Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск третьей недели ноября 2013 года.

Осенне-зимний семестр 2013 посвящён критике  теории привязанности. Я оформила свои мысли в эссе "Горькая правда о привязанности" и публикую его под копирайтом.

Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

 

Родительские нервы, как известно, не железные. А какие? Почему у одних родителей хватает сил и терпения растить детей, а другие не знают, что им делать? Начнём с того, что различия между ребёнком и взрослым известны в любом человеческом обществе, но то, как обходились с детьми тысячелетие назад, вызывает сейчас справедливое негодование. Чем дальше мы углубляемся в историю, тем меньше заботы о детях там находим.

Историк Ллойд де Моз описал основные стили отношений взрослого к ребёнку в европейской истории. Он назвал их по самой шокирующей черте этих отношений. В античности (до IV века н.э.) преобладал детоубийственный стиль. Большинство родителей в ту эпоху считало, что может распоряжаться потомством, как любым другим имуществом. Ненужных младенцев топили, бросали в безлюдном месте, чтобы избавиться от лишних забот или едоков. Лишь в 347 г. по настоянию христианской церкви в Римской империи был принят закон, запрещавший детоубийство. В двадцать первом веке таких родителей охарактеризовали бы как "дезорганизованно привязанных" к своему потомству.

В последующие десять веков в Европе распространился другой стиль –изгоняющий. Родители избавлялись от детей, освобождая себя от лишних забот. Ребёнка отправляли с глаз долой, в прислуги, в подмастерья, в пажи. Такая практика продолжалась около тысячелетия. В двадцать первом веке таких родителей охарактеризовали бы как "тревожно-избегающих" привязанности к своим детям.

Начиная с
XIV века возобладала другая доктрина. Детей начали воспитывать, но способы воспитания и наставления их на праведный путь наводят современного человека на мысль о пытках. Дети в эпоху средневековья воспринимаются как дьявольские отродья. Христианство призывало наказывать маленьких детей, чтобы обуздать их гордыню. Такое отношение, по Л. Демозу, делало для некоторых борьбу с авторитетом центральной жизненной задачей. В двадцать первом веке таких родителей охарактеризовали бы как "тревожно-амбивалентных" по отношению к детям.

В
XIX на смену воспитательной доктрине пришла формирующая. В соответствии с распространёнными в нашу эпоху взглядами, характер ребёнка «лепят» согласно идеалу человека, принятому в общественном сознании. Детей наказывают, читают им нотации и дают назидания, руководствуясь добрыми чувствами и благими намерениями. Двадцать первый век предписывает родителю быть "безопасно" привязанным по отношению к детям.
Слова в кавычках в психологической литературе на английском языке, посвящённой теме привязанности взрослых, далее употребляются как слова-эмблемы:
disorganized, dismissal, preoccupied, secure.

В эссе 2003 года "Из чего сделаны родительские нервы?" мне приходилось писать о том, что "культурно-исторический контекст пронизывает наше сознание, но мы не всегда задумываемся об этом". Сегодня мне хочется поговорить подробнее о культурном контексте как следствии того, что четыре паттерна привязанности генетически предопределены и из поколения в поколение сохраняются в популяции.

Возьмём для иллюстрации сакраментальный образ американского миллионера, посылающего своего ребёнка на улицу торговать газетами. Каждый родитель в общем и целом одобряет стремление развивать в подростке самостоятельность, но негодует по совершенно различным поводам. Одни видят в таком родителе «детоубийцу» , они возражают против лишения ребёнка радостей беззаботного детства. Другие расценивают такого отца как «гонителя», они протестуют против отказа ребёнку в социальном статусе богатого наследника. Третьих возмущает родительская «суровость» и решение послать ребёнка именно на улицу. Четвёртые задают вопрос, интересно ли самому подростку торговать газетами, спросили ли его, чем именно ему хочется заниматься в свободное время, ведь в наши дни принято придерживаться доктрины «садовник, формирующий растение», и развивать задатки и склонности ребёнка.
Мы живём в потоке истории и культуры, и было бы наивным думать, что родительские нервы сделаны по одному, самому модному, образцу. Интересно, а что подумали о решении папы-миллионера вы? – спрашивала я в эссе 2003 года.

Как ваши размышления соотносятся с вашим собственным паттерном привязанности к детям? – задаю вопрос в 2013-м.

Дополнительно можно почитать:
Ллойд ДеМоз. Психоистория. Перевод А. Шкуратова. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное