Назад в Будущее

  Все выпуски  

В.Крапивину свойственна синкретизация жанров - переплетение реального и сказочного, реального и фантастического, сказочного и фантастического, что тоже присуще романтизму. Характерно для него и чередование жанров от произведения к произведению: например, реалистическая повесть <<Всадники на станции Роса>> опубликована в 1973 году, а вослед появляется в печати повесть-сказка <<Лётчик для Особых Поручений>>, затем продолжение трилогии <<Мальчик со шпагой>> и очередная повесть-сказка <<Ковёр-самолёт>> (в 1976 году). Или после фантастических <<В ночь большого прилива>> (1977) и <<Вечный жемчуг>> (1978) печатается реалистическая повесть <<Колыбельная для брата>> (1979) и т.д.


См.

НАЗАД В БУДУЩЕЕ - 19 (488).

Восстановление утраченных способностей.

Российский Институт Творческого Мастерства (РИТМ), негосударственное научно-исследовательское учреждение и научно-просветительское объединение Центра Социально-культурной Адаптации (ЦСкА) http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=art&id=3

Центр в Екатеринбурге, связь через электронную почту: zovuzovu@narod.ru, или zovu_pochta@list.ru

Выпуск посвящен выходу в свет октябрьского выпуска эл.журнала "ЗОВУ РИТМ"

В нашей рассылке вся информация о свежих материалах, анонсы новых номеров журнала "ЗОВУ РИТМ" (подробности по журналу см. здесь: http://zovu.zovu.ru), а также новости пяти проектов (сайтов) Пресс-центра ЗоВУ!

 

 

Выпуск посвящается памяти писателя и поэта, педагога и командора Владислава Петровича Крапивина

 

Годы жизни Крапивина В.П.: 14 октября 1938 - 1 сентября 2020.

Все публикации с фотографиями и иллюстрациями см. в журнале "ЗОВУ РИТМ".

Читать все тексты можно в журнале "ЗОВУ РИТМ" за октябрь 2020, который можно скачать со стр. http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=358

 

Ключ к пониманию механизма глобального изменения климата планеты и долговременного прогноза

Радостная весть из России. Эврика! Найдено объяснение реальной причины ритмичного глобального изменения климата и механизма её реализации. Эта идея спасёт мир от безумных действий климатического капкана с вирусным замыслом – управлять человечеством посредством вирусных пандемий. На сегодняшний день самой обсуждаемой темой является проблема глобального изменения климата. От итогов обсуждения зависит состояние экологии, здравоохранения, международного права и законодательства, экономического развития, благосостояния и благополучия людей. Современное упрощённое представление о роли выбрасываемых производственной деятельностью человечества парниковых газов в изменении климата планеты стало причиной социальной напряжённости, причиной политического давления на производственную деятельность всех народов, причиной геноцида посредством бактериологического воздействия на жизнь людей с целью сокращения их численности. В статье предложена Универсальная модель молекулярного квантового генератора, которая убедительно объясняет причину реального изменения и реального способа регулирования климата Земли.

Полный текст см. на сайте: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=357

 

Видеоанонс всех номеров доступен на стр. http://zovu.zovu.ru (или http://zovu.ru/index.php?dn=photos&to=image&id=569, или http://zovuobraz.ru )

 

Анонсы к электронному журналу "ЗОВУ РИТМ" (октябрь 2020):

(см. полностью все статьи рассылок в журнале или некоторые из них на сайте)

 

1. "XXI век и психология людей новой цивилизации-4" (выпуск № 607) - ХАРАКТЕР ПОДРОСТКА В ТРИЛОГИИ ВЛАДИСЛАВА КРАПИВИНА «МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ»

- «... Писатель помещает своего героя в самую гущу реальной жизни, в среду, которая относится к нему весьма противоречиво: часть принимает и поддерживает, а часть не принимает, яростно борется против него, отталкивает, как нечто чужеродное и опасное...»

 

2. "Властелин Времени-4" (выпуск № 549) - АВТОРСКАЯ ПОЗИЦИЯ В РОМАНЕ «МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ»

- «...Мир В.Крапивина огромен и сложен. И неправы те, кто «прописывает» его исключительно по ведомству «детской» литературы... На наш взгляд, это существенный нюанс. Настоящая литература вообще не делится на детскую и взрослую, просто некоторые произведения по сложности не совсем доступны для детского понимания...»

 

3. "Назад в Будущее-4" (выпуск № 488) - ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ АВТОРСКОЙ ПОЗИЦИИ В ТРИЛОГИИ «МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ»

- «...Писатель творит романтически несколько идеализированную, но правдивую собственную модель мира и собственную концепцию современного подростка, образ которого достаточно привлекателен и заманчив в качестве если не идеала, то благородного примера для подражания...»

 

4. "Через Язык - к Истокам разумной Жизни" (выпуск № 478) - РОДНЫЕ ИСТОКИ «ДРЕВНЕЙ» ЛАТЫНИ, или РУССКАЯ «ЛАТИНА» (по книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем»?)

«... Среди простого населения того периода истории - латынь с самого начала считалась языком «мертвым», потому что с самого начала она лишь искусственный конструктор - в отличие от народной Живой Речи...»

 

Внимание! ПОЛНЫЙ АНОНС ОКТЯБРЬского номера журнала "ЗОВУ РИТМ" можно посмотреть и скачать журнал по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=358, а еще можно скачать СЕНТЯБРЬский номер по ссылке http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=356.

 

 

!?! По страницам свободно распространяемого электронного журнала "ЗОВУ РИТМ":

 

НАПОМИНАНИЕ 31 ГОД СПУСТЯ:

 

ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ АВТОРСКОЙ ПОЗИЦИИ В ТРИЛОГИИ "МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ"

 

Особенности поэтического видения писателя

Основные принципы изображения характеров и формы выражения авторской позиции у В.Крапивина во многом обусловлены особенностями его поэтического видения мира, что и отличает его в ряду других писателей, пишущих о детстве. Эта особенность проявляется с самого начала его творчества. «Он вошёл в литературу со своим почерком», - отмечается О.Александровым ещё в 1962 году (Орион отправляется в путь. // На смену! 1963. 12фев.). Обнаруживается это в первую очередь в романтическом восприятии жизни, в романтическом пафосе его произведений. Особенно масштабно это отразилось в трилогии, которая здесь анализируется.

От романтичности идут: нацеленность на высокие идеалы, мечтательность, светлый, оптимистический взгляд на мир. Без этого вряд ли стало бы удачей создание таких образов, как Кашка, Серёжа Каховский и ряд последующих центральных героев его произведений.

От этой же романтичности взгляда идёт поиск необыкновенного в обыденном и привычном, давно примелькавшемся. И он не просто выискивает необыкновенное, а буквально поэтизирует будничное.

Поэтичность, лиричность - неотъемлемые свойства крапивинского почерка, проявляется это как в умении слушать и видеть природу, так и в умении видеть красоту человеческих отношений. При этом тональность непременно остаётся радостной и светлой.

Поэтический мир В.Крапивина оживляется детской фантазией, озорной игрой воображения, обаянием детской непосредственности. Психологизм, внутреннее видение своих героев, вплоть до перевоплощения в них, динамичность действия - всё от сохранения дара детства в сочетании с писательским талантом.

Кроме того, дети - философы по природе. Отсюда присущий во многом поэтике В.Крапивина философичность. Отсюда и то обстоятельство, что порой писатель индивидуализирует не героев, а отношения к миру.

Благодаря такому характеру поэтического видения мира, писатель творит романтически несколько идеализированную, но правдивую собственную модель мира и собственную концепцию современного подростка, образ которого достаточно привлекателен и заманчив в качестве если не идеала, то благородного примера для подражания.

В конце концов, всякий путь к идеалу начинается с подражания хорошим образцам. Вот в чём заключается главным образом и гуманизм писателя-педагога по отношению к своим юным и взрослым читателям. Всё это, несомненно, накладывает отпечаток и даже напрямую влияет на выбор героев, разумеется, в первую очередь - на выбор центрального героя.

Гриновские мотивы и романтика

Можно сказать, что В.Крапивину, романтику и мечтателю, не хватает средств чистого реализма, объективности для раскрытия детской темы, изначально романтичной по природе. Отсюда акценты на общечеловеческий - этический и психологический - смысл, ориентирующий на высшие идеалы. Отсюда и гриновские мотивы в изображении характеров и гриновские интонации в поэтике. Об этой стороне творчества В.Крапивина писалось мало (всего в нескольких статьях и рецензиях названо, но не раскрыто). Объясняется это, пожалуй, и тем, что названные особенности тоже относились к Гайдару, в творчестве которого, в свою очередь, также гриновские особенности повествования. Очень заметно это в таких произведениях, как «Дальние страны», «Голубая чашка», «Судьба барабанщика» и даже в «Тимуре и его команде». Но ещё заметнее, вне всякого сомнения, в произведениях В.Крапивина.

Есть у В.Крапивина и герой-страдалец от обывателя (того же непримиримого борца С.Каховского отчасти можно отнести сюда), выступающий как сильная личность, только, в отличие от гриновского, как коллективист и оптимист. Именно романтические черты крапивинских героев, их обострённое чувство справедливости, собственного достоинства, их социально-духовная продвинутость, с большой перспективой развития, вызывают нередко упрёк со стороны критиков, видящих в этом идеализацию действительности. С точки зрения самих критиков. Видимо, они порой забывают, что имеют дело с повестью для детей, у которых иное восприятие. Надо, чтобы книга была удивительной, может быть, даже странной, с привычной точки зрения, зато именно эти удивительности и странности выводят сознание за пределы убивающих мысль стереотипов, воспитывают свободное мышление.

Роднит В.Крапивина с Грином и его приверженность к чудесному, поэтизация случая, как со всадниками на станции Роса, писателя при этом обычно нисколько не занимает рациональная основа чудесного, хотя порой предпринимается попытка «объяснения» чуда. Но и это, как у Грина, только для того, чтобы показать лишний раз, что все чудеса - творение добрых человеческих сердец. Часто у него довольно удачное сочетание реального и чудесного (сказочного), не требующее «научного» обоснования. Принцип «чудесного» высвечивает оптимизм писателя, его веру в конечную победу добра.

Ещё одна черта, красной нитью пронизывающая многие произведения В.Крапивина, это наличие образов-символов, сближающих его с гриновскими книгами. Символизм В.Крапивина основывается на синкретизме детского восприятия мира. Речь здесь, разумеется, не о пионерской атрибутике и символике, которая в обилии встречается в его повестях, а о таких образах, как арбуз-планета (рассказ «Такая была планета»), всадники (трилогия «Мальчик со шпагой»), чёрные молнии (роман «Журавлёнок и молнии») и т.п.

Обычно В.Крапивин представляет читателю ситуацию, возможную в любом городе, посёлке нашей страны, и из конфликта добра и зла (основного конфликта крапивинских произведений) выводит определённый этический смысл. И, как правило, способности Тоника, Кашки, С.Каховского, Журки и других героев творить доброе, мечтать, дружить и верить противостоит социально-психологическая среда, вбирающая всё косное, вместе с мещанским равнодушием, обывательским презрением к другим формам бытия (образа жизни), кроме своекорыстных, среда, объединяющая всех, кто разделяет эти привычки и взгляды - от бюрократов на ниве педагогики до недалёких родителей-обывателей и всех прохожих, показывающих детям на наших бесчисленных улицах образцы неподобающего человеку поведения. Например, второклассник Стасик Грачёв становится свидетелем того, как двое пьяных бросают в беспомощную собаку бутылки («Флаг-капитаны»).

В этом смысле категорически не приемлемы суждения некоторых критиков о якобы недостаточно острой направленности книг В.Крапивина на вскрытие социально негативных явлений. Такое можно утверждать, только подменяя романтическую заострённость проблемы надуманной «идеализацией», «уходом» от действительности. Нечто аналогичное происходило и с Грином: его обвиняли в том же, не желая видеть страстную наступательность гриновской этики и эстетики на все несправедливости мира.

Ни в произведениях А.Грина, ни у В.Крапивина подростки не уступают взрослым в мужестве и самоотверженности. У обоих человеку с сильной волей и рыцарским взглядом на окружающих людей противостоит обыватель или негодяй (у Крапивина появляется ещё чиновник). В трилогии «Мальчик со шпагой» - Серёжа Каховский и Дзыкин, отцы Серёжи и Стасика, журналист Иванов и начальник Совков, вожатые Костя и Гортензия и т.д. Но писатель даёт и широкий реалистический спектр среды, в отличие от черно-белой (контрастной) романтики Грина. В этом, конечно, принципиальное отличие В.Крапивина от Грина. Однако именно гриновский романтизм позволяет автору «Мальчика со шпагой» выходить за пределы самой реальности, в художественный социально-психологический эксперимент. От негативных свойств романтизма писателя надёжно ограждают реалистические принципы, составляющие основу его творческого метода.

Чисто в изобразительном плане для В.Крапивина характерно столкновение разнородных деталей, рождающее широкие ассоциативные значения, порой с глубоко символичным смыслом. Подобное было свойственно К.Паустовскому, одному из любимых писателей Крапивина, а на Паустовского, несомненно, оказал влияние Грин.

В.Крапивин стремится к преображению действительности по законам прекрасного, Человечного, стремится к «Прекрасной Неизвестности». Гриновскую интонацию и направленность нельзя передать, не пользуясь изобразительными средствами, свойственными А.Грину и вообще романтизму.

В известном смысле можно даже сказать, что В.Крапивин - это Грин наоборот. Разумеется, по отношению к методу. Если мир Грина - это мир романтический с очертаниями реальной действительности, то мир Крапивина - романтизированная реальность. Романтизм не обедняет творческие палитру писателя, а только обогащает, возвышает, позволяя открыть новые, порой неожиданные, грани жизни.

Как и в характеристике традиций Гайдара в творчестве Крапивина, здесь мы избегаем внешних аналогий в деталях типа: собака Нок, объясняемая в повести «Всадники на станции Роса» от слова «ще-нок», и один из героев А.Грина с именем Нок в рассказе «Сто вёрст по реке», важнее выявить глубинное родство. Оно, например, наблюдается в поэтизации мечты, в уважении к людям (подросткам и взрослым), умеющим мечтать и реализовать мечту. Этим перекликаются «Алые паруса» и «Мальчик со шпагой». Положительные герои В.Крапивина борются с людьми заземленными, а порой и косными в своих убеждениях, поднимаются выше обыденщины. Не об этом ли тревоги Грина в романе «Блистающий мир»? В.Крапивин основательно решает эту проблему на современном материале: наша действительность всегда таила и таит прекрасные возможности для победы человечности и добра и открывает перспективы в мир, о котором мечтал Грин. Просто, эти возможности нужно искать, что и делает в своих произведениях В.Крапивин.

Оставив в стороне романтику моря, морскую атрибутику, столь частые у обоих, обратим внимание на дух коллективизма у Грина (горожане в романе «Бегущая по волнам») и на развенчание героя-индивидуалиста (в романе «Дорога никуда»). Задолго до Крапивина воспеты Грином коллективизм и дружба, и именно в романтическом ключе. Что касается психологизма и интеллигентности крапивинских подростков, - за что одни критики «хвалят», другие «ругают» писателя, - то их истоки лежат не только в подростковой фантазии, неожиданной игре слов, необычности мысли, но и в гриновском романтическом интеллектуализме.

Словом, В.Крапивин по характеру своего дарования весьма и весьма близок А.Грину, гриновским традициям нашей литературы. Ему, на наш взгляд, принадлежит заслуга продолжателя гриновских традиций, заслуга сочетания (синтеза) романтизма Грина с реалистическим направлением советской литературы. А.Грин считал, что если нельзя показать читателю красивую быль, ему нужно рассказать красивую сказку, чтобы зажечь его, подтолкнуть к действию. В.Крапивин не только рассказывает сказки («Летящие сказки») и пишет фантастику («Голубятня на жёлтой поляне»), но и старается показать красивую быль, которая творится, к примеру, на страницах трилогии. У него есть для этого и возможности, и основания.

Романтический реализм В.Крапивина

Романтику В.Крапивина замечают в самом начале его творчества и в первую очередь (О.Александров - в 1962 году). Затем Л.Белая (в 1966 году) добавит к его романтике определение «революционная». В.Швейцер (в 1973 году) уточнит, что в романтике Крапивина прослеживаются две струи: гайдаровская и гриновская. Ю.Бриль (в 1980 году) говорит уже не о чьих-то влияниях, а об индивидуально крапивинских романтических образах. Достаточно яркий пример творческой эволюции писателя, даже с точки зрения критики. Эта светлая романтическая струя, характерная всему творчеству В.Крапивина, подводит нас к вопросу о художественно-творческом методе писателя.

Гайдаровские и макаренковские традиции в новаторском приложении к современному материалу, без сомнения, свидетельствуют о прочной реалистической основе его произведений. В.Крапивин воссоздаёт правду жизни в формах самой реальной жизни. Его герои в основе своей типичны. Писатель не упрощает сложность внутреннего мира человека. К какому бы времени он не обращался: довоенному («Алые перья стрел»), 60-м годам («Оруженосец Кашка»), 70-м годам («Мальчик со шпагой»), 80-м годам («Журавлёнок и молнии») - везде характерен В.Крапивину, как всякому реалисту, конкретно-исторический подход к действительности. Но правду жизни даже самый строгий реалист соотносит с идеалом. Таковы все высшие творения литературы, начиная с Гомера. А по отношению к В.Крапивину следует ещё иметь в виду его романтическую устремлённость к этому идеалу, которая наложила отпечаток на всё его творчество. Подростковая романтика и романтический настрой самого автора в сочетании с гриновскими традициями позволяют заключить, что значительное влияние на его творческий метод оказывает романтизм.

Романтизм проявляется, во-первых, в неудовлетворённости действительностью, резко критическом отношении ко всему косному, извращённому в жизни. Отсюда некоторое отталкивание от существующего положения вещей, устремлённость к идеалу, стремление вырастить этот идеал в настоящем, борьба за него, воспитание у подростков активной жизненной позиции. Не случайно критика говорит о гайдаровской революционной романтике в творчестве В.Крапивина. Романтика ищет новые пути к возвышенному, к мечте, к тому, что облагораживает человека, ведёт его вперёд. Отсюда свойственная положительным героям Крапивина самостоятельность, независимость, свободолюбие.

Во-вторых, в стремлении реализовать мечту, переносить в сегодня частицы будущего, предполагаемого идеала. По этой причине упрёки со стороны критики в идеализации положительных героев. Но для В.Крапивина эта особенность имеет концептуальное значение в изображении подростков.

В-третьих, на первый план выдвигается личностное начало в человеке, его чувства, фантазии, воображение, хотя это порой ведёт к психологической усложнённости характеров, чуть ли не взрослой рефлексии подростка. В результате, подросток выглядит старше своих лет.

В-четвёртых, читателя всегда привлекали и привлекают яркий, метафоричный язык, занимательность сюжета с его быстрой сменой картин, эмоциональность и живописность стиля В.Крапивина.

В-пятых, сочетание романтического интереса к экзотике, необыкновенному, чудесному с реализмом даёт прекрасные образцы поэтизации будничного, поэтизации быта подростков.

В-шестых, герои В.Крапивина - такие, как Кашка, Серёжа Каховский и ряд других центральных образов - выделяются из своей среды, в той или иной степени исключительны и являются сильными личностями. Главным образом через них автор реализует свою концепцию современного подростка, каким он ему видится.

И к тому же, в-седьмых, В.Крапивину свойственна синкретизация жанров - переплетение реального и сказочного, реального и фантастического, сказочного и фантастического, что тоже присуще романтизму. Характерно для него и чередование жанров от произведения к произведению: например, реалистическая повесть «Всадники на станции Роса» опубликована в 1973 году, а вослед появляется в печати повесть-сказка «Лётчик для Особых Поручений», затем продолжение трилогии «Мальчик со шпагой» и очередная повесть-сказка «Ковёр-самолёт» (в 1976 году). Или после фантастических «В ночь большого прилива» (1977) и «Вечный жемчуг» (1978) печатается реалистическая повесть «Колыбельная для брата» (1979) и т.д.

Словом, можно привести много примеров из произведений писателя, примеров, свидетельствующих о ярко выраженном романтизме в творчестве В.Крапивина.

На основании всего изложенного можно сказать, что из элементов реалистического и романтического у В.Крапивина складывается своеобразный почерк, свой особенный метод - метод романтического реализма.

 

НЯНИН АЛЕКСЕЙ. ХАРАКТЕР ПОДРОСТКА В ТРИЛОГИИ ВЛАДИСЛАВА КРАПИВИНА «МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ». (Традиции. Новаторство. Авторская позиция.). - Свердловск. Уральский Государственный Университет им. А.М.Горького. 1989 г. - 62 с. – Источник (скачать ): http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=332

 

 

 

!!! Дорогие читатели и посетители сайта ЗоВУ.ру. Приветствуются ссылки на страницы сайта "Золотые Врата Урала (ЗоВУ)" и указания источника при цитировании. Размещение копии на своих сайтах без разрешения является нарушением авторских прав!!!

Справочная информация по уровням вещания и практика:


см. начало в предыдущем выпуске: ...

4) Подписные издания: Альманах "Карта Успеха" (http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=cat&id=17), эл.журнал "ЗОВУ РИТМ" (http://zovu.zovu.ru), газета "Золотые Врата Урала" (http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=cat&id=16) , 47 брошюр (http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=cat&id=19) и двухтомник "Властелин времени: технологии разумной жизни" (http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=cat&id=18). Заказ на нашу литературу см. по ссылке http://zovu.ru/index.php?dn=info&pa=forma_zakaz .
5) Выставка-магазин "У Золотых ворот" (здесь можно выбрать и заказать литературу Команды ЗоВУ и РИТМ): http://zovu.ru/index.php?dn=mag&to=cat&id=2!

Наши сайты ждут вас: 1) Золотые Врата Урала - http://zovu.ru, 2) Российский Институт Творческого Мастерства (РИТМ) - http://zovu.ru/index.php?dn=news&to=cat&id=8. 3) Зову Образ Лада - http://zovuobraz.ru. 4) ШУТ-КИ.НЕТ - http://shut-ki.net , 5) Журнал "ЗОВУ РИТМ" (скачать бесплатно) - http://zovu.zovu.ru,

До следующих встреч! Наша почта: zovuzovu@narod.ru. Пресс-центр ЗоВУ. 2020.

* * *

 


В избранное