Все выпуски  

Крестовый поход (НЕ Святое Письмо) Часть [6-9] :: 4. ПЯТЬ КНИГ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР.


 
КРЕСТОВЫЙ НЕ Святое
ПОХОД Письмо
Вы читали Библию? Наверняка, нет. А если читали, то не внимательно и не в полном обьеме. А теперь - улыбнитесь, садитесь в кресло и внимайте. Ингвар, он же автор Графомании (книги ни о чём) специально для Вас подготовил критическо-юмористический подробный анализ Библии от начала до конца.
почитать: | 1. В РУЖЬЕ! | 2. КАК МЫ СТАЛИ ЛИЦЕМЕРАМИ. | 3. ЕДИНОНАЧАЛИЕ
4. ПЯТЬ КНИГ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР [1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12] | 5. МИР СОДРОГАЕТСЯ [1,2,3,4,5,6,7] 6. ЦАРИ [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9]

     ...продолжение / почитать предыдущий выпуск

6. ЦАРИ
часть [6-9]

        Месть свершилась. Насильник погиб. Убийца эмигрировал из Израиля. Все остальные царевичи в страхе забились по своим дворцовым спальням. Давид три года погрустил, а потом перестал - свыкся.
        Иоав Давыдович заметил, что царь не серчает больше на Авессалома. Он нашел бездомную бродяжку поумнее и велел ей разыграть перед царем репризу, которую сам же и сочинил. Женщина приняла жалобный вид и явилась в царский дворец. Давид спросил ее, что случилось.
        Женщина рассказала душераздирающую историю о том, что у нее, вдовы, было два красавца сына, на которых она нарадоваться не могла. И вот, недавно они поссорились из-за пустяка. Слово за слово, один сын убил другого и зарыл на фамильном поле. Члены рода потребовали смерти братоубийцы, но вдова не могла с этим согласиться. Потерять двух сыновей - это слишком. И теперь она просила помощи у царя.
        Царь успокоил женщину, как мог, и пообещал, что никто не тронет ее единственного сына. Женщина не успокоилась, а стала спрашивать: почему же сам царь не поступит таким же образом и не помилует своего сына Авессалома. Давид задумался.
        - Ты не выполняешь ли просьбу Иоава, женщина?
        - Выполняю, государь. Он попросил меня, а я согласилась.
        Давид вызвал Иоава и велел ему разыскать Авессалома. "Пусть живет во дворце, но видеть его я не желаю". Иоав привел Авессалома в Иерусалим. Так он и жил во дворце, не встречаясь с царем.

        Авессалом был редким красавцем. А волосы были его гордостью. О его чудесной шевелюре знал весь Израиль. Пришло время, Авессалом женился. У него родились три сына и одна дочь, Фамарь. Он выдал ее за своего племянника, Ровоама Соломоновича. По еврейским меркам кузены уже почти и не родственники.
        Время шло. Уже два года жил Авессалом в Иерусалиме, а царского лица не видел. Он позвал Иоава, чтобы использовать его в качестве дипломата. Иоав отказался идти к брату. Тогда Авессалом приказал своим слугам сжечь поле несговорчивого Иоава. На эту выходку брат среагировал - мгновенно прибыл для переговоров.
        Решительность Авессалома испугала Иоава, он отправился к царю. Примирение состоялось. Давид закрепил его крепким отцовским поцелуем. После этого Авессалом взбодрился и взглянул на жизнь просветленным взглядом. Завел себе конюшню, большой парк колесниц и 50 штатных скороходов.
        Кроме того, он начал активно участвовать в общественной жизни. На рассвете занимал позицию у дворцовых ворот и перехватывал просителей, которые приходили к царю с тяжбами изо всех провинций. Выслушивал их просьбы, сочувственно кивал головой и говорил, что у царя руки не дойдут до их горестей. Вот если бы он, Авессалом, был израильским царем, тогда совсем другое дело - в стране не осталось бы обиженных. Справедливость воцарилась бы в отдельно взятом Израиле.
        Народ полюбил Авессалома за такое душевное отношение к трудовому еврейству. Время шло. Сорок лет Давид правил Израилем. Сорок лет Авессалом торчал столбом у дворцовых ворот. Однажды он вспомнил, что обещал принести богу жертву, если он позволит ему вернуться из ссылки в Иерусалим. Как говорится, сорок лет - не срок, и лучше поздно, чем никогда. С этим он и пошел к Давиду.
        Царь благосклонно выслушал богобоязненного сына и разрешил ему следовать в Хеврон - для выполнения давнего обета. Авессалом взял с собой двести сторонников и пошел в Хеврон. По провинциям же он разослал "прелестные письма", в которых советовал его сторонникам с получением условного сигнала возвестить народу о воцарении Авессалома в Хевроне.
        Обыкновенный заговор, которых было много в прошлые времена. У Авессалома оказалось очень много сторонников. Давид, узнав о путче, испугался до смерти. Он собрал всю свою семью, двор и бежал из города. Оставил десять наложниц во дворце - на хозяйстве. Вышли из города и направились к пустыне. Но на всякий случай заслал к Авессалому своего друга под видом перебежчика - шпионить.
        Авессалом вошел в Иерусалим с войском, состоящим из его сторонников. Ему достался дворец, царские наложницы, скиния с ковчегом и все остальное. Давид с единомышленниками брел к пустыне. По пути он встречал не только доброжелателей. Некоторые встречные злословили по поводу его низложения, вспоминали ему уничтожение всего рода законного царя Саула, бросали в него камни, плевали в его сторону, называли кровопийцей и говорили другие нехорошие слова.

        Царевич не терял времени зря. Он раскинул свой шатер на крыше царского дворца, привел туда десять царских наложниц и по очереди всех изнасиловал "на глазах всего Израиля". Авессалом, конечно, был решительным малым. Но тупым до безобразия. То, что его отец оставил во дворце своих наложниц, не показалось ему странным. А должно было! Но вот момент: публично обесчестить царских жен ему посоветовал тот самый шпион - царский друг, притворившийся перебежчиком и дезертиром.
        Давид не собирался сдаваться без боя. Конечно, его считали узурпатором и он не был Сауловичем. Но и к Авессалому род Саула не имел никакого отношения. Шансы уравнялись после публичной "групповухи" на дворцовой крыше. Я бы даже сказал, что Давид получил некоторое преимущество - в моральном плане.
        Началась гражданская война. Сторонники Авессалома гонялись за Давидом и его людьми по всему Израилю, а те - прятались. Обычное дело. Интересный момент - Авессалома поддержали все старейшины израильских племен. С Давидом остались только иудеи.
        Состоялась битва. Как удалось маленькой группе иудеев разгромить большое войско израильтян - это окутано мраком. Авессалом бежал с поля боя на своем муле. За ним бросился Иоав со своими людьми. В пылу погони Авессалом въехал в лес и запутался волосами в ветвях дуба, да так крепко, что остался висеть под деревом, как кукла.
        Возможно, это был не дуб, а очень развесистая клюква. Тем не менее, Иоав и десять его людей окружили висящего Авессалома и расстреляли его из луков. Мораль сей басни такова: никто, даже царевич, не может безнаказанно насиловать царских жен и жечь нивы другого царевича. Давид победил, но в Иерусалим не спешил.
        Давид узнал о смерти узурпатора и очень долго плакал. Иоав узнал об этом и пришел в царские покои. Он сказал рыдающему монарху мудрые слова: "Ты привел ныне в стыд всех слуг твоих, спасших тебе жизнь твою и жизнь сыновей и дочерей твоих, и жизнь жен и наложниц твоих. Ты ненавидишь любящих тебя и любишь ненавидящих тебя, ибо показал сегодня, что ничто для тебя и вожди и слуги. Сегодня я узнал, что если бы Авессалом остался жив, а мы все умерли, то тебе было бы приятнее. Встань, выйди и поговори к сердцу рабов твоих, ибо клянусь Господом, что если ты не выйдешь, то в эту ночь не останется ни одного человека. И это будет для тебя хуже всех бедствий, какие находили на тебя от юности твоей и доныне".
        Давид послушал своего сына, вышел к дворцовым воротам и сел на землю. Люди узнали об этом, и пришли повидать своего царя. НО! К нему приходили только иудеи. Израильтяне разошлись по домам. Они уже помазали Авессалома и не признавали более Давида. Давид начал обещать израильтянам разные уступки - торговаться. Пообещал сместить Иоава с поста военачальника. Пообещал амнистию всем, поддержавшим Авессалома в его заговоре. Много чего пообещал. Наконец договорились. Царь поехал к Иерусалиму.
        Из столицы его вышел встречать хромоногий Мемфивосфей Саулович! Теперь понятно, почему израильтяне не радовались победе Давида над узурпатором.
        - Почему ты не пошел со мной в мое изгнание?
        - Я хромаю на обе ноги, если ты забыл. У меня было большое желание последовать за тобой верхом на моем любимом ослике, но мой слуга куда-то его спрятал - вот стервец!
        Тему замяли. Итак, Давид воцарился опять. Во время всенародного примирения израильтяне укоряли иудеев в том, что хотя их меньшинство, они считают себя главнее израильтян, которых все-таки большинство.
        Израильтяне сказали иудеям:
        - Зачем вы похитили царя?
        - Затем, что царь ближний нам.
        - Мы десять частей у царя. Мы более, нежели вы. Зачем же вы унизили нас?
        "Но слово мужей Иудиных было сильнее, нежели слово израильтян".
        Со времен Моисея это противостояние не прекращалось. Проходили века, а вражда оставалась враждой.

        Примирение все не наступало. Человек, который бросал камни в царя, не успокоился даже после возвращения Давида в Иерусалим. Этот человек, которого звали Савей, призвал израильтян покинуть царя и разойтись по своим шатрам. Израильтяне последовали его призыву, с Давидом остались лишь иудеи.
        Давид в это время не беспокоился о том, как ему объединить народ. Его больше волновало, как поступить со своими наложницами, которым он приказал оставаться во дворце в дни мятежа, и которые ему уже вроде как и не наложницы. Думал, думал и придумал. Десятерых женщин заперли в башне и содержали под стражей до самой смерти. Такова плата за верность.
        Когда дверь башни захлопнулась, Давид приказал Амессаю собрать всех иудеев в Иерусалиме. Амессай поехал собирать народ, но замешкался. Давид послал ему вдогонку Иоава с гвардейцами. Иоав очень быстро нашел медлительного Амессая. Подошел Иоав к Амессаю, обнял и поцеловал.
        - Где ты пропадал, брат? Мы уже волноваться начали. Ты здоров ли?
        Амессай набрал в грудь воздуха, чтобы ответить повежливей на такие нежные речи, но говорить ему не пришлось - меч Иоава вошел в его брюхо по самую рукоять. Амессай посмотрел на свои кишки, валяющиеся в пыли - и умер. Иоав обтер меч полой рубахи и молча кивнул своему брату Авессе.
        Иудеи попрыгали на мулов и тронулись в путь - мятежного Савея отлавливать. Один из гвардейцев Иоава сбросил тело Амессая на обочину и провозгласил краткий спич о пользе для здоровья, которую приносит верность своим правителям. Все израильтяне, видевшие этот случай, предпочли ловить с иудеями Савея, чем валяться с распоротыми животами в придорожных канавах.
        Савей укрылся в Авеле. Иудеи и примкнувшие израильтяне осадили город и начали возводить вал вокруг крепостной стены. На стену вышла жительница Авеля и позвала Иоава на переговоры. Иоав вышел на вал.
        - Чего тебе, женщина?
        - Это я хочу спросить - чего вы хотите, ребята? Осадили город, а что вам нужно, не говорите.
        - Нам нужен Савей, предавший Давида.
        - И всего-то? Господи, а шуму наделали. Будет вам Савей.
        Женщина пошепталась со старейшинами. Старейшины, выслушав ее, дружно закивали головами. Через пять минут голова Савея перелетела через крепостную стену и упала к ногам Иоава.
        - Этот? - хитро прищурилась женщина со стены.
        Иоав посмотрел в стекленеющие глаза головы Савея и вздохнул. Пришлось уходить - с головой, но без трофеев.

        У израильтян начался голод. Для тех мест неурожаи - обычное дело. Давид решил посоветоваться с богом.
        - За что голодаем на этот раз?
        - За Саула. Он убил гаваонитян из Гивы. Они хоть и необрезанные, а все же нехорошо.
        Классический случай вранья. Во-первых, Саул сам родом из Гивы. Во-вторых, главным его грехом было милосердное отношение ко всем необрезанным. За это его Самуил от церкви отлучал. За это его бог проклинал. И, наконец, главное - Саул за всю свою жизнь не убил ни одного гаваонитянина. Все это так, но кто слышал: что спросил Давид и что ответил ему его бог? Они ведь стоили друг друга.
        Итак, Давид вызвал к себе гаваонитян и спросил, чего они хотят за смерть своих земляков. Они хотели малого - публичной казни семерых потомков Саула. Ларчик начинает открываться.
        Давид пощадил только одного потомка Саула - Мемфивосея, который хромал на обе ноги и к тому же был сыном его любовника Ионафана. Он выбрал двух сыновей Рицпы, которая родила их от Саула. Странно, что ее называют матерью самого Мемфивосфея. Получается, что с нею спали Саул и его сын - Ионафан. Или речь идет о тезках?
        Еще Давид отобрал для образцово-показательной казни пятерых сыновей Мелхолы, своей возлюбленной жены, о которой он не мог забыть во все дни своего изгнания и укрывания по пещерным туалетам. Этих пятерых ребятишек, оказывается, Мелхола родила от Адриэла. Странное дело, но Адриэл был мужем Меровы, старшей дочери Саула, которую Давид в свое время не захотел брать в жены.
        Итак, семерых возможных претендентов на престол публично повесили. После этого их прах присоединили к костям Саула и Ионафана, и с почестями перезахоронили в царской гробнице. Как говорится, конкуренция завершилась. Никто не мог занять теперь трон - кроме потомков самого Давида.

        Будни продолжались. Опять война с филистимлянами - обычное дело. Давид вышел на войну и утомился. Старость - не радость. Перед битвами происходили поединки. Автор описывает три поединка в этой войне. В одном из них с филистимской стороны участвовал - кто бы вы думали? Голиаф собственной персоной. История повторилась. Почти. На этот раз великана убил не Давид, а некто Елханан. Давиду же придворные запретили вообще выходить на поле битвы - чтобы не угас светильник Израиля.
        Давид на всю жизнь сохранил свой дар музыканта - он был неплохим рокером (по нынешним меркам). В библии сборник его хитов, который называется "Псалтырь", составил отдельную книгу. Но тут приводится один из его шедевров, который не вошел в биллборд.
        Господь - твердыня моя и крепость моя. Это для зачина.
        Объяли меня волны смерти, и потоки беззакония устрашили меня.
        Цепи ада облегли меня, и сети смерти опутали меня.
        Достаточно традиционно. Но вот Давид начинает петь о своих достоинствах.
        Ибо я хранил пути Господа и не был нечестивым перед Богом моим.
        Ибо все заповеди Его предо мною, и от уставов Его я не отступал.
        И был непорочен пред Ним, и остерегался, чтобы не согрешить мне.
        Очень правдиво, не так ли? Какой хороший парень, этот Давид! Честный, праведный, богобоязненный. Может, враки про него написаны в книге, которую мы читаем? Зачем тогда поместили описание его "подвигов" в библию? Если это не так, то остается предположить, что именно такими были и остаются идеалы евреев, а заодно и христиан, коль никто не считает их злодейством, но восхваляет, как дело богоугодное.
        Я гоняюсь за врагами моими и истребляю их
        И не возвращаюсь, доколе не уничтожу их
        И истребляю и поражаю их
        И не встают и падают под ноги мои.
        Все это ему удается с божьей помощью. Ну и, конечно же, с помощью смекалки, вероломства и предательства.
        Ты обращаешь ко мне тыл врагов моих
        И я истребляю ненавидящих меня.
        Они взывают, но нет спасающего, - ко Господу,
        Но он не внемлет им.
        Я рассеиваю их, как прах земной,
        Как грязь уличную, мну и топчу их.
        "Милость к падшим призывал". Такие песни мне нравятся больше. Но вот еще один очень характерный штрих - о захвате власти.
        Ты сохранил меня, чтобы быть мне главою над иноплеменниками.
        НАРОД, КОТОРОГО Я НЕ ЗНАЛ, СЛУЖИТ МНЕ.
        Когда вам расскажут про единый народ, который возглавил его верный сын Давид, плюньте этому говоруну в лицо.
        Бог, мстящий за меня и покоряющий мне народы?
        За то я буду славить Тебя, Господи, между иноплеменниками.

        После этого была еще одна песенка, предсмертная. Ничего особенного. Потом автор перечисляет имена храбрецов из войска давидового. Их всего трое. Зато они прославились мародерством - обирали трупы филистимлян на поле брани. А еще они принесли Давиду воду из вражеского источника, когда царю захотелось попить. Но царь не оценил их мужества - вылил на землю воду, добытую с риском для жизни, ибо она имела привкус крови.
        Вот еще один герой. Ванея, сын Иодая. Прославился тем, что убил льва в снежное время. Что в Палестине встречается чаще - львы или снежные сугробы? За такие подвиги Давид сделал его своим приближенным. Кроме трех храбрецов у Давида было тридцать семь силачей. Немало.

        Но бог опять разозлился на израильтян. Он приказал Давиду провести перепись населения в Иудее и Израиле. В Израиле оказалось восемьсот тысяч боеспособных мужчин, а в Иудее - пятьсот тысяч.
        Итак, Давид выполнил приказ бога, но оказалось, что это было большим преступлением. Бог предложил Давиду самому выбрать себе наказание за то, что он провел перепись населения. Давид, конечно, противоречивая личность. Но его бог - типичный шизофреник.
        А что за наказания? Из чего выбирать? Выбор небольшой - семь лет голода в стране, три месяца побегов от врагов или три дня моровой язвы. Давид выбрал моровую язву. Три дня - не три месяца, и тем более не семь лет. За три дня болезни умерло 70 тысяч человек.
        Бог увидел, что Давид испугался и остановил наказание. Наказание за то, что царь выполнил его приказ. Странно все это.

продолжение следует...

написать автору

Автор произведения - Ингвар, 2005 || e-mail || || фото автора || ИЗДАТЕЛЮ


По вопросу издания книг Ингвара обращайтесь по номеру:
+38063 7705555 (Анатолий Мельник, литературный агент Ингвара)


В избранное