Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск второй недели апреля 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006
Со стр. 65-68


Когнитивно-поведенческие теории.

Фактор human agency занимает ведущее место в современных когнитивно-поведенческих теориях. Он рассматривается как убеждение людей в своих возможностях справиться с трудностями жизни и управлять её ходом. Фундаментом для этого убеждения служит perceived self-efficacy, то есть вера в свои силы. Без этого фундамента различные когнитивные процессы – мотивация, аффект, принятие решений – теряют свою эффективность. Вера в свои силы оказывается ключевым фактором в совладании с травматическим переживанием. Она определяет, каким образом будет воспринято и обдумано травматическое событие. Люди, которые верят в то, чтобы их сил достаточно, чтобы противостоять угрозе, скорее справляются с дезорганизующим влиянием стресса. Напротив, те, кто считает, что их сил недостаточно, чтобы предотвратить разрушительное действие угрожающей ситуации, испытывают затруднения в совладании с тревогой. Таким образом, эффективность деятельности зависит от восприятия и осмысления ситуации. Вера в свои силы выступает своеобразным когнитивным регулятором психических процессов, берёт на себя функции посредника.

Развиваемая в поведенческой психотерапии diathesis-stress model of posttraumatic recovery подчёркивает, что ситуация является травматической всякий раз, когда превышает способности челоека совладать с нею. Эта концепция полагает, что внешний стрессор является фактором риска, который воздействует на личность со сложившейся предиспозицией (diathesis). В зависимости от теории, объясняющей личность, эта предиспозиция может пониматься как когнитивная, конституциональная или сочетанная форма уязвимости к воздействию стрессора.

Модель предиспозиции-стресса часто комбинируют с моделями из группы epidemiological risk-buffer models, которые обращают внимание на факторы, предотвращающие разрушительный эффект травматического события, защищающие личность от ослабления и утраты дееспособности. Эта мета-теория описывает уязвимость к воздействию стресс-факторов «от противного». Они акцентируют внимание на внутренних ресурсах, которые оберегают психику человека и смягчают воздействие стрессора на неё.

Социальные когнитивные теории.

С позиций социальных когнитивных теорий посттравматическое расстройство является результатом взаимодействия влияний внешней среды и психосоциальных факторов. Неэффективное совладание со стрессовой ситуацией рассматривается теориями этой группы как побудительный мотив к совершенствованию. Как показывают многочисленные исследования, травматического события самого по себе надостаточно, чтобы вызвать продолжающееся стрессовое состояние.

В соотвествии с этой схемой, недостаток имеющихся внутренних сил и умений побуждает человека развивать свою компетентность, чтобы приспособиться к новым условиям. Совершенствуясь, он достигает успехов и получает доступ к ресурсам социальной поддержки, мощному защитному фактору. Так создаётся связь: вера в свои силы - возможность повлиять на стрессовую ситуацию - обращение за поддержкой – получение поддержки – подкрепление веры в свои силы и возможности. Её антипод может быть описан следующей схемой: неверие в свои силы – убеждение в невозможности повлиять на стрессовую ситуацию – отказ искать социальную поддержку – дефицит социальной поддержки – ослабление всех сфер жизнедеятельности.

Основные модели психодинамической интерпретации.

Посттравматический пациент, с точки зрения фрейдистских теорий, не в силах переработать агрессивные импульсы и сверхсильные аффекты, которые переполняют его. Он наращивает «панцирь» разнообразных психологических защит, которые могут складываться в клиническую картину депрессии, изоляции, соматизации, широкого спектра тревожных расстройств.

С позиций неофрейдистов, симптомы ПТСР после травматического события развиваются у тех пациентов, которые утратили веру в способность людей обеспечить его безопасность. Его усилия после травмы направляются исключительно на то, чтобы самостоятельно обеспечить свою безопасность, что проявляется сверхбдительностью, настороженностью, избеганием новых ситуаций.

Согласно взгляду экзистенциалистов, травматическое событие заставляет человека обострённо переживать свою смертность, лишает жизнелюбия и делает существование бессмысленным. Переработка этого переживания становится непосильной нагрузкой для некоторых людей, и они развивают симптомы посттравмы. Их функционирование во внешнем, профессиональном и социальном планах оскудевает и становится механистичным, безжизненным.

Согласно теории гештальта, посттравматический пациент не в силах выдвигать на передний план другие события, его незавершённый гештальт жизни и смерти требует своего завершения и возвращается в сознание вновь и вновь картинами «вспышек пережитого», наплывами воспоминаний, приступами паники, бессонницей.

Задачи психодинамической психотерапии душевной травмы соотносятся с моделью, принятой за основу интерпретации. Так, главной задачей лечения становится:

۰ помощь в переработке (отреагировании и осознании) аффектов,
۰ восстановление базового доверия к людям и к миру,
۰ принятие конечности существования и
۰ завершение с помощью различных психотерапевтических средств незавершённой ситуации.
Для решения этих задач применяются техники работы с телом, проговаривания чувств, отыгрывания в ролевой игре, рисование, рефлексия, воспроизведение в воображении и другие.

Как показывает клиническая практика, успех в лечении пост-травматического расстройства приносит комплексный подход, принимающий в расчёт индивидуальные особенности пациента.

В заключение подчеркнём, что с позиций когнитивной терапии, развитие расстройства укладывается в принятую в теории модель когнитивного диссонанса. С этой точки зрения, степень несовпадения внутренней схемы и новой информации (диссонанс) определяет тяжесть травматической патологии. Разрешение указанного диссонанса, преодоление расхождения обозначается как «resolution of meaning».

Данная позиция близка интерпретационным моделям, упомянутым выше. Когнитивный диссонанс, трудность самостоятельно осмыслить и создать нарратив, незавершённый гештальт и недостаток интегративной функции Эго, вероятно, представляют собой разные определения одной и той же патологии переработки сверхсильного шокирующего переживания. Главной задачей психотерапевта является поддержание в человеке мотивации к такого рода работе. Вселить в человека надежду, что он сильнее случившегося с ним несчастья, дать ему разрешение говорить о травматическом событии и своих переживаниях – это, пожалуй, самая важная из задач, стоящих перед психотерапевтом в процессе лечения.


С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное