Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск второй недели февраля 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006
Со стр. 30-31

Психотерапия и психодиагностика трудных случаев пост-травмы.

По-видимому, психиатры склонны рассуждать о травматическом событии, а психологи о травматическом переживании. Нюансы терминологии становятся нюансами диагностики, когда на повестке дня оказывается вопрос о назначении инвалидности и выплаты пособий по утрате трудоспособности вследствие душевной травмы. Многолетнее умолчание о травме, влияние детской травмы на сегодняшнее состояние больного и другие малоразрешимые диагностические проблемы заставляют психиатров усиленно искать в анамнезе «объективную» ситуацию.

В противоречие с этой позицией вступает психологическая точка зрения, которая отыскивает специфические признаки разрушительного воздействия этого события на Эго пострадавшего. Эффективным инструментом их обнаружения является проективная психодиагностика. В израильской практике назначения пособий по инвалидности психодиагностическое исследование подобного рода является обязательным.

Тонкости диагностики и терминологии мало интересуют психотерапевта. С момента, как между психологом и клиентом установились доверительные отношения, диагностические категории отодвигаются на второй план.

Как уже было сказано, исцелить душу от травматического переживания означает рассказать себе о нём. Почему жертвы злоупотребления годами молчат о пережитом насилии? Рассказ о травме в символическом плане – это унизительное выставление своей ущербности перед другим человеком, но прежде всего – перед самим собой. Многие жертвы межличностной травматизации стыдятся себя. Оказаться жертвой избиения или сексуального домогательства, по их мнению, означает быть неполноценным. Они убеждены, что в них что-то не так, иначе бы с ним такое не случилось. Это заблуждение должно быть развеяно в психотерапии как можно раньше. Чувства тотальной беспомощности, связанные со злоупотреблением со стороны знакомого человека, унизительны. Для ребёнка, пережившего злоупотребление, это означает ещё и опасность снова встретить недоверие. Вступить в отношения с психотерапевтом означает бессознательно воспроизвести детский опыт зависимости от родительской фигуры. Чтобы избежать нового предательства, жертвы сексуального посягательства отказываются обращаться за помощью. Отказ от родителей и от их помощи становится для таких пациентов средством выживания. Они всегда рассчитывают только на себя. Ощущение всемогущества помогает ребёнку выжить в травмирующем его окружении.

Резюмируя, скажем, что у жертв межличностной травматизации отношение к потенциальной психотерапевтической помощи крайне амбивалентно. Они страдают он неразрешимого конфликта между «всемогущим» и «неполноценным» аспектами образа Я.

Когда травмирующее событие сталкивает жертву ненадлежащего обращения с людьми, которые выражают сочувствие и предлагают профессиональную помощь, этот конфликт обостряется. Чтобы лечить людей, переживших в детстве травматизацию, нужна специальная подготовка. Если вам страшно вспоминать вместе с доверившимся вам взрослым о детском отчаянии, вам вряд ли стоит таких пациентов лечить. Чтобы лечить, психотерапевту нужна сила духа. Без неё нельзя выслушать рассказ о том, как обстоятельства уничтожили в ребёнке наивность, доверие, уважение к себе. Нужно состарадание, чтобы оплакать то, что было утеряно ребёнком в трагических обстоятельствах. И ещё вера, что человек сильнее пережитого им горя.

С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное