Все выпуски  

Сексуальность. Понимаем и развиваем


СЕКСУАЛЬНОСТЬ. ПОНИМАЕМ И РАЗВИВАЕМ
Рассылка новостей
КАК НАС МЕНЯЕТ ГЕЙ-КУЛЬТУРА?


«Гомосексуальность предполагает необычность, отрицание норм», – говорит французский кинорежиссер Забу Брейтман (Zabou Breitman). Из этого отрицания норм она создала впечатляющее эротическое произведение: фильм «Мужчина моей жизни» повествует о буре желания между гетеросексуальным (до этого момента) мужчиной и его соседом, не скрывающим, что он гей. Кинокамера ласкает обнаженное тело мужчины в бассейне. Мы видим это глазами женщины, снимающей фильм, или же глазами ее персонажа?
Именно женщины первыми научились извлекать выгоду из борьбы сторонников гомосексуальной любви за право быть самими собой. Гей-культура эротизировала мужское тело, и женщины стали восторгаться им: в кино, на телевидении, на футбольных матчах и теннисных турнирах... «Раньше считалось, что мужчина – носитель активного начала, он играет с женским телом, его осваивает, а не наоборот, – подчеркивает сексолог Игорь Кон. – Теперь же мужское тело само стало объектом желания. Женщины получили возможность легально любоваться его красотой. Более того, под влиянием гомосексуальной культуры мужчины позволили женщине взять на себя активную роль в интимных отношениях; не будем забывать, что любимая сегодня многими позиция «женщина сверху» была до относительно недавнего времени неприемлемой»

ПЕРЕМЕНЫ В ЯЗЫКЕ ЛЮБВИ

«Сторонники однополой любви выпустили на волю сексуальные фантазии женщин, ввели в обиход манеру говорить о сексе прямо, без обиняков и церемоний, а главное – весело», – считает сексолог Рене-Поль Лератон (Rene-Paul Leraton). «Язык, которым говорят об интимных отношениях, изменился в конце 1990-х годов, поскольку наш способ проживать свою сексуальную жизнь стал вызывать у многих гетеросексуалов возбуждение и ревнивый интерес, – подтверждает писатель и кинематографист Кристоф Оноре (Christophe Honore). – Это имело отношение к сексу, к нашим опытам, не обязательно романтического характера».
«Геи более успешно объясняются со своими партнерами, чем их гетеросексуальные сверстники, – утверждает Игорь Кон. – Ведь многие сленговые эротические слова табуированы в гетеросексуальных парах: «мужской» язык оскорбителен для женщин, а другого словаря пока нет». Но ситуация меняется: общество учится говорить без стеснения, осваивает новый язык любви.

РАЗНООБРАЗИЕ ПРАКТИК

Сама возможность открыто говорить о сексе, обсуждать эту тему с друзьями и партнерами влияет на практическую сторону интимной жизни. «Самый убедительный пример влияния гомосексуальных практик на гетеросексуалов касается… мужских сосков. Хотя мужчины охотно ласкают женские груди, собственные соски для многих «натуралов» были неприкосновенны, – объясняет Игорь Кон. – В то же время в мужских парах подобная прелюдия использовалась гораздо чаще. Сегодня же во многих разнополых парах практикуются подобные ласки».
Другое «приобретение» гетеросексуалов касается анального проникновения; большинство современных женщин открыли его для себя, разглядывая античные рисунки или фотографии гомоэротического содержания. А уж потом, наслушавшись своих друзей-геев, они согласились (или захотели) попробовать заняться любовью с партнером таким образом.
Для гетеросексуальных мужчин анальная область тоже стала источником сексуального наслаждения. «Многих юношей очень привлекает проникновение через анус, – утверждает Рене-Поль Лератон, – но они боятся, что это может поставить под вопрос их идентификацию как мужчин. Но если инициатива исходит от девушек, которые становятся все смелее, они на это готовы».
Врач-гей Александр Фридман рассказывает, как один из его пациентов однажды, страшно смутившись, признался ему, что достигает оргазма, только если жена вводит ему палец в анус. «Он задумался, не значит ли это, что он гомосексуалист. Я успокоил его, сказав, что, если бы женщина сделала то же самое со мной, у меня бы не было оргазма. Мы посмеялись. Такой разговор двадцать лет назад невозможно было себе представить».
Влияние лесбиянок более скромно. По мнению Рене-Поля Лератона, «они менее гетеродружелюбны, не так расположены к разным практикам – доминированию, фетишизму, эксгибиционизму, вуайеризму, – которые объединяют геев и гетеросексуалов, любящих рискованные приключения». «Женская однополая любовь всегда была более закрытой», – соглашается Игорь Кон. Однако именно ей мы отчасти обязаны широким распространением секс-игрушек. Благодаря лесбиянкам клитор получил особое значение, а предварительные ласки стали полноценной стадией получения сексуального наслаждения.

НОВОЕ КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО

Гей-культура, которая долгое время была табуирована, стала частью общего культурного пространства в 1980–1990-е годы, когда распространение СПИДа в мире совпало с вылившимся в гей-парады стремлением гомосексуалов легализовать свой образ жизни. Сделав свою жизнь более публичной и открытой, они парадоксальным образом расширили пространство свободы и для «натуралов», отстояв право любого человека на проявление присущей ему двойственности. Именно поэтому теперь допустимо быть женоподобным мужчиной или мужеподобной женщиной, можно позволить себе примерять разные роли, полнее проявлять свою природу. Стал возможен диалог между геями и гетеросексуалами, в котором однополая любовь предстает такой же разнообразной и изменчивой, как и разнополая. А сексуальная идентичность становится одной из многих наших идентичностей.
Общество нашло в присущем геям образе жизни – сексуально активном и отделяющем секс от любовного чувства – новый образец для подражания. «Сегодня сексуальность перестала быть фигурой умолчания, – констатирует Игорь Кон. – Мы стали более открытыми, ведем себя свободнее, и нам уже безразлично, «что будет говорить княгиня Марья Алексеевна». Ко многим пришло понимание, что сексуальность не является «побочным продуктом» репродукции, она приносит самоценное удовольствие; мы стали искать разнообразие в сексуальной сфере, открывая в себе все новые ресурсы.
Такая свобода может пугать. «В ней консервативным мыслителям мерещится глобальная «гомосексуализация» культуры, разрушение любых форм семьи, – продолжает Игорь Кон. – Однако социологические факты этого не подтверждают. Ослабляется лишь поляризация гомо- и гетеросексуального, мужского и женского». Как видим, однополая любовь без лишнего шума «вписалась» в сексуальные представления, фантазии и практику гетеросексуалов. Причем это не произвело переворота в их природе, что бы ни говорили некоторые. Сексуальная жизнь каждого из нас всегда связана с нашей личной историей, с детством, а не приходит с киноэкрана или из откровений друзей. В любых обстоятельствах она остается нашим индивидуальным, личным, интимным пространством.

Александр, 29 лет, дизайнер
«Он наполняет сексом жизнь»
«Мой двоюродный брат – гей. Я это отлично знал, потому что он не скрывал этого, мы вместе росли. Больше того, мы до сих пор живем в одной квартире, которая досталась нам от бабушки, и у нас общие друзья. Так вот, он «приправляет» сексом повседневную жизнь, не стесняясь в выражениях, рассказывает о том, что каждый вечер происходит за закрытой дверью его комнаты. Именно он первым рассказал мне о зажимах для сосков – я попробовал их со своей подружкой, на ней, а однажды рискнул и сделал это на себе. Это было потрясающе! Глядя на то, как он живет и как ведет себя со своими парнями, я понял, что мужчина способен быть романтичным, преданным и… сексуально автономным. Когда он по-настоящему влюбляется и приводит в дом парня, а параллельно через какое-то время у него возникает другая история на стороне, он делает все, чтобы интрижка не навредила его отношениям с постоянным партнером. Даже его «семейные сцены» не имеют ничего общего с банальными выяснениями отношений, а скорее выглядят как жалобы на недостаток внимания и несоблюдение договоренностей».

Валерия, 32 года, гример
«Я стала гораздо требовательнее»
«Однажды на съемках меня поселили в соседний номер с парой лесбиянок. Те занимались любовью ночи напролет, и слышимость была потрясающей. Сначала я пыталась шутить на эту тему с остальной группой. Но потом это стало задевать меня все больше, вызывая возбуждение и... зависть. В одну из таких ночей я вспоминала, как занималась любовью со своей школьной подругой, это было моим первым сексуальным опытом. Потом я постаралась об этом забыть, но из-за этой парочки воспоминания стали меня преследовать. После очередной ночи, невыспавшаяся и злая, я написала гневный mail своему бой-френду – в нем я впервые решилась на упреки… Конечно, не все изменилось в моей сексуальной жизни, но я попробовала объединить эти две вселенные – чувственные игры и серьезные отношения. Я стала требовательной».

Чему можно научиться у геев, если оставить за скобками непосредственно сексуальность? Знакомство с людьми иной ориентации способно помочь лучше понять… самих себя и стать счастливее, считает сексолог Игорь Кон.

«Мы рисуем свой образ разными красками»

«До встречи с людьми, чья сексуальная ориентация отличается от нашей собственной, мы чаще всего полны стереотипов, предрассудков и предубеждения к ним. Знакомство же с ними показывает нам, что людей вообще не стоит жестко делить на категории – геи и «натуралы» (или мужчины и женщины). Такая встреча дает шанс понять, чем каждый из нас похож или не похож на другого. Так мы постепенно обретаем себя. Ведь предпосылка счастья не в том, чтобы следовать некоему образцу: например, если ты мужчина, ты должен драться и всеми командовать. Это мальчишеское представление: настоящий мужчина рисует собственную маскулинность разными красками. Точно так же, как настоящая женщина – свою фемининность. И дело не в том, что мы можем что-то механически заимствовать из гомосексуальной практики, а в том, что мы открываем в себе возможности, которых раньше не замечали. Это не значит, что они требуют немедленной реализации в жизни: ведь одни из этих открытий рискованны, другие противоречат нашим убеждениям. Но такое новое знание обогащает наши отношения с другими людьми, дает понимание себя и многообразия мира вокруг нас».

PSYCHOLOGIES № 36, 2009

В избранное