Все выпуски  

Дайджест "Саратовские новости" Субботнее чтение


Информационный Канал Subscribe.Ru


.:СаратоФФские новости:.

СКАЗКИ ОТ ОЛЕГА

(C) Олег ШИРОКИЙ, "ТерраПиа"

БЕЛОЕ ВОРОНЬЕ
(Окончание)


   

Они сердце твое вынимают и сосут.
Их вольница - вольница вурдалаков.
Зэк Солженицын о блатных



    О ТВАРИ, ПЕРЕСТАВШЕЙ ДРОЖАТЬ

    А Достоевский тут как тут... Поговорим о счастье человечества, построенном на слезинке ребенка тварью, переставшей дрожать. Один мой друг как-то резонно заметил: если уж человек ставит перед собой дилемму Раскольникова (тварь я дрожащая или право имею?), то всегда решит ее в сторону права имения. Сам вопрос к этому обязывает.

    Такой псевдогамлетизм - краеугольный камень казачества, пиратства и диктатуры. Уже говорилось о том, что разница между волей и сапогом на горле меньше, чем кажется. И уж тем более эти понятия не противоположны. И здесь уместно немного сказать о проблеме воровского выбора. Того самого - бить или не бить, вот в чем вопрос!.

    Главное оправдание любого блатаря - это несправедливый к нему (такому хорошему) Мир. Режет сентиментальный добряк человечка, а попадает ножом в Мир с каменным сердцем суки подколодной. Обидно ведь. А оправдываются обычно перед матерью-грешной Женщиной (желательно беспомощной, еще лучше - умершей) или перед Богоматерью - безгрешной Девой.

    Главное условие при этом, чтобы предмет оправдания был по возможности Святым, а значит, условным и безгласым. При этом в любом государстве можно найти то, что переполнит чашу терпения тонкой воровской натуры: и в Америке 30-х, и в России 90-х, и в Московии XVII века. Только где та грань, после которой без зазрения совести можно вырвать кусок из горла соседа? Да еще чтобы он в твоем горле от мук совести не застрял. А то ведь глупые фраера и из голодного Освенцима в зондер-команды не шли за красной колбасой. Одно слово - лохи, толпа. Не хватало им силы воли.

    При всем тихом ужасе жизни под православной диктатурой бухенвальдовского уровня разинские времена не достигали. Даром, что осеняли ту эпоху, равно как и ворота концлагерей, библейские лозунги.

    Откуда такой вывод? Да из причитаний великих учителей того времени - протопопа Аввакума, Никона, (несколько раньше - и автора знаменитого Домостроя - катехизиса праведной семьи-тюрьмы). Косность в те времена - это положительное качество, пример для подражания. Энергичный человек - это зверь рыскучий, это плохо, это не по-божески. Значит, было кого в этом упрекать. Не перевелись. Тишайший - это не кличка царя Алексея Михайловича. Это всего лишь пожелание, переходящее по наследству, да так и не реализованное. Все первые Романовы (от Михаила до Петра) тихими и доброжелательными не были: блатной кураж фонтаном бил. Орали, ногами топали, контроль над собой теряли. Стенька Разин - тоже (как, кстати, и Богдан Хмельницкий). Кто не был медицинским истериком-садистом, вынужден был под такого косить. Таковы правила игры. Это как раз то состояние, когда при кураже бутылку об угол, а потом - розочкой в глаз. Вот стереотип поведения хранителей романовской тишины.

    Не обольщайтесь, славянофилы, не вздыхайте томно, любители прежнего! Это не тишина зеленого бора у речной глади. Это тишина на поле, посыпанном ДДТ. Это тишина кладбища. Это идеал борцов за тишину Разина и Хмельницкого. А еще - наставника церковно-приходской школы и вертухая в Магадане.

    ОБЛАКО С КНУТОМ

   Оно и понятно: растет суетная рыскучая жизнь, как сорняк - любой из терпения выйдет. Вот, например, предлагает бороться с суетой фанатик патриархальности Аввакум. Очень он в некоторых кругах ныне моден.

    Я еще даст Бог, прежде суда того Христова взяши Никона: разобью ему рыло. Да и глаза ему выколю, да и толкну яво взашей, ну во тьму поди! А царя Алексея велю Христу на суде поставить. Таво мне надо шелепами медяными попарить. А чтобы не сомневались в том, что подобные желания - благочинные и тихие, скромному подвижнику не влом уточнить: А потом Бог вложил в меня небо и землю, и всю тварь (ну, ту самую, видимо, переставшую дрожать).

    Алексей Михайлович не хуже: чуть слово против - сразу: Кого не слушаешь? Христа не слушаешь?!. Дьяк Иван Тимофеев уточнял да растолковывал неразумным - ему, мухоподобному (это он о себе) пришла мысль облакоподобная. О чем он, думаете? О благословенном рабстве. О том, что люди - скоты, скот бо не прекословит водящему и вяжущему его: тако и мы. Это не жалоба, это - пожелание. Значит, было еще кому этого пожелать. Свободолюбивое сознание сразу же дернется к привычной модели восприятия. Вот из этого-то кошмара неординарные вольные натуры, хомута не терпевшие, бежали на Дон. А донской казак Стенька захотел ВСЕХ освободить, ВСЕХ в казаки переписать (баловался, знаете ли, популизмом). Уж ему, птице вольной, всякое ярмо ненавистно было. А как же еще должен был поступать человек душевный, за людей болеющий? Да и выхода у него не было.

    Все вроде бы так, но... Вышеизложенные пожелания касаются лохов. Кстати, это бессмертное слово пришло к нам в лексикон из казачьей фени, носившей в ту бесшабашную эпоху название отверница. Лохом назывался кто? Обычный человек, отягощенный бессмысленными веригами порядочности и здравого смысла. Не желающий мстить людям за обиды, наносимые не ими. Какое, скажем, отношение к беспределу царскому имеют турецкие и персидские обыватели или задерганные в конец пошлинами да мытом тогдашние челночники - волжские купцы? Да такое же, как, скажем, в нашей армейской дедовщине имеет молодой солдатик к старослужащему. Он еще армию в глаза не видел, а его уже тиранят черпаки за то, что как мы умирали - тебе и не снилось. Что это? Алогичность? Ничуть не бывало. Это грамотное использование накопившейся отрицательной энергии в нужную сторону. Глобальный миф, в который многие по сей день верят, гласит: Тоталитаризм враждебен беззаконию. И думают они, что гангстеры эпохи сухого закона всерьез рубились с тогдашней полицией. А на деле эти две силы активно сотрудничали к взаимной выгоде. Бедные интеллигенты тридцатых, столкнувшись в лагерях с блатными, полагали их товарищами по несчастью. А воры оказались социально-близкими чекистам. Хотя по форме как бы враги.

    Романовская теократия все-то плакалась публично, как ей эти казаки плешь проели. Но астраханский воевода на лапу получил - и знай пускает струги на гульбу в Персию. А гульба - это охота. Охота на людей, на лохов, на их имущество. Не свое добро - и ладно. На обратном пути товар и рабов конфисковать можно. И все в казну, в казну! И все неучтенка! Вы подумайте только - расходов никаких, а прибыль? Да и соседа приструнить. А чуть жалоба - мы как бы сбоку. Эльдорадо!

    А теперь скажите мне, любезные мои читатели: могла ли теократическая клика, пришедшая к власти путем военного переворота, засунувшая в известное место всю живую экономику (ибо с ростом среднего класса растет оппозиция), пренебречь таким эльдорадо и действительно бороться против казаков?

    Смешной вопрос. Конечно, не могла. Как не могла пренебречь социально-близкими урками власть коммунистическая. Но вот беда: в обычном человеке перевернутая психология природой не заложена? Как быть? Ну хорошо - прижали боярина и купца требованиями неприподъемной мзды государству, и стали от него бегать люди. Проклятье - ему, извергу. Но не царю. Царь при этом - абсолютный защитник. А он, аки потом Сталин, ничего не знает и не ведает. Все это само по себе неплохо, но бегут-то на вольный Дон, а там что - живи как хочешь?

    Как бы не так! Помните Шолохова: взмах косы над травой, хлеба колосятся, казачата внимают рассказам стариков о доблести ратной, девки на завалинке... Романтика казачества? А вот и ошибаетесь. Мелехов энд компани - они казаками только назывались, но не были. Занимали они ту экологическую нишу, которую во времена Разина занимали злейшие враги казаков - стрельцы. А нишу разинских казаков заняли распропагандированные комиссарами иногородние и голытьба. Тут вообще в мифологии несостыковка. Дело в том, что изначально взмах косы места, увы, не имел: если ты к косе склонен, при чем здесь вообще Вольный Дон? Сиди в крепостной деревне. Последовательным надо быть в конце-то концов!

    К слову сказать, воровской мир при всей публичной разухабистости очень последователен и структурирован. Между грабежом, господа воры, с голоду не помрете. Поддержим. Облакоподобный Михаил Федорович учредил жалование семнадцать тысяч рублей деньгами (не густо, да и то пахану-атаману в карман), семь тысяч четвертей муки (губы помазать), пятьсот ведер вина (чтоб меньше думали в перерывах). И еще - двести тридцать пудов пороху и по сто пятьдесят пудов серы и свинца (учитывая специфику набегов - вполне вволю). Дело-то все-таки божее! Правительство Речи Посполитой тоталитарным не было и на такую щедрость не сподобилось. И где оно? Но и московиты не альтруистами были, ибо за это за все казакам под страхом смерти было запрещено заниматься земледелием. То есть добывать средства к существованию чем-либо, кроме грабежа.

   Тут пора отвлечься на вильну Украину. Честный исследователь казачества Яворницкий добросовестно систематизировал все сказки и этнографические заметки. Наивность его порой чарует. В одной из глав своего труда он воспевает высокое боевое товарищество, суровую жизнь без женщин. А дальше пишет: Нерастраченную нежность сечевой казак направлял на побратима, соратника по походам (и Гоголь вторит ему). Я понимаю, что классики о самом высоком, но... Могу прискорбно добавить: увы - направлял.

    СМЕЩЕННЫЙ ЦЕНТР ТЯЖЕСТИ

    Тут я уточню: на Вольном Дону женщины все-таки были (невольницы). И домашние рабы на Вольном Дону были. С Дону выдачи нет! - гласил гордый кураж. Правильно - рабов не выдавали. Еще чего! Их продавали. В хрониках то там, то здесь: налетели, пожгли, освободили христианских пленников. Но... Это они от персов пленников освобождали, а потом куда их, думаете? Да туда, откуда Кузьма Минин деньги брал на войну за веру - на русские рабовладельческие базары. В мусульманских странах были рабы и господа. У нас господ не было, потому что царила мысль облакоподобная...

    И еще об одном неразделимом со Стенькой символе, без которого и казак не казак. О казачьей сабле. Небольшой экскурс в оружиеведение: что лучше - шпага или сабля? А это смотря для чего. У казачьей сабли центр тяжести смещен вперед. У меча, палаша и шпаги - расположен к рукоятке. Шпагой фехтуют, то есть ведут бой с обученным противником. При фехтовании на равных шпага всегда имеет преимущество перед саблей. И немалое. У турок и персов были свои аналоги шпаги, один из них назывался медж (не от русского ли меч?). Это только на картинках турок с чем-то кривым. А бывало по-разному. Для пехоты в строю - лучше кривое. В тесной рубке легче. Но индивидуальную доблесть показывать - тут уж, простите, шпага. А казачки наши в строю не стояли.

    Есть ли еще случаи, когда сабля лучше шпаги? Конницу, вооруженную саблями, применяли для преследования бегущего противника. Стандартный казачий вариант. Испуганные лохи разбегаются из юрт, кричат уморительно, а ты их сверху, с низкорослого конька - эх, хороша жизнь! Это как с милицейской дубинкой. Там центр тяжести тоже смещен вперед. Про почкам ей, родимой, - любо-дорого. А попробуйте защищаться - неудобно.

    Символ пиратства, кстати, тоже кривая сабля. Потому что задачи были похожи. Все казачьи походы в страны экзотических недругов приурочены ко временам, когда на родине была беда: война, смута и все такое. Набеги были не без риска, конечно. Кто спорит? И магазин бомбить - повязать могут. Но прямого столкновения с регулярными отрядами пограничной стражи казаки ни на суше, ни на море не выдерживали. Легкие струги были тихоходны и неманевренны в сравнении с кораблями тех же турок, приспособленными для реального, а не мародерского боя. Это не значит, конечно, что среди казаков не встречались мастера фехтования или мужественные, незаурядные люди. Да вот ведь и среди воров разные есть люди - на индивидуальном уровне. В зоне любого типа, будь то общага ГПТУ, общак Тынды, или патриархальный сельский МIР с пасхальным поглаживанием дубьем под гармошку работает принцип: или всех грызи, или ляг в грязи.

    Народный герой Стенька сначала поступал правильно, по понятиям. Он как и положено, выбрал грызть, то есть оборзел. А дальше что - поступил неумно? Да нет, все было правильно. Благородные его начинания свел на нет один факт: как народ к подвигам не тяни, а он, зараза такая, все равно жить хочет низменными страстями! Пока там Москва с внешними врагами разбиралась, на Дону народ от рук отбился. Надо было и скотоводство запретить, как земледелие, и пчеловодство, и рыболовство. Недосмотрели - и казаки Дона офраерились, превратились в зажиточных хозяев. Здоровый процесс замены старых акульих зубов (ссучившейся Москвы) новыми (стенькиной голытьбой) не состоялся.

    Бывшие казаки продали сукам вора! То есть совершили непростительное преступление перед воровским миром. Обратили тело псевдохриста в пятьсот четвертей хлеба и сто ведер вина. Такое вот причастие наоборот.

   

ЭПИЛОГ

    Мужество фраерского (нормального) мира - защищать тех, кого любишь, от агрессивных высоких идей. Мужество воровского мира - отказаться от любви ради ЗАКОНА. Который иногда называют ВЕРОЙ. Так Авраам предал сына своего Исаака ради абсолюта иудейского. Так Стенька в мифе отказался от своей княжны - ради абсолюта воровского. Неплохо бы иногда задумываться над тем, КОМУ мы приносим жертвы. Подозрительны уже те, кто от нас их требует.

   Не теряйте же здравого смысла. Аминь.

http://www.saratoff.ru
Архив на Subscribe.Ru
Поиск по архиву рассылки
"Дайджест "Саратовские новости""





http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное