ГРАФОМАНИЯ (книга ни о чем)

  Все выпуски  

ГРАФОМАНИЯ (книга ни о чем) Утренник.13.


Ознакомиться со всеми предыдущими выпусками рассылки можна на сайте:

www.grafomania.info

ГРАФОМАНИЯ (книга ни о чём)
ОСОЗНАЙТЕ!  
Утренник - 4-я часть книги

13

УТРЕННИК
     

- "Бог показывает лицо". Это формальное выражение из какой-либо доктрины, или ты его сам придумал? Уж очень оно устойчиво у тебя.
     - Ага, сегодня мы говорим о мистике. Если какая-либо из мистических школ использует это выражение, то мне об этом не известно. И я его не выдумал. Случайно услышал в толпе, не видя говорящего. Можно сказать, что оно пришло ко мне само. Оно настолько выражает суть того, что выражает (эко я!) - что я взял его безоговорочно.
     Ты знаешь о своем лице немного, точнее сказать - ничего. О нем знают другие. Ты не можешь его увидеть. Его видят другие. Когда ты смотришь в зеркало, то видишь не свое лицо, а его зеркальное отражение. Но идентифицируешь ты себя именно с этим отражением. Когда же ты смотришь на свой фотопортрет, то тебе всегда кажется, что в жизни ты не такой - фотоаппарат соврал. Но фотоаппарат всегда говорит правду - именно так тебя видят все остальные. Лицо - главное в образе человека. В паспорте всегда фотография лица, а не ноги. Хотя одинаковых ног у людей тоже не бывает. Именно лицо выражает суть человека. Итак, своим истинным лицом ты считаешь его зеркальное отражение, а его истинное изображение не считаешь своим лицом.
     Показать лицо означает проявить свою истинную сущность. Когда тебя попросят показать лицо, ты начнешь изображать свое зеркальное отражение. Но оно не отражает твоей сути, и все увидят, как ты фальшив. "Белое солнце пустыни". Петруха просит Гюльчетай открыть личико. Он не просит ее показать лицо - она все равно не сможет этого сделать. Он просит лишь снять паранджу - лицо он увидит сам.
     А сейчас будь внимателен. Представь себе, что она сняла паранджу, и он теперь видит ее лицо. Но он ей опять говорит: "Покажи мне свое лицо". Она сняла паранджу, она уже находится в измененном состоянии. Она, замужняя женщина, сняла паранджу перед чужим мужчиной, который к тому же еще и неверный. Она сделала то, чего не делала никогда в жизни - она совершила невозможное. Она уже близка к сумасшествию. Ей хуже, чем было бы тебе, если бы ты оказался голым на ярмарке в полдень.
     И ей говорят: покажи лицо! Любое необычное действие делает нас восприимчивыми. А такое - сделало ее сверхвосприимчивой. Ее сознание настолько изменено необычной для нее ситуацией, что эти слова проникают в ее сознание, минуя любые фильтры, и могут вызвать у нее кенсэ. Более того, если она сумеет это сделать, то кенсэ случится у Петрухи.
     Такой опыт не может быть описан вербально. Когда бог заговорил с Моисеем из пылающего куста, в этом опыте присутствовал рассудок, его можно выразить словесно. То же касается Иоанна, услышавшего голос. Когда рассудок молчит, и ты соприкасаешься с миром напрямую, словно с тебя содрали кожу, нет никаких фильтров, никаких интерпретаций. Не нужен пылающий куст, чтобы ощутить божественность происходящего, не нужен голос. Все происходит просто так, весь мир становится богом, и ты являешься его частью. Попытка описать это состояние - профанация. Речь превращается в бессмысленное бормотание. Через какое-то время приходишь в себя, и слышишь случайную фразу: Бог показал лицо. Это именно то, что нужно и ты его берешь.
     Если кто-то начинает спрашивать, как выглядит это лицо, тебе хочется его убить. Если к тебе пристает какой-нибудь иеговист со своими вопросами и поучениями о том, как бы им приобщить тебя к богу через разум, ты ощущаешь, что они топчутся грязными ботинками по твоей душе. Их выдуманный бог похож на старого бухгалтера с комплексом детоубийства. Твой бог не имеет образа, но он показал тебе лицо. Он так беззащитен перед ними, что его хочется защитить. Сколько ни говори об этом - оно будет ускользать.

     - Это переживание так универсально, что все религии, получается, говорят об одном и том же?
     - Переживают все одно и то же, но говорят все-таки о разном. Ты не можешь поставить знак равенства между богом и Дао. Не можешь сложить в одну коробку ки, прану, силу магов и бараку суфиев. Это совсем разные вещи. Ситуация напоминает старую притчу о четырех слепцах, изучающих слона. Один говорил, что слон это дерево, ибо держал его за ногу. Тот, которому достался хобот, говорил о змее. Третий ухватился за хвост, а четвертый - за ухо. Они держали в руках разные части слона и говорили о разных вещах. Нельзя сказать, что они говорили об одном и том же.
     Кто-то прозревает и видит слона, но это случайное событие. В том смысле, что ощупывание хобота не является тому причиной. Если же не ощупывать хобот, то прозрения никогда не произойдет. Прозревший не сможет описать слона слепым коллегам, они ему не поверят. Это бессмысленное занятие. Слон состоит из головы, ушей, хобота, ног, хвоста, но простой набор этих элементов не означает слона.
     Китайцы говорят: если разобрать телегу, от нее ничего не останется. Колесо - не телега, дышло - тоже. Если разобрать телегу, останутся дышло, колеса и прочее, но самой телеги не будет. Она исчезнет. Если ты начал с хобота, нет смысла переключаться на уши - это ничего не даст. Буддисту нет смысла становиться даосом. Поэтому нельзя сказать, что одна система лучше другой. И тем более нельзя переходить в другую традицию ради погони за экзотикой.

     - "Мастера проходят мимо". Что это значит?
     - То и значит - они проходят мимо. Что ты хочешь узнать? Почему они проходят мимо, или как они это делают? То, что ты держишь в своей голове - в коробочке с надписью "мастера", не имеет никакого сцепления с тем, что происходит в действительности. Чтобы говорить о настоящих мастерах, тебе придется отказаться от некоторых стереотипов.
     Эзотерики оказали тебе медвежью услугу, создав миф о мастерах Шамбалы. Но они это сделали в угоду тебе, как это ни странно. Где-то под землей сидят какие-то мудрецы, как сардины в банке, и варятся в своей мудрости, как те же сардины в собственном соку? Тебе выгоден этот миф, ибо Шамбала недоступна. Они есть где-то там, но ты не можешь до них добраться, потому что они прячутся и открываются только посвященным.
     Поэтому ты продолжаешь закручивать свои крышечки, от тебя ничего не зависит. А то бы ты всем показал! Это компромисс со своей непоседливой натурой, на который ты пошел, воспользовавшись сказкой, которую тебе подсунули так кстати. Создали они ее конечно не для тебя, а для себя, чтобы узаконить свой собственный компромисс, который так созвучен твоему.
     Мастера - такие же люди, как и мы с тобой, и живут среди людей. Они обычны - в обычных вопросах, и абсолютно необычны - в необычных. Второй стереотип сложился у тебя после чтения книг Карлоса Кастанеды. Он попытался отказаться от первого стереотипа, но не смог сделать этого полностью. Осталась иерархия эзотериков - нагваль в роли вождя и подчиненный ему отряд, состоящий из шести сновидящих и шести сталкеров, который он куда-то там уводит. То, куда он их уводит - остаток мифа о Шамбале. То, что члены отряда не являются нагвалями - реализованными личностями, является отголоском иерархии. Но попытка прорыва налицо.
     А вот и "подарок" Кастанеды лентяям. Хуан Матус и его друг Хенаро носятся с тупым болваном Кастанедой, как с писаной торбой. И делают они это только потому, что он обладает врожденными качествами нагваля. Они гоняются за ним по всей Мексике и Калифорнии, уговаривают учиться, предлагают сокращенный курс обучения, ибо им пора куда-то уходить. Кастанеда перебирает харчами, и с каждым годом становится все более непонятливым учеником. Враки.
     Теперь ты будешь жить обычной жизнью и верить, что если уж встретится на твоем пути мастер, то он никак не пройдет мимо тебя, такого необычного, вцепится в тебя, как клещ, и не отвяжется от тебя, пока не обучит всему, что знает сам. А ты будешь морщить носик, гнуть бровь и отпихиваться от него - "для порядку". Это твое заблуждение хорошо подпитывается голливудскими фильмами про ушу и колдовство.
     В реальности все происходит иначе. Мастера живут в мире и занимаются вполне мирскими делами. С чего бы им прятаться по пещерам и записывать свои мудрые изречения на каменных сводах? Некоторые живут и в пещерах, но это не определяющий фактор. Далее - их мирские занятия не связаны с мастерством, хотя бывают и такие исключения. Большинство из них зарабатывает на жизнь вполне банальным способом - чинят проводку, плетут корзинки и даже закручивают крышечки.
     Они живут среди людей, а большинство людей не интересуется "ничем таким". Зачем им что-то навязывать, зачем проявлять себя? Мастер может быть твоим соседом по лестничной площадке, вы будете ежедневно раскланиваться у почтового ящика и даже играть в шахматы по вечерам. Но он "проходит мимо" - как мастер.
     Некоторые мастера занимаются целительством, используя свои мастерские знания. В большинстве случаев они не зарабатывают этим на жизнь. Больных они лечат, но не обучают своему знанию. Они опять проходят мимо.
     Предположим, мастер встречает человека с большими способностями. Но этот человек совсем не хочет становиться магом, человеком знания. Будь он хоть трижды Кастанеда и прирожденный нагваль, мастер проходит мимо. Браться за обучение такого человека бесполезно и ни к чему хорошему не приведет.
     Но вот ему попадается ищущий. Способности в этом случае не играют такой роли, как наличие этого импульса - искать. Он что-то там вычитывает, выискивает, пробует, практикует, экспериментирует, преодолевает себя и так далее. Мастер останавливается и внимательно смотрит.
     Если ты привык изучать правила дорожного движения, перебегая улицу на красный свет, и для тебя нет авторитетов, - он уходит, у него нет времени на агитацию. Если ты готов учиться, он присоединяется к тебе - в той традиции, в которой ты движешься, и начинает с того места, на котором ты остановился. Он ставит перед тобой невыполнимую задачу. Выполнить ее невозможно, но ты должен это сделать. Если ты начинаешь торговаться, он уходит. У него нет времени на торговлю.
     Если ты начинаешь ее выполнять, он садится и ждет. Ему некуда спешить. Твои истории о тяжелом детстве мало его трогают. Его детство по сравнению с твоим было кошмаром. Он ждет, почти безразличный в своем сострадании. Даже в этот момент задачу выполняешь ты, а не он. Он свои коаны уже давно решил. Во время обучения он ничего не делает, ты учишься сам. Он всего лишь отвечает за твою жизнь, воспринимает каждый гран твоей боли. В момент выполнения задачи, которую он перед тобой поставил, необходимость в мастере пропадает - он говорит "Передано", отвешивает тебе прощальную затрещину, встает и уходит. Вот, почему "мастера всегда проходят мимо". Вот, почему они "татхагаты".

     - Ты сказал "коаны"?
     - Видишь, как ты уцепился за красивость и экзотику. Лучше воспринимай его, как невыполнимую задачу. А то ты уже приготовился напялить кимоно, воскурить благовония и забормотать мантры. Не надо пить чай по-японски, если тебе больше импонирует кофе. Не надо менять венок из ромашек на икебану. Найди в своем кофе то, что японцы нашли в чае. Понимаешь?

     - Невыполнимая задача - это нечто запредельное, потустороннее?
     - Может быть и запредельное, но не потустороннее. Это разные вещи. Потусторонность - худший враг мистика. Зачем тебе бог, который живет где-то там, на девятом небе? Вы не можете соприкоснуться. Ты не можешь его найти, а он не может найти тебя. Так вы и бродите в разных измерениях. Мистицизм, который говорит о потустороннем - мертвое учение. Тебе придется делить себя на части: часть жизни витать в иллюзиях, но не жить при этом здесь, а другую часть жизни - скучать над своими крышечками. Мистик - человек, который может волшебно рубить дрова и таскать воду из колодца, видеть в капельке росы хрустальные дворцы. Бродячая собака не сможет укусить его за ногу, пока он странствует в запредельном. Зачем смещать точку сборки и собирать миры? Все происходящее божественно, волшебно - что может быть прекраснее?

     - С потусторонним разобрались. А как насчет запредельного?
     - Все дело в кнуте и прянике. Если ты не мазохист, то будешь избегать кнута и гоняться за пряником. Это нормально. Даже мазохист поступает так же, просто его кнут и его пряник поменялись местами. Возьми неандертальца. Для него было обычным делом "сбегать" на охоту, километров этак на пятьдесят, выследить и убить оленя, взвалить его на спину и вернуться к пещере - бегом. Голод - его кнут, а олень - пряник. Все остальное его мало интересовало. Тяжело себе представить, какую задачу мог бы предложить ему мастер. Вполне возможно, что все неандертальцы были Буддами и не нуждались в мастерах. Их кнуты вполне уравновешивались пряниками. Идеальное равновесие, гармония.
     Ты ходил в школу пешком, нес на плечах ранец в полтора килограмма и в общей сложности преодолевал метров восемьсот за день. Твоим кнутом был учитель физкультуры, который не ставил тебе запредельных задач. То, что ты выполнял на уроках, готовило тебя к жизни городского обывателя и давало какую-то гарантию того, что первый армейский кросс не приведет тебя к инфаркту.
     Если ты занимался спортом, твоим кнутом был тренер. Тренер тоже запредельных задач не ставил, хотя ты временами и плакал на тренировках. Физические возможности твоего организма стали на порядок выше среднестатистических, но трансформации не было - тебя вели к этим высотам со знанием дела. Ты никогда не достиг бы и их, если бы не кнут. Ты никогда не сможешь быть достаточно сильным кнутом для самого себя - ты слишком себя любишь. Даже для спорта. Что говорить о реализации?
     Сегодня ты ходишь (не бегаешь) от дома до остановки, или своей машины. Читаешь о гиподинамии и цокаешь языком. Решаешь бороться с этим безобразием и начинаешь приседать по утрам. Разиков по сто. Приходит мастер и предлагает присесть тебе тысячу раз. Для тебя это запредельная величина. Ты приседаешь эту тысячу раз - заблевав любимый коврик и побывав парочку раз в обмороке.
     Ты гордишься своим героизмом и знаешь, что ближайшую неделю пролежишь на своей постели, не в силах пальцем пошевелить. Мастер безразлично смотрит на твои подвиги и говорит, что из тебя может получиться что-то путное, хоть это и маловероятно. Поэтому он, возможно, возьмется за твое обучение. С завтрашнего дня вы начинаете. Утром - разминка в тысячу приседаний и после этого - настоящая тренировка. Ты получаешь сверх-кнут. Вопрос в том, стоит ли того твой сверх-пряник?
     Предположим, ты спортсмен и тысяча приседаний тебе по силам. Мастер не станет пробовать тебя в этом. Ты будешь гореть желанием присесть перед ним тысячу раз. Возможно, он даже позволит тебе сделать это. На тысячном приседании он попросит тебя остановиться, замереть в самом неудобном положении - бедра параллельны земле. Поставит перед тобой зажженную свечу и попросит смотреть на нее, находясь в этом же положении.
     Стограммовая свеча горит восемь часов. Он будет заниматься своими делами, а ты будешь стоять. Никто тебя на аркане не тянул, но задача запредельна. В любой момент ты можешь уйти, но все будет кончено. Вторая попытка не стоит выеденного яйца, как говорят китайцы. Если ты выстоишь и завтра придешь опять - свеча уже будет гореть.
     Дело не в длительности упражнения, а в его запредельности - для тебя. Некоторые факиры могут сутками пребывать в совершенно фантастических позах, но трансформации не происходит. Им приходится идти к йогинам за доктриной. Для факира такое упражнение - обычное дело. Его коаном будет задача для ума. Мастер всегда застанет тебя врасплох. Если ты любишь писать акварелью, он предложит тебе рисовать десять лет подряд одно и то же - ствол бамбука или ель за окном. Если тебя интересуют философские умопостроения, он спросит тебя о цвете твоих глаз в тот момент, когда ты еще не родился.
     Для многих мастеров кнутом стала сама жизнь. Александр Засс по кличке Железный Самсон был ранен - ему перебило ноги. Лежа на пучке соломы в лагере для военнопленных, он разработал систему упражнений, которые поставили его на ноги. После войны он мог выступать в цирке - в силовых номерах. Какими спортивными достижениями ты смог бы его удивить? Судьба, которая является кнутом, подвергает тебя намного большим нагрузкам, чем мастер - она действительно не знает жалости. Тот, кто выжил в таких обстоятельствах, становится алмазом и способен резать время, как масло.
     Такие мастера - предел мечтаний любого искателя. Тебя учат нырять без акваланга. Ты хнычешь о том, что болел в детстве пневмониями и тебе тяжело. Твой мастер преодолел открытую форму туберкулеза и может задерживать дыхание на семь минут. Как ему смотреть на тебя и слушать твой плач? Как ему объяснить тебе хоть что-то? Он просто говорит тебе: ДЕЛАЙ! И нет никаких гарантий. Ты можешь умереть. Мастер за это ответит. Он готов к такому повороту. Если бы существовали какие-то гарантии, ничего бы не происходило.

     - Ты не сказал, как они это делают - проходят мимо.
     - Зачем? Я могу сказать, как они не делают этого. Они точно не используют ничего из твоих профессиональных приемов. Они не используют несловесную подстройку, наведение, якорение, разрыв паттернов. Не отслеживают, в какой квадрант ты смотришь, в каком ключе находишься, не изучают твоих сигнальных систем, способов ввода и вывода информации. Они не делают ничего подобного. Если тебя интересует, какой фокус-покус они используют, то ты теряешь время. Если ты приходишь к мастеру за рецептом фокуса - ты клоун и пытаешься ловить дым. Главная их деятельность происходит в обычном ключе.
     Они, конечно же, могут изменить твое восприятие, выдернуть вселенную из-под ног, спрессовать или растянуть для тебя время, мгновенно оказаться в другом месте или еще что-нибудь. Но это не правило. Их что-то вынудило сделать это, они находятся в цейтноте, и приходится проявлять свое "мастерство". Какому мастеру понравится то, что врачи неотложки вынуждены переписывать свидетельство о смерти? Если труп встал и начал ходить, учет в спецслужбах тебе обеспечен. Тебя возьмут на контроль, будут вызывать на собеседования, телефон поставят на прослушку и так далее. Соседи начнут звать попа с кадилом, заколачивать твою дверь. Прохожие станут показывать на тебя пальцем, и ты поймешь, что Голгофа - это то, что может произойти прямо сейчас, именно с тобой. Зачем? Не надо.

     - Лезвие твоей бритвы имеет такие причудливые изгибы, что мне не уследить за принципом. Где-то ты за религию, где-то против. Чем ты руководствуешься?
     - Во-первых, бритва не моя, а Оккама. Но аналогия неудачна. Весы тоже не подходят. Мне нравится такое выражение: отделять злаки от плевел. Ты провеивал когда-нибудь пшеницу? Самый простой способ - пересыпать обмолоченное зерно на горе в ветреный день. Ветер уносит плевела в сторону, зерна падают вниз. Ветер - сама жизнь, мертвого ветра не бывает. Смотришь на любую философию, религию, учение с этой точки зрения. Жива она или нет? Вот и вся бритва.
     Тебе встречаются ребята с книжечками, которые твердят о каких-то ста сорока четырех тысячах избранных. Они говорят о справедливости, которая свершится где-то там и когда-нибудь потом. Живы они? Нет. Они мертвы. Некоторые из них плакали, когда я говорил им об этом. Другие убегали прочь и кричали, что в меня вселился дьявол. Но все сжимали кулаки и стискивали зубы. Знаешь, почему? Они сами не нашли, а теперь хотят, чтобы и ты не нашел.
     Они мертвы, потому что хотят познать Бога через разум, интеллект. Разум мертв без сердца. Компьютер тоже разумен - в смысле логики. Поверь им, и тогда твой компьютер тоже сможет познать бога. Для того, чтобы дождаться их справедливости, тебе придется ждать Судного дня. Проще говоря, тебя призывают умереть. Разве они живы?
     Толпа приходит к храму с корзинками, поп брызгает на них водой. Все переговариваются, оценивают прикиды соседей, "водят хоровод". Это тусовка. Храм уже не отличается от дискотеки и ночного клуба. Тут религией и не пахнет - нечего провеивать. Значит ли это, что храм не нужен? Нужен, еще и как нужен. Ты, лично ты, заходишь в храм - и мир переворачивается, у ведра отлетает дно. Бог показывает тебе лицо. Ради тебя он построен, именно для такого случая.
     Храмы строились на века. Из тысячи посетителей у одного открывается сердце. За века таких людей набирается очень много. Такая игра стоит свеч. Это нормально, не нужно взбираться на амвон и кричать всем, что они ошибаются. Так всегда было. Пусть так и будет. Не всем быть поэтами, художниками. Понимаешь? Не надо их спрашивать, зачем они это делают. Они сами не знают. Они поступают "как все" потому, что "так нужно". Если им достаточно этого объяснения, то все нормально. Ты решаешь за себя, а не за них. Ты не можешь за них решать, но и они не имеют права решать что-то за тебя.
     Вот, почему я так плохо говорю о сектантах. Мне все равно, ошибаются они, или нет. Почему они хватают меня за рукав на улице и начинают что-то навязывать? Я их не трогал, но они очень хотят потрогать меня. Как их не обидеть? Распознавать не тяжело. Признаки мертвых систем - навязчивость и нетерпимость к инакомыслию.
     К нам приходит простой человек и говорит: люди, свет на мне! Это возможно здесь и сейчас. Оно случилось здесь и сейчас - со мной, может случиться и с вами. Я это беру. Это мое. Ему не везет, его решают приколотить гвоздями к деревяшке. Ты знаешь, что он делает. Он никого не искупает, он поступает под лозунгом: НА ТОМ СТОЮ, И НЕ МОГУ ИНАЧЕ. Даже такой ценой.
     Потом приходят другие и начинают обещать тебе хорошую жизнь где-то и когда-то, но не здесь и сейчас. И они называют себя верными учениками плотника. Но ты этого не берешь, ибо в этом нет жизни. Румяный толстопуз в золоченной рясе убеждает тебя в том, что где-то и когда-то кто-то уже искупил твои грехи. Потом он добавляет, что будет молиться за тебя. От тебя ничего не требуется: за тебя помолятся, за тебя уже искупили грехи. От тебя требуется вовремя сдать взносы. А бог, он где-то там, и этот самый бородач обещает стать посредником между ним и тобой. В этом нет жизни. Ты это не берешь.
     Из мутной воды выныривает христианский йог, если это вообще возможно, и начинает рассказывать тебе о карме. Он говорит, что твои неприятности - не результат твоих глупостей и несправедливости твоих спутников по жизни. Нет, причина, оказывается, лежит где-то за пределами твоей жизни. Это плод деяний тех, кто уже давно мертв. А результат может быть исправлен только после твоей смерти. Это жизнь? Это смерть. Но он берется все исправить - за энную сумму. Это не только мертво, но и преступно. Не надо это брать.
     За ним выныривает следующий "потусторонник" и, прикрываясь даосами - самими юморными из мистиков, вещает о смысле жизни, который может быть познан только после смерти. Это живо? Нет, это больше, чем мертво. Ты этого не берешь. Так же, как не берешь эзотериков с их иерархией и какими-то подземельями.
     Это же касается и философий. До-бытие, не-бытие, сверх-бытие, после-бытие. Тут есть все - кроме самой жизни. Как это можно взять? И все-таки?
     И в мистике, и в философии живого больше, чем мертвого. Для равновесия достаточно и равенства, паритета. Но они развиваются, поэтому в них больше живого, чем мертвого.
     Человек, прежде чем что-то съесть, предлагает частичку очагу, в котором живет бог. Ему же он показывает невесту, новорожденного. Ему он изливает свои горести, делится радостями. Это живо. Возможно, он язычник, но зато живой. Человек молится, когда рядом никого нет. Когда ему больно, он кричит: "Папа!". Это жизнь. Человек видит несправедливость и ищет способов не стать скотиной. Он видит смерть и не хочет отравить жизнь страхом - вот и вся философия. Живая.
     Все остальное - детали. Подумай сам, и ответь мне - какая техника сможет превратить тебя из жадины в щедрого дарителя? Какая философия превратит тебя из злобного циника в жизнерадостного добряка? Разве такое возможно? Имеет ли смысл ожидать от духовности чего-либо подобного? В этом вся соль. Ни одно из мировоззрений "для внутреннего употребления" не приносит пользы обществу - в этом их главная ценность. Все они эгоистичны в общественном смысле. Если же делать их полезными для общества, они превращаются в мертвые системы. Что мы и наблюдаем. Является ли это неестественным? Главный вопрос - могло ли быть иначе?

     подробнее на сайте книги: www.grafomania.info

     Ждите скоро много очень интересных писем к автору и ответов на них...
А также новые работы Ингвара.

Автор произведения - Ингвар, 2005 || e-mail || || фото автора || ИЗДАТЕЛЮ


По вопросу издания книг Ингвара обращайтесь по номеру:
+38063 7705555 (Анатолий Мельник, литературный агент Ингвара)

 


В избранное