Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск  второй недели ноября 2013 года.

Летне-осенний семестр 2013 будет посвящён  теории привязанности. Это цикл переводных материалов и критический разбор современного состояния исследовательской области. Вопрос, можно ли с помощью проективных тестов диагностировать тип привязанности, является дискуссионным. Чтобы ответить на него, необходимо в первую очередь определиться с тем, что есть "привязанность", изучаемая психологией развития и чем она отличается от "отношений между людьми", которые изучает социальная психология,  и "объектных отношений", которые изучает психоаналитическая диагностика. Чтобы вам было интересно читать, я перевела руководство по оценке романтических и супружеских отношений взрослых, а критику теории изложила в свободной форме эссе.

Предлагаю вашему вниманию пересказ близко к тексту книги Judith Crowell & Gretchen Owens (1998) Manual for Current Relationship Interview, Руководства, которое учит психологов "раскладывать отношения по полочкам".

Подтипов Preoccupied привязанности четыре:

P1 Невнятный

Говорит уклончиво, рассказ об отношениях бессвязный и логически разорванный. Интервьюер затрудняется понять, что происходило в прошлом, а что происходит в настоящих отношениях с партнёром. Сказанное после противоречит предыдущему, интервьюер тонет в противоречиях. В отличие от простоватых D1  хочет и может размышлять на темы привязанности, но делает это бессвязно и с невнятным результатом. Неважно, насколько старательно он отвечает на вопросы интервью, такое отношение, что недопонимает того, о чём пытается рассуждать, и, как следствие, имеет низкие оценки за связность стенограммы.

Скорее идеализирует партнёра или отношения, чем рассержен. Упоминая негативные аспекты отношений, обычно делится своими трудностями или излагает обстоятельства ситуации (например, подробно рассказывает про подготовку к свадьбе, разлуку из-за учёбы или работы). Это создаёт у читателя ощущение, что неспособность продуктивно осмыслить опыт блокирована смутной тревогой, не очевидной самому рассказчику.

Может быть человеком, который растворился в партнёре или в других людях и имеет относительно неразвитое чувство самого себя. Избегает самостоятельных действий,  не имеет своих мыслей и интересов, живёт для партнёра, иногда ожидая того же самого в ответ. Сообщает, что проводит с партнёром много времени, не поясняя, переживается это как ценность (эмоционально близкие отношения) или доверие.

Р2 Гневливый

Отличительным признаком данных людей является гневливость – сильная, яркая злость, активно проявляемая в отношении партнёра, когда тот не отвечает нуждам или ожиданиям рассказчика. Во всех проблемах в отношениях виноват только партнёр, сам рассказчик никогда ни в чём не виноват. Ему нужно подтверждение интервьюера, что поведение партнёра, увы, прискорбно, и рассказчик тонко или грубо пытается такое согласие заполучить. Интервью часто длинное из-за подробнейших описаний каждой трудности в отношениях с партнёром и детализированного изложения переживаний рассказчика. Оценка может меняться на диаметрально противоположную даже внутри одного предложения. Тон скорее авторитетный и уверенный, вместо язвительных замечаний может быть использован психологический жаргон. Это люди, у кого оценка за раздражённые замечания Angry Speech 5 баллов и выше. Они способны на протяжении часа не сказать ни одного доброго слова ни об одном из аспектов отношений, в которых находятся.

Р3 Увязнувший

Это люди, которые угодили в нездоровые отношения с партнёром, отрицающим эмоциональные потребности другого человека. Их тревога и переживания вызваны проблемами, которые неизбежны в отношениях данного типа, но они вновь и вновь пытаются убедить себя, что "отношения можно починить" и продолжают "работать над отношениями", несмотря на то, что результат усилий нулевой. Они оправдывают продолжение отношений, убеждая интервьюера и самих себя в том, что у всех бывают проблемы и у них в паре дела не хуже, чем у других. В отличие от гневливого Р2 их переживания окрашивает не всепроникающее раздражение, а смесь чувств грусти и страха. Для них также типична двойственность в оценках, противоречивость и метания из крайности в крайность, - поскольку часто это единственный адекватный ответ на жестоко-заботливое поведение партнёра. Их партнёр по отношениям отвергает и третирует, запугивает и угрожает,  а следом исключительно романтичен и нежен, упрашивает простить и льстит, тем самым удерживая рассказчика от разрыва связи. Люди, увязнувшие в нездоровых отношениях, не видят странностей в происходящем и не осознают роль партнёра в том, что происходит. Они часто оптимистичны относительно будущего отношений, несмотря на все доказательства обратного. В отличие от замкнутых в себе людей, они не идеализируют партнёра, способны открыто говорить о неблагополучии в отношениях, но сразу после  рассказа об отвратительной выходке высказываются в оптимистичном духе.

По сравнению с другими возмутителями спокойствия, их стенограмма может быть более связной. Они словно не осознают ограничения отношений, в которых находятся в настоящее время (если осознают нездоровье отношений, то это скорее пафосные S3), и не хотят оставлять отношения. Что бы ни было тому причиной, - гипертрофированное чувство ответственности или вины, убеждённость в том, что их будут любить и ценить, только если они заботятся о других и дают другим, страх оказаться никому не нужным, или страх того, как отреагирует на разрыв партнёр, -  в любом случае, они продолжают эти отношения по своей доброй воле и сами признают их неудовлетворительными. Поведение партнёра ввергает их в замешательство, в состоянии которого трудно принять твёрдое решение уйти из отношений.

Р4 Властный

Эти люди управляют отношениями. Они присутствуют в любой деятельности партнёра, пытаются контролировать, что партнёр делает, даже когда он или она где-то в другом месте. Контроль может принимать  различные формы: ревность, подозрительность, требование регулярного отчёта, слежка, подстраивание вопросов-ловушек, чтобы обнаружить несовпадение отчёта и фактического состояния дел. Они приходят в возбуждённое состояние, когда партнёр отвлекается на разговор с другим человеком, во всех третьих лицах видят потенциальную угрозу. Могут запрещать партнёру посещать определённые места или общаться с определёнными людьми и впадают в ярость, если налагаемые ими ограничения партнёром игнорируются.

Возмутитель спокойствия может действовать как гиперопекающий партнёр. Он словно нависает над другим человеком, стараясь удержать его или её от занятия тем, что полагает опасным, склонен инфантилизировать партнёра, давая ему ненужные указания и предупреждения.

Другие властные люди, чтобы удержать партнёра рядом, манипулируют отношениями. Когда партнёр угрожает разрывом отношений или уходит из-под их влияния, они стараются задобрить его, настраиваются на него, становятся ближе к нему, - лишь бы избежать участи оставленного. Тактика приводит к успеху, партнёр остаётся, поэтому регулярно используется для управления партнёром.

В любом из этих случаев, скрытой мотивацией поведения является страх. Властный участник затоплен тревогой относительно того, будут ли продолжены отношения и будет ли доступен для него партнёр, и оттого становится вездесущим в жизни другого. Вместе с тем, у властного рассказчика может быть партнёр, который вполне счастлив тем, что его направляют и им скрыто управляют. Важно заметить, что в стенограмме людей властного подтипа может быть очень мало сказано об отношениях. Хотя они могут иметь значительный интерес к отношениям, партнёру и к тому, что происходит с ним и с другими, они предпочтут держать своё знание при себе, отдельно от интервьюера.

Конец переводного материала.

Продолжение темы привязанности в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное