Все выпуски  

Новости ЦАИ 10 января


НОВОСТИ
ЦЕНТРА АПОЛОГЕТИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ

6-10 января 2019 года


ОГЛАВЛЕНИЕ:


МОРМОНЫ

Старейшина Свидетелей Иеговы приговорен к тюремному заключению

Томас Брайан Дженкинс

В среду Церковь Иисуса Христа Святых последних дней объявила — ну пусть не совсем объявила — о важных изменениях в своих храмовых обрядах.

Иначе говоря, Интернет наводнили слухи о беспрецедентных изменениях в церемонии облечения (эндаумента) — особенно в части гендерных ролей. Однако церковь СПД всего лишь подтвердила, что некие изменения были внесены и призвала мормонов не обсуждать эти изменения публично, а в остальном хранит глухое молчание о том, что произошло.

Газета The Salt Lake Tribune со слов очевидца, который прошел через храм в среду, сообщает, что изменению подверглись важные моменты:

УПРАЗДНЕНО: обещание женщин повиноваться мужьям, поскольку мужья повинуются напрямую Господу; мужчины больше не являются посредниками между женщинами и Богом в храме.
РАСШИРЕНО: роль Евы, у которой раньше не было никаких слов после изгнания из Эдема; теперь же она, как говорят, более многословна, чем сатана.
ОБЪЕДИНЕНО: мужчины и женщины вступают в завет служить Богу вместе, произнося одинаковые обещания, а не порознь, немного разными словами.

За минувший день я слышала рассказы и других людей посетивших храм, и изменения, по их словам, довольно значительны. Это не просто смена декораций, а полная переработка многих аспектов храмовой церемонии. Если не вдаваться в подробности, в число изменений, насколько я поняла, входят:

  • упрощение ритуальных облачений и правил их ношения;
  • сокращение общей продолжительности церемонии за счет упразднения или редакции некоторых ненужных повторов;
  • новый объясняющий видеофильм, который прежде представлял собой не живые съемки, а последовательность картинок с закадровыми пояснениями;
  • гендерное равенство в языке обряда запечатывания, невеста и жених теперь, судя по всему, дают друг другу одинаковые обещания.

Меня очень радуют эти перемены — особенно касающиеся женщин. Когда я брала у людей интервью для исследования The Next Mormons, мне встретилось несколько женщин, чей опыт посещения храма был негативным. Вот, что я тогда написала, и, к счастью, эти сведения устарели всего через два месяца после публикации:

Речь о гендерном неравенстве в моих беседах заходила удивительно часто: женщины (и почти всегда именно женщины) рассказывали, какие неприятные чувства вызывали у них те самые части церемонии, которые не понравились Миранде: обещание повиноваться мужьям, в то время как мужья, в свою очередь, обещали повиноваться напрямую Богу; слова о том, что они будут царицами и священницами для своих мужей, в то время как мужья будут царями и священниками Богу; необходимость закрывать лица во время молитвы; изображение Евы как подвластной Адаму; необходимость открывать мужьям свои священные имена, не получая в ответ священных имен мужей...

Некоторые женщины сказали, что акцент храмовой церемонии на служении женщин мужьям, которые в свою очередь служат Богу, не соотносится с их реальной супружеской жизнью (или, в нескольких отдельных случаях, с жизнью, которую они надеются иметь). Не согласуется он и с теми прежними взаимоотношениями с Богом — непосредственными, прямыми, любящими, — которые их учили взращивать с помощью мормонских учебных занятий, лагерей и учебных программ. Язык храмовой церемонии, который в этом отношении, по существу, не менялся с тех пор, как облечение было учреждено в XIX веке, воспринимается как пережиток прежних веков.

Что ж, теперь «пережиток прежних веков» был изменен и лучше отражает равное положение женщин перед Богом. Я уже писала о том, как я этому рада?

Но вот, что меня не радует. До меня доходят сведения, что обновленная храмовая церемония начинается с официального заявления, в котором руководство церкви СПД просит членов церкви не обсуждать сам факт изменений.

Если это правда, секретность, справедливо окружавшая три стороны церемонии облечения: знаки, жесты и священные имена, которые мормоны обещают не обсуждать вне храма, — распространяется на все происходящее в храме без исключения.

Странно здесь то, что — во всяком случае, насколько я понимаю, — знаки, жесты и священные имена никаких изменений как раз не претерпели. (Поправьте меня, если я ошибаюсь — я еще не была в храме на этой неделе, чтобы увидеть перемены собственными глазами.) Поправки были внесены в другие части церемонии, которые не связаны с этим священным триумвиратом.

Заявление руководства церкви СПД лишает нас возможности говорить о том, что эти изменения представляют собой важный пример продолжающегося откровения. Я могу понять желание руководителей избежать, насколько возможно, упоминания об изменениях в новостях (хотя в 2019 году это заведомо проигранная битва) и могу понять нежелание объяснять то, что не выразить словами. Один из даров храма всегда заключался в том, что мы вправе реализовать свою свободную волю в молитве, чтобы понять смысл этой тайны; никто из руководства не диктует нам ее понимание.

Однако в данном случае полное радиомолчание неуместно. Как написала вчера в своем блоге Эмиле Дженсен, нежелание обсуждать изменения причинит особенный вред женщинам. После того, как заявление Первого Президентства в среду вновь подчеркнуло, что храмовые «таинства священны и не должны обсуждаться вне храма», статья Эмили была удалена с сервера, но она дала мне разрешение перепечатать здесь большой отрывок. Я думаю, что она рассуждает очень здраво:

Столько, сколько существуют храмовые таинства, женщины в Церкви Иисуса Христа Святых последних дней несли на себе груз заветов и поступков, видимо расходившихся со многим из того, чему их учили за пределами храма о взаимоотношениях с божественным и вечным.

Теперь все изменилось. Начиная с сегодняшнего дня, побывав в храме, вы обнаружите, что церемония облечения стала короче. Некоторых частей, касающихся женщин, в том числе формулировок завета, в ней больше нет.

Мы должны принять эти изменения. Ведь если этого не сделать, мы как церковь по-прежнему будет принуждать женщин нести на себе тяжкий груз непонимания, правы ли они.

Некоторые женщины, наверное, спрашивают себя, не ошиблись ли они, когда получили сильные свидетельства о том, каким конкретно образом их в храме (до сих пор) учили об обретении божественности. С другой стороны, некоторые женщины, которые ставили под сомнение храмовое учение, но заглушали в себе эти сомнения из послушания, чтобы получить будущие благословения для себя и своего потомства, сейчас, возможно, ощутят облегчение после многих десятилетий ненужных и иссушающих душу жертв.

Из поколения в поколение женщины учили своих дочерей и внучек, которые во время первого прохождения храма смотрели на них вопрошающим взглядом, что эта конкретная форма таинства необходима для спасения. Что стоит делать даже то, что кажется неправильным, чтобы обрести правильное — так же, как стоил того выбор, сделанный Евой в Эдемском саду. Теперь эти женщины будут спрашивать себя, не ошибались ли они.

В каком-то смысле церковь СПД требует, чтобы мормоны просто приняли эти перемены без лишних вопросов; до сих пор в отношении прежних изменений существует некий благонамеренный оруэлловский «новояз» — такое ощущение, будто руководство оптимистично полагает, что прошло попросту сотрется у нас из памяти, если мы не будем о нем говорить. Желание сосредоточиться на светлом будущем замечательно — но только не ценой отрицания боли, причиненной в прошлом, будь то многоженство, расизм или, как теперь, гендерные роли в храме.

Как пишет Эмили:

Я отказываюсь тупо быть благодарной за то, что эти изменения были внесены. Я не желаю, чтобы мужчины в церкви говорили мне, будто они всегда символически понимали то, что говорилось в храмовой церемонии о гендерных вопросах, и уверяли меня, что рады новым переменам, и что нам нужно просто беззаботно двигаться вперед. Сколько раз уже женщинам и другим озабоченным членам церкви говорили: «Если бы вы только понимали истинный смысл храма, вы не мучались бы этими вопросами и сомнениями».

Итак, ради женщин, с которыми я беседовала, и которым храмовая церемония причинила страдания, я буду говорить об этих новых изменениях — более того, я собираюсь кричать о них во всеуслышание. Я надеюсь, что в будущем они станут катализатором положительного священного опыта в будущем для многих молодых женщин, когда они почувствуют свою равную ценность с мужчинами в храме. Я также надеюсь, что некоторые женщины, побывавшие в храме прежде, и решившие, что это «не для них», услышат о переменах и отважатся на еще одну попытку.

RNS, 03.01.2019


ВНИМАНИЕ:

Центр апологетических исследований и лично ведущий данной рассылки
не обязательно разделяют мнение авторов новостных статей,
приводимых в этой подборке. Ответственность за точность приводимой информации
лежит на авторах оригинальных материалов. Вы можете узнать наше мнение по затрагиваемым
вопросам, написав нам по адресу, указанному ниже.


Центр апологетических исследований
191186, Россия, Санкт-Петербург, а/я 100
russia@apologetika.ru


В избранное