Интервью для Упельсинки

  Все выпуски  

Интервью для Упельсинки Выпуск 17


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
 
Интервью для Упельсинки

Выпуск 17

22 января 2001 г.


Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

Предлагаю Вашему вниманию семнадцатый Выпуск рассылки Интервью для Упельсинки. Данная рассылка выходит в качестве Приложения к рассылке Введение в религиоведение и включает в себя интервью с авторами сайтов о религии, религиозных проектов, авторами книг по религиозной тематике и т.п. 

В сегодняшнем Выпуске я представляю Вам Алексея Романовского, координатора и вебмастера автоэтнографического проекта "Мы похоронены на Невском проспекте"



 

Уп.: Алексей Романовский, конструктивный фундаменталист (муравей),  координатор и вебмастер автоэтнографического проекта "Мы похоронены на Невском проспекте". Итак, для начала задам темп спокойный и ровный и попрошу рассказать о себе.
 

А.Р.: Родился в 1981 году. Прочие паспортные данные пропускаем за несущественностью. Эволюция круга интересов: химия, физика, математика, программирование (ассемблер PDP-11 до сих пор помню), экономика и социология, потом годовой период свободного падения в детство... теперь - культурология и автоэтнография. Образование: физматшкола, потом экономический вуз. В данный момент - специалист финансов и кредита. Защитил два диплома по анализу рисков. Вероисповедание: конструктивный фундаменталист (муравей). Год назад, когда в окончательную пыль распалась наша неформальская команда, открыл автоэтнографический проект "Мы похоронены на Невском проспекте", начавшийся с домашней странички. Полгода существовал изолированно. Потом начал встречать людей, которые настолько хорошо понимали предмет, что уже поправляли: "LXE был неправ, все было по-другому". Сейчас вокруг сайта существуют некий медленно растущий community. Грибница проклевывается...
 
Уп.: Передо мной нелегкая задача, признаюсь. Если бы Вы принадлежали конкретному религиозному учению, то проблем бы не возникло. Вот она - религия, лежит на поверхности, возьми да спроси. В Вашем случае все иначе. Нельзя отрицать религиозную подоплеку (возможно, понятие религиозности носит здесь иной оттенок, нежели тот, к которому мы привыкли изначально) Вашего проекта. Но - это настолько не вписывается в рамки обычного сознания... Неизбежно последуют вопросы - а почему Вы остановились именно на этом человеке? 
...Этот оттенок - конкретный по своему применению к каждому человеку. Он - сугубо индивидуальный. И нельзя говорить, что это не имеет никакого отношения к религии... Вы согласны со мной? 
 
А.Р.: Я действительно пришел к своим убеждениям сугубо индивидуально в том смысле, что не воспроизвел позицию ни одного из своих живых или книжных учителей до конца. Но я всегда старался очищать то, что река выбрасывала мне на берег, именно от частного, индивидуального, от того, что Джемаль называл "привкусом Я". Главное оружие - это, конечно, бритва Оккама (из всех возможных объяснений одного и того же истинно наиболее простое). Второе  - это стремление не ограничивать общность ("в лучших книгах всегда нет имен, и в лучших картинах - лиц"). То есть (я надеюсь) в моем универсальном культе нет ничего не поддающегося заимствованию и произвольному переносу. Я встречал и других муравьев, и людей, которые как-то пытались нас классифицировать... В соционике (http://www.socio.dp.ua) на муравьев обычно вешают ярлык "интуитивно-логический"; в разного рода теософиях вводят понятие "шестой расы", к каковой некоторые из моих сотрудников упорно меня относят :=))))... 
И я могу объяснить, почему эти люди не составляют некоей компактной массы, корпорации, конфессии... Она им просто не нужна. Она не нужна как средство подтверждения сопричастности, поскольку такое подтверждение сводится либо к формальной констатации очевидного, либо к пробуждающему напоминанию (а будильник у каждого свой). Она не нужна как средство координации (борцы с масонским заговором могут спать спокойно), потому что пути Его настолько неисповедимы, что всякая горизонтальная увязка спотыкается о "мысль изреченная есть ложь".
 
Уп.: Определенная координация есть, но ее незачем про-говаривать...
 
А.Р.: Функциональная. Каковая не входит в прерогативы конфессии/церкви/итд. Есть термин "община". Я его не люблю, предпочитаю термин "команда". Идеальная команда в понимании муравья напоминает пальцы руки. Они не согласуются друг с другом горизонтально - "вот я знаю, чего хочу я, а чего хочешь ты? а что ты мне за это?" - они просто одна, как говорят в менеджменте, "стратегическая единица".
 
Уп.: ... нда, опять-таки, общение - не есть средство для того, чтобы узнать, кто перед тобой - муравей или... как назвать не-муравья?
 
А.Р.: Муравей муравья (Бога, проявленного в другом муравье) видит издалека". Издалека - не в смысле "телепатически" или как-то там:))) Если интуитивно, то по почерку. Почерк можно оставлять в вещах (Брэдбери - "И по-прежнему лучами...") и в людях ("отраженная субъектность" Петровского).
Формально - труднее. Можно говорить о том, кто достоверно НЕ ЕСТЬ муравей. Тот, кто ставит взаимоотношения превыше взаимодействия, например. Или любовь превыше понимания. Или "чудесное" (оценочно) превыше закономерного и необходимого. Или недеяние превыше реализации воли. Но в самом распространенном случае не-муравей, увы - существо, ведомое биологией, инстинктом потребления тире безопасности тире продолжения рода в чистом виде.
...Все-таки об этой принадлежности В ОСНОВНОМ подсказывает интуиция. Но последняя как инструмент, который не "принадлежит", а "делегируется", в целях праздного любопытства не применяется:)

Муравей сознает условность всякого исполняемого им ритуала в той же степени, в какой русскоговорящий сознает условность связи хлеба и слова "хлеб", но это не отменяет ни необходимости языка, ни необходимости ритуала. Муравей может делиться конструкциями своей "речи" (как это у нас сделано на http://lxe.euro.ru/ritual.htm), но сознает, что диктует этим самым не истину, а еще один удобный способ ее выражения.
 

Уп.: Т.е. это лишь один из способов? Как думаете, насколько он долговечен? И как давно существует?
 
А.Р.: Вы о нашем наборе ритуалов? А там о каждом написано по отдельности. Если в комплексе - то последние лет тридцать, наверное. "Асинхронное интервью" как метод абстракции от личности применялось теми, у кого я его позаимствовал, три года назад. Они забивали этим микроскопом гвозди. Иначе говоря, бесцельно игрались.
 
Уп.: Итак, муравей - кто это? Пневматик? Посвященный? ;))
 
А.Р.: Муравей - это разумное существо, для которого причастность к Богу есть сотрудничество. "Посвящение" - это страшнейший отстой. Извините за Войновича, "вторичный продукт". Муравей приходит к вере так же, как любой другой верующий: когда для обоснования собственной необходимости перестало хватать "чистой констатации наличия". Как и любой другой верующий (за определенными конфессиональными исключениями), он принимает состояние "богообщения", адресации к Богу и получения "отклика" как нормальное и необходимое. И в христианстве это есть. Только в "телефонных переговорах" христиан темы поднимаются несколько другие:)
 
Уп.: В сотрудничестве есть место посредничеству?
 
А.Р.: Конечно.
Есть такая характеристика системы, как "коэффициент управления". Результат, отнесенный ко входному вмешательству, азимовское соотношение МОР/МНВ. Применительно к деятельности Бога - входное вмешательство определяется как "мера невозможности результата", то есть (если строго) обратная вероятность реализации необходимого сценария, то есть (если взять двоичный логарифм) объем чуда как объем продиктованной в реальность информации.
Самое примитивное (извините:) вмешательство - это классическое чудо, вроде мироточения. То есть диктовка в заданное время в заданном месте. Вероятность классического чуда, измеренная средствами квантовой механики, пренебрежимо мала. Следовательно, и объем вмешательства больше. Дальше можно задействовать какие-то проявленные механизмы - скажем, чтобы лавина скатилась, нужен громкий звук...
Так вот, живые существа, а тем паче разумные, а тем паче пробужденные удобны здесь тем, что масштаб их деятельности совершенно несравним с масштабом их систем принятия решений (энергиями, которыми оперируют нейроны). Выражение "быть чутким к своей интуиции" в физиологии мозга как раз и означает умение регистрировать слабые, низкоэнергетические, "подпороговые" импульсы - то есть такие, которые другой мозг загасит собственным или привнесенным шумом. Опять - вспомните квантовую механику: чем мельче масштаб, тем менее предсказуемо поведение системы, тем "вероятнее чудо". А организм живого (разумного, пробужденного и т.д.) существа - соответственно, передатчик для трансляции "внутреннего чуда" во "внешний мир". А если это перевести в термины теории информации, то разумное и т.д. существо хранит в себе ту определенность, которую неоптимально было бы воспроизводить каждым отдельным "чудесным вмешательством". Кеширование такое:)
 
Уп.: Кстати, а насколько не-муравьи в процентном отношении превышают муравьиный процент?
 
А.Р.: Не знаю. Вышеупомянутые теософы называли отношение 1:1000 (не "на веру", а "на глаз", то есть исходя из личного опыта). Соционика утверждает, что муравейство органично для четверти психологических типов.
А истина где-то посередине, причем скорее в среднем геометрическом, чем в среднем арифметическом.
 
Уп.: Что Вы понимаете под словом "религия"?
 
В самом широком смысле - это набор интуитивно продиктованных ценностных установок. И здесь сразу возникает деление на алгоритмы и данные (помните, у Никлауса Вирта: "Алгоритмы + Структуры данных = Программы").

Алгоритмы - это религия в узком смысле. Это универсальный культ, структура из трех элементов: Бог, я и пустыня Сахара. Модель отношений с обезличенным Богом в обесцвеченном мире ("модель победы на скачках сферического коня в вакууме"). Здесь решаются вопросы мифа о смерти, отдельности человеческой личности и так далее. Решения этих вопросов задают все остальные убеждения человека. Например, атеист и антропоцентрист априорно склонен либо к либерализму, либо к коммунизму.
Практически каждый человек, не являющийся ни атеистом, ни антропоцентристом, задает вопрос о своей сопричастности Богу в тех или иных терминах. Для меня сопричастность - это отношения муравейника, то есть инструкции/исполнительства. Я причастен в той степени и до тех пор, в какой степени и до каких пор необходим. 

...Знаете, у "Текиладжаза" есть очень иллюстративный текст на эту тему. Заранее прошу прощения за стиль, если у читателей рассылки аллергия на панк:)

"Дождливый город, огней особых нет,
Менты с дубинками гоняют детей.
Музей музеем - в каком-то смысле фронт,
Ну, вот и я в каком-то смысле трофей.
В кармане тесно - хотя меня везет, он
не хозяин мне: он мой ассистент.
Привык! Работа - два выстрела и рвота -
какой ты там по счету клиент?
Не помню. Я - пистолет.

Меня не спросят, меня на месте бросят,
Улетят бухать на острове Кипр,
Пока не вспомнят про то, что рыба тонет,
И про мой универсальный калибр.
Ухожен и промазан, я черен, зол, тяжел,
Курок-боек, предохранителя нет.
Опять работа - два выстрела и рвота -
Ну, сколько там тебе было лет?
Не знаю. Я - пистолет".

Теперь - о данных. Данные - это в первую очередь язык, код. Язык во всех его смыслах, то есть не только вторая сигнальная система (алфавит и синтаксис),но и первая (переживания), и ассоциативные связи. Это задается культурным контекстом, или этнической принадлежностью - кому как нравится называть. Для меня этническая принадлежность не имеет никакого отношения к генетике, она продиктована только интуитивным ощущением сопричастности. То есть это тоже религия, но с противоположной ее стороны - частный, этнический культ, или этнический миф, или архетип. Его отношение к универсальному культу задается фразой "все понятно, но что конкретно"?

Этнический миф многослоен, поскольку вынужден решать все частные вопросы мифа универсального.
В-нулевых, это предпочтительная среда обитания.
Во-первых, это определенные эстетические предпочтения, причем не только в статической геометрической форме, но и в абстрактных схемах.
В-третьих, это предпочтительная модель отношений человек - человек, то есть этика.
В-четвертых, это предпочтительная модель отношений человек - природа, то есть магия или технология.
В-пятых, это социальная и историческая стратегия самоопределения.

После имен нарицательных идут имена собственные. Каждый этнический миф так или иначе называет своих богов и своих героев.
Сразу уточню: "богов" - это даже не в трактовке Даниила Андреева, а скорее в ведической, в смысле "стихии (и законы) природы (и социума)". Приписывать личностные свойства законам природы некорректно. Квази-личностные свойства же можно приписать только явлениям коллективного бессознательного.

Собственно, именно исследование собственного этнического мифа я и называю автоэтнографией. 
 

Уп.:  Можно Вас попросить рассказать подробнее о методах автоэтнографии. 
 
А.Р.: О методе хорошо сказали ребята с http://come.to/starder - "Поисково-спасательная экспедиция ищет себе подобных". Индивидуальный поиск осуществляется личным контактом. Для поиска более широкого применяется наиболее эффективная на сегодняшний день среда трансляции мифов: неформальство, рок-н-ролл, ролевые сообщества, литературные студии/сайты... Работа с культурным кодом идет на двух уровнях: в прошлом и настоящем. Две главные удачи первого года со дня основания (как громко-то...:) - рок-поэт Ольга Лехтонен (http://apr.boom.ru) и график Ольга Инфантьева (http://tezin.boom.ru/JOL/jol.htm). У них помимо личной самореализации получается делать ту замечательную вещь, без которой нет этнического культурного кода: транслировать, не называя. Дополнять содержание смыслом.
 
Уп.: Вы называете себя автоэтнографом? Какова Ваша роль в этой жизни? Вы же не просто наблюдатель? Скорее, исследователь, пытающийся четко очертить границы? Или же я неправа?
 
А.Р.: Очертить границы - это первый шаг. То есть дать людям, движимым тем же этническим мифом, что и я, возможность понять эту общность. Потому что самое страшное из того, что делает империя (будь то авторитарно-полицейское государство или либерально-глобалистский стандарт) - она убеждает тех, кто погружен в массу, но отличается от массы, в том, что они выродки и существуют по ошибке. "Да не выродки вы - просто из другого рода". Помните у Брэдбери рассказ "Бетономешалка"? Сейчас ситуация похожая: "марсианин" (читай - человек, движимый этническим мифом Петербурга - Урала) сейчас в большинстве своем чувствует себя сумасшедшим (по крайней мере - эксцентричным) землянином (читай - "русским-советским-российским"). И социум выталкивает его в какое-то подобие диаспоры, которая себя также диаспорой не считает, а считает хорошо, если субкультурой или цехом, а иногда ведь и политической оппозицией...
Поэтому на первом шаге нужно просто выделить общие черты - от культуры и истории до повседневности. Свести воедино прогрессорство Петра Первого и братьев Стругацких, прямоугольные формы классицизма и конструктивизма, панк-мировосприятие Всеволода Гаршина, Саши Черного и Майка Науменко, героические миссии Анны Ахматовой и Виктора Цоя, идею "прорыва в себя" (интенсификации как глобальной альтернативы экспансионизму и акцента на информационные технологии), серое небо, мокрый асфальт, трамвайные рельсы и ритуал потребления кофе (насчет последнего очень рекомендую автоэтнографические заметки на http://www.geocities.com/west_west_99) - для тех, для кого это не произвольный набор пунктов каталога, а мир, в котором они хотели и могли бы существовать и работать.
В конце концов, это тоже своего рода пробуждение - пробуждение причастности, пробуждение идентичности. Если угодно, инициация, только не в универсальный культ, а в этнический. Моей инициацией было "Санкт-Петербургское небо" Саши Васильева. Я услышал в этой песне то, что хотел услышать все предшествующие 16 лет.
А второй шаг - утверждение этого мира, к чему располагают два фактора. Во-первых, бетономешалка за последние десять (или шестьсот?=) лет изрядно проржавела. А во-вторых - мы в этой бетономешалке не одни. Существуют параллельные исследования, например, доминант сибирского традиционализма (http://sibcon.narod.ru), или казачества (http://www.intelcities.com/Mystic_Drive/continent/south.htm), или старообрядчества русского Севера (http://kitezh.onego.ru/vygoretsia). А поскольку все эти сообщества имеют сетевую природу (http://lxe.euro.ru/ethna.htm), умение понимать братьев у них прописано с красной строки. Как однажды сказал главный редактор журнала "ИNАЧЕ", "если нам удастся разобрать выцветший этноним "русский" на его реальные составляющие, борцам за централизацию и унификацию останется только книжка Дугина под подушкой".
 
Уп.: Что же, собственно, здесь утверждать, когда все проржавело и мы не одни?.. ;))
 
А.Р.: :) Надо было сразу уточнить - увы, "разговорная письменная речь"... "ЭТОГО" - не в смысле "который есть", а в смысле "который будет". Мира, построенного на вышеописанном наборе ценностей. Урбанистической цивилизации, для которой Город - не "большая деревня" и не результат "пересечения торговых путей с речными", а пространство, возникающее вокруг Строителя с заглавной буквы (http://lxe.euro.ru/2010.htm), пришедшего утверждать определенность поверх хаоса. А "бетономешалка" - это (!) еще не все. Наоборот, мне до крайности смешно, когда нас пугают "распадом бетономешалки как государства".
 
Уп.: Часто ли Вам приходится применять усилие по отношению к самому себе?
 
А.Р.: Усилие применяется, когда причастность входит в противоречие либо с привязанностью, либо с банальной инерцией. Поскольку самую страшную привязанность (инстинкт самосохранения) я сломал себе четыре года назад, остался некоторый набор частных: мотив личной мести (всплывает иногда), кофе (намеренно превращен из продукта в ритуал подтверждения причастности), тяга к стратегическим играм (успешно перенесена в реальность), сетевая зависимость... А вот с инерцией борюсь каждый раз, когда рано просыпаюсь.

Помните завещание Петра Первого? "Все отдать". Каждый факт личной биографии, каждое достижение и даже каждая неудача должны идти в ход - если не непосредственно, то ставшие уроком и изложенные в качестве примера (или предостережения). У муравья нет ничего стопроцентно своего. Идеальный вариант - это понимание личной жизненной программы, хотя бы в общих чертах. Не биологической или социальной, а вектора уникальной личной применимости, где так, как сыграешь ты, не сыграет никто. Это не самоцель, но необходимый признак.

То же самое - в коллективе: если ты один на корабле понимаешь, что у него кроме команды есть еще и владелец на берегу, ты имеешь все права на управление кораблем и манипуляцию командой.
NB: если на корабле муравьев двое, у них не возникает противоречий в целях.

Мышление "после нас хоть потоп" для муравья недопустимо. Даже разрушая, муравей должен предлагать некоторое контрутверждение.
 

Уп.: Муравей похож на альтруиста?
 
А.Р.: Муравей похож на избирательного альтруиста. Не просто "все раздать", а "все эффективно применить".
 
Уп.: Себе подобным? Стоит ли что-то давать не-муравьям? ;)
 
А.Р.: Аэм! А что, существование русского языка исключает необходимость в носителях остальных? И то, что Вы говорите по-русски, означает, что Вы ничем не должны делиться с австралийцем?! Увы. Это худшая из форм шовинизма:(
А строго по принципу "ты мне - я тебе" можно общаться только с откровенно спящими. Они ведь, несчастные, по-другому не понима...
 
Уп.: Как отграничить самоцель от необходимого признака? Имея глубокое внутреннее убеждение в том, что ты сам - уникален, и действо, пронизанное твоим присутствием - есть уникальное, поскольку ты являешься со-творцом этого действа... И все же... Где критерии, которые позволяют понять, что это - осознанная необходимость, а не выдуманная реальность?
 
А.Р.: Человек априорно не уникален. Это не массовая раздача семи хлебов. Уникальность нужно доказывать действием. По похожему поводу у Цоя: "Ты можешь считать себя честным, сколько угодно. Важно - считают ли тебя честным другие". Выпячивая себя (любимого) ради того, чтобы выпятиться, можно стать Филей Киркоровым. Но никак не Виктором Цоем.

Есть такая вещь, как "испытание сомнением". Кинчев в "КнЧ" сказал фразу, которая растворяет всякую непрочную веру: "Может быть, это только мой бред..." И есть такой инструмент, как интерпретация совпадений. "Бог проявляется в случайностях" - это единственный канал, оставленный Ему квантовой механикой:). И, возвращаясь к признакам: муравей должен уметь читать по совпадениям, не впадая ни в вульгарный материализм, ни в "идиотическое сознание", которое вообще все трактует как осмысленное - помните Алферова в "Машеньке" Набокова?

И в то же время не надо полагать, что муравей - это идеал трудоголика, бьющего отбойным молотком в одну точку. Продуктивность отдыха (как способа абстракции от сиюминутного) нисколько не обесценивает удовольствие от отдыха (эстетического наслаждения музыкой, например). Продуктивность общения (поиск и вовлечение сотрудников) только подчеркивает удовольствие от общения (всякая неочевидность, в том числе неочевидность личности собеседника, имеет вкус). Продуктивность сна (коммуникативная функция сновидений) сама вызывает удовольствие от сна (как от ощущения Иного). Таким образом, для муравья нет разницы между стратегией, ритуалом и просто жизнью в полный рост. Сайт http://lxe.euro.ru поддерживается 24 часа в сутки.

Понимание муравья не должно укореняться в частных случаях. Недавно видел хороший перевод фразы Мамлеева "я верю в абсолютно иное": "I believe in absolutely alien", "в абсолютно чужое". Движение вверх по уровням абстракции - это воля к Чужому, к параллельным ветвям. Муравей не обязан исповедовать толерантность (это ограничивало бы его "слишком человеческим"), но "уметь ненавидеть себя, как умеет его враг" (http://lxe.euro.ru/xeno.htm), примерять на себя не только чужое сознание, но и чужое бессознательное - необходимо. Поэтому ценностям муравья близки некоторые ценности ролевого движения и киберпанка.
В конечном счете, причастность к Богу для муравья - это предельная абстракция от самого себя, "I" от "me".
 

Уп.: Любит ли муравей себя? Или же он может быть жестким по отношению к самому себе?
 
А.Р.: Любит. Великим презрением
 
Уп.: Но все-таки есть внутреннее стремление к своему "муравейнику"? Или это опять-таки условность?
 
А.Р.: Муравейник - да, бесспорно. На уровне "тех, кого знаешь" - это вышеупомянутая команда. На уровне "тех, кого не знаешь" - это те, кто готов жить ценностями муравья. Муравейник вебмастера - это сетевое сообщество, которое он выстраивает вокруг себя. И так далее.
 
Уп.: Применим ли к Вам термин "религиозный человек"?
 
А.Р.: Я бы сказал несколько шире: то, что Вы называете "религией", я бы назвал "пробужденностью", то есть пониманием того, что смысл жизни стоит за пределами ее "чистой констатации наличия". "Вера в жизнь", "вера в человека" - не религия. 
 
Уп.: Тогда каковы представления о Боге? И если религия есть пробужденность, то что будет, когда мы окончательно проснемся?
 
А.Р.: На эту тему есть исчерпывающая буддийская притча.

Однажды ученик увидел старика, несущего мешок, и спросил:
- Отец, скажи, что такое просветление?
Старик остановился, поставил на землю мешок, облегченно вздохнул улыбнулся.
- Отец, я понял. Но скажи мне, что бывает после просветления?
Старик поднял мешок и, улыбаясь, пошел дальше...

С другой стороны, мне трудно представить, как религия может существовать отдельно от реальной жизни и не превращаться при этом в предмет субкультурной кастовости (помните мушкетера Арамиса?), расслабухи, психоанализа или шоу-бизнеса. Такая отдельность сразу понижает религию в статусе: от связующего звена системы "я - Бог - мир" до еще одной стороны последнего. И сразу размыкает треугольник. 
 

Уп.: Антиномия? С одной стороны - отдельно от мира и человека, с другой - нераздельно с миром и с человеком?
 
А.Р.: Фактически, да. "От противного": не будучи "религиозным", человек может либо отрицать саму актуальность связующего звена (анти-традиция), либо следовать ему механически - как форме, например, социальной активности (контр-традиция).
 
Уп.: Вообще имеет ли смысл вписывать в какие-то конкретные установки свою принадлежность к иному миру?
 
Если это был вопрос о способах констатации, то, повторюсь, понимание условности языка не освобождает от необходимости его применения. "У каждого есть свой метод, и я знаю свой". Если вопрос о самом факте констатации, то сразу уточним: Иному или Другому? То есть радикально превосходящему или равноправному? Если второе - бесспорно, нет. Роль Джордано Бруно и Толкина - не в свидетельстве об инореальном, а в констатации факта неуникальности наличного бытия... 
 
Уп.:  Интересно Вы поставили на одну плоскость - Бруно и Толкин... ;)
 
А.Р.: "А я еще из пулемета умею... И на машинке..." :) Все-таки абстрактное мышление предполагает некоторую свободу от стереотипов.

...Я не хочу вдаваться в споры о "параллельных мирах" (они мне глубоко неинтересны, хотя я сам два года назад увлекался техно-фэнтези) - для меня та реальность, которую следует "подвергать сомнению", не физическая, а социокультурная. То, что у Джемаля называется "космосом", я в своей повседневной деятельности интерпретирую как "социум".

Если первое - наверное, да, при условии понимания принадлежности как происхождения.
(Как говорил генерал Грант: "Видите, Ли...")
Лучшее, что можно делать в реальности - это создавать и сохранять информацию (поскольку, кроме энергии и информации, в реальности никаких ресурсов нет, а создавать энергию из ничего невозможно и потому бессмысленно). Два главных свойства реальности, которые всегда порождали мифы о грехопадении, о майе, о какой-то исходной несправедливости, всевозможные теодицеи и так далее - это инерция (каковая препятствует созданию нового) и второе начало термодинамики (каковое препятствует сохранению старого). Так вот, без инерции невозможна связь времен, а без второго начала термодинамики - свободная воля. Иными словами, оба вышеупомянутых "демона" - необходимые свойства любого оперативного пространства, в котором возможно какое бы то ни было творчество. Все, что сохраняется в Вечности, должно быть прежде всего создано (со-творено) здесь. Таким образом мир необходим Богу зеркально тому, как Бог необходим миру. 
 

Уп.: Но если Богу что-то необходимо, то какой же Он Бог? Ведь если мы допускаем, что Ему что-то необходимо, следовательно, у Него этого не хватает - а следовательно, это уже не Бог...
 
А.Р.: Начнем с того, что:
- Бог не может впасть в грех;
 
Уп.: Природа. Вы допускаете полную тождественность с человеческой. Как и в понятиях. Вероятно, для Бога просто не существует понятия "грех". Поскольку все правила установлены Им Самим.
 
А.Р.: Нет, просто, не имея иного языка, я пользуюсь человеческим. И человек МОЖЕТ сам себе установить правила, а потом сбиться.
- Бог не может сотворить другого Бога или уничтожить Себя;
- ...и так далее, то есть не обладает никакими из атрибутов "бренного и несовершенного" потока становления. Иными словами, реальность - это Его генератор случайных чисел. Это мой вариант ответа "на простой вопрос - почему?"
 
Уп.: Т.е. все в этом мире случайно, потому что происходит из капризов и случайностей Его воли?
 
А.Р.: Аэм... Строго наоборот. Если полагать Бога именно субъектом воли, то, во-первых, не-все-в-мире-случайно, поскольку причинно-следственность (инерцию) еще никто не отменил. А во-вторых, СЛУЧАЙНОСТЬ, ПРОИЗВОЛЬНОСТЬ - НЕ ЕСТЬ АТРИБУТ БОГА как субъекта воли. ЭТО КАК РАЗ АТРИБУТ РЕАЛЬНОСТИ. НЕВОЗМОЖНОСТЬ ВПАСТЬ В ГРЕХ - в широком смысле - И ЕСТЬ НЕСПОСОБНОСТЬ К НЕМОТИВИРОВАННОСТИ, НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТИ. Творчество же (как создание новой информации) без некоторой исходной или привнесенной неопределенности невозможно по определению. Именно поэтому о "творчестве" современных компьютеров (классических (неймановских), а не "нейро-") говорить очень и очень рано.
Аналогия (упрощенная): фтор - универсальный и совершенный окислитель. Но для того, чтобы реализовать эту способность, ему требуется то, что окислителем не является.

Конечно, если впадать в объективный идеализм и объявлять реальность фактом сознания Бога... Но ведь, по-хорошему, это ничего не меняет, просто вместо пары "мир - Бог" вводится "Бог (He) - Бог (Him)", то есть Бог как субъект и Бог как объект. Это просто терминологически неудобно. Аналогично и последовательный солипсизм: он тоже ничего нового, кроме лишних терминов, не вносит.
 

Уп.: Что дает в творчестве инерция? Разве недостаточно быть одной "свободной воле"? 
 
А.Р.: Очень простую вещь: творчество всегда происходит над каким-то субстратом. Либо материальным (глиноделие), либо алфавитно-символическим (постмодернизм). Утверждая, что только мгновенно проявленная свободная воля, молниеносная вспышка - это и есть творчество, мы исключаем такие вещи, как преемственность и самопреемственность. Для того, чтобы написать гениальный апплет на языке "джава", нужно написать компилятор этого языка. Для того, чтобы Пикассо изобразил Д/Кихота, Сервантес должен был о нем рассказать. До того, как Цой спел "Звезду по имени Солнце", Ницше должен был написать "ТГЗ". И так далее.
 
Уп.: Или же инерция есть принадлежность собственно "религиозности", а отдельно взятая свободная воля - к падшему миру, чье творчество не сможет осуществиться - процесс распада?
 
А.Р.: Ни в коем случае. Инерция выполняет поддерживающую, опорную функцию только в реальности. Там, где не работает второе начало термодинамики, инерция не нужна. Инерция только мешает гончару в процессе лепки Адама; но она нужна ему, чтобы Адам не рассыпался сразу.
 
Уп.: Неотмирность - что это, по-вашему, - норма? Или это миф, выдуманный нами в качестве оправдательного аргумента в защиту собственной гениальности?
 
А.Р.: Существуют люди, цель которых - свидетельствовать о Боге посредством напоминания о самом принципе абстракции. Они работают в пространстве символов для тех, кто ограничен второй сигнальной системой и не может развить "третью импульсную" (интуицию, "молнию"...). Для них "по образу и подобию" означает не "будь за Него в этом мире", а "создай свой собственный мир". Это особая ветвь искусства, даже особый образ мыслей - алфавитная мифология, чистый мысленный эксперимент. Фэнтези и science fiction (грамотная, разумеется - Лем, а не Гамильтон), киберпанк, динамическая графика, электронная музыка... Еще сказал бы "виртуальная реальность", но это словосочетание заездили до симулякра, то есть до того, о чем все говорят и во что никто не врубается. Главный мотив этой ветви - "чистота спектра", "чистота тона". Если Вы послушаете настоящую электронную музыку (а не то, что ди-джеи нарезают из подножного аудио-корма), Вы это оцените. Сейчас работать в пространстве дискретных алфавитов (то есть чистой символики, чистой модели) очень просто именно потому, что конечный автомат (а все современные компьютеры суть конечные автоматы) по определению не впускает в себя хаотичность реальности. Точность меры, пропорция, гармония... нео-аполлонизм такой.
Я знаком с такими сообществами (они все интравертны по-страшному, то есть "широко известны в узких кругах"), сам в них входил, в ByteFall'ах участвовал... И я их понимаю, они действительно существуют "не от мира" и делают это хорошо. Но это не для всех, не для меня - точно. 
 
Уп.:  Есть еще одна тема, которую, как мне кажется, необходимо затронуть в контексте нашего интервью. Вы не раз обращались к музыке и вопрос мой как раз об этом. Каковы Ваши музыкальные вкусы?
 
А.Р.: Сначала поименно (из известных). По психическим функциям: как логик - радуюсь Баху, Pink Floyd и трэкерной электронике (Future Crew, MAXI GC, и так далее). Как интуит - рок-н-роллу. Питерскому от "Зоопарка" - "КИНО" - "Аквариума" до "Текилы" и "Zachem" включительно, грамотному уральскому ("Нау", братья Самойловы)... Так называемый московский терпеть не могу (особенно Макаревича и Кинчева), Моррисона уважаю, Янку Дягилеву просто люблю.
Главный критерий - скорее всего, он относится не к музыке, а к ее восприятию, а к музыке - постольку, поскольку она допускает то или иное восприятие. Я имею в виду дихотомию "привязанность - причастность". Привязанность - это потребительское восприятие, статичное укоренение в удовольствии. И даже самый, как некоторые любят говорить, "инициатический" звукоряд может стать объектом привязанности - "Витя, мы тебя любим". 
 
Уп.: Может ли религиозное ощущение вылиться в привязанность?
 
А.Р.: Может. "Но при этом оно перестает быть религиозным". Человек неподготовленный, с неразвитой интуицией или "говорящий на другом языке", входя в храм, скорее всего, переживет многое из того, что ему полагается пережить. Но, не имея возможности понять смысл пережитого до конца, он упрется в механическое повторение, в "еще хочу".
 
Уп.: Вообще связка "привязанность-причастность", точнее эта оппозиция, вероятно, присуща к любого рода деятельности, которую мы приведем в пример, да?
 
А.Р.: Любой деятельности, которую данное разумное существо способно возвести в ритуал.
 
Уп.: Что такое ритуал? (Ваше определение) :)
 
А.Р.: Представьте себе "живой разговор" и общение по телеграфу (в онлайне), причем объем передаваемых сообщений "в чистом виде" (т.е. по делу) примерно равен. Но в разговоре участвуют также мимика, жесты, если это телефонный разговор, то интонация и громкость голоса; плюс - какой-то внешний фон, который тоже накладывается; в итоге создается целостное впечатление, которое очень трудно исказить изъятием или искажением произвольного фрагмента сообщения. "Живой разговор" фактически идет на избыточном, самодублирующемся языке. Телеграмма менее надежна.
Так вот, ритуал - это синхронизирующая и дублирующая сторона "третьей сигнальной" (интуиции); "наводящая", "напоминающая" часть языка, не переносящая информацию как таковую. Это всегда подпорка, "узелок на память".
Основная функция ритуала - это напоминание о причастности или сопричастности. Дальше возможна детализация: о сопричастности проекту, контексту, другому разумному существу... итд. Если "сопричастность проекту" - это ритуал мобилизации. Если "сопричастность контексту" - это ритуал созерцания или "прикосновения ладони к камню". Если "сопричастность существу" - это способность к непосредственному взаимному интуитивному (!) переживанию, как, например, во время чайной церемонии или "асинхрона" [http://lxe.euro.ru/qna.htm]. А о причастности в чистом виде напоминает молитва. Причем в последней имеет значение не содержание (оно д/б минимальным), а исключительно адресат.
 
Уп.: Что же,  наше интервью получилось разносторонним. Напоследок -  Ваши пожелания подписчикам. 
 
А.Р.: Ну, люблю я убедительные цитаты, что поделать? Есть у Константина Арбенина песня "Отцу" (как раз по теме рассылки)... Оттуда:

Пьющим - белены.
Поющим - тишины.
А спящим - гимн.



Я благодарю Алексея Романовского  за участие в Интервью. :)

 
Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!
Упельсинка
UPELSINKA - Upelsinka's Page
e-Mail: upelsinka@mail.ru  e-Home: http://upelsinka.boom.ru

Архив рассылки Интервью для Упельсинки -http://subscribe.ru/archive/religion.interview
Архив рассылки Введение в религиоведение  - http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Поиск

В избранное