Все выпуски  

"Вопросы библеистики". Ресурс для самообразования


Информационный Канал Subscribe.Ru


“Вопросы библеистики”

ресурс для самообразования





Иерей Димитрий Савич

Ординарный профессор Н. Н. Глубоковский и его «замечания на славяно-русский текст евангелия Матфея, Марка, Луки и Иоанна» (история рукописи)


В 1892 году официальный орган Святейшего Синода «Церковные ведомости» опубликовал обращение обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева «Об исправлении русского перевода книг Священного Писания». В нем, в частности, отмечалось, что синодальный перевод «как и всякий первый опыт не свободен от недостатков, кои сознаваемы были и самими переводчиками»[1]. К желающим участвовать в этом, без сомнения, важном деле предлагалось выполнить некоторые требования: сделать перевод «более культурным "для слуха", что требует труда художественного» и «попутно сличать все несоответствия славянского текста с греческим»[2].

Помимо этого К.П. Победоносцев с официальным письмом обратился ко всем Духовным Академиям. «Как и всякий первый опыт, перевод на русский язык книг Священного Писания не лишен недостатков, кои сознаваемы были и самими переводчиками. Некоторые из сих недостатков исправлялись в последующих изданиях, как это можно видеть из сравнения с предыдущими изданиями. Но, несмотря на это, значительное количество неточностей осталось. Многие благочестивые читатели, привыкшие слышать этот текст в Славянской речи, исполненной достоинства и силы не удовлетворяются передачею этого текста в складе русской литературной речи, и не без основания указывают, что во многих случаях не было никакой нужды заменять русским перифразом или русским словом, успевшим уже войти в оборот вульгарной речи, вполне понятную речь славянскую или вполне понятное славянское слово.»[3]. В канцелярии Святейшего Синода было заведено особое делопроизводство, поступавшие материалы регистрировались, отправлялись для просмотра К.П. Победоносцеву и затем на хранение в библиотеку Петербургской синодальной типографии. «Первая запись в книге значится 1 августа 1892 года, а последняя—за 20 декабря 1906 года. Общее количество рукописей, поступивших на имя обер-прокурора—83» (ЦГИА, ф.797,ф.834)[4].

Подобное письмо пришло и в Санкт-Петебургскую Духовную Академию, на имя ее ректора епископа Выборгского Антония (Вадковского), который поручил дело пересмотра молодому доценту кафедры Священного Писания Нового Завета Николаю Никаноровичу Глубоковскому. «Препровождая при сем письмо г. обер-прокурора Святейшего Синода экземпляр Нового Завета на славянском и русском языках, с широкими полями, покорнейше прошу Вас принять на себя труд рассмотрения означенной книги с указанною в письме Его Высокопревосходительства целью и, по рассмотрении каждой книги, сообщать мне замечания и поправки, какие, по Вашему мнению, нужно будет сделать в том или другом переводе священного текста»[5]. На следующий день 28 августа 1892 года Н.Н. Глубоковский ответил Преосвященству ректору: «Получив отношение Вашего Преосвященства от 27 августа сего года за № 1568, по коему Вами благоугодно было поручить мне дело пересмотра русского перевода Священных книг Нового Завета, я с полною охотою и совершенным усердием готов исполнить волю Вашего Преосвященства, хотя готовность могла бы показаться излишнею смелостью и даже послужить во вред этому святому делу, если бы я не предупредил о своей слабости»[6].

К этому нелегкому труду Николай Никанорович приступил немедленно и уже в декабре 1892 года замечания и поправки к тексту Евангелия от Матфея (256 рукописных страниц) были окончены и поданы ректору С-Петербургской Духовной Академии архимандриту Борису (Плотникову).

29 декабря 1892 года архим. Борис отправляет рукопись в канцелярию обер-прокурора, куда она попала 5 января 1893 года.

В сопроводительном письме архимандрит Борис (Плотников) сообщал следующее: «Предпринимая собрание замечаний и поправок к русскому переводу Священного Писания, Ваше Высокопревосходительство при отношении от 1 августа сего года за № 4191 препроводили к бывшему ректору С-Петербургской Духовной Академии, ныне архиепископу Финляндскому и Выборгскому Высокопреосвященному Антонию экземпляр письма Вашего касательно исправления Русского перевода Священного Писания и экземпляр Нового Завета на двух языках с большими полями… Высокопреосвященный Антоний труд рассмотрения перевода священных книг с указанною в письме Вашего Высокопревосходительства целию поручил доценту Академии по кафедре Священного Писания Нового Завета Николаю Глубоковскому… Н. Глубоковский, окончив рассмотрение перевода Евангелия от Матфея, 24 сего декабря представил мне свои "Общие указания по вопросу об исправлении славянского и русского переводов Нового Завета и замечания на славяно-русский текст Евангелия от Матфея", каковые имею честь препроводить при сем к Вашему Превосходительству»[7].

13 февраля 1893 года Н.Н. Глубоковский подает ректору Академии вторую рукопись «Замечания на славяно-русский текст Евангелия от Марка». Пометка на обложке рукописи сообщает нам, что Николай Никанорович работал над ней с 10 декабря 1892 г по 17 января 1893 г. В канцелярию обер-прокурора она попала 15 февраля 18893 года.

1 сентября 1893 года доцент Н.Н. Глубоковский подал «Замечания на славяно-русский текст Евангелия от Луки» (2 февраля—11 апреля 1893 г) 10 сентября 1893 года эта рукопись попала в канцелярию обер-прокурора.

«Четвертая часть рукописи "Замечаний" была подана Н.Н. Глубоковским, уже экстраординарным профессором, 10 апреля 1897 года. Согласно пометке на рукописи видно, что в работе над ней Николай Никанорович делал большой перерыв: с 4 октября 1893 г. по 9 декабря 1893 г. были рассмотрены с первой по пятую (включительно) главы, а в 1897 году уже остальные.

Всего рукопись, состоящая из четырех частей, была написана на немногим более одной тысяче страниц, а также были сделаны поправки почти к каждому стиху Евангелий в присланном экземпляре Нового Завета. Из-за того, что почерк Николая Никаноровича был очень мелкий и трудно читаемый, была снята рукописная копия каллиграфическим почерком. Известно даже имя одного переписчика («Замечания на славяно-русский текст Евангелия от Марка». Студент 1-го курса Августин Адольф).

Дальнейшая судьба рукописи Н.Н. Глубоковского «Замечания на славяно-русский текст Евангелий» изобилует пробелами и темными пятнами в своей истории. И хотя ни сам Глубоковский, ни другие не забывали о ней, тем не менее ее судьба была неизвестна. В.А. Мелихов в своей брошюре высказывал предположение о том, что К.П. Победоносцев пользовался рукописью Н.Н. Глубоковского при работе над своим переводом Нового Завета[8]. Позже, пусть косвенно, но на это укажет и сам Н.Н. Глубоковский. «По письму ко мне К.П. Победоносцева из Лейпцига я знаю, что он брал эту тетрадь (Евангелие от Иоанна) с собою за границу и читал ее, почему, может быть, (но не больше), ему именно принадлежат отметки синим карандашом на полях»[9].

Снова рукописи были найдены и возвращены автору лишь в 1920 году. Будучи архивариусом второго отделения четвертой секции Единого Государственного Архивного фонда (бывший синодальный архив) при разборе книжного имущества Правильной палаты С-Петебургской Синодальной типографии разыскал свои тетради с «Замечаниями». Эта рукопись представляла собой пять тетрадей (одна, большая, содержит написанный собственноручно Глубоковским комментарий на все четыре Евангелия, и четыре, меньшие, рукописные копии комментариев на каждое Евангелие по отдельности) и экземпляр славяно-русского текста Нового Завета с поправками, сделанными рукой Н.Н. Глубоковского.

После эмиграции Н.Н. Глубоковского, его личный архив снова ушел в путешествие по темным пятнам истории.

Лишь в 1982-1983 годах в рукописном отделе Государственной публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде был обработан и введен в научный оборот фонд, содержащий архив профессора Н.Н. Глубоковского. Для Русской Православной Церкви рукопись Н.Н. Глубоковского, содержащая «Замечания» была открыта профессором-протоиереем Владимиром Сорокиным[10].

Необходимо также сказать несколько слов и о тех принципах, которые Николай Никанорович Глубоковский положил в основу своего труда по пересмотру славяно русского перевода Нового Завета. По его мнению «всякий перевод должен быть научным»[11]. Научность перевода, в данном случае русского перевода Евангелия от Иоанна, Н. Н. Глубоковский видит в нескольких аспектах:

1. «Критика текста-оригинала по существу дела»[12]. Поэтому первым шагом должен стать пересмотр перевода с позиции согласования с текстом оригинала, заслуживающего большего доверия. Н.Н.Глубоковский на этом этапе использовал и данные библейской текстологии, в спорных местах ссылаясь на те или иные рукописные тексты, но с большой осторожностью и осмотрительностью. «По этим соображениям я дозволял себе опускать слова или речения и подвергать некоторые сомнению посредством вариантов и тупых скобок [ ] в отличие от круглых ( ), для вносных мыслей. При этом я нимало не склонен следовать при меру новей ших критиков, вычеркивающих целые отделы и охотнее подражаю (хотя и не совсем) святителю Филарету Московскому, который говорил, что лучше иметь текст более полный»[13].

2. Ясность, но не путем перифраза, а снабдить темные места примечаниями. Отказ от экзегетичности перевода и чрезмерной художественности. Использование славянского перевода;

Относительно пересмотра славянского перевода Н.Н.Глубоковский указывал на его сложность ввиду отсутствия оригинала и первичного варианта перевода. Поэтому он предлагает восстановить кирилло-мефодиевский перевод, с его помощью определить тип оригинала и тогда уже исправлять. Но поскольку это было делом будущих исследований, то сейчас Н.Н.Глубоковксий «не осмеливаясь всей рукой касаться славянского текста, ограничился изгнанием новейших наслоений и восстановлением подлинных чтений. В остальных случаях ставит знак вопроса»[14]. Полноценный пересмотр с использованием, как критических изданий новозаветного текста, так и textus receptus, не сходных с Константинопольской богослужебной редакцией (которую воспроизводит славянский перевод) внесет излишнюю сумятицу и «неизбежно поведет к отступлениям от первоначальной основы древнеславянского перевода и даже к нарушениям его первоначального характера»[15].


Примечания:

1. Об исправлении русского перевода книг Священного Писания // Прибавления к Церковным ведомостям, 1892, № 33, с.1129
2. Там же, с.1130
3. Антоний (Вадковский), еп., Официальное письмо Н.Н. Глубоковскому от 27 августа 1892 г., РНБ ОР и РК, ф.194, оп.1, ед.хр.1088
4. Сорокин В., прот., Заслуженный профессор Н.Н. Глубоковский и его рукописное наследие" // Тысячелетие крещения Руси, М, 1989, ч.II, с.323
4. Антоний (Вадковский), еп., Цит.соч., л.1
6. Цит.по: Сосуд избранный, СПб, 1994, с.33
7. Борис (Плотников), архим., Официальное письмо К.П. Победоносцеву "О русском переводе Нового Завета" от 29 декабря 1892 года// РНБ, ОРиРК, ф.194, оп.1, ед.хр.1383, л.1
8. Мелихов В.А., Цит.соч., с.9
9. Глубоковский Н.Н., Замечания на славяно-русский текст Евангелия от Иоанна, РИБ ОР и РК, ф.194, оп.1, ед.хр.60, л.1
10. См.Сорокин В., прот., Цит.соч., с.322-327
11. Глубоковский Н.Н., Общие указания, с.1
12. Там же, с.1
13. Там же, с.2-3
14. Там же, с.12-13
15. Там же, с.10


Обсудить публикуемые в рассылке статьи, иные темы, запросить дополнительные материалы Вы можете в специальной email-конференции "Вопросы библеистики", ресурс для самообразования. Для подписки отправьте пустое письмо в адрес sbible-subscribe@yahoogroups.com и подтвердите (Reply) пришедший запрос.


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное