Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск второй недели июня 2013.

Осенью 2012 в рассылке «Интерпретация проективных тестов» начата новая тема, «Надо же как-то жить эту жизнь». Это цикл эссе, написанных мною в формате «страница текста и картинка по выходным» для сообщников в ру_психолог.

Все выпуски 2012 года есть здесь http://m-d-n.livejournal.com/364196.html


«Надо же как-то жить эту жизнь»
© Бермант-Полякова О.В., 2012

"Люди надёжные, вздорные, "в бегах" и отошедшие"

Каждый человек умеет действовать, воспринимать, мыслить и чувствовать. Люди рождаются полуметровыми и достигают высоты в полтора-два метра. Психика полуметрового ребёнка «бессловесная», подрощенные дети имеют речь, рослые дети умеют договариваться с другими людьми, взрослые умеют сами позаботиться о себе.

Мир бессловесного ребёнка целиком и полностью создан мамой,
Мир подрощенного ребёнка создают две сферы: мама и домочадцы,
Мир рослого ребёнка создают пять сфер: мама, домочадцы, друзья, любовь, хобби,
Мир взрослого человека создают девять сфер:
Мама
Домочадцы
Друзья
Любовь
Хобби
Профессия
Родной край
Дети
Сам у себя.

Первый союз в жизни человека – это отношения ребёнка и матери. Бессловесный ребёнок от матери целиком и полностью зависим, она обеспечивает все его нужды днём и ночью, оттого и разлука с матерью наполняет ребёнка чувством, что это крупная неприятность, которая подвергает опасности его жизнь. У каждого человека есть инстинкт самосохранения, он может быть задействован в четырёх режимах: нет опасности / есть опасность, нападай / есть опасность, убегай / есть опасность, замирай. В популяции людей сохраняются и передаются все четыре. В индивидуальном варианте в сфере отношений с мамой уже в год видно, как ребёнок реагирует на разлуку с матерью, как человек надёжный, вздорный, «в бегах» или отшельник, который отошёл от мира людей:

надеется, что она вернётся и ждёт, как будто зная, что разлука закончится сама по себе и «мы вместе» несмотря ни на что;
встревожен, ждёт маму, надеется на её приход и одновременно обижает её, когда она возвращается, как если бы она сама теперь была опасностью и он сам на неё нападал;
надеется и полагается исключительно на самого себя и наведывается к маме проведать её и подтвердить, что «мы вместе», изредка и когда сам захочет;
проваливается в беспробудный сон, ведёт себя как человек с окаменевшим сердцем – «выскальзывает» из ситуации, где есть «мы вместе» ребёнка и мамы, равнодушен к ней и ведёт себя так, как будто мамы и связанных с ней надежд и страхов не существует.

В биографической перспективе видно, живёт человек по принципу «Где родился, там и сгодился» и привязан к родной сторонушке «на гуж», или живёт в родном краю и недоволен всем, что видит, а с места не сдвигается, спорит о том, как надо жить, нападает на заведённый прародителями уклад, и надеется, что прародители всё и сделают, как мама – и привязан к родному краю «на пружине», или занимается отхожими промыслами, ездит в длительные командировки, либо перебирается из провинции в столицу и в родных местах бывает раз в год в отпуск, либо перебирается за границы Отчизны и навещает Родину раз в несколько лет, как когда-то люди "в бегах" ненадолго заглядывали в родной дом, и привязанность к родной стороне у него "на кончик клюки" приходится, а может, вообще не знает, зачем людям родное гнездо, место, откуда пошло его начало, живёт как отшельник в скиту, интересуясь только окрестностями.

Как только рослый ребёнок получает плату за свой труд и у него появляется в руках умение, называемое профессией, то, что раньше называлось Делом и то, что приносит деньги в дом, в биографической перспективе видно, живёт человек как продолжатель, как реформатор, как инициатор или как бездельник, ни к какому делу никоим образом не привязанный.

Отношение подрощенных детей к хобби, то есть к увлечениям, на которые тратят себя, своё время и свои деньги, тоже может быть разным. Одни с радостью вливаются в уже существующее «мы вместе» занимаемся этим хобби, другие с радостью спорят о по поводу существующего хобби, оставаясь внутри «мы», третьи затевают своё, ни на кого не похожее, времяпровождение и изредка наведываются к другим, кто имеет похожее хобби, чтобы на полдня прожить «мы», четвёртые не могут ничем увлечься, ни к какому хобби никоим образом не привязаны.

«Послушная овечка», «упрямый баран» и «отбившаяся овца» это три разных характера, и как в одной суме разные денежки, так в одной семье разные детушки. Домочадцы, впрочем, тоже. Про дружбы и любови можно сказать то же самое: любить в жизни можно больше чем один раз, и любить можно разных и по-разному, и дружить с разными и по-разному.

 

Наконец, отношение к самому себе тоже может быть разным: с самим собой можно быть в ладу, можно вздорить с самим собой по всякому поводу, можно избегать диалога с самим собой большую часть времени, можно вообще не знать самого себя.

По первоначальной задумке, каждому ребёнку полагались или гуж, или пружина, или клюка, или никакой возможности привязаться к другому, - но потом в Отделе комбинаторики решили усугубить и сделали тип привязанности невидимым.
Подумали немного и усугубили ещё: каждому человеку дали все возможности, - пусть в одной сфере привязывается так, а в другой этак. А потом догадались, как усугубить наверняка: подучили письменных людей книги писать, дескать существует одна-единственная возможность быть привязанным, самая надёжная для спасения популяции и потому непоколебимо правильная.

Искренне ваша,

Ольга Викторовна

 

 



Наверх

В избранное