Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск третьей недели октября 2013 года.

Летне-осенний семестр 2013 будет посвящён  теории привязанности. Это цикл переводных материалов и критический разбор современного состояния исследовательской области. Вопрос, можно ли с помощью проективных тестов диагностировать тип привязанности, является дискуссионным. Чтобы ответить на него, необходимо в первую очередь определиться с тем, что есть "привязанность", изучаемая психологией развития и чем она отличается от "отношений между людьми", которые изучает социальная психология,  и "объектных отношений", которые изучает психоаналитическая диагностика. Чтобы вам было интересно читать, я перевела руководство по оценке романтических и супружеских отношений взрослых, а критику теории изложила в свободной форме эссе.

Предлагаю вашему вниманию пересказ близко к тексту книги Judith Crowell & Gretchen Owens (1998) Manual for Current Relationship Interview, Руководства, которое учит психологов "раскладывать отношения по полочкам".

Подтипы Dismissing привязанности

Это люди, которые стараются не привязываться или не поддаваться влиянию переживаний, возникающих из-за привязанности к кому-то. Они преуменьшают или отрицают факт, что их влечёт к другому человеку, либо акцентируют другие аспекты отношений, например, материальные, карьерные, круг друзей. Большинство из них не задумывается о чувствах или не желает задумываться, для них характерно умонастроение отстранённости от эмоций. Большинство из них не отвергает и не отталкивает партнёра, а опасается эмоциональной дезорганизации и поэтому избегает привязываться сильно и глубоко. Люди данной группы активно уклоняются от разговора о любых трудностях в отношениях. Они всеми правдами и неправдами удерживают внимание на позитивном, отвергая собственные чувства тоски в разлуке, нужды в другом человеке, потребности в ласке другого или его участии в своей жизни (такой собеседник часто ощущается как грустный, одинокий, отчаявшийся рассказчик, в то время, как он рассказывает о  своём положительном опыте в отношениях).

Люди, которых относят к данной группе, склонны представлять себя окружающим в выгодном свете, и часто делают заявления о собственной независимости и силе. Даже если об этом не говорится прямым текстом, подразумевается способность быть неуязвимым, не страдать из-за переживаний о ком-то или невзаимности. Их любимые слова "нет проблем" или "невелика потеря". Тема расставания в интервью обсуждается на уровне "мне по барабану", "мне без разницы".

Одни часто игнорируют негативные аспекты отношений путём идеализации партнёра (рисуют бездоказательно позитивную картину). Чем настойчивее подчёркивается, что это отношения "высшей пробы", тем менее убедительными выглядят обобщённые формулировки (цитата из стенограммы: "У нас прекрасные отношения. Очень хорошие, очень!") Другие избегают признания негативных аспектов партнёра иначе: их лаконичные или афористичные фразы очень трудно оценивать по системе шкал. Те, кто способен признать негативные аспекты партнёра или отношений, обычно умаляют влияние, оказанное на них, и понять, что человек задет, можно по раздражённому тону (цитата из стенограммы: "Мы проводим вместе не так много времени, - но это здорово, потому что даёт возможность погрузиться с головой в любимое дело"). Есть и такие, кто выбирает рассказывать об отношениях уничижительно, - полагая, что расстраиваться из-за отношений глупо. (цитата из стенограммы: "Он малолетний дурачок, раз так себя ведёт. Его проблемы, я не собираюсь тратить свои драгоценные нервы на его глупости!"). Некоторые смягчают своё отношение тем, что сравнивают свою пару с другими (в свою пользу) или тем, что называют свои отношения нормальными или обычными.

Ответы на вопросы интервью посвящены занятиям и предметам больше, чем людям или отношениям. Описание отношений в целом называет незначительное число затруднений, и эти упоминания обычно краткие и в общих словах. Самым трудным, как правило, является задание назвать пять имён прилагательных, описывающих отношения. Если его и выполняют, то все пять обычно общепринятые и позитивные (любящий, заботливый, радостный, доверительный, понимающий, поддерживающий). Примеры из реальной жизни, поясняющие выбор имён прилагательных, обычно противоречат идеализированной картине.

Часто такие люди не способны сформулировать, почему партнёр для них – особенный человек или почему они - особенный человек для партнёра. Они просто никогда не задумывались об этом прежде. Они могут отвечать в характерной манере исключения недостатков (цитата из стенограммы: "Он не пьёт, не курит, не употребляет наркотики" или "Она не неряха"). В некоторых случаях стенограмма производит впечатление того, что у собеседника на уме прагматичная цель, для достижения которой ему нужен партнёр (выйти замуж, иметь детей, купить дом, достичь более высокого статуса, повысить уровень жизни), и партнёра выбрали как наиболее подходящего для её достижения. Такие люди могут проглядеть бросающиеся в глаза ограничения партнёра или несовместимость между собой, чтобы создать впечатление благополучной картины в целом. Некоторые могут занимать откровенно потребительскую позицию и даже утверждать, что их союз – отличная сделка на рынке женихов и невест (цитата из стенограммы: "После расставания я осмотрелся по сторонам и не нашёл никого лучше её, поэтому мы стали жить вместе").

Таким людям не удаётся видеть прошлое и настоящее как единое целое. Они обсуждают коротко, быстро, не поддерживают, противоречивы, идеализируют или унижают. Данный тип привязанности не является препятствием к тому, чтобы заключить союз с отличным партнёром, который может быть сколь угодно любящим. Часто встречается отвержение другого члена пары, чтобы подтолкнуть его к самостоятельности. Любящий член пары воспринимается как чрезмерно вовлечённый в жизнь рассказчика. Тенденция не признавать негативные чувства приводит к тому, что общая оценка удовлетворённости отношениями у них выше средней. Заметим, что такие люди могут приводить убедительные конкретные примеры, - не проводя различия между событиями, которые случились год назад и случились вчера.

Чаще всего они заявляют, что говорят с партнёрами "обо всём", однако в стенограмме мало примеров, что коммуникация между партнёрами удовлетворительна. Большинство людей данной группы ценят независимость выше доверия в отношениях. Они соблюдают эмоциональную дистанцию в любых отношениях, часто озвучивают желание "пространства для себя" в отношениях, сопротивляются попыткам партнёра стать частью их жизни. На словах они могут описывать желание "большой дружной семьи" или говорить о том, что "открытость важна для отношений", однако описание происходящего в отношениях демонстрирует иное. Большинство (но не все) ценят самодостаточность и сохраняют интерес к деятельности, кругу друзей, занятиям, не разделяемым с партнёром. Многие имеют низкий балл по шкале заботы, поскольку не любят ни давать её, ни получать. На вопрос о совладании с расстроенным состоянием они часто отвечают, что  утешают себя сами посредством ухода или переключения внимания на развлечения. Они обращаются к другому человеку за утешением только в чрезвычайных обстоятельствах.

Они могут рассказывать, что партнёр заботился о них, когда они были больны, и оценка по шкале "даёт заботу" у партнёра обычно бывает выше, чем по шкале "получает заботу". Однако поведение партнёра может быть описано в неясной и идеализированной манере даже если здесь и сейчас интервьюер попросил пояснить конкретными примерами. Читатель стенограммы и после данных пояснений остаётся в том же неведении, какие поступки именно заботливые совершают партнёры в паре. Отношения таких людей чаще всего можно охарактеризовать как дружбу, с некоторым количеством заботы друг о друге. Они убеждены, что каждый человек несёт ответственность за удовлетворение своих потребностей. Следовательно, собственные потребности имеют для такого человека высший приоритет, и они не особо задумываются о желаниях партнёра, зато долго могут говорить о своих собственных целях. Это не обязательно выверенное официальное заявление, чаще всего это проявляется как убеждённость в том, что партнёр сам ответственен за удовлетворение его или её нужд.

Злость по отношению к партнёру редко признаётся, даже когда поведение партнёра даёт все основания для того, чтобы разозлиться. В речи появляется небольшое раздражение, не "разгорячённость", характерная для рассказа preoccupied участников. Уязвимость, сильный стресс, нужда в другом или растворение в другом не выражаются. Негативные чувства к партнёру могут принимать форму уничижительных реплик на темы любви, свадьбы или взаимопонимания.

Этому типу свойственна сильная идеализация. Оценки  по данной шкале 6 и выше сразу диагностируют данный тип. Уклончивая речь встречается редко. Другими характерными чертами могут быть:

а) Бросающийся в глаза материалистический подход, значительный акцент на финансовой стороне отношений,

b) Они могут описывать себя как трудных партнёров без угрызений совести или чувства неловкости,

с) Они могут говорить, что "идут своим путём", а не о команде или общих целях,

d) Они делают акцент на том, чтобы отношения выглядели хорошо со стороны, позитивный имидж в глазах окружающих много значит для них. Впечатление кажется им более важным, чем реальность отношений,

е) В общем, такие участники не задумываются о партнёре или об отношениях глубоко, поэтому интервью длится недолго по сравнению с людьми с другими типами привязанности,

f)  Поскольку они не желают размышлять об отношениях, они часто отвечают фразами ни о чём и не дают прямых ответов на заданные вопросы,

g) Они могут описывать любящего партнёра заслуживающим доверия образом, потому что они на самом деле в отношениях с таким партнёром. Однако, любовь и взаимность партнёра ими не ценится и они не дорожат ими так, как партнёр с Secure привязанностью.  Любящее поведение другого человека они видят как стандартное или нормальное или даже как возможность вести себя по отношению к партнёру презрительно.

Иногда бывает трудно провести различие между подтипами D1 и P1, поскольку, как полагает Main (1988) dismissing участники на некотором уровне обеспокоены отношениями, а preoccupied участники на некотором уровне отрицают происходящее в отношениях. Чтобы отличать их друг от друга, смотрят главным образом на то, как рассказчик представляет тему привязанности и что он или она делает, когда интервьюер касается данной темы. Читатель должен помнить, что замкнутый в себе партнёр чаще всего активно избегает затрагивать в разговоре негативные аспекты отношений. Они могут озвучивать много правильных вещей, вроде того, что отношения важны для них и что у них с партнёром тесная связь. Они пытаются представить образ "чудесного" партнёра или отношений. Описывая поведение, которое выставляет отношения в менее положительном свете, они энергично убеждают СЛУШАТЕЛЯ, что это нормально, что у них дела намного лучше, чем у других пар, или что на самом деле негативный аспект не влияет на их отношения. Иные так старательно избегают любого упоминания о трудностях в отношениях, что, как только начинают соскальзывать к данной теме, быстро меняют направление обсуждения, или "объявляют тему закрытой". Preoccupied партнёр меньше печётся о самопредъявлении и имидже, и с большей вероятностью расскажет о том, чем недоволен в отношениях. Таких людей можно назвать сеятелями раздора, однако двойственность и раздор изначально внутри них, поэтому они энергично убеждают САМИХ СЕБЯ в том, что всё в порядке, и различие в адресате убеждения часто заметно стороннему наблюдателю.

В дополнение к сказанному, замкнутые в себе участники очень часто держат под контролем весь ход интервью. Когда вопрос провоцирует на размышления и/или они ему очень неприятны, он отвечает из защитной позиции, однако обычно продолжает тему и отвечает на вопрос. В попытке спрятать обнажившуюся негативную сторону отношений и не желая обсуждать её, они могут говорить так, что читатель теряет нить размышлений, но они не теряют её сами, следуя своим не объявляемым   намерениям.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное