Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск первой недели октября 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006

Со стр. 159-162

Иррациональные тенденции и их вторжение в работу психолога.

Желание предсказывать.

В каждом из нас, даже если мы подавляем или хорошо контролируем эту сторону душевной жизни, существует страстное желание всеведения. Психологам приходится справляться со стимуляцией этого желания, постоянно возникающей в их работе.

Прорицательский аспект является неотъемлемой частью тестовой ситуации и представляет собой константу в роли психолога. Последний извлекает важные и необыкновенные выводы из жестов и поз пациента, его рассказов и рисунков. Он «вглядывается» в скрытые значения, предсказывает повороты событий, явно или неявно советует. Психолог, который выбрал клиническую психологию как главную работу своей жизни, возможно, ищет именно прорицательской роли. Тестирование – или терапия – может быть для него царской дорогой к всезнанию – короткой, широкой, гладкой и хорошо размеченной, пишет Шефер.

Желание предсказывать усиливается, когда всеведение психолога переоценивается психиатрами. Последние часто ссылаются на тесты как на «объективные» доказательства определённого типа проблем или личности. Свой вклад во взаимодействие вносят клиенты, которые склонны приписывать врачам и психологам магические способности к озарению и обладение влиятельными силами. В подобных обстоятельствах нелегко найти разницу между отстаиванием своей позиции и мегаломаническим отчуждением от противоречий и неясностей. Любому психодиагносту в случае явных разногласий между его отчётом и мнением психиатра достаточно легко почувствовать, что он прав «на самом деле», а его коллеги заблуждаются.

В особенно крикливой форме желание предсказывать проявляется у студентов, только начинающих свой профессиональный путь в клинической психологии. Для них не существует ответа, который нельзя было бы интерпретировать, противоречия, которое нельзя было бы разрешить и интеграции, которой нельзя было бы достичь. Изобретатели новейших проективных тестов, отвергающие проверенные десятилетиями методики, попадают во власть того же иррационального желания. Для тех психологов, которые в тревоге теряют адекватность и намертво прилипают к прорицательским фантазиям, непонятный пациент – не такая уж редкая птица – представляет собой серьёзную угрозу и вызывает негодование, пишет Шефер.

Если психодиагност поспешно отступает от занятой им позиции, преуменьшает перед психиатром или пациентом важность своего вклада, пишет отчёты, полные псевдообъективных отсылок к специальным показателям или тревожных сомнений, выражает свои выводы как взвешивание каждой возможности, он, по-видимому, боится иррационального желания предсказывать и затрудняется интегрировать его в свою деятельность.

Если психодиагност делает смелые выводы, несмотря на то, что доступный ему материал неполон или не соответствует поставленной задаче, настаивает на единственно возможном диагнозе или отрицает, что психолог бывает глупым, заблуждающимся, смущённым или чрезмерно озабоченным возможной ошибкой, уместным будет предположение, что он очарован прорицательским аспектом профессиональной роли и теряет адекватность, поддавшись сильному желанию предсказывать.

Желание спасать.

Мы видели, как на примитивном уровне опыта расспрашивание пациента имеет вуайеристские коннотации, дача инструкций - садистские коннотации и понимание пациента – прорицательские. Подобным образом помощь, оказываемая пациенту, имеет спасительские коннотации. Разве психодиагност не делает всё возможное независимо от того, насколько провокативным или «противным» будет клиент? Разве не психолог тот человек, который верит в доброе начало пациента, чтобы тот ни натворил? Разве он не укрощает свои собственные нужды и свои обиды и не пытается всей душой понять и прочувствовать трагедию пациента? Разве это не отношения святого и грешника? - вопрошает Шефер.

Психолог оказывает помощь по определению. Часто пациенты склоняют нас к такой роли святоши и обнаруживают, что не все из нас к ней подготовлены. В обязанности святого входит сдерживаться и даровать, и ноша спасителя тяжела для того, кто её несёт. Психологи по-разному реагируют на эту психологическую константу, заложенную в их профессиональной роли. Один из путей «совладания» с нею заключается в решении бросить её и убежать.

Если психолог уверяет себя, что у него к пациенту чисто теоретический или исследовательский интерес и судьба клиента не его дело, останавливает клиента, который хочет ему открыться, немедленно ссылаясь на сеттинг или требование соблюдать страндартную процедуру тестирования, то уместным будет предположение о сопротивлении иррациональному желанию спасать людей.

Если психолог заходит далеко в своих обещаниях, суля клиенту Землю Обетованную, испытывает потребность при каждом удобном случае напомнить пациенту, что оказывает ему помощь и навязывает свою поддержку клиенту, который игнорирует объяснения психолога, не принимает его доброты и не видит никакого смысла в его усилиях, возможно предположение о том, что психолог соблазнён спасительским аспектом профессиональной роли.

Когда пациент не принимает доброты психолога, тот может удвоить и утроить свою терпимость и благость. Его слащавасть вызывает враждебность пациента и, возможно, вину за свою неблагодарность. С другой стороны, психолог может стать нетерпеливым, раздражительным, холодным или скучным психологом и, в широком смысле этого слова, не святым. Шефер пишет о том, что ни один из нас не изображает «святошу», но всех психологов искушает эта роль (и пациент): чувствовать себя спасителем и вести себя соответственно.

Справиться с примитивными импульсами помогает чувство уверенности в своих профессиональных навыках, основанное на опыте и компетентности. С помощью инсайта, уверенности в себе и зрелой самооценки психолог находит способ справиться с трудностями, возникающими с некоторыми из его пациентов. Его компетентность и скромность, способность адекватно оценивать реальность, искренний интерес к другим людям и понимание и принятие себя со значительной силой противостоят иррациональным желаниям и искушениям. И, находит нужным подчеркнуть Шефер, иррациональные тенденции не только препятствуют работе. Они развивают психолога, углубляют его умения и ответственность и оттачивают его профессионализм.



С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное