Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск четвёртой недели декабря 2013 года.

Осенне-зимний семестр 2013 посвящён критике  теории привязанности. Я оформила свои мысли в эссе "Горькая правда о привязанности" и публикую его под копирайтом.

Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

 

Научное исследование паттернов привязанности проведено не в России, а в США, работы опубликованы в профессиональной периодике уже десять лет как, дискуссия в журнале "Психология развития" отшумела. Ажиотаж вокруг темы привязанности в русскоязычных средствах массовой информации тем удивительнее, что публикации, подвергающие сомнению существование паттернов привязанности, давно находятся в открытом интернет-доступе. Давайте вместе прочтём перевод симпатичной статьи Уотерса и Боушейна, в некоторых местах я добавила пояснения и примечания.

Waters E., Beauchaine T.P. Are There Really Patterns Of Attachment? // Developmental Psychology. Vol. 39 (3), May 2003. 423-29.

Описание избегающего, безопасного и сопротивляющегося (АВС) паттерна привязанности в Ситуации с Незнакомцем, данное Мэри Эйнсворт, - оно из наиболее известных и устойчивых открытий в психологии развития. Оно послужило основой для крайне продуктивной исследовательской модели, для стратегий анализа данных, для психодиагностики более старших возрастов и для множества интересных теоретических разработок. В то же время исследователи привязанности были подвергнуты справедливой критике за то, что наблюдения, сделанные в контексте воссоединения ребёнка с матерью, были обобщены в классификацию АВС и стали обобщённо трактоваться как личностные черты, а не как свойства отношений в диаде.
Классификация АВС приобрела такую значимость, что, рассматривая её, удивляешься, почему теория привязанности так мало внимания уделяет вопросу, представляют ли АВС подлинную таксономию или мерный континуум.

Примечание ОВ. Таксономия – это организация по принципу или-или. У ребёнка или русые волосы, или чёрные как смоль, принадлежать одномоментно к обеим группам невозможно. В любом классе можно сразу выделить группу детей с волосами цвета воронова крыла. У остальных обследуемых такого цвета волос не будет.
Мерный континуум – это организация по принципу и-и. У взрослого и седые волосы, и волосы своего цвета. В любом коллективе можно построить континуум, где на одном краю будут люди, с едва заметной проседью, седеющие, полуседые и полностью поседевшие. И волосы своего цвета, и седые обнаружатся у каждого обследуемого, разница в соотношении своих и седых, которое можно измерить.


Не менее удивительно, что так мало дискутируется вопрос о механизмах, создающих различные паттерны привязанности. Анализ паттернов привязанности, проведённый Фрейли и Спикер (
Fraley & Spieker, 2003) уделяет внимание именно этим вопросам. Он также иллюстрирует логику, ценность и трудности методов таксономических изысканий, достойных лучшего изучения психологией развития.

Безудержная нежность к типологии

Одна из главных целей науки – упрощение. Одно из основных упрощений соединяет похожие объекты в группы, категории. Валидная таксономия "разделывает природу по суставчикам". Совершая это расчленение, она приращивает знание, добавляет к описательному – новое. Категории делают мир проще и позволяют в режиме реального времени действовать нашей ограниченной памяти и мыслительным возможностям, - вот почему люди с такой готовностью пользуются правдоподобными и удобными категориальными схемами. Как заметил Гулд (
Gould, 1977), наша западно-интеллектуальная традиция делает акцент на чётких различиях и основополагающих вещах, мы стремимся найти особенное и связать одно с другим, - несмотря на тот факт, что природа часто "явлена нам как неделимое". Вместе с тем, способность улавливать сходство и общее в разных контекстах и по-разному сложных ситуациях, позволяет предвосхищать риски и выгоды на основе всего лишь нескольких черт ситуации. Это один из отличительных признаков человеческого сознания, и одна из причин, по которой нам удалось использовать в своих интересах почти все ниши на планете. Большинство видов животных с готовностью выучивают сходства и различия, важные для жизни в занимаемой ими нише. Но ни одно животное не может сравниться с человеком, - это самый многозадачный и самый обобщающий распознаватель на планете. Медленно передвигающиеся, лишённые панциря и когтей, мы справляемся с задачей выживания благодаря тому, что замечаем сходство между знакомым и незнакомым, помним репрезентации прошлого опыта, предвидим риски и выгоды, оказавшись в новых обстоятельствах. Хотя мы привыкли думать о себе как о разумных существах, способных справиться с любой проблемой, фактически мы лучше всего справляемся с трудностями, предвосхищая возможные осложнения и избегая их. Ключевым для этого является способность абстрагировать признаки и увязывать их в паттерны.

Виды когнитивных структур, подходящих для распознавания знакомого в сложном, его упрощения и предугадывания, - прототипы и стереотипы. Это прекрасный навык дополняет нашу ограниченную память и мыслительную систему, - и это опасность, с которой мы должны быть осторожными. Поскольку мы склонны организовывать опыт в упрощённые категории, предложение таксономии или-или должно быть рассмотрено со всей недоверчивостью и тщательно валидизировано.

Примечание ОВ.
Например, градусник валиден для измерения температуры, линейка валидна для измерения длины, барометр валиден для измерения атмосферного давления. Линейкой нельзя измерить температуру воды, - это невалидный инструмент (не имеющий силы, негодный для решения задачи).
Основные типы валидности: конструктная, критериальная, по содержанию, - изучаются в отрасли психологии, называемой психодиагностикой, поскольку валидизация (англ.
valid – действительный, пригодный, имеющий силу) имеет принципиальное теоретическое и практическое значение при выборе методики исследования и интерпретации её данных. Валидность очерчивает сферу применения методики измерения, валидность отражает уровень обоснованности результатов измерения. Исследование, проведённое невалидными инструментами, лишено всякого смысла.

Отнюдь не потому, что критериально-ключевые гипотезы всегда неверны, - природа (включая человеческое поведение) предлагает бесчисленные примеры подлинных таксономий. К гипотезам о таксономии необходимо относиться недоверчиво, потому что мы с готовностью видит паттерны и типы там, где их нет, и находим упрощения, представляемые типологическим мышлением, весьма приятными. Ложные категориальные схемы (в теории эволюции, физической антропологии, психологии личности, психиатрии) часто сдерживают поиск наглядных инсайтов и замещают очевидные пути решения проблем. Они также служат основой для суеверий, предубеждений и нелепых социальных практик. Мы упрощаем, абстрагируя признаки, гораздо охотнее, чем верим нашим собственным глазам.

Механизмы таксономичности

Большинство поступков – результат многих причин. Совокупный эффект множества причин обычно даёт диапазон индивидуальных различий, которые измеримы и подчиняются нормальному распределению.

Примечание ОВ.
Я напомню вам азы, цитата из книги: Общая психодиагностика. М: Изд-во Моск. Ун-та, 1987. 303 с.
Со стр. 59
Неправомерность онтологизации нормального закона
В традиционной психометрике нормальное распределение выступает в роли инструментального понятия, облегчающего оперирование с данными. Но это не означает, что можно забывать об искусственном происхождении нормального распределения. Традиции западной тестологии, основанные ещё Ф. Гальтоном, предполагают однородность теоретических представлений психометрики и биометрики. Точно так же как происхождение нормального распределения при исследовании вариативности биологических характеристик человеческого (животного) организма связывается с наличием взаимодействия постоянного фактора генотипа и изменчивых случайных факторов фенотипа, так и происхождение межиндивидуальных психологических различий связывается с генетическим кодом, якобы предопределяющим положение индивида на оси нормальной кривой. В действительности же нет никаких оснований приписывать появление нормальной кривой, часто получаемой с помощью специальных статистических непростых процедур, действию механизма наследственности.
В тех случаях, когда на большой выборке нам удаётся получить нормальное распределение без каких-либо искусственных способствующих этому мер, это опять-таки не означает вмешательства генетики. Закон нормального распределения воспроизводится всякий раз, когда на измеряемое свойство (на формирование определённого уровня способностей индивида) действует множество разных по силе и направленности факторов, независимых друг от друга. История прижизненных средовых воздействий, которые испытывает на себе субъект, также подобна последовательности независимых событий: одни факторы действуют в благоприятном направлении, другие – в неблагоприятном, а в результате взаимопогашение их влияний происходит чаще, чем тенденциозное однонаправленное сочетание (большинство благоприятных или большинство неблагоприятных), т.е. возникает нормальное распределение. Массовые исследования показывают, что введение контроля над одним из средовых популяционных факторов (уровень образования родителей, например) приводит к расслоению кривой нормального распределения: выборочные кривые оказываются смещёнными относительно друг друга. Эти результаты служат ярким подтверждением социокультурного происхождения статистических диагностических норм, что одновременно служит основанием для серьёзных предосторожностей при переносе норм, полученных на одной популяции, на другие популяции.
Конец цитаты.


Индивидуальные различия образуют отдельные паттерны или типы только когда вступают в действие специфические механизмы. Это может быть действие регулятивных функций (так получаются паттерны ходьба, рысь, галоп), может быть действие нелинеарных контролирующих систем, представленных в физической среде, и структур в социальном окружении. В целом, гипотеза о таксономичности должна подразумевать проверяемое положение о механизмах, которые объясняют индивидуальные различия, вследствие которые наблюдается таксон, а не интервал мерного континуума.

Ответ на данный вопрос находится в работах Мила (
Meehl, 1973) по теории одного гена шизофрении. Когда предположения о специфических порождающих таксон механизмах делать рано, а также, когда таксономическая структура открывается, а не предсказывается, - вопрос о причинах, определяющих различия, имеет главный приоритет в теоретическом анализе и исследованиях. На практике, о таких причинах в теории редко упоминают.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное