Штаб Машиаха

  Все выпуски  

Штаб Мошиаха


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
БС"Д

В нашем выпуске

“Когда раввины это поймут, то каждый согласится с этим”


Вот уже около семи лет раввин Йорам Ульман разъясняет, почему многие раввины
и мудрецы Торы, принадлежащие к ХАБАДу, считают Любавичского Ребе Мошиахом.
В большинстве случаев ему удается переубедить своих ярых оппонентов и заставить
их согласиться. В специальном интервью нашему корреспонденту р. Ульман, член
раввинского суда Сиднея (Австралия) и руководитель русскоязычной общины ХАБАДа,
описывает некоторые случаи, с которыми он сталкивается.


- Рав Ульман, что побудило вас начать убеждать нелюбавичских раввинов в том,
как важно распространять весть о Геуле?

- Я всегда верил, что главная проблема заключалась не в том, что будут говорить
“простые” люди, а в том, что скажут религиозные евреи. Среди них бытует мнение:
вера Любавичских хасидов в Ребе-Мошиаха противоречит еврейскому закону. И поэтому
они так яростно выступают против рекламы, где Ребе называют Мошиахом. Так как
эти течения иудаизма подчиняются своим раввинам и мудрецам Торы, я вижу необходимость
убеждать последних в том, что вера Любавичских хасидов основана на законе Торы.
Надеюсь, так мы сможем ослабить их оппозицию.

- Как вы связываетесь с этими раввинами во всем мире?

- Я работаю с русскоязычными евреями и занимаю должность члена раввинского суда
Сиднея. Я часто встречаюсь с крупнейшими религиозными авторитетами из Соединенных
Штатов и Израиля и подолгу беседую с ними о вопросах еврейского закона. Я поднимаю
тему Мошиаха на этих встречах, иногда они поднимают ее, и во время длительного
обсуждения я предоставляю алахические основания для нашей веры.

- Ваша цель – заставить их поверить, что Ребе – Мошиах?

- Я бы пришел в восторг, если бы они перешли на нашу сторону. Моя главная цель
– это ослабить их противостояние. Я знаком с отношением к ХАБАДу, и знаю, что
кроме групп, известных своей слепой оппозицией всему, что делает ХАБАД, большинство
евреев приняло работу Ребе, начиная с наложения на евреев тфиллин и заканчивая
объяснением роли Мошиаха. Да, они не устанавливали стенды с тфиллин на улицах
и не шли кошеровать кухни, но они и не выступали против деятельности ХАБАДа.
Это позволяло нам спокойно выполнять указания Ребе. И хотя мы должны были “ломать
лед равнодушия” нерелигиозной публики, по крайней мере, нам не приходилось одновременно
бороться с оппозицией религиозного мира.

Что изменилось после 3 тамуза (день, когда мы перестали видеть Ребе)? Те, кто
не был знаком с источниками, в которых обсуждается приход Мошиаха, могли думать,
что наша вера в Ребе-Мошиаха идет вразрез с еврейским законом. Большинство раввинов
не знакомы с этими источниками, поэтому они думали, что хасиды ХАБАДа нарушают
закон, и именно это мнение они распространяли среди своих последователей.

Как раз подобную точку зрения я и хочу изменить. Вопрос - как вернуться к нашему
предыдущему положению. Решение прост нужно говорить с раввинами и представлять
алахические источники, которые поддерживают нашу веру в то, что Ребе является
Мошиахом. Когда наше мнение признают авторитетные знатоки Торы всего мира, они
смогут передать его своему окружению, и тогда все примут его, подобно тому,
как они принимают остальную часть нашей работы. Если нам это удастся, то все
те, кто до сих пор стыдился своей веры, присоединится к тем, кто невозмутимо
провозглашает весть об Освобождении, и тогда все вместе мы приблизим раскрытие
Ребе Короля Мошиаха.

- Что знатоки Торы, с которыми вы встречаетесь, действительно думают?

- Я расскажу вам о своей встрече с одним большим американским раввином, отец
которого считается одним из ведущих израильских авторитетных знатоков Торы.
Мы были знакомы прежде, так как когда-то он был раввином одной из общин Сиднея
и я учился с ним почти пять лет. Он приехал в Сидней три года назад, и мы опять
встретились. Он знал, что я хасид ХАБАДа, и в начале встречи заявил, что он
был большим поклонником Ребе, но не любил тех, кто утверждал, будто Ребе - это
Мошиах.

Мы обсуждали почти два часа один алахический вопрос, и к концу разговора я сказал,
что мне очень интересно узнать, почему гласность о Ребе, являющегося Мошиахом,
так беспокоит его. Узнав, что я сам распространяю эту точку зрения, он был ошеломлен.
Он сказал, “Рав Ульман, для чего вам это нужно? У вас такая хорошая община -
зачем вам эти неприятности?” Я ответил, что, поскольку мы оба представляем еврейский
закон, я хотел бы разъяснить свою позицию. И когда привел ему алахические источники,
ему просто нечем было возразить.

Вывод из того разговора очевиден: мы должны все вместе предавать гласности алахическое
постановление, что Ребе является Мошиахом.

- Так вам удалось кого-нибудь убедить?

- Слава Б-гу, я сумел убедить многих раввинов в приемлемости подхода ХАБАДа
к Геуле и Мошиаху. На Конгрессе Мошиаха, который проходил в 1996 г. в Нью-Йорке,
я встретил одного раввина, считающегося неофициальным хасидом Ребе. Мы знали
друг друга прежде, и он, желая выяснить мое мнение о Конгрессе, сказал, что
слышал, мол, раввины не одобрили это собрание. Я ответил, что не знаю, что он
имеет в виду, поскольку Конгресс был организован комитетом, состоящем из крупнейших
раввинов. Кроме этого множество раввинов и глав йешив со всего мира принимало
в нем участие. Тогда он попросил меня поделиться своим личным мнением по поводу
распространения вести об Освобождении. Я сказал ему, что у меня есть только
одна претензия - к тому, как это делается. На мой взгляд, раввины прикладывают
недостаточно усилий для пропаганды положения о том, что в соответствии с законом
Ребе – Мошиах. Затем я спросил ег “Вы думаете, можно говорить, что Ребе – Мошиах?”
Он сказал: “Нет”. Я спросил: “Если вы бы знали, что сам Ребе говорит об этом,
что бы вы сказали?” Он ответил: “В таком случае я положился бы на Ребе”.

Я зашел с ним в один из книжных магазинов и показал сборник цитат из выступлений
Ребе о личности Мошиаха. Я также показал ему, что Ребе говорил относительно
трех стадий раскрытия Мошиаха, на которые намекается в слове “МИЯД”. Это – руководство
Ребе РАШАБа, руководство Ребе РАЯЦа и период третьего руководства, начавшегося
после кончины Ребе РАЯЦа, на который есть намек в именах Менахем и Мошиах. Ему
это очень понравилось: он считал, что хасиды сами придумали это, а теперь увидел,
что так пишет Ребе.

Несколько недель спустя, когда я был в Нью-Йорке, я посетил его дом. В то время
этот раввин отчаянно выступал против реформистов. Он всегда утверждал, что мы
должны бороться с этим течением, и одной из причин его восхищения Ребе была
его бескомпромиссная война с реформизмом.

Когда я приехал к нему, он пожаловался мне, что те, кого он считал своими друзьями,
не защищают его в борьбе с реформизмом. В это время он размышлял о том, как
Авраам приносил в жертву сына. Во-первых, это было испытанием любви к единственному
сыну, во-вторых, Авраам подвергал опасности собственное влияние на свой на народ.
Если бы он убил Ицхака, вся его духовная работа с тысячами людей, призывавшая
их служить одному Б-гу, была бы разрушена, потому что они все покинули бы его.

В этом заключалось величие Авраама: он знал, что не должен быть религиознее
самого Б-га, и если Тот приказал, он должен слушать, даже если это, казалось
бы, подрывает все жизненные устои. То же самое происходит в борьбе против реформистов.
Он продолжил бы бороться против них, даже если бы это нанесло ужасный ущерб.

Я заметил ему, что Ребе однажды сказал кому-то при личной встрече, что тот,
кто связан с ним, вовлечен в три вещи: “Мошиах”, “Mи Йеуди” (Кто Еврей?) и “Шлемут
а-Арэц” (Целостность Земли Израиля) - акроним МАМАШ (инициалы Ребе). “Вам важно
выяснение вопроса “Кто Еврей?”, и то, что люди решают оставаться вне сражения
против реформизма, причиняет вам боль. То же самое происходит с нашей разъяснительной
работой о Мошиахе. Иногда это вредит нашему имиджу в обществе, но мы должны
знать, что не можем быть религиознее чем Б-г, и если Он приказал нам через Своего
пророка распространять весть об Освобождении, значит, это то, что мы должны
делать, даже если это повлечет за собой разрушение некоторых достижений, над
которыми мы работали годами”.

Это не просто красивые слова. Есть известная беседа, которая изложена в третьем
томе Ликутей Сихот и в пасхальной Агаде. Ребе рассказывает там о шалиахе (посланнике),
который хотел убрать перегородку в синагоге, чтобы большее количество людей
поместилось в ней. Мы не должны быть религиознее Б-га, говорит Ребе. И если
наличие перегородки предопределяет меньшее количество людей в синагоге, то,
во-первых, возможно, Б-г действительно не хочет увеличения их числа и, во-вторых,
подобные действия заканчиваются тем, что люди сами покинут синагогу.

- Каждый хасид может участвовать в дискуссии или только раввины?

- В принципе, каждый хасид, способный показать свои знания законов Торы и обсуждать
эти вопросы с раввинами, влияя на них и привлекая на свою сторону. Но, конечно,
гораздо лучше, если этим занимаются раввины ХАБАДа.

По моему личному опыту могу сказать, что я никогда не сталкивался с серьезным
противостоянием. Когда я начинал показывать своим оппонентам источники, все
претензии прекращались, и даже те, кто не соглашался, замолкал. Уверен, что
это приближает раскрытие Ребе ШЛИТА Короля Мошиаха.

Да живет вечно наш господин, учитель и Ребе Король Мошиах!



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться Рейтингуется SpyLog

В избранное