Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск пятой недели мая 2010.
© Ross W. Greene PhD, The Explosive Child, 1998
© О.В. Бермант-Полякова PhD, авторизованный перевод и примечания, 2010

РЕБЁНОК-РОССЫПЬ

Глава 2
Ужасный двухлетка


Что может быть для родителей интереснее и радостнее наблюдения за тем, как развивается их ребёнок? Его навыки совершенствуются, каждая новая неделя привносит новые умения, каждый месяц прибавляет новые возможности, и вот уже ребёнок способен самостоятельно решать всё более сложные задачи. Он ползал, а теперь ходит, оглянуться не успели, как движения приобрели грацию, и вот он уже сам раскатывается на качелях и быстро бегает. Он лепетал, а потом говорил односложными словами, - и вот пожалуйста, связывает слова между собой в короткие предложения, правильно использует вопросительные слова. Он плакал, когда устал, и не мог сказать, чего он хочет, а теперь сам договоривается кататься на одном велосипеде по очереди. Вы показали ему буквы, он быстро выучил алфавит, с любопытством составляет из букв слова и читает магазинные вывески. Дедушка спрашивает, что ему подарить к празднику, а он просит книжку.
В школе ему что-то даётся с лёту, над чем-то приходится покорпеть. Одним детям непросто даётся беглость чтения, другим чтение с выражением, кто-то никак не осилит умножение. Одни ловки и выносливы, другие с тоской думают о предстоящем уроке физкультуры. Когда тот или иной навык даётся ребёнку настолько трудно, что отставание от сверстников бросается в глаза окружающим, взрослые приходят ему на помощь. Она может быть неформальной, - так бейсбольный тренер Стива отрабатывает с ним удар по особой, пошаговой, методике, а может быть официальной, как в школе у Кена, - он ходит на дополнительные занятия по чтению.
Почему навык у ребёнка формируется с отставанием? Возможно, ребёнок не готов воспринимать соответствующий материал. Или у него прежде не было возможности упражнять этот навык (например, Стив никогда вообще не учился играть в бейсбол). Или у него нет никакого желания овладевать этим навыком. Так или иначе, дети не научаются тому, чему их учат, с той готовностью, которая от них ожидалась, - затрудняются обучиться.
Если прикладывать больше усилий, или заниматься чаще, или больше хвалить ребёнка, его навыки могут улучшиться. Насколько? Это уже второй вопрос. Порой затруднение сглаживается, а бывает, что ребёнок так и не достигает желаемого уровня. Некоторые дети независимо от того, насколько они усердны, насколько настойчивы их родители, какие усилия прилагали учителя и тренеры совершенно не созданы, чтобы быть великими атлетами, чтецами или знатоками правописания.
Способность планировать своё поведение и легко приспосабливаться к новым обстоятельствам, как и способность терпеть ситуацию фрустрации также являются навыками. И, как любому навыку, дети научаются ему во взамиодействии со взрослым и достигают в овладении навыком разного уровня совершенства.
Психологи отметили, что в возрасте трёх лет дети проходят период кризиса, - они становятся упрямее и обидчивее, капризничают из-за пустяков и уговоры родителей на них словно перестают действовать. Многие мамы и папы замечают, что ребёнок разражается гневной вспышкой или ходит угрюмым вместо того, чтобы сказать «я хочу есть», «я устал», «я растерялся», «мне обидно». К огромному облегчению родителей кризис трёх лет длится сравнительно недолго. Ребёнок словно приходит к пониманию того, что потерпеть и получить вознаграждение, договориться об отсрочке удовольствия, заявить о своих потребностях и желаниях прямо – удобнее, и с удовольствием практикует навык эмоционально зрелого совладания с ситуацией затруднения. После трёх лет способность ребёнка распределять внимание между несколькими действующими лицами и переключать внимание с одного занятия или взаимодействия на другое становится всё более подвластной сознательному усилию, и переключающие механизмы становятся более эффективными. Когда ребёнок сталкивается с новой ситуацией, он уже может обдумать несколько возможных решений, и его «белое или чёрное» восприятие происходящего уступает место способности терпеть неоднозначность и примиряться с «серым», компромиссным, решением.
В большинстве случаев дети при некотором начальном руководстве взрослых могут научиться навыкам эмоционально зрелого поведения («Джордж, не бей Кэролайн! Мы говорим словами, а не руками!», «Фрэд, если ты не разрешишь Синди сыграть на Нинтендо, тогда я все выключу и никто из вас не будет играть», «Том, я не думаю, что Мэри доставляет удовольствие стоять в стороне и наблюдать, как ты играешь в Лего. Почему бы тебе не спросить ее, хочет ли она что-нибудь построить.») Когда в общении со взрослыми или сверстниками происходит что-то, что расстраивает ребёнка, он умеет контролировать эмоции и улаживать разногласия, гибко приспосабливаясь к самым разным ситуациям. Если два ребенка затеяли ссору, потому что не могут решить, в какую игру играть, мы надеемся, что оба спорщика обладают навыками нахождения компромисса и подходящего решения проблемы, уверены в том, что навыки помогут им решить спор к обоюдному удовлетворению, и решение будет взаимно приемлемым для сторон. Когда плохая погода заставляет родителей отказаться от долгожданной поездки в парк аттракционов, мы надеемся, что огорчённый ребенок способен выразить его так, чтобы быть понятым, переключиться, смириться с отказом от поездки и принять альтернативный план. Когда ребенок поглощен видеоигрой и пора накрывать на стол к обеду, мы надеемся, что ребенок может прервать её, справиться с досадой и помогать на кухне, имея в виду, что он может вернуться к игре позже. Когда девочка решает сама для себя, что она съест три тефтельки сегодня, а три завтра, мы надеемся, что она может выйти за рамки «черно-белого» мышления («Я собираюсь позавтракать этими тефтелями завтра, поэтому нельзя, чтобы мой брат их сегодня взял и съел») и осознать «серый» компромиссный вариант поведения в новых обстоятельствах («Сегодня я уже завтракала, а он ещё нет… Я могу попросить мою маму сготовить ещё тефтелей…Можно съесть что-нибудь другое на завтрак...»).
Как некоторые дети отстают от сверстников в овладении навыками чтения, а другие так и остаются неуклюжими, так дети, которые «рассыпаются», не овладевают умением распределять внимание и переключать его, не развивают гибкости мышления и остаются неспособными терпеть фрустрацию. Таким образом, главная предпосылка этой книги состоит в том, что дети-россыпи не то чтобы ХОТЯТ быть непослушными, - как если бы ребёнок ХОТЕЛ отставать от сверстников в умении читать. Они затрудняются действовать эмоционально зрелым образом, отстают от ровесников в умении находить компромиссные решения, «застревают», потому что они так «устроены». И, конечно, «рассыпание» этих детей зависит от того, как вы реагируете на их неумения, - мы рассмотрим это далее.

Когда люди говорят, что ребенок «устроен» тем или иным способом, они часто ссылаются на работу детского мозга. Наше понимание этой «работы» еще совершенно элементарно, хотя мы живем во время, когда наука семимильными шагами продвигается вперёд. Поскольку мы многое открываем, популярные прежде объяснения поведения становятся устаревшими. Старые объяснения причин шизофрении и депрессии пали под влиянием убедительных свидетельств существования нейробиохимической предрасположенности к ним, которая часто передается генетически. Человеческий мозг замечательная и необыкновено сложная структура, поэтому дать исчерпывающее и точное руководство к действию психология сегодня не может. Как получилось, что мозг ребёнка не полностью развился в той или иной области? Наука собрала убедительные свидетельства, что нарушения в прелобных и лобных областях мозга и других мозговых структур, связанных с этими областями, могут вносить вклад в ухудшение «исполнительных» мыслительных навыков, часто замечаемые в детях с СДВГ. Как вы прочитаете далее, эти задатки для построения программы действий, способности переключаться с одного намерения на другое, решения проблем, планирования самопроверки, контроля над импульсами являются ключевыми для навыка эмоционально зрелого и способного к компромиссу поведения.
Другие мозговые нарушения, связанные с ингибицией обратного захвата серотонина, связаны с депрессией, а дофаминовые обменные процессы связаны с агрессией и  обсессивно-компульсивным синдромом. Нарушения, которые локализованы в правом полушарии мозга как полагает современная наука, - лежат в основе ослабления невербальных навыков, неспособности понимать контекст социального взаимодействия, трудности понимания ситуации в целом, слабости понимания интонационной стороны речи. Как вы догадываетесь, недостаточные невербальные навыки могут вносить вклад в «рассыпание» ребёнка. Наконец, нарушения в определенных областях левого полушария мозга могут воздействовать на речь. Дети с задержкой речевого развития затрудняются выражать свои мысли: они медленно извлекают из памяти нужное слово, им не даётся произнесение вслух многосложных, длинных слов, они путаются в предлогах или падежах и косноязычны. Их речь не льётся свободным потоком, мысли, сгрудившись, не находят выхода, и ребёнок не может озвучить придуманное им решение проблемы, - что многократно усиливает его фрустрированность происходящим.
Достоинством современных достижений науки является то, что мы наконец-то можем отойти от примитивного, как рефлекторная дуга, объяснения проблем детского непослушания. «Он делает это, чтобы привлечь внимание» или «Он мало старается и мог бы добиться большего, если бы он действительно захотел». Сегодня, к счастью, всё реже приходится слышать, что ребенок с СДВГ «намеренно» гиперактивен, импульсивен и невнимателен или что голосовые тики ребенка с синдромом Туретта производятся «для внимания».
Думаю, вы уже поняли главный вывод из моих рассуждений: ребёнок-россыпь таков, какой он есть из-за незрелости его головного мозга, он не «рассыпается» намеренно или умышленно. Вот почему ваша интерпретация его «рассыпания» окажет влияние на изменение его поведения. Иными словами, ваша интерпретация будет руководить вашим вмешательством. Если вы интерпретируете поведение ребенка как спланированное, намеренное и умышленное, если он, по вашему мнению, «упрямый», «манипулирующий», «своевольный», «ищущий внимания», «жестоковыйный», и «вызывающий» и это единственно разумное объяснение происходящего, в которое вы верите, то вы ведёте себя по стратегии «я покажу тебе, кто здесь босс».
Желание переупрямить ребёнка представляется вам абсолютно правильной линией поведения, и скажу вам, что не вы один в это верили и не вы один так себя вели. Скажу также, что не вы один не добились никакого эффекта, придерживаясь выбранной стратегии. В каждой главе этой книги я убеждаю вас обратить внимание на альтернативное объяснение: «рассыпание» вашего ребёнка незапланированное, ненамеренное, это следствие отставания в развитии навыка распределения и переключения внимания, подвижности мышления и способности терпеть ситуацию фрустрации. Направляя свою энергию на борьбу с упрямством ребёнка и доказательство ему, кто босс в вашем доме, вы фактически действуете контрпродуктивно. Является ли современный взгляд лучшей альтернативой? Если это так, то может быть лучше не стараться переупрямить, а понимать поведение этих детей? И имеются ли другие стратегии, которые могут лучше соответствовать потребностям детей-россыпей и семей, которые их воспитывают? Да, да и да.

Для начала познакомьтесь с диагностическими критериями для F91.3, который, как вы прочли в главе 1, является стандартным диагнозом для «рассыпающихся» эмоционально незрелых детей, которые остаются ужасными двухлетками в дошкольном и младшем школьном возрасте.

Вызывающе-оппозиционное поведение, синдром
Продолжительность поведения по крайней мере шесть месяцев, в течение которых присутствуют четыре или более признака:
- часто теряет самообладание, робеет, спорит со взрослыми;
- часто активно бросает вызов или отказывается исполнять просьбы взрослых или правила;
- часто намеренно раздражает других людей;
- часто обвиняет других в своих ошибках или проступках;
- часто раздражительный и легко раздражается другими;
- часто сердит или обижен;
- часто злобный или мстительный
(процитировано по DSM-IV, 1994).

Я не вмешиваюсь в формулировки критериев, потому что я не думаю, что это нужно. Критерии не отдают должного «рассыпанию» как процессу. Они также подразумевают, что протестное поведение является преднамеренным, а я не думаю, что так оно на самом деле.
Моя цель состоит в том, чтобы помочь вам прийти к более точному пониманию поведения вашего ребенка и дать вам точные слова для его описания. Ниже обсуждаются характеристики, которые полезно иметь в виду:


Общие свойства детей-россыпей:

1. Ребенку трудно обуздать волнение, недовольство и любые другие чувства, когда они его переполняют, и особенно в ситуации болезненных переживаний, когда рухнули надежды на то, что будет так, как он задумал. Он не может рассуждать как разумный человек и не способен на поиски компромиссного решения. Фрустрация (вызванная разногласием, изменениями в плане, требованиями переключения) часто ввергает его в состояние истощения душевных сил и внимания, в котором ребенок затрудняется помнить, что такое отстранённое и спокойное отношение, не может оставаться спокойным и перебирать варианты решения проблемы, не помнит, к каким последствиям привело предыдущее «рассыпание» и не имеет доступа к опыту того, как он раньше уже разрешал подобные затруднения. Эмоции переполняют ребёнка, и он остаётся глухим к словам окружающих, которые пытаются успокоить его или предлагают свои варианты решения, не может ни откликнуться на аргументированные, рациональные предложение других, ни предложить компромиссный вариант. Он действует только по-своему и, если его пытаются остановить, реагирует на сдерживание и наказания ещё худшим поведением и яростью.

2. Ребёнок легко отчаивается из-за пустяков и затрудняется пережить смерть и воскресение надежды на что-либо. Ему кажется, что всё безнадёжно испорчено в самых обычных ситуациях. То, что для других детей его возраста тривиальное событие, для которого есть простое и общеизвестное компромиссное решение, для ребёнка-россыпи Событие с большой буквы, потому что является непреодолимым препятствием. Он не верит в себя и не знает, как избежать болезненных переживаний.

3. Ребёнок не только легко отчаивается, он ещё и переживает эмоции безнадёжности происходящего интенсивнее других детей и совершенно неподходящим, по мнению окружающих, способом. По сравнению с другими детьми того же возраста, он или становится чрезвычайно возбуждённым, или эмоционально дезорганизованным, или выкрикивает оскорбления, или набрасывается с кулаками.

4. Его способность адаптироваться к новым обстоятетьствам заметно ограничена, он действует как автомат и кажется неспособным реагировать на изменения планов, распоряжения родителей или новую обстановку так, как другие дети, переключаясь на другую последовательность действий.

5. Склонность думать конкретным, тугоподвижным, «черно-белым» способом. Ребенок не осознает неоднозначности многих ситуаций («Миссис Робинсон всегда плохая! Я ненавижу ее!» вместо «серого» мышления «Миссис Робинсон обычно приятная, но она была в плохом настроении сегодня»). Он руководствуется упрощенными, жесткими правилами, которые усложняют его взаимодействие со сверстниками и взрослыми, может немотивированно настаивать на соблюдении очевидно неприменимых к происходящему правил («Мы всегда выходим на большую перемену в 10:30. Меня не интересует, есть ли сегодня собрание, я выйду на перемену!»)

6. Его «рассыпания» повторяются с завидным постоянством и не поддаются воздействиям воспитателей извне. Он «рассыпается» часто, очень сильно или надолго, «рассыпается» даже под угрозой наказания за «рассыпание» или несмотря на очевидно сильнейшие последствия, - ничто не в силах сдержать его «рассыпание».

7. Эпизоды «рассыпания» происходят неожиданно. Только что он был в хорошем настроении, и вдруг, в самой обыденной ситуации, где фрустрация тривиальна («Накрывай на стол»), он «рассыпался».

8. Ребенок может иметь одну или несколько областей особенного «застревания», например,
манера одеваться, приверженность вкусам или запахам, порядок или способ выполнения
необходимых действий.

9. Его «рассыпания» не являются единственной проблемой. Их усиливают раздражительность, гиперактивность, импульсивность, беспокойство, навязчивости, непонимание контекста социального взаимодействия, - обычно связанные с другими нарушениями.

10. В то время, как другие дети становятся более раздражительными, когда устали или голодны, дети-россыпи, устав и проголодавшись, чувствуют себя полностью дезорганизованными и разбитыми.

Я надеюсь, что эти неофициальные описания свойств помогут вам сделать первый шаг к пониманию вашего ребёнка и его «рассыпаний». Трудно представить ребёнка, который умышленно вел бы себя так, чтобы заставить других людей постоянно раздражаться на него, отвергать его и наказывать, и который хотел бы быть таким несчастным. Я не думаю, что дети-россыпи ведут себя столь бескомпромиссно специально. Они ведут себя «оппозиционно» только потому, что их не понимают. Дети-россыпи обычно не понимают собственного поведения, и они совершенно уверены, что никто этого не понимает и не поймёт. Это не оставляет им даже во внутреннем мире внутреннем мире уголка, где не было бы фрустрации. Требование родителей, чтобы он ЛОГИЧНО объяснил им своё «рассыпание», приводит ребёнка в ещё большее замешательство.

Диалог родителей и детей-россыпей часто похож на театр абсурда:
Родитель: – Мы говорили об этом миллионы раз… ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ДЕЛАЕШЬ ТО, ЧТО ТЫ ОБЕЩАЛ? ЧТО ТЕБЯ ТАК РАССЕРДИЛО?
Ребёнок-россыпь: – Я не знаю.
Родитель (раздражаясь): - Ты не знаешь.

Честный ответ ребёнка обычно усиливает фрустрацию его родителей, однако ребёнок, вероятнее всего, говорит правду. В идеальном мире ребенок ответил бы примерно следующее:

Ребёнок-россыпь (в идеальном мире): - Слушайте, мама и папа, у меня есть небольшая проблема. Вы и многие другие люди постоянно просите меня переключаться с действия А на действие Б, и я не очень хорошо справляюсь с этим. На самом деле, когда вы просите меня сделать эти переключения, я прихожу в замешательство, не хочу ничего менять и начинаю сердиться, а когда я в замешательстве, у меня не получается думать ясно и не получается думать про действие Б. Тогда вы выходите из себя. А я начинаю делать вещи, которые я не хотел бы делать, и начинаю говорить то, что я не хотел бы говорить. Тогда вы, ребята, становитесь еще более сумасшедшими и наказываете меня. Вы пришли, сказали мне сделать и потом наказали меня, так это для меня выглядит. Когда я прихожу в себя и снова начинаю думать ясно, мне становится действительно жаль, что я сокрушил, и стыдно за те гадости, что я вам наговорил.

Увы, мы живем в несовершенном мире. Ребёнок-россыпь редко способен осознать «Я выхожу из себя или, как пишут в книге, «рассыпан», потому что новые обстоятельства привели меня в замешательство» и описать свои трудности. Тем не менее, этот идеальный ответ даёт вам, родителям, разглядеть проблему «рассыпания» и увидеть нисходящую спираль, по которой идёт этот процесс. Большинство эпизодов «рассыпания» проходят по одному и тому же сценарию. Вот что я имею в виду:

...Когда вы просите меня сделать эти переключения, я прихожу в замешательство, не хочу ничего менять и начинаю сердиться, а когда я в замешательстве, у меня не получается думать ясно и не получается думать про то, что вы попросили сделать...

В ранней фазе эпизода рассыпания ребенку предъявляются требования извне, и он вынужден демонстрировать навык, который для него затруднителен (как если бы вам приказали перемножить трёхзначное число на четырёхзначное В УМЕ). Переключаться ему то же самое, что вам умножать без калькулятора, и он испытывает естественное расстройство от своего бессилия сразу выполнить требуемое. В этой ранней фазе внимательный наблюдатель может заметить первые признаки: ребёнок выглядит так, как будто он зашёл в тупик, он в растерянности и, вероятно, чувствует себя оскорблённым.

«Я предлагаю называть эту раннюю стадию эпизода негибко-взрывчатого поведения паровым замком (метафора, придуманная доктором Стивом Дюраном, моим коллегой из Массачюссета), - пишет Росс Грин. - Давайте разовьем тему парового замка, на мгновение представив мозг вашего ребенка, работающим подобно двигателю автомобиля. Присутствие парового замка в двигателях обусловлено чрезмерно высокой температурой. Высокая температура вызывает кипение в топливном проводе, которая не дает топливу  поступать в двигатель, что приводит к его остановке. Независимо от того сколько раз водитель нажимает педаль газа или поворачивает ключ зажигания, автомобиль не двинется снова, пока двигатель не остынет. Подобным образом, фрустрация часто вызывает поломку в способности негибко-взрывчатого ребенка думать ясно, заставляя его стать более ошеломленным и менее рациональным. Независимо от того, сколько раз взрослые нажимают на педаль газа крик, брань, убеждение, требование, награждение, наказание или что-то еще ребенок, вероятно, не начнет думать ясно снова до тех пор, пока кто-нибудь не поможет ему остыть. Ребенок, с которым я работал, имел свой собственный термин для этого феномена: мозговой замок. Он объяснил, что он был заперт идеей, и затем имел огромную трудность отпереться, не обращая внимания на то, насколько приемлемы или рациональны попытки других отпереть его. Несколько других детей упомянули эту раннюю стадию как «короткое замыкание», чтобы описать трудность, которую они имеют
при нарушающих их мозг коротких замыканиях, чтобы думать ясно и рационально.
Один разбирающийся в компьютерах ребенок рассказал мне, что он хотел бы, чтобы его мозг имел процессор Пентиум, так чтобы он мог думать быстрее и более эффективно, когда он становится фрустрированным. Независимо от того, какой термин вы используете, важной точкой является то, что во время парового замка ребенок еще способен рационально думать; поэтому еще можно предупредить развернутую катастрофу»

В моём переводе здесь и далее по тексту метафора парового замка заменена на «рассыпание».

Недостаток навыка переключения внимания и гибкости мышелния и несформированность эмоционально зрелого отношения к ситуациям фрустрации – это отсутствие нити, на которую нанизаны жемчуга. В итоге бусины хранят хрупкое равновесие на ладони, в ласковой и надёжной родительской руке. Распоряжение или требование родителей встряхивает руку и выводит жемчуга на ладони из равновесия.

… тогда вы выходите из себя…

«Теперь мы двинемся к следующей фазе негибко-взрывчатого эпизода: к стадии перекрёстка, - пишет Росс Грин. – Это шанс родителей ответить на фрустрацию их ребенка способом, который облегчает также (1) коммуникацию, решение проблемы сотрудничества, и решение или (2) дальнейшее ухудшение. Как вы вероятно заметили, ваш выход из себя, вероятно, двигал вашего ребенка ближе к «2», чем к «1», потому что выход из себя, вероятно, не уменьшает фрустрацию вашего ребенка или помогает ему думать яснее. К счастью, существует целая вселенная вещей, которые вы можете сделать в этой фазе кроме выхода из себя. Как вы увидите далее.»

В моём переводе здесь и далее по тексту книги, следующий этап в процессе «рассыпания» - родители замечают, что бусины пришли в движение.

…А я начинаю делать вещи, которые я не хотел бы делать, и начинаю говорить то,
что я не хотел бы говорить. Тогда вы, ребята, становитесь еще более сумасшедшими
и наказываете меня, и становится действительно противно...

«Ухудшающийся негибко-взрывчатый ребенок ни приятное зрелище, ни приятный опыт. – пишет Росс Грин. – Если ребенок ухудшится после точки спасения, он станет полностью разбитым фрустрацией и потеряет свою способность согласованного, рационального мышления. На этой точке, достигается финальная фаза эпизода: расплавление. Другие называют этот феномен «разрушительной яростью». Доктор Даниэль Голман, автор  «Эмоционального интеллекта», описывает его, как «нервное нападение». Это означает, что в течение расплавления негибко-взрывчатые дети должны вероятно впасть в их самое разрушительное и агрессивное поведение. Я использую выражение «ментальный мусор», чтобы описать ужасные слова, которые могут выйти из детских уст в течение этих несогласованных моментов. Очевидно, расплавление не оригинальный термин; пойдите на любую игровую площадку, посещаемую двухлетками, и вы услышите от их родителей  описание, часто с большим юмором, самого последнего «расплавления недели» их детей. Расплавления негибко-взрывчатых детей часто выглядят очень похожими на расплавления двухлеток. Но родители негибко-взрывчатых детей не описывают расплавления с хорошим юмором. Они выносили их в течение долгого времени, и расплавления стали гораздо более частыми, интенсивными и неподдающимися контролю. Неприятность состоит в том, что никакое обучение ребенка невозможно, пока он находится в фазе расплавления. Фактически, попытки продолжить обучение ребенка, как себя вести, пока он находится внутри расплавления - даже пытаться наставительно беседовать - имеют исключительный шанс повысить его фрустрацию и сделать намного труднее для него восстановление согласованности. Наказание ребенка в течение расплавления имеет потенциал к подпитке его фрустрации и далее, и как вы обнаружили, не может уменьшить шансы расплавления в следующий раз, когда он расстроен.»

В авторизованном переводе, следующий этап, - это жемчужины с шумом летят на пол и рассыпаются во все стороны. Бессмысленно упрекать их за то, что они разметались какая куда, и жаль времени, потраченного на то, чтобы снова собрать из вместе, - проще было не доводить ситуацию до рассыпания.

...Когда я прихожу в себя и снова начинаю думать ясно, мне становится действительно жаль, что я наделал те грубости, и стыдно за те гадости, что я вам наговорил...

«Это утверждение говорит о том факте, что как только последовательность была восстановлена, эти дети часто выражают глубокое сожаление о том, что они сказали или сделали, хотя многие имеют трудность вспомнить события, которые произошли в течение расплавления или что они были так расстроены впервые», - пишет Грин.

В авторизованном переводе, когда жемчуга на ладони оказываются согретыми ласковой родительской рукой, восстанавливается мир и обе стороны испытывают сожаление, - одна, что не смогла удержать, другая, что заставила родителя несколько часов провести в поисках раскатившихся по всему дому бусин.

Итак, только что был дан старт новому способу интерпретации поведения вашего ребёнка и предложена схема, по которой разворачивается эпизод «рассыпания». Польза от схемы в том, что теперь вы видите его фаза за фазой и готовы подумать, где и как родителям лучше вмешиваться. Мы подробно обсудим это в следующих главах.

«Работая с негибко-взрывчатыми детьми, я обнаружил, что большинство родителей прилагает массу энергии в течение или после фазы расплавления, - пишет Грин. – Я мало верю в его продуктивность. Помогайте ребёнку прежде, чем он достигнет точки расплавления, предупреждайте и узнавайте ситуации, которые обычно ведут к паровому замку, так вы сможете вмешаться ДО перекрёстка и ДО расплавления».

В моём переводе здесь и далее по тексту книги, большинство родителей прилагает массу энергии, чтобы ловить падающие бусины в воздухе или пытаться схватить подскакивающие на полу жемчужины. Бросьте гоняться за бусинами, рассыпавшимися по полу. Помогайте ребёнку, пока жемчуга на ладони, предупреждайте и узнавайте ситуации, встряхивающие руку, которая из поддерживаниет, так вы поможете ему в ситуации, где у него недостаточно навыков, чтобы справиться самостоятельно.

Вы только что получили много новых идей. Чтобы помочь вам усвоить их, я написал небольшое резюме:

Гибкость и устойчивость к фрустрации – навыки, и некоторым детям не получается развить их вовремя так, как это делают сверстники. Внезапные вспышки раздражения, длительные истерики, физическая и вербальная агрессия, часто в ответ даже на самые незначительные обстоятельства очевидно имеют травмирующее, неблагоприятное воздействие на общение со сверстниками и взаимоотношения с родителями, преподавателями, братьями и сестрами, ровесниками. То, как вы их интерпретируете, какими словами называете и как обсуждаете, то есть язык, который вы используете для описания вспышек, отражает вашу веру в стратегию поведения, которую вы выбрали. Я полагаю, что родители хотят помочь ребёнку изменить его поведение, а не победить его и доказать ему, «кто в доме босс». Отказ от вашей старой интерпретации будет также означать отказ от ваших старых родительских практик. Иными словами, помогая вашему ребенку стать более гибким и сговорчивым, вы прежде всего сами должны стать подвижнее и сговорчивее. Это не такая уж неразумная или несправедливая идея, как вам может показаться, - ведь вы уже узнали, насколько тщетны усилия переупрямить ребёнка, который сам по себе «застревающий». Одной из самых важных вещей, которую вы можете сделать, чтобы помочь ему реже «рассыпаться», это интересоваться его трудностями ДО их воплощения на практике.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.


Наверх

В избранное