот поступок, который мы хотим объяснить, необычен, ему предшествовало какое-нибудь уникальное событие, то мы склонны именно его считать основной причиной совершенного поступка.

3. Неверное объяснение поступков людей имеет место тогда, когда есть много различных, равновероятностных возможностей для их интерпретации и человек, предлагающий свое объяснение, волен выбирать устраивающий его вариант.

На первых порах исследований каузальной атрибуции речь шла лишь об истолковании (приписывании) причин поведения другого человека. Позже стали изучаться способы; объяснения более широкого класса характеристик: намерений, чувств, качеств личности. Сам феномен приписывания возникает тогда, когда человек оказывается в условиях дефицита информации о другом человеке, заменить ее приходится процессом приписывания. Этот процесс зависит от двух показателей: от степени типичности поступка и от степени социальной «желательности» или «нежелательности». В первом случае имеется в виду тот факт, что типичное поведение есть поведение, предписанное ролевыми образцами, и поэтому оно легче поддается интерпретации.

Напротив, уникальное поведение допускает много различных интерпретаций и, следовательно, дает простор приписыванию его причин и характеристик. Точно так же и во втором случае под социально «желательным» понимается поведение, соответствующее социальным и культурным нормам и тем сравнительно легко и однозначно объясняемое. При нарушении таких норм (социально «нежелательное» поведение) диапазон возможных объяснений расширяется.

Осознать существование феномена каузальной атрибуции - это прийти к трезвому, объективному взгляду на ограничения своих способностей в моделировании поведения людей, и себя в том числе. Такой взгляд позволит сделать три необходимых шага на пути взвешенной эмпатии: 1) смоделировать собь контрагента ТЫ, 2) с учетом его возможных представлений о вас объективировать собь Я, 3) мысленно соединить соби Я и ТЫ в объемлющий вас социальный организм и выделить в нем регулирующее духовное начало - собь МЫ.

В то же время надо заметить, что взвешенная эмпатия деликатна. Т.е. в другом человеке признается право прайвеси - на суверенность, обладание личными тайнами, а то и бездонность, космичность. 

Феномен непознания особенно заметен в отношении субъектов любви и обожания. Идеализация персоны - это между прочим и игнорирование всего, что эту персону может приземлить.

Технологии согласований

Допустим, что все участники будущего союза осознали его выгоду для себя и каждый прошел свою цепочку взвешенной эмпатии Я-ТЫ-МЫ. Очевидно, что такого допущения еще недостаточно для возникновения союза - ведь индивидуальные модели МЫ (а также ТЫ и Я) могут быть ошибочными, отражающими несовместимые интересы и т.п.

Процесс общения состоит в том, чтобы получить необходимое множество интерпретаций и совершить определенные ходы в соответствии с правилами протекающей «игры» – вида общения. Тот факт, что люди могут участвовать в одной и той же игре, придерживаясь каждый своих правил игры, можно объяснить тем, что между множеством интерпретаций ходов в течение одной и той же игры у одного участника и аналогичным множеством интерпретаций другого участника существует изоморфизм, вследствие того, что множества «учебных» типовых игровых ситуаций участников пересекаются. Причем для каждого интерпретатора ситуации легче достигать эмпатии с тем участником ситуации, набор правил данной игры которого представляется ему сходным.

Механизм увязывания можно представить себе состоящим, на каждом этапе его работы, из интерпретации того или иного хода (реально совершаемого или задумываемого), «проигрывания» возможных последствий этого хода (опять-таки в соответствии с собственными правилами той игры, к которой этот ход отнесен), интерпретации каждого из получаемых таким образом последствий с точки зрения желательности, нежелательности, целесообразности и т.п. и в санкционировании хода или отказе от него.

Таким образом, механизм увязывания является «директором» всей программы, регулирующей общение, отдельными «модулями» которой являются механизмы интерпретации и совершения ходов.

Работу такого директора ряд авторов раскрывают через понятие «стратагемы общения».

Хотя это понятие, так же как и понятия стратегии и тактики речевого общения, пока что не удалось исчерпывающе описать даже на уровне явления, но существует давняя традиция нормативных руководств; классический пример такого руководства – известная книга Д.Карнеги.

Так, по Карнеги, правила общения, нарушение которых приведет либо к тому, что собеседник останется вами не убежден, либо к тому, что вы с ним расстанетесь врагами, выглядят так:

  • единственный способ использования самого лучшего имеющегося у вас аргумента – это избежать его упоминания;
  • проявляйте уважение к мнениям других, никогда не говорите оппоненту, что он неправ;
  • если вы в каком-то месте рассуждения или поведения оказались неправы, признайте это как можно быстрее и эмоциональнее;
  • начинайте спор дружелюбно;
  • избегайте того, чтобы оппонент мог оказать «нет»: пусть он уже с самого начала говорит «да»;
  • пусть оппонент говорит основное время;
  • пусть он думает, что навязываемая вами ему идея – его собственная;
  • попытайтесь увидеть вещи глазами оппонента;
  • проявляйте симпатию по отношению к мыслям и интересам другого;
  • попытайтесь изменить мнение или поведение других, апеллируя к благородным мотивам;
  • драматизируйте свои идеи (пусть они будут не только наглядны, но и близки по настроениям другому);
  • каждый удачливый человек любит игру, это – способ проявления своего достоинства, поэтому, если вы хотите привлечь на свою точку зрения человека остроумного, то бросьте перчатку вызова.

Эти и другие подобные правила (у самого Карнеги, кроме приведенных, имеются еще «правила» завоевания симпатии, общения с подчиненными и правила «игры» в семейной жизни) формулируются как стратегические приемы, направленные на выполнение некоторой общей, более или менее конкретной цели. То, как могли бы выглядеть тактические приемы осуществления этих стратегий, у Карнеги можно извлечь только из примеров. Многое из того, что связано с этими стратегиями и с тактикой, формулируемо как правила использования языка. К таким правилам тактики можно отнести «правила игры» в диалог у П. Грайса. Они формулируются как «максимы» и разбиваются на четыре группы, носящие названия в соответствии с кантовской терминологией: количество, качество, отношение и образ действия.

К категории количества относятся следующие максимы:

  • вклад в разговор должен быть в той степени информативен, какая требуется в реальных целях общения;
  • этот вклад не должен быть более информативен, чем требуется.

К категории качества относится одна супермаксима: «Старайся сделать так, чтобы твой вклад в разговор соответствовал истине», – и две следующих максимы:

  • не говори того, что ты сам считаешь ложью;
  • не говоря того, о чем у тебя нет достаточных доводов.

К категории отношения относятся только одна максима: «Говори по существу».

И, наконец, к категории образа действия относятся максимы относительно того, как, а не что должно сообщаться. Сюда относится одна супермаксима: «Выражайся ясно» – и несколько максим, список которых может быть продолжен:

  • избегай неясности выражения
  • избегай неоднозначности выражения
  • будь краток
  • следуй определенному порядку изложения.

Следование максимам связано с большей или меньшей степенью удачности общения. Поэтому к их числу должны быть отнесены, по мнению П. Грайса, еще и такие виды максим, которые можно назвать эстетическими, социальными, моральными и тому подобными, – например: «Будь вежлив».

Несоблюдение этих максим, одной или нескольких, возможно:

  • втихую и незаметным образом, не демонстративно;
  • демонстративно, когда говорят, например, что некоторая максима не может быть выполнена по той или иной причине (например, фразой «К сожалению, я не имею права ничего больше по этому поводу сообщить»);
  • в силу того, что в конкретных обстоятельствах какие-то две максимы оказываются совместно невыполнимыми: например, если говорящих не имеет достаточных данных о том, о чем он должен высказаться, он не может соблюсти первую максиму количества, не нарушив вторую максиму качества;
  • сознательно, высказав свое ироническое отношение к ней. (В. Демьянков)

Соотношение интуиции и здравого смысла в МЫ

Каузальная атрибуция позволяет конструировать правдоподобные рациональные модели соби. Но она - не единственный и зачастую не главный способ сборки моделей соби.

По происхождению человек - родственник стадных животных, а у тех образование надорганизменных общностей (семей, стай и стад) происходит без участия сознания (читай: языкового мышления). Кроме того, многотысячелетний опыт социальной жизни поколений не мог не сказаться на человеческих инстинктах и интуиции. Вот эту наследуемую зависимость образа мыслей и поведения от исторического опыта поколений исследует новая наука - психогенетика.

Психогенетика позволяет взглянуть на жизнь человека в целом и понять, что у каждого события в жизни есть свое место. Сегодня считается доказанным тот факт, что мы наследуем не только физическую внешность своих предков, но и определенные модели поведения. ДНК хранит сведения не только о цвете глаз или волос человека, но и о его желаниях, которые также передаются по наследству. Это открытие более 30 лет назад сделал американский доктор физики и психологии Курт Ч.Тойч.

В его книге "От человеческой скованности и бремени страстей к свободе" описан такой случай: "Нам известна одна семейная пара, в которой супруги, будучи инвалидами с детства, вели замкнутый образ жизни. Их сын, начиная с пяти лет, стремился достичь совершенства в плавании. Он стал олимпийским чемпионом и рекордсменом. Его достижение раскрывает то, о чем тайно мечтали родители. Свою успешную карьеру пловца он начал задолго до своего рождения благодаря базовому внутреннему желанию своих предков"

Старшие поколения - это как первая и вторая ступень многоступенчатой ракеты. Ребенок - это верхняя ступень ракеты, запущенной на орбиту, предопределенную физической и умственной деятельностью его предков. Достигнув цели, ребенок часто теряет уважение к взрослым, не осознавая при этом, что их невидимые и неслышимые усилия, по сути, способствовали его подъему наверх.

Убеждения, которые мешают нашему успеху, мы также наследуем. Например, когда родители говорят, что мы недостаточно хороши, когда они недовольны нами, мы наследуем состояние неудовлетворенности и переносим его во взрослую жизнь. Неудовлетворенность - один из главных "воров" успеха. Каких бы объективных результатов человек ни достигал, он не будет чувствовать себя успешным, пока не освободится от негативных моделей прошлого. Поэтому:

  • Думайте не о том, чего у вас нет, а о том, чем вы уже обладаете.

  • Думайте о том, что вам уже удалось достичь, о своих успехах с самого детства.

  • Сами отдайте себе должное за то, что вы уже достигли. Осознайте свои достижения!

  • Почаще считайте деньги и будьте довольны тем, что есть. Научитесь хорошо себя чувствовать как с деньгами, так и без них!

  • Не жалуйтесь на слабую память - она помнит все. Если будете жаловаться, то какая-то часть информации будет стираться в мозгу, чтобы оправдать ваши ожидания. (Л. Мосина)

Психогенетика позволяет понять, как человек выбирает свою модель успеха (образ действий, на который он делает ставку при достижении поставленной цели) и свою роль в МЫ.

Обычно люди достаточно универсальны и у них есть некоторая свобода выбора моделей успеха и социальных ролей. Но тенденция всегда присутствует, а в случаях акцентуации характера эта тенденция становится доминирующей.

Допустим, что некто по фамилии Князев, Царев, а то и Байбарин унаследовал психотип господ. Это значит, что от работы у него болит голова, но зато в светской жизни и интригах он чувствует себя как рыба в воде. К коллегам по работе и подчиненным он относится высокомерно, считая, что их обязанность - прислуживать его светлости, внимательно следить за извивами его настроения и угадывать еще не высказанные прихоти. Зато вышестоящее начальство находится в фокусе его раболепного внимания и ублажения - правда, до тех пор, пока он не сможет установить свою власть над этим начальством. Если это случится (через постель, путем зомбирования и запугивания интригами "вражеских сил", получения протекции еще более важных начальников и т.п.), то бывший сюзерен скатывается на уровень вассала, т.е. прислуги такого вот "господинчика".

Другой крайней формой акцентуации характера - здесь Смирновы, Тихоновы, Дворжецкие - является психотип холопа, о котором когда-то Некрасов заметил: "Люди холопского звания - сущие псы иногда. Чем тяжелей наказание - тем им милей господа". Но это он погорячился... ;о) Татаро-монгольское иго выкосило в русском народе открытое свободолюбие бунтаря, зато получил распространение психотип партизана - человека внешне покорного, даже раболепного, но готового исподтишка насолить обидчику. Слуги в отличие от господ привычны к монотонности труда, избегают светских тусовок и ценят равные отношения с коллегами, причем туда причисляются и начальники, и подчиненные.

Ясно, что разные психотипы по-разному устанавливают союзы с другими людьми, причем происходит это избирательно. Психогенетики  изучили многие тысячи судеб людей в разных странах мира и установили, что в человеческой коммуникации присутствует особый фактор, который они назвали "бессознательным радаром".  Этот "радар" посылает сигналы в окружающую среду и притягивает людей и обстоятельства, соответствующие психотипу своего владельца.  Основатель психогенетики Ч. Тойч утверждает: доминанта судьбы (или "основное внутреннее направление") возникает обычно 3-4 поколения назад и является мощной мотивацией, детерминирующей поведение человека.  Тот, кому в соответствии с этой детерминантой суждено быть отвергнутым, встретит человека, склонного к отвержению.  Обладатель детерминанты потери встретится с нечестным, который "поможет" потерять что-то очень дорогое.  Склонный к модели беспомощности будет попадать в затруднительные ситуации и всюду натыкаться на тиранов и т.п. Иными словами, аретея союза у каждого своя, причем она притягивает "союзников" под ту детерминанту судьбы, которую вы унаследовали от предков.

Но стоит осознать существование встроенного в нас "бессознательного радара" и управляющую им  детерминанту судьбы, как изобретательный ум получает возможность использовать эту силу нам на благо.  Новые времена открывают все новые и новые способы такого использования. Но вот вам испытанный за тысячелетие и изложенный еще в Библии (В. Горянина, И. Масалков):

  1. Искренне желание перестроить свою жизнь.

  2. Осознание деструктивных моделей поведения, обусловленных нарушением вечных духовных законов.

  3. Освобождение от негативных чувств, словесных формул и привычек.

  4. Верность заповедям и своим собственным принципам и обещаниям.

  5. Позитивное видение людей и событий.

  6. Преодоление внутреннего и внешнего сопротивления.

  7. Целеустремленность и настойчивость в достижении цели.

* * *

В "подвале" этого выпуска - напоминание о том, что такое "собь". Ранее вы могли встретить этот термин в подзаголовках выпусков, посвященных аретеям. Согласно Носову, собь - это виртуальная реальность, посредством которой человек самоидентифицируется. Иными словами, это виртуальная реальность Я (а при эмпатии - ТЫ и МЫ).

Вот и всё пока... Вопросы и замечания mailto: feod@narod.ru

Известные феномены и комментарии к ним на
http://zarealie.googlepages.com/
До новых встреч!
Юлий Феодоритов

 


В избранное