Все выпуски  

Крестовый поход (НЕ Святое Письмо) 25.09 | 5. ЦАРИ, часть [5-10]


 
КРЕСТОВЫЙ НЕ Святое
ПОХОД Письмо
ВНИМАНИЕ! Возможна путаница с ссылками
Хочу вновь напомнить Вам, что в связи с доработкой автором нескольких первых глав книги, возможно возникновение нерабочих ссылок в предыдущих выпусках рассылки!

Просьба начинать просмотр и чтение книги с титульной страницы:
http://dovidka.if.ua/poxod

Также появилась возможность скачать оригинал библии и при желании сравнить написанное с критикой автора (если кто-то из Вас сомневается в искренности Ингвара). Скачать библию можно здесь.

С уважением, Анатолий Мельник
литературный агент Ингвара

     ...продолжение / почитать предыдущий выпуск

5. ЦАРИ
часть [5-10]

        ТРЕТЬЯ КНИГА ЦАРСТВ

        Давид превратился в ворчливого старика. Он никак не мог согреться, в старческих костях засел предсмертный холод. Царь кутался в халаты, но озноб не проходил. Придворные решили найти ему грелку - во весь рост. Начали искать девушку покрасивше. Нашли кандидатку по имени Ависага. Но царь "не познал ее". Видимо, старость привела не только к ознобу.
        
Адония Давидович, который считал себя главным претендентом на трон, решил, что пора ему привыкать к царской жизни. Завел себе царский выезд - колесницы, всадники, пятьдесят скороходов. Все, как у людей. В смысле, у царей.
        Давид делал вид, что не замечает выходок сына. Адония был красив, весь в покойного Авессалома. Адонию поддержали Иоав и священник Авиафар. (Есть в этом имени нечто воздухоплавательное, правда?)
        В притязаниях Адонии не было ничего удивительного. Он был старшим из царских сыновей, оставшихся в живых. К тому же, его мать была законной женой, а не шлюхой - стриптизершей, прыгнувшей в царскую постель при живом муже.
        Назревал заговор. Священник Садок, Ванея, пророк Нафан, Семей, Рисий не хотели видеть Адонию на троне.
        Адония устроил большое жертвоприношение и закатил пир, на который пригласил всех своих братьев и придворных. Интересно, что все придворные в Израиле были иудеями. Но вот Нафана, Ванею и брата своего, Соломона, он не стал приглашать. Становится ясно, кто был вторым претендентом на трон.
        Пророки, как мы уже заметили, всегда имели влияние при иудейском дворе. Нафан не был исключением. Он зашел к Вирсавии, матери Соломона, поболтать за чашечкой чая. Как бы между прочим, он спросил ее, не слыхала ли она о том, что Адония метит в цари и даже ведет себя, как царь. Вирсавия была сильно удивлена. Нафан посоветовал ей спасать свою жизнь. Свою и сына Соломона.
        - Как спасать, бежать? Куда нам бежать-то?
        - Пойди к царю и спроси его, не он ли обещал ей, что Соломон унаследует трон. Если царь подтвердит свое обещание, спроси - почему же Адония ведет себя так, словно трон уже у него в кармане.
        Вирсавия пошла в царскую спальню. Царь был один, если не считать "грелки" Ависаги. Царица начала спрашивать - по сценарию пророка. Как только она договорила свои реплики, в спальню вошел и сам Нафан. Он продублировал ее вопрос и рассказал о том, что Адония уже празднует свое воцарение.
        Царь нахмурил чело.
        - Позовите сюда Вирсавию.
        - Да вот же она.
        - Я не вижу ее в упор.
        Вирсавия вышла из опочивальни, а потом опять вошла.
        - Явилась по твоему зову, государь.
        - Женщина, я подтверждаю свое обещание - Соломон унаследует мой трон. А теперь позовите мне священника Садока, Ванею, а заодно и пророк Нафан пусть заглянет.
        Нафан, который стоял рядом, понял, что от него требуется, и засеменил к выходу. В коридоре он дождался Садока и Ванею. Гурьбой они ввалились в спаленку. Поклонились, доложили о прибытии.
        - Возьмите Соломона, посадите его на моего мула, отвезите его к Гиону, помажьте там на царство. Но глядите, не перепутайте - помазать надо Соломона, а не мула. Потом поиграйте на трубе. Играйте и пойте: "Да здравствует царь Соломон!" После этого возвращайтесь. Как вернетесь, пусть Соломон сядет на мой трон и вообще - правит.

        Они ответили "Есть!" и поспешили выполнить приказ. После процедуры помазания на улицах столицы возник обычный для таких случаев гвалт. Серпантин, конфеты россыпью, петарды и прочее.
        Адония, который в это время выпивал с друзьями, собрался сказать тост. Гости перестали чавкать - сразу же стал слышен шум с улицы.
        - Что там за гульба на улице, я не пойму? - спросил Иоав, царский военачальник.
        Никто не знал, что происходит и отчего такой шум на улице. Адония увидел, как в комнату входит сын Авиафара, Иоанафан.
        - Вот, кто все нам сейчас расскажет. Этот человек не умеет врать. С хорошей ли вестью ты пришел к нам, Авиафарыч?
        - Моя весть прекрасна. Соломон провозглашен царем. Народ ликует.
        В комнате воцарилась тишина. Никто не ликовал. Все гости быстренько разошлись по домам. Адония понял, что жить ему осталось - всего ничего. Он быстренько побежал в храм и ухватился за рога жертвенника.
        - Я не уйду из храма, пока Соломон не поклянется, что не станет меня убивать.
        Соломону доложили о происшествии. Он сказал: "Да пусть живет хоть сто лет, коль он честный человек". Да.

        Давид собрался помирать и решил дать Соломону последние наставления. Начал он с общих фраз о том, что царю надо быть хорошим и не надо быть плохим. Это ничего бы не значило, если бы мы не знали, какими были у Давида понятия о добре и зле. Затем он перешел от общих фраз к конкретным указаниям.
        - Иоава убей, не дай старику умереть своей смертью. Он проливал кровь во время перемирия - убил Авенира и Амессая. Грех на нем.
        Ух ты! Это о котором Иоаве речь? О воеводе Давида, который поддержал его во все времена, даже в самые критические моменты. Да, Авенира он убил, но Давид в то время убирал со своего пути всех потомков Саула - возможных претендентов. Амессая он убил во время "чисток" - после подавления мятежа Авессалома.
        За Иоавом числились и другие "подвиги", которые Давид не считал грехом. Убийство безоружного Авессалома, например. Та же "чистка", проведенная им после подавления мятежа патлатого принца. Но не в этом главный его подвиг. Именно Иоав послал Урию на верную смерть. Того самого Урию, женатого на Вирсавии. И сделал он это по приказу самого Давида. А кто такая Вирсавия? Мать Соломона.
        Как можно было оставить в живых такого человека?
        Наставления продолжались.
        - В Бахуриме живет Семей, сын Геры. Этот человек оскорблял меня, когда я бежал от Авессалома, захватившего власть. После моей победы он покаялся и я обещал, что не трону его. Я обещал и обещание свое сдержал, но ты-то никаким обещанием не связан. Поэтому убей и его тоже. Не дай старику умереть своей смертью.
        Соломон слушал и запоминал. Нужно было приплюсовывать царский список жертв к своему собственному. От напряжения царевич морщил лоб.
        Давид умер, а Соломон воцарился.

        Царствование, как обычно, началось с чистки. Первым под нож попал Адония, главный претендент на трон. Соперник сам предоставил Соломону случай рассчитаться с ним. Адонии пришло в голову жениться. Нашел время! А в жены он решил взять "грелку" покойного царя, Ависагу, которую царь "не познал".
        Со своей просьбой он пришел к Вирсавии. Усмирив гордыню, он просил ее похлопотать перед царем о женитьбе. Мать царя обещала ему помочь. Села возле царского трона, по правую сторону, и завела речь о женитьбе Адонии. Предварительно она взяла с Соломона клятву, что он исполнит ее просьбу. Царь ей такое слово дал.
        Царское слово, оно очень веское. Весомей пирамиды Хеопса. Сейчас мы в этом убедимся.
        Выслушав просьбу матери, Соломон пришел в страшное волнение. Забегал по тронному залу, взбрыкивая короткими ножками, взмахивая пухлыми ручками, брызгая слюной.
        - Ты меня удивила, мать моя! Почему ты просишь для Адонии так мало? Попроси для него и царство! Почему бы и нет? Ведь он мой старший брат. Военачальник Иоав - его друг, первосвященник Авиафар - тоже. Пусть царствует! А мы с тобой пойдем жить в твой прелестный домик, откуда вид на дворец так хорош. Где можно мыться, зная, что царь видит тебя во время каждой прогулки. Будем там жить и вспоминать дворцовую кухню, если Адония выпустит нас отсюда живыми. Что скажешь?
        Последние слова Соломон проговорил, стоя перед матерью вплотную. Глядя в его белые от ярости глаза, Вирсавия поняла, что и ее собственная жизнь висит на волоске. Глядела и молчала. Молчание сейчас было не золотом, а жизнью. Помолчав, она ушла в свою комнату. Тихонечко, как мышь.
        Выпроводив мать, Соломон вызвал своих приближенных. Иодай, поддержавший Соломона, имел сына Ванею. Его и послали убить Адонию - нужно было обкатывать молодых, замазывать кровью, повязывать общими делами. "Я его не трону, если он честный человек". Наверное, Адония вспоминал эту клятву Соломона, когда Ванея перерезал ему глотку.
        Авиафара царь решил не трогать. "Старик, тебя надо бы убить. Но я не буду этого делать. Пока. Ты ведь носил ковчег за моим покойным папашей. Поэтому вали на свое поле, но возле храма чтобы я тебя не видел. Никогда".
        Процесс пошел. Иоав сразу смекнул: "Началось!" Не теряя времени, он побежал в скинию и ухватился за рога жертвенника. Соломон узнал об этом и послал Ванею - убить полководца. Ванея начал вызывать старого воина из скинии, размахивая мечом. Бесполезно. Начинающий киллер доложил о неувязке царю.
        - Не хочет выходить. Хочет умереть в скинии.
        - Если хочет умереть в скинии, то так тому и быть. Последняя воля приговоренного - святое дело.
        Ванея вошел в скинию, что само по себе было тяжким грехом. Он его еще больше утяжелил, выпустив у жертвенника кишки седому ветерану.
        Ванея не зря так старался. Его назначили военачальником вместо Иоава. Священник Садок занял пост Авиафара. Новый царь набрал новых придворных. Так всегда было. Так будет всегда.

        "И дал Господь Соломону разум и мудрость весьма великую и обширный ум, как песок при море".
        Первым делом Соломон женился на дочери фараона. Ее имя, как и имя самого фараона, не упоминаются. Еще бы. Описываемые события происходят в исторические времена. Все поддается проверке. А так, ни имени ни фамилии - поди и проверь.
        Вторым делом он построил себе дворец, возвел храм и обнес столицу крепостной стеной. Египетской жене царь построил отдельный дворец. В городе он понастроил много удивительных вещей. Медное море, например. Строительство длилось семь лет.
        Созидая, царь не забывал о проскрипциях - списках приговоренных. Свой список он выполнил. Но список Давида был неполон. Оставался Семея, оскорбивший Давида.
        Но Соломон не зря слыл умником. Он вызвал Семею пред свои ясные очи.
        - Я не стану тебя преследовать, хотя ты того заслуживаешь. Мой отец обещал тебя не трогать. Он свое обещание сдержал. Я же тебе ничего не обещал. Но я добрый человек. Построй себе дом в Иерусалиме и живи в нем, сколько влезет. Но я ставлю одно условие. Если ты перейдешь поток Кедрон, то умрешь в тот же день.
        Так Семея стал невыездным. Он жил себе в Иерусалиме и в ус не дул. Казалось, история кончится счастливо. Главное - не переходить Кедрон. Нужно ли говорить, что вскоре у Семея пропало два раба? Беглецы перешли Кедрон и наслаждались безнаказанностью. Семея погнался за ними, не долго думая. Поймать и наказать беглого раба - святое дело.
        Беглецов Семея вернул, но наказать не успел. Добряк Соломон не дремал. Пришел Ванея, царский киллер, и наказал его самого - выпустил ему кишки.
        Среди трудов праведных Соломон не забывал о боге. Он превзошел всех своих предшественников по количеству жертвоприношений. Даже бога такое рвение удивило. Он явился благочестивому монарху и пообещал выполнить любую его просьбу.
        Соломон был не только умным, но также и скромным. Он смиренно просил бога лишь об одном - даровать ему разум. "Чтобы различать добро и зло, чтобы судить народ". Бог умилился. "Я дам тебе не только ум, но и богатство и славу, которых ты не просил". Бедный всегда просит денег, голодный - еды, жаждущий - воды. А кто обычно просит ума?
        Соломон проснулся. Он не сомневался в том, что сон был вещим. Побежал делать жертвоприношение.

        Последствия сна не замедлили сказаться. Вскоре к царю пришли две проститутки и попросили их рассудить. Спор возник из-за ребенка. Проститутки снимали комнату на двоих. Благодаря своему ремеслу они обе забеременели и родили почти одновременно - с разницей в три дня. Ночью одна из благочестивых мамаш случайно придавила ребенка. И подменила его. Теперь не знали, кому какой ребенок принадлежит.
        Соломон был настоящим мудрецом. Он приказал разрубить ребенка на две части и отдать каждой матери по половине. Одна из женщин попросила отдать ребенка целиком - только живым. Другая соглашалась на царское решение вопроса. "Ни мне, ни тебе". Так они выявили истинную мать.
        Слух о таком справедливом суде разлетелся по всему Израилю. Народ дивился умственным способностям нового царя. Мы можем себе представить, каков был коэффициент интеллекта среднего израильтянина в то время.
        В самом деле. Дети родились с разницей в три дня. Любая повивальная бабка легко отличит четырехдневного ребенка от новорожденного. Для этого не надо иметь семи пядей во лбу, а уж божественной мудрости - подавно.

продолжение следует...

написать автору

Автор произведения - Ингвар, 2005-2006 || e-mail || || фото автора || ИЗДАТЕЛЮ

По вопросу издания книг Ингвара обращайтесь по номеру:
+38063 7705555 (Анатолий Мельник, литературный агент Ингвара)


В избранное