Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом


Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Выпуск второй недели сентября 2010.

Цитируем по книге:

Социально-психологическая реабилитация дезадаптированных детей: понимание и формирование отношений. Материалы I Международной конференции по социальной психологии (19 февраля 2010 г., Екатеринбург). Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2010. - 216 с.

Со стр. 50-54

К ВОПРОСУ ОБ ИССЛЕДОВАНИИ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ И ИХ РОЛИ В ПРОЦЕССЕ АДАПТАЦИИ

О.В. Бермант-Полякова, Павлова Т.В.

Бермант-Полякова О.В., канд. психол. наук, науч. редактор сайта «Роршах и психоаналитическая диагностика», психолог, психотерапевт, супервизор (Израиль, г. Тель-Авив)

Павлова Т.В. – аспирант ф-та социальной психологии Гуманитарного ун-та (г. Екатеринбург)

Аннотация: В статье рассматривается понятие копинг-стратегий, представлен обзор современных зарубежных и отечественных работ, посвященных исследованию стратегий совладания. Механизмы совладания определяют успешность или неуспешность адаптации человека в стрессовых ситуациях. Подробно описываются результаты экспериментальных исследований, позволившие выявить взаимосвязь личностных особенностей со статегиями совладания.

Abstract: The paper introduces the concept of “coping strategies” and presents a review of modern national and foreign research devoted to coping strategies. Mechanisms of coping determine the success or failure of individual adaptation. The paper gives a detailed description of experiments which allowed to trace link between personality traits and coping strategies.

Работы, посвященные изучению феномена копинг-поведения, появляются в зарубежной психологии со второй половины XX века. По мнению Р. Лазаруса, развитие различных форм поведения, приводящих к адаптации личности, определяется механизмами преодоления стресса (Lazarus R.S.,1980,1981). Поведение, направленное на устранение или уменьше¬ние силы воздействия стрессогенного фактора на лич¬ность, называют копинг-поведением или совладающим поведением. «Совладающее поведение определяется … как поведение, позволяющее субъекту с помощью осознанных действий способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, справиться со стрессом или трудной жизненной ситуацией» [3, с.3 ].

В российской психологии концепция совладающего поведения или копинга создается с 90-х годов ХХ века, столкнувшись с немалыми трудностями методологического и методического уровня. Это является, как считает Т.Л. Крюкова, отражением реальной сложности поведения человека в стрессовой ситуации и отчасти объясняет междисциплинарность научного подхода к данному многомерному феномену, но не отменяет изначальной принадлежности психологии совладания к явлениям регуляции и саморегуляции поведения. [5, с.4 ]

В современной трактовке психологические защиты рассматриваются наравне с умением справляться с ситуациями стресса и эмоционального конфликта и объединяются в понятии совладания (coping). Механизмы совладания определяют успешность или неуспешность адаптации человека в стрессовых ситуациях. В теории копинг-поведения выделяются базисные копинг-стратегии: разрешение проблем (problem solving), поиск социальной поддержки (social support seeking), избегание (avoidance) и базисные копинг-ресурсы (Я-концепция, локус контроля, эмпатия, аффилиация, когнитивные ресурсы). Совладание можно разделить на когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии. К когнитивным относятся отвлечение, переключение мыслей на другие темы, принятие ситуации как неизбежной, сравнение себя с другими людьми, религиозность, осмысление болезни как проверки стойкости духа игнорирование, минимизация и юмористическое отношение, во внутреннем плане, и стремление не показывать своего состояния другим, поиск полезной информации, взвешенный подход к решениям, во внешнем. К эмоциональным относятся протестные реакции, отреагирование эмоций в слезах, подавление чувств, изоляция аффекта, самообвинение, злость, раздражение, сохранение самообладания, во внутреннем плане, обращение за сочувствием и состраданием, рассказ о своих чувствах, стремление быть выслушанным и встретить содействие и понимание, во внешнем плане. К поведенческим относятся обращение к какой-либо деятельности, уход в работу, альтруизм и забота о других, отвлекающее исполнение каких-то собственных желаний, созидательное и активное сотрудничество с другими людьми, уединение, пребывание в покое, прогулки в одиночестве на свежем воздухе, способствующие размышлениям о себе (В.Ю. Слабинский, 2008).

Психологические защитные механизмы (или стили совладания) – это автоматический психологический процесс. Индивиды часто не осознают наличие этого процесса и его протекание. На уровне хорошей адаптации защиты обеспечивают оптимальную адаптацию и успешное совладание со стрессорами. Реализация защитных тактик доставляет удовольствие и позволяет сознанию оставаться в контакте с чувствами, идеями и их последствиями. Защиты уровня хорошей адаптации обеспечивают оптимальный баланс между конфликтующими мотивами. На уровне мысленного запрета защиты удерживают потенциально угрожающие идеи, чувства, воспоминания, желания и страхи вне осознания. На уровне малых искажений образа происходит защитное искажение образов Я, образа тела или образов Значимых Других. Искажение задействуется для регуляции самооценки. Уровень отрицания удерживает неприятные или неприемлемые импульсы, идеи, аффекты или ответственность вне осознания, ошибочно приписывая их внешним причинам. На уровне сильных искажений образа отмечается значительное искажение или ошибочная характеристика образов Я и других. Уровень действия характеризуется защитными действиями, которые справляются с внутренними или внешними стрессорами путём действий или избегания. На уровне беспорядка защит попытка регулирования терпит неудачу справиться с воздействием стрессора, что приводит к явной дезадаптации и утрате контакта с реальностью (О.В. Бермант-Полякова, 2006).

В исследовании британских психологов рассматривались стратегии, которые используют дети для совладания со стрессом. В первом эксперименте 1404 ребёнка в возрасте 8-13 лет заполняли опросник на типы совладания, для того чтобы получить представление о конструктивной валидности опросника. Во втором эксперименте 270 детей в возрасте 8-11 лет заполняли опросники на выявление социофобии и депрессии, участвовали в социометрии, отвечали на вопросы шкалы на типы совладания (из первого эксперимента). Замеры проводились дважды, повторные спустя девять месяцев.

В первом эксперименте факторный анализ выявил шесть внутренне связанных субшкал. Во втором эксперименте обнаружилось, что социофобия и депрессия в долгосрочной перспективе связаны со стратегией совладания. Снижение в сферах problem-solving и social support seeking, а также стратегия distraction (отвлечения) предсказывали исключительно депрессию, ни в одном случае не было социофобии. Вместе с тем ни одна из стратегий, выявляемых опросником, не могла спрогнозировать, какими будут нарушения в эмоциональной сфере спустя девять месяцев (Wright M, Banerjee R, Hoek W, Rieffe C, Novin S., 2009).

Канадские специалисты взяли за основу своей работы идею эволюционной биологии, что депрессивные симптомы могут быть адаптивными, поскольку удерживают людей от следования за недостижимыми целями. Для проверки этой гипотезы было предпринято лонгитюдное исследование подростков, в котором на протяжении 19 месяцев выполнялись четыре временных среза. Чтобы изучить, как происходит приспособление, были введены переменные способность отказаться от цели (goal disengagement capacities) и способность восстановить цель (goal reengagement capacities). Психологи ожидали, что более успешное приспособление к цели предвосхитит меньший уровень депрессивной симптоматики. Результаты исследования превзошли эти ожидания. Депрессивные симптомы действительно оказались связанными с переоценкой цели, как с отказом от неё (в течение первых трёх временных срезов), так и с исчезновением депрессивных симптомов ко времени четвёртого замера. Исследование показало, что депрессивная симптоматика, печаль, несёт в себе важную адаптивную функцию (Wrosch C, Miller GE, 2009).

Ещё одно лонгитюдное исследование, проведённое американскими психологами, проверяло гипотезу о том, что низкая самооценка – это фактор риска для развития депрессии. Были обследованы две группы подростков, каждая – четырежды, одна группа в возрасте от 15 до 21 года, другая в возрасте от 18 до 21. Регрессионный анализ полученных данных показал, что низкая самооценка может предсказать определённый уровень депрессии, однако наличие депрессивных симптомов не предсказывает определённого уровня самооценки. Эта находка была верной и для юношей, и для девушек (Orth U, Robins RW, Roberts BW, 2008).

Исследование черт депрессивной личности, предпринятое зарубежными коллегами из США, на выборке в 143 подростка, средний возраст которых был 12 лет, также было построено как интервью и заполнение опросников в первом эксперименте и повторение процедуры спустя 12 месяцев. Черты депрессивной личности (стойкое эмоциональное нарушение, дисфория, пессимизм) оставались без изменения. Глубинное интервью выявило среди возможных причин три группы факторов: жизненные невзгоды семьи, черты депрессивной личности у матери, депрессивный эпизод у матери. Полученные данные позволяют более точно задать критерии для выявления группы риска среди подростков (Rudolph KD, Klein DN, 2009).

«Следует особо отметить, что совладание - это процесс, в котором на разных его этапах субъект использует различные стратегии, иногда даже совмещая их. При этом... не существует таких стратегий, которые были бы эффективными во всех трудных ситуациях» — подчеркивает Л.И. Анцыферова [1, с.7]. На сегодняшний день существует огромное количество методик, направлен¬ных на выявление и измерение различных аспектов совладающего поведения. Их обилие и разнообразие затруд¬няет выбор наиболее эффективного инструмента для проведения научных исследований. Поскольку установлено, что совладающее поведение является мно¬гомерным конструктом, понятна сложность его измерения. Поэтому на вопросы операционального уровня исследования - что и как измерять, пока не найдено простых ответов. И само измерение или диагностика сов¬ладания как явление сравнительно недавно появилось в науке (клиничес¬кая психология, психология здоровья, психология личности и социальная психология). Его появление связано с переносом методологического ак¬цента с проблем стресса и уязвимости, слабости индивида, его неспособ¬ности выдерживать трудные жизненные ситуации на проблемы профи¬лактики, предотвращения негативных последствий стресса для человека и усиление позитивных перемен в поведении - на развитие потенциала и нахождение ресурса.


Литература:
1. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита// Психол. журнал. 1994. Т. 15, №1. С. 3 - 18.
2. Бермант-Полякова О.В. Посттравма: диагностика и терапия. СПб: Речь, 2006. 248с.
3. Дружинин В.Н. Психология семьи. Екатеринбург: Деловая книга, 2000.
4. Крюкова Т.Л. Возрастные и кросскультурные различия в стратегиях совладающего поведения //Психол. журнал, 2005. Т, 26, №2. С. 5 - 15.
5. Крюкова Т.Л., Сапоровская М.В., Куфтяк Е.В. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними. Учебное пособие. Серия «Современный учебник». СПб.: ООО «Речь». 2005.
6. Куфтяк Е.В. Социально-психологический подход к исследованию совладающего поведения в деструктивной семье //Семья: стресс, копинг, адаптация: Проблемы психологии совладающего поведения в семейном контексте / Отв. ред. Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская. Кострома: Изд-во КГУ им. Н. А. Некрасова, 2003.
7. Слабинский В.Ю. Основы психотерапии. Практическое руководство. СПб: Наука и техника, 2008. 464с.
8. Orth U, Robins RW, Roberts BW. 2008. Low self-esteem prospectively predicts depression in adolescence and young adulthood. Journal of Personality and Social Psychology. Sep;95(3):695-708.
9. Rudolph KD, Klein DN. 2009. Exploring depressive personality traits in youth: origins, correlates, and developmental consequences. Development and Psychopathology. Fall;21(4):1155-80.
10. Wright M, Banerjee R, Hoek W, Rieffe C, Novin S. 2009. Depression and Social Anxiety in Children: Differential Links with Coping Strategies. Journal of Abnormal Child Psychology Dec 10. [Epub ahead of print]
11. Wrosch C, Miller GE. 2009. Depressive symptoms can be useful: self-regulatory and emotional benefits of dysphoric mood in adolescence. Journal of Personality and Social Psychology. Jun;96(6):1181-90.

Конец цитаты.


Наверх

В избранное