Сказки - подсказки

  Все выпуски  

Сказки - подсказки


Привет! Ну, вот, наконец-то мы встретились снова. И у меня есть для тебя  новые сказки, точнее, целый цикл. Первая история начинается так:

Летним солнечным днем бежал по лесной тропинке ежик. Вдоль нее стояли деревца, которые весело перешептывались листочками. В ветвях щебетали говорливые птицы, под деревцами кружили жуки-спортсмены, устраивая соревнования на скорость и дальность полета. Трудолюбивые пчелки деловито собирали нектар с цветов, а безрассудные стрекозы носились, как угорелые, лишь изредка присаживаясь на гибкие травинки, чтобы слегка отдохнуть.

Но ежик ни на что не обращал внимания. Быстро-быстро перебирал он своими лапками, временами останавливаясь и принюхиваясь. Что за дела были у ежика, и к чему он принюхивался, мы не знаем. Да он и сам забыл, когда на опушке встретил невиданное в его родных местах существо, на которое, можно сказать, почти наткнулся.

От неожиданности ежик остановился, как вкопанный, а через мгновение свернулся клубочком – на всякий случай: хоть зверь невиданный и был невелик, да кто его знает, чего можно ожидать от незнакомца, ведь по всему видать, что он чужой. А пришелец тоже втянул голову в панцирь и  прикинулся камушком. Ты, наверно, сразу догадался, что это была черепаха. Но ежику-то откуда было об этом знать!

В молчаливом напряжении повстречавшиеся провели немало времени: прямо друг против друга лежали колючий комочек и гладкий камушек, и каждый боялся. Совсем неудивительно: неизвестность часто пугает, от нее напрягаются и, бывает, замирают, прежде чем либо убежать, либо двинуться навстречу. Замечал? Но напряжение, как и замирание, не может длиться вечно. Вот и нашим героям оно, наконец, порядком надоело. В голове у черепахи возникла мысль… Нет, сначала не мысль, а восклицание: «Ой!» Точнее, не так, а вот как: «о-о-о-й-й-й!». Ты, конечно же, знаешь о медлительности этого животного. Так вот, представь себе, что в голове у нее наблюдается такой же неторопливый темп.

Но после этого «о-о-о-о-й-й-й» она подумала: «А что же дальше-то делать?». Пока черепаха размышляла, бойкий ежик изошелся любопытством: «Так-так-так, - прикидывал он так же быстро, как до того перебирал лапками, пробегая по лесной тропинке, - так-так-так: если бы зверь был опасный, он бы на меня уже набросился. Или он такой хитрый, что только и ждет, когда я развернусь из защитного клубка? А вот если я сейчас ка-а-к встану на ноги – и сразу наутек, а?.. Но тогда этот незнакомец для меня навсегда останется тайной. Что, если поглядеть одним глазком? Ну, только на секундочку?».

И черепаха еще не успела додумать свою мысль, как ежик уже выполнил намерение. Увидев неподвижный камушек, он решил проявить отвагу. Прихватив, на всякий случай, одной лапкой лежавшую поблизости веточку (для самообороны), храбрец отправился в обход: сначала совершил большой круг, потом второй – поменьше, и, в конце концов, подошел вплотную и принялся обнюхивать «предмет».

Почуяв поблизости чье-то дыхание (а у ежика, как тебе известно, оно особенное, посапывающее), черепаха, так и не додумав свою мысль, чуть-чуть высунула головку из-под панциря. Ежик запыхтел от удивления: «Пых-пых-пых, что за невидаль в наших местах объявилась?» и спросил: «Эй, зверь неведомый, зверь невиданный, ты страшный или нет?». Черепаха молчала, - ну, ты ж понимаешь, она соображает не очень быстро…

- Чего молчишь-то? – спросил осмелевший ежик.

- Я… я… я не зверь. Я – черепаха.

-Чере…через что? – снова удивился ежик.

- Че-ре-па-ха.

- А ты страшная черепаха или нет? Ты ежиков ешь?

- А кто это такие – ежики?

- Это такие, как я. Нас здесь, в лесу, много, но меня знают все. – И он горделиво приосанился на задних лапках. 

- Не-е-е, - протянула незнакомка, - ежиков я не ем. Я вообще никого не нем, я… это… как это… рас-ти-тель-но-яд-на-я. Однажды я слышала, как меня так называли. Я вообще много умных слов знаю, похвалилась она.  

Но ежик пропустил эти слова мимо ушей, потому что интересовало его совсем другое, и это другое ему понравилось:

- Вот это хорошо. Вот это славно. Я тоже черепахов не ем.

- Кого-кого?

- Черепахов. Ты ж сама сказала, что черепаха.

- Надо говорить не «Черепахов», а «черепах». Запомни, это важно.

- Ладно, запомню, - пообещал ежик, хоть про себя и подумал: «Какая разница!?». Но ему не хотелось препираться, потому что разбирало любопытство: «Откуда ж взялась в здешних местах такая диковинка. И он так прямо и спросил: «Откуда ты взялась, черепаха? У нас таких, как ты, никогдашеньки не бывало».

Черепаха молчала. Сначала она просто молчала, потом глаза ее затуманились, и пара крупных капель медленно скатилась с них на траву.

- Да не реви ты, - сказал ежик, - лучше расскажи толком.

- О-о-о-о, это очень печальная история… - грустно заметила черепаха. И, помолчав, добавила с горечью в голосе: «Это история о низком коварстве»…

Ну, вот, на сегодня и все. Это всего лишь начало истории, а каково будет продолжение, ты можешь, как всегда, придумать сам. Или не придумывать, - как захочешь. Обещаю, что расскажу о том, что было дальше, очень скоро.

А пока попробуй сделать вот что. Сев поудобнее, напрягись всем телом и замри. А когда не сможешь больше выдерживать напряжение, - резко сбрось его, расслабившись до предела. Чтобы достигнуть максимального напряжения, можно сплести ноги, сплести руки и, сложив в «замок» ладони, еще и вывернуть их, подтянув к себе и направив от себя.

Зачем я предлагаю? Считается, что один из лучших способов стряхнуть  с себя усталость.

До скорой встречи! 

Валя 

Архив Рассылки 2011-02-24 10:48

В избранное