Все выпуски  

"Дзядамi" становились и маленькие дети, и старики". В Беларуси отмечают день поминовения предков


"Дзядамi" становились и маленькие дети, и старики". В Беларуси отмечают день поминовения предков

2 ноября 2018
Ольга Комягина / TUT.BY

Каждый год в начале ноября на белорусских кладбищах зажигают тысячи лампадок. Белорусы отмечают «Дзяды» — старинный обряд поминовения умерших. В народном календаре поминальных дней несколько, но именно Дмитровские (осенние) «Дзяды» считаются главными. Православные отмечают их на третьей неделе после Покрова, в одну из суббот с 1 до 11 ноября, католики — 2 ноября. TUT.BY поговорил с историком о поминальных традициях белорусов и том, почему важно беречь старинные некрополи.

Кладбища — важная часть нашей идентичности

На территории Беларуси сохранилось множество старых кладбищ. Небольшие деревенские, примостившиеся на лесных пригорках, или коммунальные городские, где смешались старинные могилы и новые захоронения… Современные же некрополи совсем другие — с секторами, дорожками и огромным количеством могил. Но и там, и там ощущается связь времен. И туда, и туда в начале ноября будут приходить люди, зажигать свечи, вспоминать умерших, а потом накрывать на стол и говорить о своих предках. Так было вчера, происходит сегодня, так будет и завтра.

Фотограф Катерина Гордеева в течение года фотографировала старинные кладбища на Западе Беларуси. В подборку вошли снимки, сделанные в Гольшанах Ошмянского района, в городе Свислочь, в Гродно на старинном некрополе по улице Антонова, на закрытом еврейском кладбище (у иудеев другие традиции погребения и поминания усопших) и кладбище на улице Победы в областном центре.

— Кладбища непосредственно связаны с культом предков. Это старинный комплекс обрядов и веры, который сформировался еще во времена язычества, потом трансформировался в христианстве, которое и включило его в себя. Со временем все перемешалось. И новые традиции, и те, которые испокон веков существовали на наших землях. Это очень важная часть нашей идентичности, которая связана в первую очередь не с национальностью, а с самооценкой человека, с его осознанием себя в окружающем мире. Ведь для каждого из нас важны места погребения его предков. Поэтому можно сказать, что кладбище отражает современность и является своеобразным мостиком между прошлым и будущим. Когда мы присматриваем за могилами и чтим тех, кто там похоронен, будь то родственники или нет, это говорит о нашем моральном здоровье и преемственности традиций. У белорусов культ предков очень развит и поэтому наши кладбища — это достаточно посещаемые места, — рассказывает гродненский экскурсовод и историк Татьяна Касатая.

Она и еще некоторые гродненские историки несколько лет назад начали каталогизировать старинный гродненский некрополь по улице Антонова и инициировали внесение кладбища в список историко-архитектурного наследия. Однако до сих пор это место не имеет никакой «охранной грамоты».

В 1986 году по решению Гродненского облисполкома захоронения получили статус памятника областного значения. Однако позже эту категорию упразднили. Чтобы старое кладбище стало памятником архитектуры, по словам Татьяны, надо провести большую работу: описать могилы, составить списки, подготовить соответствующие документы. Этим некоторое время и занимались гродненские историки.

— Но здесь есть свои особенности. Родственникам умершего человека, чья могила будет внесена в список охраняемых памятников, надо будет разъяснить, что ее нельзя никак менять и что-то переделывать. А кто будет заниматься реставрацией захоронений тогда? — говорит Татьяна.

В апреле этого года прокуратура города предложила Гродненскому горисполкому все-таки подумать над приданием статуса старинному гродненскому некрополю на Антонова. Однако пока все остается, как и было. Из примерно 10 тысяч могил, находящихся здесь, интерес для историков представляют 500 или 600 надмогильных памятников. Самый, наверное, известный из них — герою войны 1812 года генерал-майору Сергею Ланскому, шефу Белорусского гусарского полка, который был смертельно ранен в боях 1814 года во Франции.

«Дзяды» ўстаюць з могiлак

— Что касается традиций поминовения предков, то «Дзядамi» белорусы называли всех умерших, вне зависимости от их пола и возраста. Любой человек (и маленький ребенок, и старик) после смерти переходил в общую категорию предков, — говорит Татьяна.

Правда, историк добавляет: в некоторых регионах были и «Бабы». День под таким названием отмечали на следующий после «Дзядоў». Говорили: «На снеданне, кажуць, што это ўжэ не дзяды прiдуць, а бабы».

Обряды же поминания усопших на территории Беларуси были (и есть) очень разными. Даже в соседних деревнях могут по-разному отмечать «Дзяды». Почему так происходит, местные жители уже не могут сказать. Говорят, что так сложилось.

— Например, на Полесье существует обряд завязывания на крестах рушников. Мы когда-то собирали воспоминания о традициях в полесских местечках. Люди о данном обряде активно говорят, однако почему они так делают — объяснить не могут. Мол, бабушки так делали — и к нам перешло. А ведь это связано с тем, что раньше наши предки считали, что «дзяды ўстаюць з могiлак» — и таким образом живые встречают умерших. Или вот на востоке Беларуси во время весенних и осенних «Дзядоў» могилы застилали белыми простынями. Почему так люди делают, не совсем понятно.

Были и особенные традиции. Например, в отдельный день поминали самоубийц. В церковь за них молиться не ходили, делали только застолье, если в семье был такой человек. Хоронили таких людей, кстати, тоже отдельно — часто за оградой кладбища.

Верили, что умершие родственники сидят вместе с живыми за столом

Вообще в народном календаре поминальных дней было много. Как минимум пять раз в год наши предки вспоминали умерших — торжественно и с соблюдением определенных ритуалов.

«Дзяды» праздновали на Масленицу, на Радуницу, на Троицу, перед летним праздником Петра и Павла, а также осенью. Осенние «Дзяды» всегда считались главными. В эти дни в некоторых регионах принято ходить на кладбище, а в некоторых ограничиваются лишь посещением храма.

Говорили, что «Дзяды самi да нас у хату прыйдуць» — но на деле практически во всех маленьких местечках и деревнях вечером накрывали на стол. На поминальный ужин звали умерших предков, открывая окна и двери. Верили, что те сидят вместе с живыми за столом.

Перед «Дзядамi» было принято чисто убраться в доме, сходить в баню — там, кстати, могли для предков оставить ведро чистой воды и новый веник.

В этот день все было подчинено памяти об умерших. Считалось, что души «Дзядоў» спускаются на землю. Поэтому старались для них сделать своеобразный эталонный день. Женщины готовили на поминальный ужин много разных блюд — и здесь в каждом регионе были свои особенности: где-то пекли блины, где-то готовили клецки, где-то трапезу начинали с каши, а где-то кашей заканчивали. Вариантов же блюд было очень много. Например, в некоторых деревнях на «Дзяды» делали клецки из муки и подавали на стол с молоком, а в некоторых — из картофеля с мясом и шкварками.

Но обязательно часть еды откладывали на пустую тарелку — для предков.

А еще в эти вечера, когда под одной крышей собиралось много людей, родственники рассказывали друг другу о тех, кто уже умер. Так память о своем роде передавалась из поколения в поколение.

Правда, эти традиции соблюдались больше в деревнях, в городах же было немного по-другому. По традиции людей хоронили на кладбищах возле храмов. Но в какой-то момент люди поняли, что живые должны быть отдельно, а мертвые — отдельно. Так в Речи Посполитой появились большие кладбища, которые обустраивались на окраине.

Самое старое из них находится в Гродно. Хоронить здесь начали уже в 1791—1792 годах. Похожие некрополи также сохранились в Вильнюсе, Варшаве и Львове.

Главное, чтобы покойник выглядел достойно

— Конечно, есть разница между городскими и деревенскими захоронениями. Если первые были более модернизированными и светскими, то вторые — более традиционными. Здесь соблюдалась обрядовость, которая сохранялась веками. Но там и там самым главным было обозначить могилу, которая потом становилась символическим местом для рода. Стало традиционным, что могила приобрела вид холмика. Ну и стоит помнить о том, что в христианской традиции умершие не сжигались, — говорит Татьяна.

Если знатных людей и дворян хоронили чаще всего в семейных склепах при храмах, то на коммунальном кладбище все были более или менее равны. Правда, о статусе того или иного человека все-таки можно было узнать по его могиле. Так, богатые захоронения отличаются красивыми коваными или выбитыми из камня крестами и фигурами, резными надгробиями и литыми ограждениями.

— В традиции погребения главным для наших предков было, чтобы покойник выглядел достойно. Его одевали в лучшую одежду. В гроб могли положить и украшения, и какие-то любимые вещи, и даже предметы быта. Правда, в сельской местности такое не практиковали — у небогатых деревенских жителей вряд ли находились лишние вещи, которые могли похоронить вместе с хозяином. Это было бы просто непрактично, — говорит историк.

Несмотря на то что в белорусских городах очень часто перенимали европейские веяния, те древние традиции, связанные с культом предков, на территории Беларуси оставались (и остаются до сих пор) неизменными десятилетиями и даже веками. Например, до нашего времени дошли практически в том же виде некоторые обряды, о которых писали этнографы еще в ХiХ веке.

— Например, в некоторых районах Беларуси принято накрывать стол прямо на могилах. Так было и сто лет назад, так есть и сейчас. И, скорее всего, так было и много веков тому, — говорит Татьяна Касатая.

Историки уверены, что поминание предков неслучайно выпадает на позднюю осень. В рабочем ритме наступает пауза, во время которой живые вспоминают своих ушедших предков, — и ниточка, которая связывает нас с предками, не пропадает в каждодневной суете.


В избранное