Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск третьей недели декабря 2013 года.

Осенне-зимний семестр 2013 посвящён критике  теории привязанности. Я оформила свои мысли в эссе "Горькая правда о привязанности" и публикую его под копирайтом.

Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

 


Российская психологическая наука активно исследует привязанность, вот например, кандидатская диссертация, которая сравнивала московских детсадовцев, первоклассников и третьеклассников (выборка 126 человек от 5 до 11 лет), чтобы изучить связь между привязанностью и становлением автономии и самостоятельности у ребёнка. Исходное положение теории привязанности о настройке матери на ребёнка в диссертации называется сорегулированием.

В диссертационной работе уделено внимание статье Beauchaine, T., & Waters, E. (2003). Pseudotaxonicity in MAMBAC and MAXCOV analyses of rating scale data: Turning continua into classes by manipulating observers’ expectations. Тему ненаучности заявлений о существовании паттернов привязанности психотерапевтические тексты на английском не отваживаются обсуждать, полагая "внутренним делом" психологии развития, а мы не убоимся и прочтём работу Уотерса и Боушейна, как создавался самый известный в психологии наших дней миф про "или безопасный, или небезопасный тип".

Из любопытных данных, полученных российскими исследователями в 2007 году:

"В результате применения опросника К. Кернс была получена дифференцированная картина особенностей привязанности у детей младшего школьного возраста с точки зрения степени ее надежности, в частности, было выделено три группы детей: дети с низкой степенью надежности привязанности (или ненадежной привязанностью - 37% от общей выборки), дети со средними показателями надежности привязанности (или, другими словами, дети с умеренно надежным типом привязанности - 41%) и дети с наиболее высокими показателями надежности привязанности (с надежной привязанностью - 22%).

В целом матери обследованных нами младших школьников продемонстрировали очень высокое стремление контролировать жизнь своих детей. (Примечательно, что контроль не уменьшается по мере взросления детей от 1-го к 3-му классу). Так, почти все матери (43 из 47 человек) признают, что стараются контролировать все действия и поступки своих детей; они также стараются знать, о чем думают их дети, как относятся к друзьям (45 из 47 человек). Соответственно лишь единицы матерей предпочитают не вмешиваться в действия и поступки своих детей, а также считают необязательным знать все, о чем думают их дети. Большинство матерей (41 человек из 47) заставляют своих детей поступать так, как они говорят, даже если сами дети этого не хотят. Это объясняется высокой уверенностью матерей в том, что они лучше знают, что лучше для их детей (так думают 29 человек из 47).

В то же время по своему качественному характеру установленная связь между степенью надежности привязанности и уровнем автономии детей оказалась, вопреки ожиданиям, не прямо, а обратно пропорциональной (
r=-0,25 при p=0,05 для данных о надежности привязанности на основе авторского опросника и r=-0,29 при p=0,01 для данных, полученных с помощью опросника К. Кернс). Таким образом, была выявлена обратная связь между привязанностью и автономией: чем выше дети оценивали надежность своей привязанности к матери, тем ниже было их субъективное ощущение автономии, и наоборот.

В третьем параграфе рассматриваются результаты эмпирического исследования сорегулирования и межличностных отношений у детей с разными типами привязанности. Результаты проективной методики Р. Жиля показали,что дети с избегающей привязанностью (тип А): 1) более дистанцированны в отношениях с матерью; 2) стремятся окружить себя сверстниками; 3) часто имеют ярко-негативное (враждебное) отношение к одному из родителей; 4) не испытывают эмоциональной близости с матерями; 5) используют неадекватные защитные реакции (активно-агрессивного типа); 6) часто обнаруживают повышенную агрессивность в поведении к сверстникам; 7) проявляют тенденцию к защитным реакциям по типу ухода от действительности. Названные особенности нашли свое отражение и в характере реального взаимодействия детей с матерями. В результате проведения проб на совместную деятельность (методика Архитектор-строитель) дети с избегающей привязанностью обнаружили низкую эмоциональную вовлеченность в совместную деятельность, а также преобладание выраженных негативных эмоций, сопровождающих общение с матерями. Согласование совместных действий с матерями у детей с избегающей привязанностью протекало наиболее напряженно.

В тех же ситуациях дети с амбивалентной привязанностью (тип С) продемонстрировали неоднозначную картину взаимоотношений с матерями. По результатам проективной методики Р. Жиля, они: 1) гораздо меньше, чем дети с избегающей привязанностью стремились дистанцироваться от матерей; 2) обнаруживали большую эмоциональную близость с матерями; 3) наряду с позитивными эмоциями в процессе общения, они проявляли и негативные эмоции (раздражение, неудовлетворенность, пресыщенность); 4) использовали в основном адекватные защитные реакции. При этом пробы на совместную деятельность показали, что дети с амбивалентной привязанностью демонстрируют открытость в эмоциональных проявлениях и довольно сильную эмоциональную вовлеченность в совместную деятельность, в отличие от формально-нейтрального отношения, во многом свойственного диадам с избегающей привязанностью.

Дети с надежной привязанностью (тип В) демонстрировали наиболее благоприятный вариант эмоционально-личностного развития: они стремились к близкой дистанции с матерями; испытывали сильную эмоциональную близость в контакте с матерями; адекватно реагировали на стрессовые ситуации (в частности, проявляли более высокую эмоциональную устойчивость); их отношение к обоим родителям было окрашено доброжелательным вниманием,стремлением к послушанию, чуткостью и уважением; они также имели глубокие и устойчивые привязанности к сверстнику в рамках дружеских отношений. Дети с надежной привязанностью демонстрировали наибольшую удовлетворенность процессом совместной деятельности с матерями. Процесс согласования действий и усилий (сорегуляция) у них обычно носил добровольный характер и осуществлялся охотно и легко".
Конец цитаты

Оригинал автореферата здесь
www.psy.msu.ru/science/autoref/pupireva.pdf
Научный руководитель кандидат психологических наук, доцент Бурменская Галина Васильевна
Специальность 19.00.13 - Психология развития, акмеология (психологические науки)
Работа выполнена на кафедре возрастной психологии факультета психологии Московского государственного университета им.
М.В. Ломоносова, 2007 год

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное