Все выпуски  

Лучшее из армейских историй на Биглер Ру Выпуск 3273


Книги, а также значки с символикой сайта, Вы можете приобрести в нашем «магазине».

Лучшие истории Биглер.Ру по результатам голосования


Свободная тема

Акей, ребята, раз интерес есть, продолжим про мою стройку.

Светка Светагор

Светка была рядовым членом комсомольско-молодежной бригады, уже и не помню какой специальности, не в этом суть. Поначалу я считал, что Светагор это ее типа прозвище, но позже узнал, что реальная фамилия (а может - Святогор, не знаю точно), но она как нельзя лучше отражала всю ее сущность. Ведь что-то древнее и могучее, непокобелимое чуется в этом слове. Мощь и надежность былинных богатырей, необузданный нрав древнеславянских богов, святость и кротость вкупе с силой и решимостью.
Молодая девка - чуть за двадцать, не замужем. То ли «гора света», то ли « святая гора», но гора однозначно. Светы было много, очень много, примерно три меня на тот момент зеленоватого юношества. Она и росточку под 190 и весом, наверное, к 150-ти, причем не сказать, что слишком толстая, и голосом бог не обидел, и нрава не кроткого, может ответить и словом и рукой, но степенна не по годам, а по размеру.
Поэтому, когда в первый день моей работы в новой бригаде где-то в пол одиннадцатого утра прямо у меня за спиной раздался гром небесный, я чуть не свалился с лесов:
- Рупь давай!
Дар речи и природная любознательность вернулись ко мне не сразу:
- Зачем?
- Потом узнаешь, давай, не тормози, мне еще полбригады оббегать надо.
Заинтриговала, полновесный советский рубль пришлось отдать - типа купил билет на неизвестное представление. Подарок кому, аль помер вдруг кто?
Нет, никто не помер. Подарок - да! Для меня!
К обеду в бытовке стол уже был накрыт: все ссобойки (в том числе и моя) распотрошены и частично перемешаны, что-то из закуски еще докуплено, а в качестве декорации живописно натыканы разноцветные фауст-патроны плодово-ягодного счастья. Вот водку на стройке тогда никто не пил - считалось неприличным.
Я понял, куда ушел мой рубль, только не понял, зачем его с меня стребовали - ведь отмечалось именно мое вступление в бригаду. Тут уж или я на всех, или все на меня. Но - проехали. Выпили, закусили, поздравили меня с прибытием, поиграли в храпа на мелочь, как водится, и пошли работать дальше.
После обеда процесс принятия алкоголию не прекратился, а просто переместился во фракции по профессиональным интересам. Поскольку весь обеденный боезапас был легко и быстро оприходован, также быстро собрались давным-давно сформированные ячейки-тройки, в них единогласно были выделены требуемые, также давно определенные суммы, и назначились гонцы. Самые ленивые из них объединились по принципу «сегодня ты, а завтра я». Остаток рабочего дня прошел успешно.
Назавтра я, уже не ожидавший очередных поборов, снова был испуган тем же громоподобным воплем Светагора. Оказалось, что это добрая традиция коллектива, но я, молодой и зеленый припёздыш, конечно же, могу отказаться, и, если мне комсомольско-молодежная совесть позволит, поглощать свой обед втихаря и всухомятку, только с большой осторожностью.
- Это почему еще?
- А шоб слюнями не захлебнуться! - загоготала Светагор, и еще не схватившаяся свежевыложенная мной перегородка в полкирпича опасно завибрировала.
Рубль отдал, но за обедом заметил, что не у всех еще комсомольско-молодежных членов пролетарское сознание было на уровне: несколько человек (в основном женщин) «чернила» не пили. И никто им ничего на вид не ставил. Поговорил с бригадиром - молодым еще, лет 28 хлопцем, статью под стать Светагору. Бугор сказал, что все чисто по желанию: хочешь - сдавай и пей со всеми, не хочешь - не сдавай. Обещал вразумить Светку. Поэтому назавтра Светка Светагор, появившись опять внезапно как черт из табакерки, рявкнула уже ласковее:
- Рупь сдавать будешь?
- Не, спасибо за заботу, сегодня не хочу.
- Ну, гляди, соколик: захочешь - не возьму.
На том и порешили. К слову, последнее обещание Светка забыла и рупь от меня всегда принимала, когда я иногда решал не отрываться от коллектива. Но не каждый же день!
Отличия молодежной бригады на этом не заканчивались. Зарабатывали в ней, конечно, меньше. Собственно, и работали меньше, потому что внезапное преждевременно окончание наличия стройматериалов было в норме: иногда и по двое суток ждали, курили, пили, с чем-то вошкались, но денег к зарплате это что-то не прибавляло.
И уровень значимости стройки был соответствующий - это вам не баня для работников ЦК, а складские и технические помещения в промзоне радиаторного завода...
Помню, копали котлован, а из-под ковша экскаватора появлялись кости и вылезали каменные плиты с еврейской вязью - не знаю, на идише или иврите, не разбираюсь. Строились на бывшем еврейском кладбище, работы прекратили и сообщили наверх, но вскоре продолжили - всему начальству это было не интересно.
Я и раньше сомневался, но после этой практики впервые твердо решил, что со строительством свою судьбу связывать не стану. И все последующее время учебы в техникуме только укреплялся в этом решении.

Баня

Буквально пару слов о скромном быте передовых строителей коммунизма тех времен, то есть работников ЦК ВКПБ...
Дом на Пулихова уже заканчивали с опережением графика, поэтому часть бригады сняли и перебросили на еще более важный объект эпохи передового социализма - банный комплекс на 12 персон в дачном поселке ЦК и Совмина где-то в районе Дроздов. Водохранилища, правда, тогда еще не было, а просто текла речка Свислочь. Я так понимаю, что это тот самый дачный поселок, который Шушкевич позднее подарил западным послам, а первый и единственный президент забрал и вернул народу, то есть нам. Строительство было небольшим, можно сказать, камерным, поэтому отрядили всего восемь человек во главе с Героем (ввиду особой важности объекта). В остальные семь вошли подсобница Громова и три лучших каменщика со своими подсобниками. Я примазался к Диме Берднику. Стройка была важная, но до ужаса бестолковая - одноэтажное здание со стенами почти без окон толщиной в три с половиной (!!!) кирпича. Вот эту ровную метровой толщины стену под отделку с обеих сторон, по сложности как раз для практикантов, клали ч етыре лучших каменщика БССР во главе с героем соцтруда! Ну, и я там тоже отметился. Первые самостоятельно уложенные кирпичи легли именно в эту стену - испортить ее было практически невозможно. Наружный слой клал Дима, а все остальное - учись студент!
Стояло лето, жаркий август. В этом тенистом островке коммунизма под вековыми соснами воплотилась мечта рабочих и крестьян о прекрасном будущем, где от каждого - сколько можешь, но зато каждому - сколько хочешь (так, кажется, звучал девиз этого сладкого будущего?) Так сказать, рекламный образец. Правда, чтобы несознательные рабочие и крестьяне не нагадили (всех много, а прекрасного будущего мало), окружал его высоченный забор и штат охраны в парадной форме. Нас привозили на автобусе, охранник просто зачитывал список, мы соглашались и автобус ехал почти в самый дальний уголок рая, где и притулилась скромная общественная банька. Один раз я опоздал. С трудом добрался на чем-то общественном. Охранник долго что-то вызванивал, потом пешком (а это километра два) пришел злой Громов и забрал меня. Его предупредили, что это случай - последний. Лучше бы я вообще в этот день не приходил.
Домики разной оригинальной архитектуры на почтительно расстоянии друг от друга органично вписывались в ландшафт, заборов не было - а зачем они в коммунизме? Где-то примерно посередке разместилась тепличка общего пользования: захотел свежих огурчиков-лучков-помидорчиков-укропчиков - зашел и сорвал, даром. Все свежее, на натуральном говне взрощеное. Был и буфет-магазинчик. Работал, правда, за деньги. Кто из тех времен знает, какой самый популярный сорт водки был у слуг народа? Скажете, было всего два сорта - 3,62 и 4,12? Так вот нет! «Слуги» довольствовались чем попроще да подешевле, а именно водкой «Посольской» по цене 3,52 за бутылку.
Одна беда была: в буфете не продавали «чернила»! Приходилось «довольствоваться» Посольской. Там я ее и попробовал первый и последний раз. С охраной было решено, что буфет нам можно было посещать один раз за день в строго оговоренное время при отсутствии хозяев жизни, благо по будням «хозяева» горели на работе.
Рядом со стройкой, метрах в 50-ти текла река, от бани ее отделял небольшой лесок. Как-то в обед в отсутствие бригадира и охраны в видимом пространстве, я решил прогуляться. Грибов - не меряно, под каждым деревцем - подберезовики и подосиновики! Только я раскатал губёшку и начал протягивать к самому красивому подосиновику ручонку, как из-за кустика поднялась белая фуражка с красным околышем и вкрадчиво произнесла:
- Нельзя.
- Ну, здесь же их много! Всем хватит!
- Нельзя, - с той же вкрадчивостью, но уже с оттенком раздражения.
- А прогуляться до речки хоть можно?
- Нельзя.
И я понял наконец, что этот праздник жизни существует не для меня, и пошел дальше делать будущее слуг народа еще более светлым и чистым, то есть строить им баню.

Преддипломная

Это самая последняя перед выпуском практика, стажировка на дипломной должности - мастера объекта. Мне достался большой жилой дом авиаремонтного завода. Дом был на сдаче - то есть уже шла отделка жилых помещений, и я сначала не мог понять, почему к прорабу Михалычу никак не зарастет народная тропа? Люди шли и шли, заходили в прорабскую строго по одному со свертками и пакетами, а выходили налегке...

Продолжение ожидается.
Средняя оценка: 1.35
Поделиться: Live Journal Facebook Twitter Вконтакте Мой Мир MySpace
Обсудить
Историю рассказал(а) тов. UGO : 2019-07-24 18:35:05
Книги, а также значки с символикой сайта, Вы можете приобрести в нашем «магазине».
Уважаемые подписчики, напоминаем вам, что истории присылают и рейтингуют посетители сайта.
Поэтому если вам было не смешно, то в этом есть и ваша вина.
Прочитать весь выпуск | Случайная история | Лучшие истории месяца (прошлого)
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru
Вебмастер сайта Биглер Ру: webmaster@bigler.ru

В избранное