Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск второй недели мая 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006
Со стр. 84-87

Экспериментальные исследования силы Эго.

Заслуга создания психодиагностического инструмента для измерения силы Эго принадлежит С. Розенцвейгу. Как указывают Л.Ф. Бурлачук и С.М. Морозов, тест Розенцвейга является весьма популярным инструментом изучения личности. Однако его интерпретация с позиций психодинамического подхода редко оперирует психоаналитическими понятиями, и это достойно сожаления. Методика рисуночной фрустрации Розенцвейга, будучи достаточно структурированной, направлена на изучение определённой области поведения и обладает относительно объективной процедурой оценки. Интерпретация результатов теста опирается на подсчёт показателей, что упрощает задачу толкования.

Столбик E-D реакций – самый важный показатель теста фрустрации Розенцвейга. Его можно интепретировать как повышенную склонность испытуемого к защитным реакциям. Предполагается, что стрессовая ситуация воспринимается им как угрожающая личности в целом, а не только препятствующая удовлетворению потребности. Угроза Я включает механизмы защиты, которые должны нейтрализовать страх и тревогу. Психоаналитические теории полагают генерализацию переживания угрозы как «слабость» Эго.

При обработке результатов подсчитываются все ответы, закодированные как E, I или M в колонке эго-защитных (E-D) реакций. Полученный результат пересчитывают в проценты от общего числа ответов, их всегда должно быть 24.

В норме доля E-D реакций составляет 35-39% от общего числа ответов протокола. Стандартное отклонение в тесте Розенцвейга составляет 7%. Таким образом, превышение 46,1% реакций от общего числа указывает на попадание респондента в зону «двух стандартных отклонений» и диагностирует слабость Эго.

Дополнительную информацию о силе Эго дают формулы Раухфмейша.

Формула E/e носит название «Уровень переработки агрессии». Число ответов, закодированных Е, делится на число ответов, закодированных е. Итоговое значение должно оказаться в интервале 1,3-3,6. Интерпретируется только выход за пределы интервальных значений.

Уровень переработки агрессии устанавливает соотношение эго-защитной агрессивности (в столбике E-D), к агрессивности, выраженной в форме требований разрешить ситуацию, направленную партнёру по ситуации (в столбике N-P). Согласно психоаналитическим воззрениям, это показатель сублимации агрессии, её переработки в конструктивные предложения.

Другая формула, i/e, носит название «Степень самостоятельности». Число ответов, закодированных i, делится на число ответов, закодированных е. Итоговое значение должно оказаться в интервале 0,6-1,7. Интерпретируется только выход за пределы интервальных значений. Степень самостоятельности показывает, насколько человек чувствует свою ответственность за разрешение конфликта и/или удовлетворение ситуационной потребности. Согласно психоаналитической теории, способность принимать на себя ответственность говорит об адаптивном, «зрелом» Эго.

По идее, положенной в основу методики, существует 11 вариантов реакций на фрустрацию потребности. Как указывает П.В. Яньшин, Розенцвейгу удалось синтезировать психоаналитические положения о тревоге, защитных механизмах и переработке психического напряжения, с биологической моделью живого организма как целостности, поддерживающей внутренний и внешний баланс через формирование защитной оболочки.

Согласно С. Розенцвейгу, существуют три уровня психологической/биологической защиты:

Клеточный, или иммунный, обороняет организм от инфекции. Это происходит за счёт работы лейкоцитов и антител.
Автономный уровень обеспечивает защиту организма от крупных повреждений. Здесь задействованы железы внутренней секреции и вегетативная нервная система.
Кортикальный, или собственно «Эго-защитный» уровень, осуществляет защиту целостной личности от психической дезорганизации.
۰ Каждому уровню «эго-защиты» соответствует определённая эмоция, которая либо запускает его, либо служит индикатором его активности. Так, клеточному и автономному уровнями соответствует боль, автономному и кортикальному уровням соответствуют страх и гнев, и только на кортикальном уровне основном переживанием является тревога.

Для удобства читателей мы приводим характеристики возможных реакций (цит. по Яньшину П.В.).

Классификация реакций на фрустрацию по С. Розенцвейгу

O-D Препятственно- доминантный
E’ – выделяется и подчёркивается наличие препятствия: «Это ужасно!» «Я не могу ждать!»
I’ – смущён беспокойством других, воспринимает как заслуженное наказание или истолковывает препятствие как благоприятную ситуацию
M’ – отрицание, не признаёт значимость ситуации: «Ничего страшного!»

E-D Эго-Защитный
Е – сарказм, обвинение, враждебность: «Вы виноваты», «Не повторяйте этого больше»
Е – отрицание, активно отрицает свою вину: «Я не делал того, в чём меня обвиняют!»
I – обвиняет и осуждает себя: «Я сам виноват в том, что случилось!»
I – отрицание, признаёт вину, но ссылается на смягчающие обстоятельства: «Я виноват, но сделал это без злого умысла»
M – отрицание, оправдывает виновника, избегает осуждения: «Они (вы, он) не виноваты в том, что случилось»

N-P Потребностно- настойчивый
е – требование к другому человеку исправить ситуацию: «Вы должны решить этот вопрос, помочь мне»
i – признаёт свою ответственность за ситуацию и берётся её исправить, компенсировать потери: «Я сам всё исправлю»
m – избегает возложения ответственности, надеется на благополучное разрешение проблемы со временем самой по себе.

Направленность реакций
E Экстрапунитивная (внешне- обвинительная)
I Интропунитивная (само- обвинительная)
M Импунитивная (необвинительная)
Существуют стандартные ответы на 14 ситуаций в тесте Розенцвейга, образущими рейтинг сходства с группой (GCR, Group Conformity Rating= 45%). Похожим образом, в тесте Роршаха существуют популярные ответы для каждой из 10 таблиц, а в тесте ТАТ стереотипные сюжеты для каждой картины, так называемые культурные клише ТАТ.

۰ Соответствие нормам «популярности» служит свидетельством адекватной оценки реальности и расценивается с позиций психодинамического подхода как проявление силы Эго.

В заключение выскажем несколько замечаний об нюансах проективного тестирования, предъявляющего особые требования психодиагносту. Эксперименты показывают, что во время проективного исследования респонденты испытывают большую враждебность к персонажам того пола, что и психодиагност, и это заметно в даваемой ими проективной продукции (см. ниже рассказ по таблице 2 в протоколе ТАТ исследования М.) Помимо проекции, взаимодействие в ситуации тестирования может отражать действие психологической защиты по типу проективной идентификации (см. ниже примеры в тесте Роршаха Милы). Способность осознавать и верифицировать эти и другие бессознательные процессы приходит с опытом работы.

Проективные тесты особенно чувствительны для выявления диссоциативной патологии. Психодиагносту необходимо уметь различать психологические защиты из континуума диссоциации и признаки диссоциированной (чередующейся) структуры личности. Одним из важных признаков последней является конфигурация переноса, побуждающая психолога немедленно облагодетельствовать, спасти, усыновить или пожалеть клиента. Лучшее, что можно сделать в этой ситуации – отдать себе отчёт в возникших желаниях и сохранить приемлемую для ситуации доброжелательность и нейтральность.

Рассказы ТАТ дают психодиагносту неограниченные возможности для выдвижения различных гипотез. Можно предположить, что ситуативное влияние (например, запрет на удовлетворение потребности или потребность, недавно получившая удовлетворение), также окажут влияние на результаты теста. Нетренированный интерпретатор нуждается в обсуждении своих предположений с коллегами и супервизорами, чтобы восполнить отсутствие опыта интерпретации.

Тест Роршаха задаёт психодиагносту задачу высокого уровня сложности. В попытке избежать кропотливого и углублённого изучения этого диагностического инструмента, психолог иногда полагается исключительно на свои догадки и «ассоциации», которые родились в связи с полученными ответами. Полезная привычка воспринимать возникающие идеи как диагностические гипотезы или «дикие», то есть случайно всплывшие ассоциации, хотя и релевантные рассматриваемому материалу, отличает профессионала диагностики от дилетанта. В конечном итоге, именно обсуждение с коллегами всех идей оказывается наиболее продуктивным.

С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное