Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск третьей недели апреля 2013.

Осенью 2012 в рассылке «Интерпретация проективных тестов» начата новая тема, «Надо же как-то жить эту жизнь». Это цикл эссе, написанных мною в формате «страница текста и картинка по выходным» для сообщников в ру_психолог.

Все выпуски 2012 года есть здесь http://m-d-n.livejournal.com/364196.html


«Надо же как-то жить эту жизнь»
© Бермант-Полякова О.В., 2012

"Девайсы и кинокадры"

Прототипом социума, где живут только по законам визуальномедийного мира, где царствует эмоция удивления и новое, неожиданное, событийное, является мир невиданного и неслыханного, - мир сновидений.

Устные люди опираются на память и констатируют факты, они сильны в конкретно-наглядном, практическом мышлении. Каждый ребёнок, которые открывает для себя предметно-манипулятивную деятельность, ребёнок-двухлетка, который на кухне играет с кухонной утварью, по многу раз доставая её из кухонного шкафчика, - в основе своей «рукастый» человек.

Письменные люди опираются на идеи, мышление и связывают наблюдаемые факты отношениями (причина-следствие, часть-целое, предшествующее-последующее) или переназывают их словами, которые не имеют аналога в опыте и поэтому их «потрогать рукой» невозможно. Валенки, сапоги, ботинки, туфли, сандалии - «осязаемы», изделия обувной промышленности -«помышляемы».

Письменные люди названы «лобастыми», потому что идея это об умении думать, а думать можно и словами, и картинками. Словами письменному человеку думать привычнее, потому что современная школа десять лет учит думать с опорой на знак, символ: букву, цифру. Картинками письменному человеку думать непривычно, однако навык устанавливать связи и отношения между двумя визуализациями легко освоить. Давайте вместе сделаем небольшое упражнение, я покажу вам коллаж, и прокомментирую словами, о чём в нём подумано:

 

Первая строка, об изменении направления,
В девятнадцатом веке учили читать детей богатых сословий – В двадцатом веке учат читать всех детей – В двадцать первом дети учат родителей, как обращаться с девайсами.
Вторая строка, об изменении формы,
В девятнадцатом веке средство передвижения – коня – оставляли у коновязи. В двадцать первом веке средство передвижения – автомобиль – оставляют в подземном паркинге.
Третья строка, визуальномедийный юмор, «Дочь Евы в своём амплуа»
В девятнадцатом веке скакуна привязывали к коновязи. В двадцатом веке непоседливого ребёнка привязывали к компьютерной игре: послушный мальчик спокойно сидит дома за столом. В двадцать первом веке, когда компьютер и мобильный телефон объединились, дети вольны гулять в интернете как им угодно, и послушного мальчика сбивает с пути истинного, - учит новому, - девочка.

Ничего сложного в том, чтобы думать картинками, нет. Есть люди, которые «думают руками», им идеи приходят в голову и связи между происходящим становятся очевидными, когда они теребят в руках что-то, или задействуют осязание иным способом.

Визуальномедийный мир – это не про «думать картинками», а про «удивляться». Удивляют людей сны, - в них воспоминания, основа основ устного мира, предстают в необыкновенных сочетаниях образов друг с другом. Либо незнакомые люди совершают действия, которые в обыденной жизни сновидец практически не совершает, - удивляют новизной. Сновидения устроены просто. На кинематографическом языке это «два сюжета в одном кадре». Чтобы стало понятнее, о чём я веду речь, покажу работы канадского художника Роба Гонсалвеса. Он наш современник:

 

 

 

 

 

 

 

 

Мир снов это визуальномедийный мир, то есть удивителен, на него есть отклик, как на нерядовое, неожиданное событие. Есть эмоция.
Время визуальномедийного мира я предлагала вам изображать в виде пунктирной линии, прерывистой, - понятно, почему, циклы сна и бодрствования на уровне тела, удивления и рутины на уровне психики, праздников и будней на уровне социума чередуются.

Сны видят все люди (не все увиденное во сне помнят). Мне приходилось говорить о том, что устные и письменные люди не поделили слова, они нужны им для разных целей. Мир снов у каждого «по умолчанию» собственный, посягнуть на него невозможно. Даже если люди делят кров, стол и постель, подушка одна, а головы на ней разные. Незыблемость «своего» даёт хорошо известный эффект: люди тянутся друг к другу, чтобы прожить общее "мы". Общая эмоция сплачивает зрителей на концерте, или участников демонстрации, как пример. Людям доставляет удовольствие объединиться в "одно целое" на эмоциональном переживании, на волне чувства. Чтобы "разделить" целое на части, письменный подведёт идеологическую базу под стихию эмоционального заражения, а устный организует ритуал, сценарий которого всем известен и повторяется из года в год (эмоция всегда сопряжена с действием, с мышечным движением, и ритуал доводит переживание до разрядки в действии). И люди заспорят о том, какая интерпретация правильнее или о том, какой сценарий ритуала делает "так", а какой "не так". И перестанут ощущать "мы, люди, одно".

Итак, прототипом визуальномедийного мира является мир снов. А что визуальномедийного люди делают в жизни? Об этом страничка текста и картинки в следующий раз.

Искренне ваша,

Ольга Викторовна



Наверх

В избранное