Популярно о психологии

  Все выпуски  

Во имя Отца и сына и...


 

выпуск 38

11 окт. 08 г.

 

 ПОПУЛЯРНО О ПСИХОАНАЛИЗЕ

subscribe.ru 1793 (+8) читателей

content.mail.ru 459 читателей

Психоаналитик Анастасия Гареева

Тема выпуска:

 «Отцы и дети»

Имена Отца и современная семья

Следуя теме конференции, и расширяя ее по содержанию внесением психоаналитического взгляда, предлагаю вашему вниманию доклад, затрагивающий вопросы, напрямую связанные с психическим здоровьем и качеством жизни. Это вопросы о месте и функциях отца в современной семье.

Организация семьи на уровне реальности каждого из членов этой семьи - это то, что Фрейд называл реальностью психической. Это вопрос о том, как каждый из членов семьи вписан в нее, и каково его место в ней.

В начале XX столетия Фрейд предложил структуру семьи, известной под именем Эдипова комплекса. Эта структура представляет собой запрет. Запрет, который запрещает, но и который дает возможность ввести желание субъекта.

Как это происходит? Структура Эдипова комплекса была выстроена Фрейдом на основе мифа об Эдипе. Эта структура придавала особое значение некоторым важным вещам. Маленький мальчик приходит в этот мир, и он любит свою мать, которая полностью удовлетворяет потребности своего ребенка. Это первый и понятный момент. Немного подрастая, мальчик начинает желать избавиться от отца, который для него представляет собой соперника и угрозу. И вот в такой семье возникает функция Отца. Эта функция возникает вполне четким и определенным образом.

С одной стороны, отец - это тот, который приходит, чтобы запретить наслаждение ребенка своей собственной матерью. Отец - это тот, кто ограничивает доступ ребенка к матери, тот, кто говорит: "Нет, ты не должен вот так приходить в постель к своей матери!". И эта функция Отца служит тому, чтобы ребенок не заполнил собой полностью собственную мать. Это очень важный пункт, который ставится во главу угла при проведении детского психоанализа.

С другой стороны, функция Отца служит и ограничению наслаждения матери своим ребенком. Ведь когда ребенок приходит в этот мир, он является, прежде всего, объектом своей матери. Объектом, при взаимодействии с которым мать извлекает для себя максимум наслаждения. Зачастую я слышу у себя в аналитическом кабинете такие слова: "мать родила меня только для себя", "мать, когда рожала меня, хотела, чтобы я стала ее лучшей подружкой" и т. д.

В этом есть тонкая грань. Ведь для того, чтобы ребенок не был брошенным и покинутым, для того, чтобы он получил прочную основу в своей жизни, он должен быть объектом желания своей матери и своего отца, объектом ухода, заботы и любви своей матери. Но в тоже время в определенный момент своей жизни у ребенка возникает потребность самому становиться субъектом, свободнее жить, дышать и действовать. А для этого необходимо стать отдельным, сепарированным, отделенным от измерения "быть объектом своей матери". И именно в этом будет заключаться важная функция отца: лимитировать, ограничить доступ матери к ребенку. "Ты не должна поглотить то, что произвела на свет" - таков закон Отца для матери.

Сегодня мы с вами в России живем совсем в ином обществе, нежели 15-20 лет назад, и уж совсем в ином экономическом, культурном, геополитическом пространстве живет мировое сообщество, нежели во времена Фрейда. В настоящее время функции отца и матери установлены не таким четким образом как отношения мужчины и женщины. Говоря "мать", я имею в виду "материнскую фигуру", хотя современные отцы наполняют заботой, вниманием, любовью собственных детей иногда способом еще более материнским, чем сама мать. И, соответственно, матери в современных семьях зачастую занимают позицию, гораздо более авторитарную, чем отцы.

Но это вовсе не означает, что фрейдовская структура семейных отношений устарела. Возможно, она нуждается в дополнении. Жак Лакан, известный французский философ, психиатр и психоаналитик XX века, следуя идеям Фрейда, дополняет, углубляет и разворачивает эдипальную структуру семейных отношений. Он устанавливает определенную связь этой эдипальной семейной структуры с идеей о гарантии, которая определяет лимит наслаждения и обеспечивает сохранность психических и телесных границ субъекта. Лакан дает имя этой структуре, которое звучит как "имя Отца". Это, в некотором роде, отсылает нас к религии, поскольку главная молитва христиан читается "во имя Отца" и начинается со слов "Отче наш:". Когда-то Лакан сказал, что в Бога необязательно даже верить, если имеешь его в душе.

Так вот имя Отца как раз и помещено в сердцевину некоего закона, который лимитирует каприз каждого из нас. Звучит этот закон примерно следующим образом: "Ты не должен зависеть исключительно от собственного каприза или от каприза другого и, прежде всего, ты не должен зависеть от каприза своей матери". Вот тот закон, который должен дать место субъекту и место его желанию.

Здесь необходимо остановиться на одном важном замечании. Отцовская функция - Имя Отца - это совсем не то же самое, что отношения с реальным отцом, отцом семьи. Понятия "отцовская функция" и "материнская функция" имеют символическое измерение, и они не могут рассматриваться как роли матери и отца в реальном биологическом смысле.

Фрейд, а затем Лакан, исследуя функцию Отца, подразумевали, что отец является обладателем некой особой функции. Он сам, осуществляя эту функцию, оказывается, связан с символическим законом или с символической структурой, которая осуществляет функцию принятия и распознавания. Если попытаться сказать об этом просто, то в матери мы всегда уверены, по поводу отца - мы в него верим только при условии, что мы верим в мать, и достаточно хотя бы того, чтобы сам отец в это верил. И соответственно, первый важный символический акт отца заключается в том, что он признает своего ребенка.

Но сегодня с развитием генетической науки несколько меняется порядок вещей. Возможность генетического анализа изменяет вопрос о признании детей. Это пока еще не носит глобального характера, но и наша страна уже на пути к этому. В практике моей и моих коллег есть несколько случаев, когда женщина живет со своим мужем, считающимся отцом ее ребенка, при этом зачав и родив ребенка от другого мужчины. Это только ее тайна. Ее муж, признав родившегося ребенка, считает себя его отцом.

Также в моей практике есть случаи, когда отец ребенка, сомневаясь в своем отцовстве, принуждал женщину сделать ребенку генетический анализ.

Все это меняет в некотором роде отцовскую функцию.

Сегодня есть и другая отличительная черта современной семьи. Уже больше нет нужды, чтобы именно отец выступал организатором семьи. Например, семья, где родители развелись, каждый из них создал новые семьи с новыми детьми, приобретает новые границы, новые очертания. Это происходит все чаще и чаще.

Если мы вспомним семьи прошлого века, то это были семьи четко организованные вокруг прадеда, деда, вокруг отца, вокруг отцовского авторитета, это были патриархальные семьи.

Сегодня же семьи все больше и больше, оказываются, организованы не вокруг отца, и не вокруг матери, а, скорее, вокруг детей. Само существование детей делает возможным существование семей. Родители разводятся, организуют новые семьи или не организуют, живя по собственным представлениям и желаниям. Но именно дети сохраняют тот факт, что между ними что-то продолжает существовать, заставляя их договариваться и иметь определенные отношения.

И поэтому, когда у ребенка, или подростка, или молодого человека или девушки возникают проблемы, то родители приходят на помощь, соединяются в этом моменте в семью, даже если у каждого из них давно есть своя семья и свои новые дети.

Коллеги-психоаналитики из Европы, которых я приглашаю к нам в институт, говорят в связи с этим о неком семейном узле, который позволяет членам семьи оставаться определенным образом связанными друг с другом. И это вопрос о воссозданной семье.

Обращает на себя внимание также тот факт, что детей рождается все меньше и меньше. В России эта проблема также актуальна. Соответственно, чем меньше рождается детей, тем все более ценными они становятся. И когда возникает развод, то дети всегда находятся в сердцевине семьи.

Здесь еще нельзя не упомянуть то завоевание, которое получает в развитых странах все большее и большее распространение. Речь идет о гомосексуальных парах, которые решаются создать семью и усыновить или удочерить ребенка, либо там присутствуют дети от прошлых отношений и браков. Это может быть не так открыто происходит в России, но в своей практике я встречаю таких людей, которые, будь на то иной общественный взгляд, создали бы гомосексуальные семьи. И дети в таких семьях также являются организующей сердцевиной.

Таким образом, возникает закономерный вопрос: во что же превратилось то, что прежде именовали отцовской функцией? Жак Лакан отвечая на этот вопрос, вводит понятие "Имена Отца", переводя Имя Отца в единственном числе во множественное число. Что же это означает?

Это означает то, что функция Отца не сводится к чему-то одному, она множественна, и, соответственно, она может удерживаться несколькими различными людьми. Это очень важный момент.

В связи с этим, необходимо понять, как эта разорванная, разбитая на кусочки функция Отца может действовать в своей совокупности, как она может осуществляться благодаря множеству людей, которые собираются вокруг ребенка.

Первый важный вопрос касается того, каким образом в определенный момент ограничить то наслаждение, в котором ребенок пребывает? И здесь нет идеала времени и лимита. Все те из вас, у кого есть дети, хорошо знают, насколько трудно ограничить ребенка полутора-двух лет, который, например, хочет пойти в постель к своей матери, или не хочет засыпать без того, чтобы кто-то не посидел с ним рядом на его постели, или какие-либо другие моменты подобного жанра. И здесь нет четкого правила, как и когда нужно запрещать. Но очень важно, чтобы в какой-то момент появился кто-то, кто сказал бы определенным и жестким тоном: "Это нужно прекратить!". И есть необходимость для психического здоровья и благополучия ребенка, чтобы этот запрет, это высказывание прозвучало со стороны носителя авторитета в семье. И это есть первая отцовская функция. И вовсе необязательно, чтобы это был реальный отец семьи.

Наряду с этой важной функцией Отца, говорящего "нет", нужен и другой Отец, говорящий "да". И это уже вторая важная функция отца, его другое имя. Это будет уже не запрет, а поддержка желания ребенка. Эта функция чрезвычайно важна в подростковом периоде ребенка. И снова хочу сделать акцент на том, что эту отцовскую функцию может выполнять не обязательно реальный отец семьи, а тот, кто имеет в голове, не черт те что, а определенный проект относительно этого ребенка, его будущего, его сексуальной жизни.

Небольшой пример из клинической практики Александра Стивенса, психоаналитика из Брюсселя, который в мае этого года приезжал в Новосибирск.

Итак, подросток 13-14 лет, который имеет отношения с бандой своего района, где наркотики занимают свое место, но он наркотики не принимает. Он говорит своим родителям: "Я хочу заняться музыкой. Я бы хотел стать музыкантом". Его родители, в частности отец, говорит: "Это хорошая идея. Позже, если хочешь. Но, начнем с того, что ты более прилежно займешься своей учебой". Отец говорит "нет" во имя поддержания некоего идеала, который является его собственным идеалом. Его трудно упрекнуть, так как это очень сложно - быть отцом, нет никаких идеальных правил, которым нужно следовать. И этот отец следует, имея хорошие намерения. Но получается так, что этот подросток все больше и больше имеет контакты с этой бандой, начинает принимать наркотики. Через два года родители начинают с ним обращаться к специалистам, но это ничего не меняет. И вот в определенный момент в этой банде появляется подросток, не многим, старше, их по возрасту, 18-19 лет, который предлагает: "А не создать ли нам небольшой оркестр?". И, действительно, из 3-4 членов этой банды он создает музыкальную группу, и они прекращают принимать наркотики.

Каково же место этого нового подростка, организовавшего музыкальную группу? Именно с этого места и прозвучала поддержка желания, именно этот парень и исполнил отцовскую функцию, функцию Отца, говорящего "да" желанию своего сына. Ведь помимо множества запретов, которые совершает Отец, важно одобрить и принять со стороны ребенка его собственные проекты и действия, даже если они не соотносятся с желаниями самого отца.

В этой точке может возникнуть вопрос: чему же можно говорить "да"? На этот вопрос нет ответа, также как и нет идеала отца, нет и правил, которые предписывали бы отцу поступать так то и так то. Это всегда вопрос того, кто выполняет эту отцовскую функцию поддержки желания, вопрос его собственного выбора, его действий и поступков.

И есть еще одна важная третья функция Отца, его третье имя. Приведу такой пример. Есть одна пьеса "Человек в маске". В этой пьесе двое ребят подросткового возраста болтают между собой о сексуальных отношениях. Одному из них никак не удается найти слова для общения с девушками, начать с ними говорить, и он находит способ покончить с собой. Другой находит возможность начать сексуальные отношения с одной девушкой, но эта девушка беременеет и умирает при попытке сделать аборт. В финальной сцене этой пьесы оставшийся в живых парень оказывается в церкви. Он захвачен чувством вины в связи со смертью девушки, он чувствует себя ответственным за эту смерть. К тому же является призрак умершего парня, говоря: "Присоединяйся ко мне", приглашая его покончить с собой.

И вот именно в этот момент появляется некий загадочный персонаж "Человек в маске". Лакан по поводу этого человека сказал: "Вот вам, пожалуйста, пример Имени Отца". Этот персонаж говорит: "Ты знаешь, у тебя нет никаких оснований чувствовать себя виновным. Это мать всегда виновна в смерти своих детей. Она ответственна за смерть в силу тех операций, связанных с абортом, которые она совершает".

Но самое главное, что он говорит ему еще и следующее: "Прежде, чем ты решишь покончить с собой, иди-ка поешь чего-нибудь. Ты сейчас не в состоянии принимать решения". Подросток удивленно спрашивает: "Ты хочешь сказать, что для того, чтобы мне полегчало, я должен поесть?". Человек в маске настаивает: "Это будет зависеть от того, что ты будешь есть, от качества еды". О чем здесь идет речь и в чем здесь функция Отца?

В том, чтобы находиться на стороне поддержки хотя бы небольшого наслаждения существования, обладания хоть каким-то удовлетворением от жизни. И это гораздо важнее, нежели чувствовать переживание вины. Фрейд сказал об этом гораздо раньше. Он сказал, что задаваться вопросом о смысле жизни - это уже быть больным, потому что когда все нормально, когда в жизни есть достаточно удовлетворения, вопрос о смысле жизни не задается. Это, конечно же, вовсе не означает, не иметь никаких идеалов в жизни.

Так вот, пожалуйста, третья функция Отца - поддержать чувство жизни, ощущение жизни. Эта очень важная функция - следить за тем, есть ли удовлетворение от жизни, и в чем оно заключается.

И несколько слов еще об одной четвертой функции Отца. Отец - как тот, кто дает имя, включая ребенка в символическую линию передачи поколений. В России имя Отца передается дважды: с фамилией и с отчеством. В России эта функция как бы настаивает на себе, удваиваясь. Эта функция должна поддерживаться для ребенка и в современной семье.

Заканчивая свое выступление, подчеркну основное. Необходимо, чтобы ребенок был и оставался, желаем женщиной, своей матерью. Необходимо, чтобы мужчина, отец, согласился на некий альянс, на некую связь с этим желанием женщины. Если это будет, тогда будет структура, исходя из которой ребенок сможет сконструироваться, эта структура позволит ему обрести собственные ориентиры, то есть то, что мы называем симптомами. Симптомами, с помощью которых он сможет функционировать в этой жизни.

Ольга Кривочурова, психоаналитик

http://www.psychoanalys.ru/index.php?public=13_NAMES.html

 

Отцы и дети

Отношения матери и ребенка часто становятся объектом внимания, чего не скажешь об отношениях отцов и их детей. Стоит открыть любой журнал, посвященный вопросам ухода за детьми и их воспитания, чтобы обнаружить в нем множество материалов, адресованных мамам. И лишь незначительная часть публикаций затрагивает вопросы другого характера, а именно: «В чем состоит роль отцов? Какова степень их влияния на взрослеющую личность? Что должен делать папа, чтобы воспитание ребенка было гармоничным?» С одной стороны, такой «перекос» объясним. Журналы читают в основном мамы, и именно на плечи мам ложится основная нагрузка в семье, имеющей детей. Но, правильно ли это? Не являются ли биологическая способность женщин к деторождению и наличие так называемого «материнского инстинкта» лишь оправданиями нежелания современных отцов обременять себя непростой ролью воспитателя? Может быть, роль добытчика им больше «к лицу»? А что, если это не совсем правильный подход?

Читать далее

 

Невидимые дети

В нашем городе (Новосибирск) есть организации, которые занимаются проблемами детей, оставшихся без попечения родителей.

"Жизнь без детей - бессмысленна, жизнь без родителей - бесчеловечна", - наверное, эти слова можно сделать их девизом.

http://forum.sibmama.ru/viewforum.php?f=66&sid=7eb86585198c65b5dbe89b9a0860a1ed
http://www.aistday.ru

И, конечно же, как всегда, я приглашаю вас к дискуссии. Вы можете задавать вопросы, спорить со мной и даже меня критиковать )

С уважением к вам, Анастасия Гареева.

Мой блог: http://ecler.livejournal.com/

Автор рассылки оставляет за собой право использовать полученные письма для публикации на условиях анонимности, либо с указанием информации, не позволяющей идентифицировать отправителя.

Использование материалов рассылки в Интернете и любых других средствах массовой информации допускается только с согласия автора рассылки.

Адрес для писем:

gareeva@211.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В избранное