Аудит Жизни

  Все выпуски  

Аудит Жизни


Красный день календаря

 

Здравствуйте!

Этот текст я написал десять лет назад. Но готов повторять его каждый год.

 

Давно хотел написать об этом событии, а тут как раз и праздники, ему посвященные, на носу. Точнее отсутствие праздников, которые в моей жизни были 35 лет. И большую часть этих лет - с демонстрациями и всем, что было положено в празднования годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции.

Ну, сами праздники и пафосное название, это, конечно, ностальгия по советскому детству и отрочеству. Трудно представить более значимый советский праздник, чем 7 ноября. Да, есть еще День Победы, но при всей его мощи - он не выше, а на том же уровне, что и 7 ноября - по моему советскому восприятию. Ну а с другими праздникам эти два и сравнить нельзя. Первомай, в который тоже ходили на демонстрацию, не имел под собой ничего существенного и воспринимался просто как день, когда все радуются весне.

Но и без ностальгии я на самом деле сожалею о том, что этого осеннего праздника больше нет. Мне обидно за себя и за страну.

Обидно потому, что событие в эти дни случилось уникальное. Можно не произносить громких слов, которые придумала пропаганда, но это действительно была революция, и эта революция была великой. Нет ни одной аналогии в обозримом прошлом, никогда и нигде такого не получалось.

Это вам не опереточная французская революция, у которой из значимых итогов только то, что Бастилию снесли. Вышли на улицы маргиналы, пошумели пару недель, потом всем головы поотрубали и дальше зажили, как не было ничего. Ну да, да, монархия стала республикой, ну и что? По сути ничего не изменилось.

А вот создать страну, которая продержалась 70 лет (три с половиной поколения родились за это время), имея абсолютно новое государственное устройство - это вам не Бастилию снести и короля казнить.

Да еще и испытания были колоссальные. Разруха после гражданской войны, Великая Отечественная, восстановление страны из руин в нереально короткие сроки - и все это в очень небольшой отрезок времени. Потенциал у страны был колоссальным.

Мое отношение к революции и вообще к строю моего детства - социализму - было разным и менялось с течением времени. В детстве я, разумеется, был нормальным пионером, потом комсомольцем и был уверен, что все делалось правильно.

Например, коллективизация и то, что всяких гадов раскулачили - это очень хорошо. Когда я учился в университете, уже шла перестройка, и мои продвинутые друзья посмеялись над моими воззрениями. Как это - хорошо и правильно, когда у людей отняли то, что они своим трудом нажили и всех в колхозы согнали?

К тому же выяснилось, что и семью моей бабушки тоже раскулачили. При том, что они никогда кулаками не были. Кулаки, это те, на которых батраки работали, наемники без своей земли. Кулаки реально были эксплуататорами, а мой прапрадед просто на ногах крепко стоял.

Была огромная семья - он и три его сына с женами и детьми жили одним двором. Имели много земли, которую сами обрабатывали, а также держали скот - и коров целое стадо, и свиней, и гусей, и кур - без счету. Бабушка моя в семь лет гусей пасла, а прапрадед - свое стадо коров. В общем, была зажиточная семья, но никого не нанимали, делали все сами.

А когда революция пришла, комиссарами стали гниды, которые до этого в нищете жили, потому что делать ничего не хотели, а только водку пить. А потом эта "сельская беднота" власть получила и стала ей пользоваться, чтобы отомстить тем, кому завидовала. Так и отняли у моей семьи все, что собственным трудом было нажито. Хорошо хоть в Сибирь не сослали.

После этого социализм для меня стал предметом ненависти. А Америка представлялась страной свободы. В этом не было ни грамма "экономики", ни о каком бизнесе я не думал, деньги мне были не нужны, капитализм был просто словом, но вот казалось мне тогда, что жили и живем мы в несвободе, а в Америке этой вожделенной свободы сто миллионов до неба.

Мне даже сон в то время приснился, что сижу я в Нью-Йорке на улице, пью кефир абсолютно советского вида - из стеклянной бутылки, и чувствую при этом огромную радость от того, что я в Америке, в ее сердце. Тому, разумеется, способствовала музыка, которую я слушал, фильмы, которые смотрел, да и много еще что, но вот такое тогда было у меня мироощущение.

Это довольно быстро прошло, как проходит влюбленность, все было вызвано новизной и романтизмом происходящего. И стало понятно что ни в каком государстве ни о какой свободе речи не идет в принципе, очень хорошо это выражено у Лимонова в его первом романе "Это я, Эдичка". Розовых очков в вопросах устройства жизни "там, где нас нет" с тех пор я лишился.

А позже пришло время пересмотреть и отношение к революции 1917 года. У меня это началось с литературы. Что не прочти про жизнь до революции - везде полное ощущение затхлости и отсутствия воздуха - у людей, которые тогда жили. Причем не только у "угнетенных" - крестьян, рабочих, но и у помещиков, дворян и прочих аристократов. Кошмарная жизнь, в которой люди задыхались, не имели никакой опоры ни в чем и были полностью лишены хоть сколько-нибудь внятной перспективы.

Крестьянин, понятно, всю жизнь под гнетом. Отменили рабство-крепостничество, но все равно оброк и барщина - отрабатывай, сученыш, право пахать как бы свою землю. Но и тот, кому эти крестьяне принадлежали, не мог себя чувствовать нормально, если имел, конечно, совесть. Чехов об этой среде писал гениально. Многие смотрели михалковский фильм "Неоконченная пьеса для механического пианино", там все прекрасно видно.

Мучаются люди - от того, что их благополучие обеспечивается фактически рабами - крестьянами, которые от них зависят. Мучаются, а освободиться от этого не могут - привыкли к кормушке-то, когда чужие руки тебя кормят. Страшно оторваться и самому себя обеспечивать. Да еще - что соседи-помещики скажут. И выше крестьян себя тоже чувствовать привыкли. "Мы решили всю свою лишнюю одежду отдать крестьянам" - вот самое большое, на что они были способны, мучимые чувством вины.

Да, многие писатели 19 века были, так сказать, очарованы революцией, относили себя к демократам, и можно было бы списать эту гнетущую атмосферу жизни в их книгах на то, что это они так специально сгущали краски, чтобы оправдать революционные призывы. Но есть два писателя - Достоевский и Лесков, которых никак к социалистам не отнесешь, но именно в их книгах современная им жизнь предстает едва ли не более мрачной, чем у "буревестников революции".

Так что, революция в России случилась не потому, что немцы дали Ленину денег, или какие-то группы к власти стремились. Может, немцы денег и дали, а группы обязательно власти хотели, но только случилось все не из-за этого, а потому, что старая жизнь должна была закончиться. Она была плохой и никого не устраивала. Все не хотели и не могли - и верхи, и низы, перефразируя знаменитую революционную формулу. Только толкни - и покатится. Ну и обязательно находятся те, кто хочет толкнуть.

Да, в процессе смены жизни, и потом, когда установилась новая жизнь, было много плохого. И об этом можно долго говорить, спорить и ругаться, как и вообще о преимуществах и недостатках "социализма". Но бесспорно одно - старая, прежняя, дореволюционная жизнь себя изжила. Это просто очевидно, это ФАКТ. И также факт, что после революции людям удалось построить принципиально другую, новую жизнь.

Очень характерно еще и то, что предреволюционный капитализм не стал выходом для России. Различные хаятели советской власти, "демократы" и "либералы", очень любили приводить цифры из 1913-го - последнего предвоенного года. И зерна мы избыток производили, и экспортировали его, и промышленной продукции было завались, и даже сыр, в России сделанный, в Европу поставляли. И все развивалось, все росло как на дрожжах, все кипело, сверкало и дарило ослепительные перспективы!

Только не помогло это. Не стал капитализм ни отдушиной, ни тем более - новым путем для страны. И это далеко неспроста. Кстати, можете обратить внимание, что и новейший капитализм, пришедший после распада СССР на его территорию, тоже не приживается. И не приживется.

Правда, тут уж ему приходит кирдык во всемирном масштабе. Так называемые "кризисы" - это конец капитализма как способа жизни. Сожрал капитализм сам себя и скоро сам себя переварит. И останется от него только то, чем он всегда и являлся.

Удивительные события случились в октябре 1917 года. И попытка уничтожить их значимость, лишить людей памяти - унизительна и непонятна. Как будто случилось то, чего надо стыдиться, хотя у других народов любые события, сильно повлиявшие на их жизнь, помнятся и отмечаются.

А тут произошло то, что весь мир изменило, никого не оставило незатронутым. А вместо памяти о нем - какой-то немощный "день единения и согласия" по поводу в миллионы раз ничтожнее, чем рождение нового и небывалого образа жизни на 1/6 части суши. Не могу я этого ни понять, ни принять.

 

Счастливо!
Виталий Мануковский,
lifeaudit@mail.ru

 

07.11.2020


В избранное