Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск первой недели января 2014 года.

Осенне-зимний семестр 2013 посвящён критике  теории привязанности. Я оформила свои мысли в эссе "Горькая правда о привязанности" и публикую его под копирайтом.

Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

Научное исследование паттернов привязанности проведено не в России, а в США, работы опубликованы в профессиональной периодике уже десять лет как, дискуссия в журнале "Психология развития" отшумела. Ажиотаж вокруг темы привязанности в русскоязычных средствах массовой информации тем удивительнее, что публикации, подвергающие сомнению существование паттернов привязанности, давно находятся в открытом интернет-доступе. Давайте вместе прочтём перевод симпатичной статьи Уотерса и Боушейна, в некоторых местах я добавила пояснения и примечания.

Waters E., Beauchaine T.P. Are There Really Patterns Of Attachment? // Developmental Psychology. Vol. 39 (3), May 2003. 423-29.

Паттерны привязанности: каковы требования теории?

Теория привязанности так тесно связана с Ситуацией с Незнакомцем и классификацией АВС, что многие психологи (и немало авторов учебников) допускают, что это одно теоретическое целое. Фактически же, теория не нуждается в существовании отдельных паттернов привязанности и не предсказывает их. Открытие, что индивидуальные различия в поведении младенцев организованы в отдельные паттерны, может выть важным описательным инсайтом в поведенческой сфере. Оно также ставит интересные вопросы для теории привязанности, не в последнюю очередь о механизмах, которые создают такую таксономичность. Однако ключевое описание Боулби (
Bowlby, 1969), будь то теоретические инсайты или общая логика рассуждений, не увязывается с идеей разной структуры в отношениях привязанности у младенцев.

Логика теории привязанности
Одной из целей Джона Боулби при развитии теории привязанности было сохранение некоторых из гениальных открытий Фройда (
Freud) об отношениях и раннем опыте путём обрамления их в рамки научного знания. Особенно интересными для него были фройдовские взгляды о сходстве отношений младенец-мать и взрослый-взрослый, и идея о том, что опыт ранних отношений обеспечивает прототип для последующих любовных отношений.

Чтобы сохранить эти важные озарения, Боулби для начала заменил фройдовский взгляд на младенца как на зависимого и нуждающегося взглядом на него как на соревнующегося и интересующегося своим окружением. Он также заменил фройдовскую теорию инстинктов теорией, основанной на системах контроля. С фройдовской точки зрения, поведение младенца объясняется инстинктивными влечения, которые на высоком уровне интенсивности "ядовиты", токсичны. Мать необходима и важна в первую очередь оттого, что она нейтрализует действие инстинктов, снижая их интенсивность. Сам Боулби признавал, что данные формулировки являются теоретически сомнительными, поскольку их невозможно проверить эмпирически. Фройдовские формулировки игнорируют сензитивность младенцев к окружающей их среде, к контексту, к прошлому и настоящему опыту. В постулатах о системах контроля Боулби нашёл более строгую и эмпирически доступную теоретическую базу, объясняющую к тому же сензитивность и бесспорную целенаправленность младенческого поведения.

Системы контроля – устройства, которые осуществляют мониторинг и интеграцию информации и запускают поведение, которое поддерживает отношение системы ко всему, связанному с поставленной целью. Боулби определил "поставленную цель" системы привязанности как степень близости или доступ к заботящемуся лицу. Шроуф и Уотерс (
Sroufe & Waters, 1977) предложили ощущение безопасности, вместо дистанции и доступности как таковых. Боулби признавал, что, хотя модель систем контроля обеспечила альтернативу фройдовской теории драйвов, её можно критиковать за то же самое, одна магия заместила другую, - потому что мы пока не может объяснить, что это за системы контроля. За объяснениями он обратился к этологии и эволюционной теории. Боулби привёл широкий ряд примеров из жизни животных, иллюстрирующий эволюционные различия между видами в обучаемости. Он соединил вместе системы контроля, которые организуют сложные паттерны хищничества, ухаживания, выхаживания потомства, территориальности, структуру окружающей среды и обучаемость. Боулби предположил, что природа устроила так, что у людей обучаемость увязана с привязанностью, когда ребёнок находится в среде заботящихся о нём лиц. Его подход подчёркивает роль опыта в развитии привязанности. Качество и количество заботы неизбежно варьирует от одного воспитателя к другому. Соответственно, у младенцев существуют индивидуальные различия в развитии текущих характеристик систем контроля за безопасностью. Это означает, что младенцы будут различаться по способности использовать заботящихся о них в качестве "надёжной базы" в разные моменты времени и в разных контекстах. Это не означает, что указанные различия будут организованы в паттерны.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное