Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Выпуск первой недели октября 2010.

Цитируем по книге:

Социально-психологическая реабилитация дезадаптированных детей: понимание и формирование отношений. Материалы I Международной конференции по социальной психологии (19 февраля 2010 г., Екатеринбург). Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2010. - 216 с.

Со стр. 115-119

АНТИСОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

О.В.Бермант-Полякова, Е.Ю.Николаева

Бермант-Полякова О.В. – канд. психол. наук, науч. редактор сайта «Роршах и психоаналитическая диагностика», психолог, психотерапевт, супервизор (Израиль, г. Тель-Авив)

Николаева Е.Ю. – старший преподаватель кафедры социальной психологии Гуманитарного ун-та (г. Екатеринбург)

Аннотация: В данной статье антисоциальное поведение или неспособность следовать социальным нормам рассматривается как проявление социальной и психологической дезадаптации несовершеннолетних. Особое внимание уделяется критериям антисоциального поведения, используемым в американской модели социопатии и отечественной судебно-психиатрической практике. И в том, и в другом подходе подчеркивается важность как психосоциальных, так и биологических факторов, вызывающих данные расстройства.

Abstract: The paper treats anti-social behavior or inability to follow social norm as manifestation of social and psychological minor maladjustment. The focus of the paper is on anti-social behavior criteria widely used in the American model of sociopaths and in the Russian legal psychiatry practice. These two approaches accentuate both psychological and biological factors provoking the anti-social behavior.


Современное общество предъявляет новые требования к человеку, заканчивающему обучение в школе и начинающему самостоятельную жизнь. Сумма знаний давно перестала быть единственным критерием качества образования, особенно на этапе перехода от формирующей к личностно развивающей парадигме. Чрезвычайно важным умением современного человека признается способность адаптироваться к правилам группы, усваивать и поддерживать общеколлективные мотивы деятельности, находясь, при этом в состоянии эмоционально-психологического комфорта.

Однако не всем детям удается в полной мере адаптироваться к правилам общества, что в ситуации активной социализации приводит к возникновению дезадаптации. Дезадаптация в условиях образовательной системы или семьи чаще всего воспринимается как «трудновоспитуемость», т.е. сопротивление ребенка целенаправленному педагогическому воздействию. Данное сопротивление может быть вызвано различными причинами, включая педагогические просчеты воспитателей, родителей, дефекты психического и социального развития, особенности характера, темперамента, другие личностные характеристики учащихся, воспитанников, затрудняющие их социальную адаптацию, усвоение учебных программ и социальных ролей. Социальная дезадаптация проявляется в нарушении ребенком норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, деформации ценностных ориентаций и социальных установок, а, в конечном итоге, неспособности следовать социальным нормам.

Неспособность следовать социальным нормам в возрасте младше 15 лет оценивают по следующим критериям: частые прогулы в школе, побеги из дома ночью по крайней мере дважды, или однажды надолго, часто первым вступал в драку, применял в драке оружие, принуждал кого-либо к вступлению в сексуальную связь, проявлял жестокость к животным, разрушал намеренно чью-то собственность (не путём поджога, устраивал пожары, часто лгал без причин и не для того, чтобы избежать наказания, воровал, подделывал документы, воровал, вступая во взаимодействие с жертвой, включая карточные игры (DSM-IV-TR, 2000). Отмечается, что среди лиц, которым американская психиатрия ставит диагноз «асоциального расстройства личности», преобладают мужчины (70-80%), горожане из бедных районов и трущоб, расстройство оформляется в среднем к возрасту 15 лет, имеются данные о высокой частоте расстройства среди родственников (в 5-6 раз выше, чем в популяции в целом), а также данные о том, что среди осужденных за преступления до трёх четвертей являются носителями данного расстройства (DSM-IV-TR, 2000).

Поведенческие критерии положены в основу диагностики не только потому, что предполагается ретроспективная оценка жизни в подростковом возрасте. В американской модели 1990-х годов сделан акцент на политически корректную модель «социо-патии», в противоположность «психо-патии». Следуя этой методологии, безответственное и антисоциальное поведение в возрасте после 25 лет предлагается определять по следующим критериям: не может правильно вести себя на работе или в учебных заведениях (не работает, несмотря на такую возможность, более полугода, прогулы, увольнения без реальных планов на трудоустройство), не может придерживаться социальных норм, жить в соответствие с законом, неоднократно совершает правонарушения, подвергается аресту (разрушает собственность, беспокоит окружающих, ворует, занимается криминальным бизнесом), является агрессивным и раздражительным, участвует в драках, нападениях, применяет насилие по отношению к членам своей семьи, пренебрегает финансовыми обязательствами, отказывается выплачивать долги и содержать семью, детей, является импульсивным, не может планировать наперед (путешествует без цели и не представляя, когда и где закончится путешествие, не имеет долгий срок постоянного места жительства), лжет, даже в мелочах и без цели, использует вымышленные имена, обманывает других для извлечения выгоды или из удовольствия, будучи родителем или опекуном, не может справиться со своими обязанностями, не обнаруживает чувства ответственности (не кормит ребенка, допускает заболевание ребенка, связанное с несоблюдением гигиены, не обращается к врачу, хотя здоровье ребенка этого требует, отдает детей чужим, тратит на свои нужды деньги, предназначенные на ведение хозяйства), никогда не поддерживал моногамной связи в течение года, нет чувства сожаления, всегда чувствует себя правым, даже тогда, когда обижает кого-то, плохо относится, отнимает что-либо у других и т.д.

В отечественной науке принята концепция барьера психической адаптации, предложенная Ю.А. Александровским. Любой поведенческий паттерн, или устойчивый поведенческий стереотип, каковым, в сущности, является расстройство личности, зависит, по крайней мере, от трех составляющих: собственно личности, ситуации, вызывающей прорыв барьера психической адаптации, и следующих за ним психопатологических проявлений, складывающихся в психопатологическую единицу - синдром, поддающийся клинической оценке (Ю.А. Александровский, 1993). Современные исследования в области судебно-психиатрической экспертизы (Батамиров И. И., Введенский Г. Е., Ткаченко А. А., Пережогин Л. О., 1997; Пережогин Л. О., 2009 а, Пережогин Л.О., 2009 b) называют такие критерии оценки вменяемости и невменяемости (в порядке убывания удельного веса в диагностической и экспертной оценке): инфантилизм, личностная незрелость, выявляемые клинически и при экспериментально-психологическом исследовании, сопровождающиеся снижением критических способностей, нарушение прогностических функций, выявляемое клинически и опытным путем при использовании нормированной шкалы волевых расстройств, сопровождаемое трудностями в определении целей, трудностями в оценке приоритетов, трудностями регулирования эмоциональных реакций, частые (более 3) обострения, декомпенсации расстройства личности в анамнезе, констатация декомпенсации расстройства личности в период совершения инкриминируемого деяния, мозаичность клинических проявлений в картине расстройства личности, выявляемая клинически и при экспериментально-психологическом исследовании, прослеживаемая в анамнезе, начиная с детского и подросткового возраста, аффективные расстройства, преимущественно заключающиеся в аффективной лабильности, склонности к кратковременным депрессивным реакциям, дисфорическим состояниям, выявляемые клинически и при экспериментально-психологическом исследовании, высокая агрессивность, выявляемая при экспериментально-психологическом исследовании, сочетающаяся с правонарушением против родных или близких знакомых, демонстративностью, завышенной самооценкой и дополнительных признаков: патология родов, сочетавшаяся с наличием у матери психических расстройств, алкоголизма, черепно-мозговые травмы в анамнезе, слабо и умеренно выраженные неспецифические изменения ЭЭГ органического характера, косвенно свидетельствующие о ранней органической патологии, низкий образовательный уровень, как правило - неполное среднее образование, воспитание в условиях гипоопеки, безнадзорности, насилие над испытуемым в семье и вне семьи, направленность криминальных действий против жизни и здоровья потерпевших, аффектогенные мотивы правонарушения. Таким образом, в подходе, принятыми российскими учёными, реализован биопсихосоциальный подход к оценке расстройства.

Процитированные данные согласуются с новейшими зарубежными исследованиями, которые усматривают истоки антисоциального поведения и прогностический маркер совершения насильственных действий в отношении партнёра в недостаточной психофизиологической и эмоциональной саморегуляции обследованных (Calkins SD, Keane SP, 2009; Finkel EJ, DeWall CN, Slotter EB, Oaten M, Foshee VA. 2009). Обследование десяти мужчин без психиатрического диагноза психопатии, совершивших изнасилование, все участники которого проходили терапию в рамках долговременной психодинамической терапии для преступников, совершивших сексуальное посягательство, показало, что у всех десяти имеется такое нейропсихологическое нарушение, как дислексия и синдром дефицита внимания с гиперактивностью (Dåderman AM, Jonson C, 2008). В исследовании 120 мужчин (60 правонарушителей, совершивших сексуальное посягательство, и 60 преступников, чьё правонарушение не было связано с сексуальной сферой), которых получали психиатрическое лечение в тюрьме, с помощью нейропсихологических методик, психологических тестов и оцененки по социологическим и демографическим показателям, предшествовавшем экспертизе, обязательной освобождению посягателей из тюрьмы (так называемая оценка гражданской позиции), было обнаружено, что в группе преступников, осуждённых за сексуальные преступления, имеется значимо большая нейропсихологическая патология; дисфункция связана с теменной и лобной зонами коры головного мозга; наблюдались более высокие показатели по первому фактору Проверочного списка для психопатии (фактор межличностных отношений и эмоций), и в ответах на Роршах-тест выявлялись признаки расстройства привязанности, нарушения самовосприятия и импульсивность (Young MH, Justice JV, Edberg P, 2008).

Знание причин и механизмов возникновения социальной и психологической дезадаптации детей и подростков, проявляющейся в форме антисоциального поведения, позволит разработать комплекс мер по ранней диагностике данного явления, выделить группу риска и разработать программу коррекционных мероприятий, что, в свою очередь, позволит сделать социально-психологическую реабилитацию более эффективной. При этом необходимо понимать, что эффективная работа возможна только при условии объединения медико-психолого-педагогических усилий.


Литература:
1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. Руководство для врачей. - М.: Медицина, 1993. - 400 с.
2. Батамиров И. И., Введенский Г. Е., Ткаченко А. А., Пережогин Л. О. Нейропсихологические особенности лиц с девиантным сексуальным поведением // Аномальное сексуальное поведение. М.: РИО ГНЦ ССП им. В. П. Сербского, 1997. - с. 174-217.
3. Пережогин Л. О. Криминальное поведение несовершеннолетних (криминологический и социально-психиатрический аспекты): монография. М.: ВГНА, 2009. 136 с.
4. Пережогин Л. О. Нарушение психосоциальной продуктивности у несовершеннолетних с беспризорностью и криминальной активностью. Российский психиатрический журнал 2009; 2: 47-50.
5. Calkins SD, Keane SP. 2009. Developmental origins of early antisocial behavior. Development and Psychopathology Fall;21(4):1095-109.
6. Dåderman AM, Jonson C. 2008. Lack of psychopathic character (Rorschach) in forensic psychiatric rapists. Nordic Journal of Psychiatry 62(3):176-5.
7. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. 4th edition. Text Revision. Published by APA, 2000.
8. Finkel EJ, DeWall CN, Slotter EB, Oaten M, Foshee VA. 2009. Self-regulatory failure and intimate partner violence perpetration. Journal of Personality and Social Psychology Sep;97(3):483-99.
9. Young MH, Justice JV, Edberg P. 2008. Sexual Offenders in Prison Psychiatric Treatment: A Biopsychosocial Description. International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology Aug 12. 2008.[Epub ahead of print]

Конец цитаты.


Наверх

В избранное