Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск второй недели октября 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006

Со стр. 162-165

Основные типажи среди психологов.

Рассмотрев, каким образом ситуация взаимодействия и константы профессиональной роли влияют на психолога, Шефер обращается к личностным особенностям психодиагностов. Личность психолога активно проявляет себя в ситуации тестирования. Шефер обсуждает восемь типов, выделяя для удобства дискуссии упрощённые характеристики. Он суммирует типичные проблемы тестирования и рассматривает вклад личностных особенностей психодиагноста в его работу с сугубо психоаналитической точки зрения. Для удобства читетелей они обозначены мною иными словами.

В личности каждого из нас можно найти все черты, но некоторые становятся доминантными в моменты жизненных кризисов психолога и вторгаются в его работу.

Психолог-хамелеон.

Занятия клинической психологией, возможно, особенно привлекательны для людей с хронически диффузной я-концепцией, людей, которые не уверены в себе, в том, каким человеком они хотели бы быть, какой тип взаимоотношений поддерживать, какие из импульсов и чувств принимать и выражать и как именно это делать, каким традициям следовать и каких ценностей придерживаться, пишет Шефер.
Следуя за Эриком Эриксоном, он определяет таких психологов как имеющих неопределённую идентичность. Психологу, не имеющему чёткой идентичности, тестирование предоставляет возможность наблюдать за другими людьми и беспрестанно сравнивать себя с другими. Психолог может таким способом утверждаться в своей «нормальности» либо принимать свою «ненормальность». В качестве способа узнать, как именно другие люди справляются или не справляются с их проблемами, тестирование относительно надёжно и недорого, «даже принимая в расчёт, что не слишком вознаграждаемо в настоящее время», замечает Шефер в своей книге, выпущенной в США в 1954 году.
Ориентация на исследование идентичности подразумевает прямую и непрямую встречу с самим собой и, возможно, со своей завистью. Психодиагност наблюдает в пациентах черты, которыми восхищается, такие как шарм, живой ум, гладкая речь, убедительность и поэтическое воображение. Такой психодиагност может демонстрировать крайний фаворитизм в своём обращении с пациентами – любовные чувства к тем, кем восхищается, и скуку и отвращение к бедным, туманным или бросающим вызов пациентам. Ориентация на изучение идентичности других проявляется в требованиях психодиагноста давать богатые, насыщенные смыслами протоколы от пациентов, неспособных их дать. Она может привести к утрате нейтральности по отношению к материалу. Очарованность клиентом может ослабить или затуманить то чувство идентичности, с которым психолог начал тестирование.

С положительной стороны, неосознаваемый поиск психологом идентичности может усилить способность воспринимать то, как пациент пытается решить свои проблемы и постигнуть себя. Неопределённость относительно чьего-либо Я вносит важный вклад в умение видеть разнообразие решений, находящихся в распоряжении других людей и их попыток справиться со своими проблемами. Это усиливает чувство уникальности и толерантность к неопределённости и противоречиям в результатах тестирования. Также, поскольку она подразумевает встречу с собой, эта ориентация может способствовать личностному и профессиональному росту.

Замкнутый психолог.

Для такого психолога тестирование может стать главной улицей к контакту с людьми, а иногда и к интимности в человеческих взаимоотношениях. Не следует забывать, что тестирование предлагает замкнутому психологу благоприятное положение, защищающее его от опасностей и боли от амбивалентности реальных отношений.
В тестированиии доверительность и откровенность гарантирована, в ней нет ничего обязывающего, контроль остаётся в руках психолога, и интимность растёт только в одном направлении – к нему. Такая контролируемая, временная, односторонняя теплота и близость в профессиональной жизни патопсихолога тем более привлекательна для него, чем более его личные взаимоотношения чреваты компульсивными, шизоидными или параноидными тревогами и подавлениями.

Замкнутому психологу трудно оставаться адекватным во взаимодействии с энергичным пациентом, который пытается силой вырвать контроль над ней из рук психодиагноста, и движется на него «слишком лично», требуя более человечного отклика и вовлечённсти, чем психолог готов дать. В последнем это вызывает сильную тревогу. Она может привести его к холодному, бесцеремонному, раздражительному или более уклоняющемуся поведению. В конце концов тестирование превращается в болезненное переживание для обоих участников. Отмечая положительные стороны этого типа, Шефер пишет о том, что социальное подавление часто сопровождается гиперчувствительностью к эмоциональным нюансам в отношениях. Последняя может обогащать способность психолога воспринимать Другого, с оговоркой, что его восприятие не отягощено подозрительностью и параноидными чертами.

Заискивающий психолог.

Ориентация на зависимость основана на удовольствии от получения чего-либо. Психолог просит, пациент даёт. Такой вид удовлетворения присутствует во всех профессиях, предполагающих личное общение. Удовлетворение своих потребностей за счёт пациента может быть результатом спонтанного желания клиента умилостивить психодиагноста или итогом навязанного клиенту стиля общения. Последний вариант ставит под вопрос профессионализм психолога.

Заискивающий психолог боится неудовольствия или возмущения пациента. Он хочет оставаться на положительной стороне пациента, то есть быть его прощающей и поддерживающей частью. В ответ на дискомфорт клиента, зависимый психолог останавливается и не требует продолжать усилия, даже если к такому нажиму есть совершенно ясная индикация. Он может защитным образом рационализировать эту робкую политику, объясняя необходимость сохранения хорошего раппорта. Рационализация, оправдывающая деликатный подход, достигается ценой принесения в жертву динамически или диагностически значимого материала. Хороший раппорт не нужен сам по себе, это способ получения материала, в котором мы нуждаемся, чтобы написать полноценный отчёт и тем самым помочь пациенту, разъясняет Шефер. В разной степени, иногда раппорт должен быть принесён в жертву для того, чтобы прояснить критические пункты в личностной динамике пациента, и уместной параллелью к этому может быть применение конфронтации в психотерапии.

Требовательный или не-дающий пациент – другая частая птица в рабочем кабинете – в заискивающем психологе вызывает страх, а порой гнев и желание наказать. Когда эти чувства, как и тревоги, что пациент ничего не даст психологу, достаточно сильны и постоянно мешают в ситуации тестирования, психодиагносту необходима помощь супервизора, чтобы вступить в конфронтацию со своей зависимой частью и её инфантильными желаниями.

Заботливый психолог.

Психолог направлен к нуждам других и, таким образом, по меньшей мере в профессиональной роли, отрицает свои собственные нужды. Неосознанно, через идентификацию с пациентом, о котором он печётся, заботливый психолог получает непрямое удовлетворение. Императивная установка всегда давать и никогда не получать превращает его в в слишком родительского, слишком святого или слишком сиропного психолога, который пытается заставить пациента войти в пассивную получающую роль. Пациенты страстно её желают, но ужасно её боятся. Вследствие возникающей динамики страдают рабочие отношения. Если защиты психолога от его потребностей в зависимости в равной мере ни ригидные, ни слабые, другими словами, если его потребности в зависимости хорошо интегрированы в структуре характера, тогда он будет самым лучшим из всех возможных психологов.

Защиты против потребностей в зависимости, такие как подавление или формирование реакции, играют жизненно важную роль в выборе клиническим психологом своей профессии, считает Шефер. И ригидные, и слабые защиты делают психодиагноста как профессионала неадекватным. В первом случае заботливый психолог стремится только давать клиенту: поддержку, понимание, интерпретации. Во втором, если защиты слишком слабы, он становится зависимым психологом, желающим только получать от клиента.



С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное