Все выпуски  

Кругосветное путешествие - это просто! Кругосветка: Бразилия-169.


   <Добавить в Избранное>                                                      <Сделать стартовой>   
       Главная                     Биография и другая информация                     Кругосветное путешествие                     KOHTAKT     
 
Рассылки Subscribe.Ru
Кругосветное путешествие -
это просто!



   
Кругосветное путешествие - это просто!

    Представлюсь. Меня зовут Игорем Фатеевым, известным также как и "Бродячий проповедник". ("Vagrant preacher".) Мной организована эта подписка, чтобы познакомить вас с путешествием, в котором сейчас нахожусь я вместе со своей супругой. [Сейчас мы больше не одна семья; я продолжаю путешествовать, а Дарья ищет стабильную и обеспеченную жизнь.]
    А начиналось все так... 23 мая 2000 года в 20-53 московского времени мы вышли на Можайское шоссе с моим желанием - объехать Земной Шар против часовой стрелки, попутно знакомясь с различными народами и людьми, их обычаями, традициями, культурой и историей.     Познакомиться с пройденным путем можно на моем сайте.
    Последнее время мы живем в Бразилии, которую достигли спустя 17 стран и 2 лет странствий.
    Надеюсь, что у меня получится сделать письма интересными.

 
 
Здравствуйте, все!

   27 ноября телевидение связалось со мной. У меня спросили, хочу ли я быть экскурсоводом и переводчиком съемочной группы. Я согласился сразу, даже не обговаривая размер вознаграждения. Я любитель приключений, поэтому в подобных случаях меня не нужно просить дважды. Когда Анна Черепухина мне позвонила по WhatsApp, то объяснила, что представляет программу "Орел и решка", съемки которой пройдут в Сао Пауло. Попросила извинения за то, что меня поставили в известность в последний момент. У них уже был тот, кто подготовил всю программу "под ключ", но когда стал последний вопрос - встреча Анны в аэропорту, с последующим показом города, этот человек прекратил всякое общение. Как пел Владимир Высоцкий, "в горы таких не берут, про таких не поют". Представляете ситуацию Анны, которая приехала в Бразилию не зная языка, особенностей местной жизни, ни города? Меня это воодушевляет, но ей за четыре дня предстояло найти необычности для съемок.
   Итак, суть этой программы в том, что два человека приезжают в аэропорт и бросают монетку. Кому выпадает "орел" живет жизнью богатого бразилюка, кому выпадает "решка" - жизнью бедного. Того, кто будет показывать жизнь богатого, телевизионщики нашли. Моя задача заключалась показать жизнь бедного. Передача выйдет в эфир и будет опубликована в Ютуби в марте, поэтому немного терпения, и мы посмотрим, какими глазами они увидели Бразилию.
   Я приехал в Сао Пауло за два часа до прилета самолета. Учитывая, что днем ранее он прилетел с 40 минутным опозданием, и Анне потребуется время на прохождение таможенного контроля, я особо не торопился. От Джабакуары я поехал на автобусе, попутно побывал в той гостинице, где остановится Анна, сфотографировал ее комнату и оставил мой рюкзак на хранение. Название этой гостиницы - Missouri (адрес: Rua Maestro Cardim, 452, Paraíso, São Paulo). Так же у таксиста, стоящего напротив гостиницы, поинтересовался стоимостью такси до аэропорта. Проезд стоит 150 реалов. И это за 11 с небольшим километров! Пользуясь необходимостью народа, таксисты бесстыдно завышают цены. Поездка по городу на такое же расстояние будет стоить, по крайней мере, в 10 раз дешевле. На место, которое я дал в качестве ориентира для встречи, я пришел в 19:10. Но промахнулся, в этот день самолет прилетел на полчаса раньше, и к моменту моего прихода все пассажиры уже покинули аэропорт. Анна выходила покурить, но когда она вернулась, мы встретились. В нашей переписке по Whatsapp, я просил ее не менять доллары на реалы, так как понимал, что там будут налоги и грабительскией курс. Но Анна меня не послушалась. Ей поменяли исходя из цены 2 реала за доллар, тогда как официальный курс 3,10-3,15 реала. Я пояснил, что это из-за того, что она не говорит по португальски. Когда в том же обменнике спросил по португальски, у меня хотели купить доллары по курсу 2,85 реала. В последствии мое знание португальского стало мне мешать; Анне поменяли доллары по курсу 3,10 реалов, а мне (когда официальный курс стал 3,40 реалов) предлагали менять по 3,09 реалов. Также, наблюдая за общением Анны, я понял, что на приличном разговорном уровне по-английски говорят 2-3% бразилюк. Около 10-15% могут предложить общаться на сносном испанском. Так что не обольщайтесь, что в Бразилии можно жить не говоря по-португальски. Да, какие-то жизненные необходимости у вас поймут телепатически, но полноценного общения не получится.
   Анна уговаривала, чтобы я не беспокоился, и она до отеля доедет на такси. Я рассказал ей, что это - дорогое удовольствие, и к тому же не все бразилюки говорят по-английски. Так что оплатить мой приезд из Перуибе (туда и обратно), чтобы я встретил в аэропорту, выходило дешевле, чем оплатить такси из аэропорта до гостиницы. Если так подумать: мой проезд - 120 реалов (включая автобус до аэропорта) = +/-40 долларов; такси - 150 реалов (по курсу, по которому ей поменяли в аэропорту) = 75 долларов.
   Мы приехали до метро Татуапе, и я предложил Анне посмотреть шоппинг. Она стала отказываться, после дороги хотела помыться и отдохнуть. Я настоял, ведь нужно понять, как живут бразилюки. Ничего в шоппинге ее не заинтересовало, но поход туда не прошел бесполезно. Я купил Анне СИМку с бразильским номером, чтобы она могла обзванивать нужные ей организации и поддерживать связь со мной, также этот пакет услуг предоставлял доступ в Интернет. Свой выбор она остановила на операторе Claro, так из опыта поездки в Европу этот оператор показал себя лучше всего. Пакет услуг, который я оформил на мое имя из-за отсутствия у Анны бразильских документов и постоянного адреса, называется Claro Controle. Он включает безлимитные телефонные звонки на любой номер Бразилии и 3Гб Интернета. Подобный пакет стоит 54,98 реалов. Для сравнения у Tim - 108,99 реалов. (Когда я рассказал об этом Паулиньо, он захотел перевести свой Тимовский номер в Кларо. Подобная услуга бесплатна, и сохраняется предыдущий номер.) Оператор требует верности на два месяца, и счет оплачивается в любой выбранный день. Я выбрал 25 число, так как в это время очереди в торговых заведениях и банках минимальны. Но через день телефон перестал заходить в Интернет, и Анна пополнила счет 50 реалами. Я спросил у оператора, мне сказали, что телефон работает нормально и нет необходимости в этом пополнении. Отсутствие Интернета объяснили слабостью сигнала. 1 декабря мы купили СИМки для всех ребят из съемочной группы. Здесь уже была предварительная оплата. За 15 реалов покупался Интернет 2Гб, 100 минут для разговоров на другие операторы и безлимитные разговоры с Claro на Claro.
   Анна наметила план, что мне нужно было показать ей в Сао Пауло. Богатую жизнь ей показала Света Игнатенко, моя задача состояла показать жизнь бедноты. Мы прошлись по маршруту, и посмотрели на жизнь глазами "бедного". О том, что действительно сняли ребята, я расссказывать не буду; опишу то, что осталось за кадром. Некоторые вещи, которые предложила к показу группа поддержки с Украины, оказались несуществующими; к ним можно отнести жизнь бомжей в заброшеных поездах или дешевая столовая за 1 реал. Также палаточный городок в Сао Бернандо до Кампо, в котором поселились участники "Движения без Земли" мне удалось их провести, хотя первоначально это не было запланировано.
   Один из планов телевидения был показать Краколандию, самое опасное место в Сао Пауло. Там сотни людей, находятся под влиянием наркотиков. В этом месте они собираются, чтобы обкуриться или безнаказанно употреблять более сильные наркотики, продать или обменять на наркоту украденные вещи, ну и много другой незаконной деятельности. Вы смотрели фильм "Побег из Лос Анжелеса"? Вот нечто такое здесь, в самом центре города. По просьбе Анны я немного прошелся по Краколандии, чтобы снять видео и сформировать, и она бы решила о необходимости показа этого в "Орел и Решка". Подобная авантюра мне страха не внушала, до определенного момента я шел и в открытую фотографировал. Но подобная публика не любит фотографироваться (это вполне естественно, кому ж захочется быть известным миру за свои противозаконные поступки), поэтому в определенный момент мне пришлось опустить мобильник и не держать его на уровне глаз. Когда с этим заданием было покончено, я подошел к полиции, чтобы выяснить еще одну просьбу Анны: где находится центральное управление всей полиции, и может ли оно предоставить телевидению видео из полицейской хроники? Вооруженные до зубов полицейские, в бронежилетах и в касках, меня спросили: "Ты один из них?" и кивнули в сторону галдящего обдолбанного народа. "Нет", - улыбнулся я, - "Я никогда наркотики не употреблял и не находился среди этой публики". "Как же ты не боишься там проходить?" - полицейские осматривали меня с ног до головы, - "Мы вооруженные по последнему слову техники даже на машине боимся там проезжать. Там 50 тысяч совершенно невменяемого народа, если они нападут, то и живого места не останется". Тогда я им рассказал историю, которую в 1997 году прочитал в буддисткой книжке, и она мне дает смелость бывать в самых опасных местах планеты: "Один учитель восточных единоборств тестировал на совершенство своих учеников. Он предлагал им войти в пещеру. Один ученик идти побоялся, сославшись на то, что чувствует опасность. Второй ученик вошел и вернулся полностью избитым. Третий ученик боролся в пещере и вышел победителем. Когда в пещеру зашел четвертый ученик, то никто не захотел на него нападать. Кто из учеников самый совершенный?" Полиция промолчала, а не я тронутый ни кем, выполнил задание и покинул этот стремный район.
   Анна хотела найти для съемок как беднота играет в футбол на улице. Но Паулиньо сказал, что футбол - это не единственное развлечение бразилюк. На вопрос, что можно показать интересного, он предложил прогуляться по Проспекту Паулиста в воскресенье, съездить в оккупацию Сао Бернандо до Кампо, где оккупировали 78 тысяч квадратных метров - самое крупное подобное поселение в Южной Америке.
   Посетить оккупацию "Движения без Крыши" - была моя инициатива, первоначально она в планы телевидения не входила. Но если им было нужно посмотреть жизнь бедноты, то без этого аспекта местной жизни не обойтись. Для подобной "экскурсии" я пошел напролом, во многих случаях это срабатывает. Я спросил на проходной (ведь и у них есть охрана на входе, чтобы не допустить появления нежелательных личностей), где можно поговорить с координаторами, и меня направили к Джиоване - скромной негритянской девушке. Она попросила прислать Емайл, который бы показала координационному совету. Что я и сделал. Когда я вернулся за ответом, то мне сказали, что съемки разрешены, при условии, если мы правильно прокомментируем суть подобной оккупации. Итак, бедный народ, у которого нет денег на покупку жилья и не хочет платить за аренду, собирается и совместно оккупирует какое-то заброшеное здание. Обычно это личное здание какого-то предпринимателя, который долгое время не платит налоги. Мэрия не может им воспользоваться, но и предпринимателю запрещено продолжать вести свою деятельность. По словам руководителя Сао Пауловского Движения без Крыши, в центре мегаполиса 25 тысяч подобных зданий. Мы посетили два: девяти-этажное около Краколандии, где когда-то была гостиница, и двадцать одно-этажное, где была текстильная фабрика. После оккупации народ вычищает мусор, проводит электричество, налаживает водоснабжение, организовывает руководство и охрану. Свою оккупированную площадь каждый обустраивает по своему: кто-то делает домик из досок, кто-то из кирпичей. Совместно нанимают адвоката, который будет защищать их интересы перед правительством и перед бывшим хозяином. А потом живут, как дома, платя какой-то взнос, используемый для поддержания инфраструктуры: оплаты телефонов и Интернета руководства, зарплату охранникам. Съемки нам разрешили, и представители координационного совета сопровождали нас во время прохождений. Подобное сопровождение я попросил, поскольку им проще объяснить, что и где находится, договориться с жильцами о съемках. В принципе, неплохо устроились и не хотят уезжать.
   До прилета ребята сообщили, что у них сломался объектив Canon EF 24-105 IS USM. По просьбе Анны я начал поиски где можно взять в аренду или купить новый. Но выяснилось, что около 80% организаций специализирующихся на этом не работают в субботу и воскресенье. Те, которые открыты по субботам (в воскресенье не работает ни одна), работают только до 13 часов. С точки зрения местной жизни - все правильно, а с точки зрения здравого смысла - ошибочно. Ведь большинство вечеринок, дней рождений, свадьб и других немаловажных мероприятий проходит именно в конце недели. А если кому-то будет нужен объектив или другая техника для фотографирования? Об этом они не думают. Впоследствии я нашел, где можно взять напрокат объектив, но руководитель этой организации довольно-таки нерасторопный: то на телефонные звонки не отвечает, то адрес не сообщает, то на собрании... За два дня аренды у нас попросили 600 реалов (около 200$) без какого-то залога. Я спросил у оператора Олександра, сколько стоит новый такой объектив. Саша ответил, что 100$. Даже учитывая 60% таможенного сбора при ввозе в страну, неплохо получается у них цены завышать. Но другой съемочной группе удалось починить поломанный.
   Когда я ждал ребят на выходе из их гостиницы, то обзванивал организации, которые занимаются ремонтом и сдачей в аренду фотографического оборудования. Я искал возможность найти замену поломанному объективу. В один из моментов я попросил в приемной стакан воды, но мне отказали, сославшись, что воду нужно покупать в ресторане на втором этаже. Даже просто воды из крана не налили. Ух, жадюги! Мало того, что им жалко установить 20 литровую бутылку (которая стоит 3 реала) с одноразовыми стаканами (2,50 реала за 100 штук), они еще и в ресторане пол-литровую бутылку воды продают за 6 реалов (оптовая продажа которой 0,70 реалов при покупке 12 штук). Когда я попросил листок бумаги, чтобы записывать результаты моих звонков, то мне дали 1/16 часть от листка А4. Если Норма, так зовут управляющую в гостинице (Missouri) где останавливалась Анна до прилета ребят, сказала, что "мы должны принять замечательно каждого человека, чтобы он остановился в нашей гостинице еще раз и пригласил своих друзей", то в этой гостинице как-будто делали все назло с таким умыслом, чтобы человек никогда там больше не поселялся и не рекомендовал никому там проживание. Стоимость номера там 180-250 реалов, а условия хуже, чем в гостинице "бедного". Что ж, врагов нужно знать в лицо. Гостиница, в которой так жадничают, называется Paulista Century Hotel.
   В первый день съемок я опоздал на 10 минут. Первая съемочная группа выехала в 07:30, а вторая, из-за моего опоздания, в 08:15. По пути я поговорил с шофером о выборе лучшего пути, чтобы избежать автомобильных пробок. Шофер выбрал дорогу Президента Дутры, так в это время большинство ехали в центр Сао Пауло и в сторону аэропорта должно быть спокойно. Так и оказалось. Только в городе немного было заторможенно. Нескончаемая вереница автобусов стояла в направлении центра. Я показал на нее Анне и пояснил, что зависимость от общественного транспорта не дает гарантии пунктуальности. Когда до аэропорта оставалось 5 километров из 11, мы поравнялись с машиной, в которой ехала другая съемочная группа. Ребята из машины, где я ехал, открыли окна и стали прикалываться о нерасторопности других. Так что наше отправление с 45 минутной разницей не позволило другим доехать быстрее.
   Во время обедов, ребята выбирали Мак Дональдс или какой-то другой подобный ресторан. Я смеялся: "Вы так много по миру путешествуете, могли бы пробовать местную еду, ведь в других странах ее не найдете", но... о вкусах не спорят.
   Я не знаю, кто описывал Сао Пауло, но центр поддержки телевизионщиков с Украины посоветовал снять репортаж о нищих, которые живут в заброшеных поездах. Я побывал около этих поездов и поговорил с охраной. Выяснилось, что поезда не заброшены и никто в них не живет. Существует НПО, которое проводит "оживление заброшеных поездов времен империи" (да-да, сторож так и сказал; не restauração [реставрация], а revitalização [оживление]). Для этой цели, организация покупает и приводит в действующее состояние старые поезда. В ее коллекции есть те, которые принадлежали португальскому королю в начале XIX века.
   Паулиньо привез домой щенков, которые кто-то кому-то попросил передать. Жалко, что я не знаю, как толком перевести пословицу "не было хлопот, да купила баба порося". Теперь начался нескончаемый визг, на выделенной территории для щенков все испачкано рвотой собачьего корма и испражнениями. Воняет до невозможности. Я пояснил Паулиньо: "Это у тебя всего два щенка, а теперь представь, что в доме на Бела Виста, где я жил до переезда в Перуибе, жило 11 собак". Паулиньо согласился, что лучше, если собаки живут за пределами человечьего жилья.
   Одно из интересных мест, где проводились съемки бедного была организациия Cochilo. Может вы увидите ее в репортаже, поэтому я пока секрета раскрывать не буду. Отмечу то, что осталось за кадром. Алисе, которая хозяйка в Cochilo, говорит: "Вы платите, когда счастливы. Если наша организация не решила вашей проблемы, то платить не нужно". Другой факт, что не смотря на доступность цен, услугами организации пользуются богатые люди. Среди бедноты бытует мнение, что этот вид деятельности для ленивых.
   В гостинице "бедного" нужно было провести съемки, как там поселяется и каковы условия проживания. Когда мы приехали, чтобы это все заснять, то парень в приемной возмутился, что номер оплачен на одного человека, а туда идут трое. Я объяснил суть программы, которую снимают ребята. Но тот без разрешения управляющего не хотел нас пропускать. А потом он сделал вид, будто нас не существует. Когда я пытался объяснить, что наше время ограничено, поскольку через полчаса мы должны быть в другом месте, то этот парнишка демонстрационно переключал свое внимание на другие вещи. Я тогда нашел номер телефона гостиницы и позвонил, парнишка с радостью бросился к телефону, всем видом показывая "вот видите, как я занят, а вы меня по пустякам беспокоите". Он ответил, я спросил: "Когда ты уделишь нам внимание и разрешишь ситуацию, ради которой мы здесь?" Парнишка обернулся и увидел, что я звоню, со злости бросил трубку. Я объяснил ребятам суть происходящего. Рядом присел другой парнишка и по-английски и по-испански спросил, что случилось и чем он может помочь. Я спросил, кто он такой и какова его должность. Когда он представился и сказал, что тоже работает в приемной, но его рабочее время закончилось в 14 часов. Я ему рассказал нашу ситуацию, тот пояснил, что никаких проблем нет, ребята могут пройти в номер и снять, что им необходимо. А управляющего лучше не ждать, поскольку не существует точного времени, когда он появится. Я также рассказал, что завтра тоже будет необходимо сделать съемки завтрака и еще какие-то детали, доброжелательный парнишка ответил, что можно приходить и делать то, что необходимо. Утром следующего дня, когда ребята снимали, этот же парнишка мне разрешил позавтракать. Назовем и эту гостиницу – Paulista Center Hotel.
   В особенно опасных районах города полиции поблизости не видно. Но ее отсутствие - только иллюзия. Стоит автобус, на котором написано, что "победить крак (название сильного и доступного, по цене, наркотика, который состоит из неочищенного кокаина с ацетоном) - это возможно". У ребят возникло любопытство, как же они помогают избавиться от наркотической зависимости. Увидев, что за темными стеклами кто-то прячется, мы постучали в дверь этого автобуса. Давать интервью и быть снятым на видео полицейский отказался, но в нескольких словах он рассказал о своей работе. Оказывается, что программа по помощи наркозависимым личностям была закрыта из-за отсутствия финансирования, и автобус был переоборудован в центр мониторинга на площади. На высокой антенне находится качественная камера, которая позволяет наблюдать круговую панораму. И полиция наблюдает, без привлечения к себе внимания. В случае нападения на кого-то, наблюдатели вызывают группу быстрого реагирования.
   Попутно я поговорил и с богатыми людьми, пытаясь понять, как происходит их развлечение. По идее, разницы с беднотой особенно нет, только все устроено с большим шиком и помпезностью. Единственное серьезное различие, что у богатых больше есть возможность ездить за границу.
   Если тарелка в ресторане "Bom prato" стоит 1 реал (ресторан от правительства города и спонсируется им), то в самом дорогом ресторане Сао Пауло тарелка обеда стоит 92 реала. Обед - это стандартные бразильские рис, фасоль, мясо, салат. В богатом ресторане - два вида фасоли. (Как я разговариваю с некоторыми русскими и русско-говорящими, читаю описание Бразилии на сайтах, слово feijão они называют фейджон, а limão - лемон. Но что мешает им показать вещи под своими именами? Фасоль и лимон соответственно. Ведь это так просто. Или хочется выглядеть круто, поедая "незнакомые" другим продукты?) Так вот, тарелка ужина в самом дорогом ресторане Сао Пауло стоит от 350 до 1050 реалов, в зависимости от гарнира и сопровождаемых вин.
   Во все наши поездки осуществлялись на Убере (Uber). Это значительно дешевле, чем на такси. Как, например, поездка до аэропорта стоит 45 реалов, что дешевле в три раза. Так я начал учиться, как использовать Убер. Но когда ехал на электричке в первый день после прилета Анны, у меня пощупали задний карман шортов, в котором были ключи. В тесноте электрички сложно было прижучить карманника, к тому же он ничего не украл. Деньги были в другом кармане, но плоские банкноты создавали видимость пустого кармана. За 15 лет жизни в Бразилии это в первый раз, когда меня пытались так обокрасть.
   В этих поездках на Убере я понял несколько вещей. 1) не все шофера знают город. Это выражается в том, что порой они очень заковыристо едут к пассажиру, что приводит к лишним затратам времени. Оно и понятно, ведь эта подработка для них необычна, зато таксисты лучше ориентируются. Так же безграмотно знают городские улицы, что мне самому рядом с шофером приходилось подсказывать, как правильно подъехать. Да, они пользуются картами Гугла и различными вспомогательными программами, но это не лишает необходимости хорошо знать город. По крайней мере его основные проспекты. 2) иногда программа глючит. Анна указывала один адрес в качестве конечного пункта, а на телефоне у шофера появлялся другой. 3) не помешает иметь и дружбу с шофером. Особенно, если нужно вызывать какую-то необычную машину; так в определенный момент нам нужна была машина, в которой помещается 7 пассажиров. Но большинство из шоферов совершенно безразличны к пассажирам; включают музыку (не спрашивают, хотим ли ее слушать) и замыкаются в себе.
   В первую ночь, после знакомства с Анной, и последующую неделю я спал по два часа за ночь. Что мне помогало, так это привычка, приобретенная во время службы на Северном Флоте - уметь воспользоваться любым 10-15 минутным кусочком времени, чтобы поспать в любом месте и в любых условиях. С другой стороны, жизнь была очень насыщенна и интересна, так что я не очень-то и уставал.
   30 ноября я съездил в Перуибе. Там прошло судебное заседание по процессу, который начал Педро Романiв. Педро в одном доме сделал то, что у него просили: что-то покрасил, где-то установил камеры наблюдения, убрал мусор и другое. Ему обещали заплатить 30 реалов в день, но заплатили 30 реалов за неделю. Помимо этого, он за свои деньги покупал инструменты и материалы. В последний день, когда он пришел, чтобы забрать инструменты представленые знакомыми и получить оплату труда, он поругался. Я был при этом, поэтому на судебное заседание был вызван в качестве свидетеля. Педро требует, чтобы ему заплатили 10 минимальных зарплат (по нынешним временам это 9300 реалов), а судья вынесла решение, что должны заплатить всего 800 реалов. Мои услуги, как свидетеля, не понадобились; но если бы я не явился, то это уголовно наказуемое преступление. Педро не был доволен таким решением "даже Иисус не работал бесплатно; а свидетели потратили деньги на транспорт, потратили воду и мыло, чтобы аккуратно выглядеть". Итак, Педро дали 10 дней, чтобы нанять адвоката, который будет обжаловать это решение. После этого заседания я ответил на письма в Acessa SP, написал письмо в полицию о возможности предоставления видео, попросил возможность съемок в оккупации Движения без Крыши, и вернулся в Сао Пауло. Таксиван ехал полупустой, поэтому я отсыпался, растянувшись на задних сидениях. Во время этого дня Анна ходила со Светой, подготавливала сценарий для съемок богатой жизни.
   3 декабря с Анной мы поехали встречать съемочную группу в аэропорту. Шофер, который нас вез, пообещал найти вторую более вместительную машину. Да, он выполнил обещание, но засомневался, что мы будем ждать там, где договорились. Ребята вышли из самолета, мы их встретили, Анна подождала, когда они покурят, а потом меня попросила связаться с Эдуардом, тем Убером, который нас привез в аэропорт. Но тот не появлялся, когда я отправился на его поиски, они уехали на других машинах. А потом меня обвинила, что я не мог организовать их поездку.
   События развивались так. Эдуард нашел другого шофера с машиной на 7 мест. Выехал на поиски нас, как и было сказано, со стороны терминала прилета. Второй шофер понял правильно, где мы его ждем. А Эдуард засомневался, поскольку среди такси Уберу запрещено останавливаться. И они, сами не хотя этого, разъехались. Тот шофер без Эдуарда не может нас взять, поскольку нас не знает. Эдуард никак не мог поверить, что мы его ждем в запрещенном месте. Когда он нас нашел, он поехал искать другого шофера на автостоянке. А ребята в это время уехали на других машинах. Когда он его нашел, было уже поздно. Увидев, что я нахожусь между всеми аэропортами, и ближайший автобус поедет в Сао Пауло через три часа, второй шофер привез меня домой к Паулиньо, а Эдуард поехал домой отдыхать.
   Когда мы с Анной шли в сторону Краколандии, то проходили около проституток. "Вот видите, эти девушки, не первой свежести, зарабатывают продажей своего тела", - пояснил я, - "Я не буду говорить, как они называются, поскольку по португальски это слово звучит, как и по русски". Анна осмотрела их: "И даже не второй свежести. Кто пользуется их услугами?" Я обратил внимание на определенных личностей, шедших нам навстречу: "В районе много торговцев наркотиками, бандитов, воров. Так что клиентов им хватает. "У человека на лбу не написано, что он - вор/бандит" - обычно говорят те, кто не потрудились понять других. Но если вы будете внимательны, то без труда поймете, кто есть кто". Анна рассмеялась: "А эта вообще от отвращения сморщилась. Ей своей безобразности не хватает?" Я улыбнулся: "Просто она тебя, как конкурентку рассматривает. Это отвращение предназначено для меня - "Где я такую безобразную нашел?" Видела, как она тебя осмотрела с головы до ног?" Когда мы прошлись среди обдолбанного народа Краколандии, Анна сказала, что когда Настя будет на съемках, нужно попросить полицейского, чтобы тот ее сопроводил. (Как показали мои разговоры с полицией, она боится находиться среди этого народа. Так и ребята, без полиции, испугались там появляться. Поэтому мне установили скрытную камеру, и я сам сделал съемки.)
   На несколько минут мы с Анной заскакивали в дом, где живет Дашка. Дашка захотела передать телевизионный привет родственникам и друзьям, но у ребят не было времени. А когда Дашку пригласили на Проспект Паулиста, который в 15 минутах от дома, она не пришла, сославшись на усталость. Я тоже был за кадром, хотя в определенных моментах мог и появиться. Нужно было не говорить по русски, чтобы не выглядела парадоксом русская речь в Сао Пауло.
   Когда мы ехали с Анной в автобусе по центру города, я пояснил, что это одна из самых непристойных улиц. Здесь продают и употребляют наркотики, собираются "сексуальные меньшинства", чтобы найти партнера, есть публичные дома, игорные заведения... "Публичные дома?" - переспросила Анна, - "Я слышала, что они по закону запрещены". "Разве они будут соблюдать законы? Вот смотри в окошко. Ночью здесь совершенно иная жизнь, чем ты видишь днем. Днем здесь обычная городская жизнь: работают торговые центры и рестораны, дети идут в школу, есть кинотеатры и книжные магазины, рабочие и госслужащие бегут по своим делам. Ночью... Ты смотрела фильм "Побег из Лос-Анжелеса?" Вот такой мини Лос-Анжелес и здесь. Публичные дома светятся красным цветом. (Когда я раздавал листовки пиццерии на этой улице, то поинтересовался: если для спиритистов зеленый цвет обозначает цвет мира, то что обозначает красный цвет в их заведениях? Охранник сказал коротко: "Ад".)". Автобус ехал мимо заведений, которые, даже при примитивном знании английского, было понятно, что предлагают - "True love", "Night house" и так далее.
   Мы закончили съемки в парке Ибирапуера и направились к выходу. На лавочке сидела девушка и пользовалась мобильным телефоном. Я обратил внимание Насти: "Посмотри, чем-то напоминает Аньку". Девушка улыбнулась: "Здравствуйте. Вы откуда? Я из Уфы". Ребята торопились, поэтому я ей вкратце рассказал о съемках передачи и моей роли как переводчика и экскурсовода. Так я познакомился с Людмилой. Она уже смотрела передачу, но не узнала Настю. Я взял номер телефона и догнал остальных. Когда я подошел к ним, то прокомментировал, что даже если нет никакого определения бразилючной внешности (они могут быть совершенно разных цветов, размеров, говорить с разными акцентами и так далее), все равно понять, кто иностранец - это не трудно. Так мне уже говорили, когда мы пришли в бразильское консульство в Сенегале. Там были бразильские муж (черный) и жена (белая), и у них я спросил, можно ли по внешнему виду отличить, кто бразилюк, а кто - нет. Мне сказали, что это возможно. Даже латинцы между собой отличаются.
   Побывать в оккупации Движения без Земли, которое поселилось в соседнем с Сао Пауло городе, посоветовал Паулиньо, когда я у него спросил, что интересного он может посоветовать. Я рассказал об этом необычном поселении Анне, и она нашла его описание в английских изданиях "Би-Би-Си" (http://www.bbc.com/news/av/world-latin-america-42116098/inside-sao-paulo-s-squats) и "Гардиен" ( https://www.theguardian.com/cities/2017/nov/27/resistance-sao-paulo-homeless-reclaim-city-occupations). Когда это ее заинтересовало, я стал искать возможность туда попадания. Вопрос не в местоположении, это без труда можно найти в Гугле, а в том, чтобы нам там разрешили провести съемки и взять интервью. Паулиньо является членом координационного совета, который улаживает разногласия между мэрией и Движением без Крыши. Он связался с председателем этого координационного совета, тот дал телефон адвоката, который занимается юридической защитой данной оккупации в Сао Бернандо до Кампо. Адвокат в свою очередь дал телефон Андреи, которая координатор всего проекта. В конечном итоге, через два дня общения я договорился, чтобы нас там ждали с распростертыми объятиями.
   Когда мы туда приехали, нам устроили небольшую экскурсию. Снимать можно было все, без ограничений. Весь этот палаточный городок занимает 78 тысяч квадратных метров, где живут около 800 семей. Когда земля была оккупированна, то поселились 140 семей, остальные пришли потом. Бараки покрепче и понадежнее у тех, кто там действительно живет. В основном они построены из досок и обтянуты клеенкой; это тоже сделано с умыслом, поскольку оккупанты хотят показать, что они не собираются строить фавелы, а здесь живут временно, пока не получат полноценное жилье. Те, которые живут вне поселения, барак только создает видимость проживания. Вся территория делится на 18 секторов, в каждом из которых есть свое руководство и общественная столовая. Продукты, газ и другие расходы община оплачивает вскладчину, а личные проблемы - строительство барака, использование воды и туалета, и тому подобное - каждый решает самостоятельно. Андрея - руководитель всех секторов - простая скромная женщина, готовая бороться до победы. Она объясняет, что мы "находимся в самом безопасном месте во всей Южной Америке; здесь не допускается использовать и продавать наркотики и изгоняются любые бандиты". Ребята, по сценарию созданному Анной, хотели найти несчастных, которые "опустились на дно жизни и стали жить в такой нищете", но здесь публика другая. Андрея поясняет, что прежде оккупации история этой земли исследовалась, и выяснилось, что она пустует 49 лет. По закону, если земля не используется больше 10 лет, то право на владение теряется; нужно или что-то строить, или заниматься агрокультурой (выращивать нечто или содержать живность). Ее купил один богач, а потом, когда долг по земельному налогу перевалил 80 миллионов, забросил. Мэрия не может оккупантам ничего сделать, поскольку это частное владение; хозяин, чтобы начать землей пользоваться, должен оплатить все налоги и что-то делать, чтобы земля не пустовала. Поэтому мэрия развернула подпольную войну; она уговаривает жителей из ближайших зданий, чтобы те писали жалобы на опасности в этом месте, на нарушение экологии, на некрасивый вид и так далее. Суть данного поселения - привлечь внимание правительства, что честные труженики не имеют возможности купить жилье, которое стоит очень дорого. Поэтому правительство должно построить жилье по доступным ценам, может быть здесь, может в другом месте. Все проживающие в этом поселении работают, но одни от безвыходной ситуации живут здесь, другие живут в съемном жилье; но те и другие подчиняются всеобщей мобилизации, когда они идут пешком до областного правительства, блокируя по пути 23 км одной из самых оживленных трасс штата Сао Пауло. Во время съемок один из парнишек отбивал ритм на пластиковом ведре, но когда его захотели снять на видео, он смущенно отвернулся. Ребята пытались его воодушевить, но у них не получалось. Тогда я стал тоже стучать, как на барабане. Парнишка принял вызов, у нас началось негласное соревнование: кто сможет увеличить скорость стучания, не потеряв ритма. В конечном счете остались довольны все.
   В один из вечеров ребята захотели снять торговлю наркотиками и проституток. Мы поехали на эту улицу. Ведущую в эту поездку не взяли, режиссер беспокоился о ее безопасности. Торговли мы не встретили, во вторник улица не настолько "оживлена". Зато на пороге "дома красных фонарей" стояли две "девушки" в трусиках и без какой-либо еще одежды. (Я написал в кавычках, поскольку это парнишки, сделавшие операции по смене пола. Девушки, даже в самых проститутских районах не будут так открыто обнажаться.) Охрана была одета в смокинги в галстуках. Я поздоровался, пожав руку. Меня многие знают в центре города, за пять лет раздачи листовок я уже примелькался. "Сегодня ты без листовок?" - спросил охранник. "Да. Я друзьям город показываю", - я показал на ребят. "Тогда приходите к нам поразвлечься, попить пива. 20 реалов за час, 40 реалов без ограничений на всю ночь", - охранник приготовился выписывать чек о получении денег. "Может быть в другой раз", - я похлопал его по плечу, - "Сейчас мы немного ограниченны по времени".
   Понаблюдав за распущенностью города, ребята стали просить, чтобы я купил им марихуаны. Я отказался, так как сам не употребляю и не хочу других вовлекать в это. К тому же, как показал случай с Давидом, и о нем я рассказал ребятам, иметь при себе наркотики или продавать их сейчас приравняли. Поэтому если у них обнаружат марихуану, пусть даже на одну самокрутку (стоит в стране 5 реалов), минимальный срок за это - 5 лет тюрьмы. Тем не менее, когда мы сидели около одного музея в деловом центре Сао Пауло, и оператор делал съемки городской суеты, к нам подошла пара и предложила купить кусочек торта за 5 реалов. Они сказали на португальском, что в торте спрятана (марконья). Я перевел, как марихуана. Продавцы переглянулись и закивали. Режиссер спросил: "Jock?". Но девушка была серьезной: "Realy. Ganja". Парень оглянулся, до ближайшего полицейского было 20-25 метров и тот смотрел в противоположном направлении. Режиссер расплатился, получил свой кусок торта, и пара пошла дальше, предлагая окружающим. Действовали по той же схеме, парень закрывал девушку и смотрел за реакцией полиции, девушка предлагала и собирала деньги. Была ли "травка" в купленном торте? - не знаю, я об этом не спрашивал.
   В моих похождениях со съемочной группой я понял, что мне не только нужно знать португальский язык и ориентироваться в городе, но и интересности, местные законы и психологию бразилюк. Поэтому я не просто был гидом и переводчиком, но и справкой по всему бразильскому образу жизни и телохранителем. Когда оператор снимает, режиссер выискивает что должно попасть в кадр, мне приходилось оценивать ситуацию и предупреждать возникающие неприятности. Например, в центре города на площади Сэ к оператору подошел уличный житель и захотел выбить камеру из рук. Я просто положил руку на локоть этого бомжа, посмотрел ему в глаза и сказал: "Не пугай его так". Бомж рассмеялся и отошел. Были и другие нестандартные ситуации, решать которые мне было интересно. Бразилюки думают по иному, чем к этому привыкли ребята, до этого побывавшие в 31 стране. Уметь обеспечить их спокойное пребывание не так уж и легко.
   Я подходил в бар к Сисеро и рассказал о моих похождениях с телевидением. Сисеро искренне обрадовался: "Ты делаешь то, что тебе нравится, и еще получаешь деньги за это". Ему было интересно, что больше всего поразило людей не знакомых с бразильской жизнью. Я задал этот вопрос ребятам, и те сказали: "Жители города заплатили больше двух триллионов реалов налогов, но при этом так много людей живет на улице". Бразилюкам понятно, что общественные деньги разворовываются политиками, но это просто не вмещается в голове: как можно воровать столько денег и оставаться безнаказанным? Но по моему мнению, большинство людей выбирают добровольно уличную жизнь. Особенно настойчивым попрошайкам я сам объясняю это: "Если вы экономите 2 реала в неделю (что это такое 2 реала? Копейки. Проезд в автобусе стоит 3,80; килограмм хлеба - 12; стакан кофе - 5; пол-литровая бутылка воды - 2), а на следующей неделе - 4 реала, потом - 6 и так далее, то к концу года сможете сэкономить 3200 реалов. А если будете экономить не 2 реала, а больше, то к концу года будет больше денег. В моих поисках дома я видел, что дом без документов можно купить за 10-15 тысяч реалов. Другими словами, за 1-1,5 года вы можете обзавестись собственным жильем. Да, в далеком районе, но зато не жить на улице. Насколько это возможно - пример моей личной жизни. Я приехал в страну без каких-либо денег, не нашел работу. Раздавал листовки пиццерии, за 30 реалов в день. Но были недели, когда я не получал ни сентава. Были времена, когда затраты лишали всего заработка. Но смог накопить денег и купить мой дом".
   После того, как "Орел и Решка" уехали, я стал искать возможность возвращения телефона и получения обратно денег. Я попробовал вернуть телефон в магазин, но у меня не приняли. Магазин пошел на обман, только чтобы не принимать телефон. Я попросил позвать заведующего, но мне сказали что тот на обеде. Я попросил номер 0-800, в ответ сказали, что никакой магазин и никогда этот телефон не примет. Я тогда пошел сам в поисках заведующего. Найденная заведующая сказала, что магазин не примет телефон, который был непосредственно куплен в нем.
   Документы о покупке телефона показывают, что я купил телефон сиреневого цвета. На самом деле, он больше похож на чёрный. Я написал жалобу производителю телефонов, и он связался со мной и сказал, что это телефон выпускается двух цветов: белого и синего индиго. Спустя час после размещения жалобы на сайте, представитель LG созвонился со мной и сказал, что данная модель телефона выпускается двух цветов: белого и синего-индиго, поэтому тот факт, что в документах указан сиреневый, должен решаться с магазином, который мне продал. Тогда я пришел в магазин чтобы заявить, что это телефон не является сиреневым. Но меня не стали там слушать. Вот как это было. Я подошел к продавцу и попросил, чтобы он показал какую-то вещь сиреневого цвета. Он нашел одежду сиреневого цвета и показал мне. Я показал ему телефон и спросил: какого он цвета. Продавец сказал, что чёрного. Тогда я показал ему документы, где написано что он - сиреневого. Продавец посмотрел телефон и сказал: "Разве вы не видите что немножко синеватого оттенка?". Тогда мы подошли к другому продавцу того же самого магазина, и спросили какого он цвета. Продавец сказал что чёрного. Тогда я спросил: "Почему мне продали телефон неправильно цвета?". Продавец сказал, что в каждом магазине отдел телефонов независим от других, поэтому не может нести ответственности за то, что было куплено в каком-то магазине, даже принадлежащего сети их магазинов; будет правильно выяснять в том магазине где я купил. Я показал, что на витрине его магазина есть такой же телефон. На это продавец ответил, что в списке цветов, который служит для описания товаров, нет черного цвета, поэтому его написали, как сиреневый.
   В "наследство" от Анны мне досталась СИМка, которая позволяет делать безлимитные звонки на любой номер телефона в Бразилии. Но когда начал обзванивать своих друзей, большинство телефонов не отвечало. Так что пользы от этого было мало. Но тем не менее к кому мне удалось дозвониться были рады меня слышать, ведь мы не общались по несколько лет. Интернет, 3 Гб которого были включены в этот пакет услуг, закончился быстро. Некоторые телефонные компании предлагают использовать меньше Интернета, но использование Whatsapp без ограничений. Данная СИМка для Whatsapp использует Интернет из пакета услуг. Другое мошенничество этих телефонных компаний. Мне пришла СМСка: "Добавьте кредиты на свой номер от 10 реалов и больше и получите 100 минут для разговоров с любым номером Бразилии, 300 Мб Интернета и 330 СМСок". Итак, я добавил эти кредиты, но не для того, чтобы получить все обещаное, а просто, чтобы номер не был отключен. После этого пришла другая СМСка: "Вы почти выйграли! Добавьте 20 реалов и СЕГОДНЯ вы получите бонусный 1 Гб Интернета. А если вы добавите 25 реалов, то получите 2 Гб Интернета в течение 7 дней". Но меня это не привлекает. Связь с Интернетом не такая быстрая, в определенных местах ее вообще нет.
   Я пришел 07/12 в Poupa Tempo недалеко от дома Паулиньо. Мои цели прихода были поговорить с Обществом Защиты Прав Потребителей (в дальнейшем, ОЗПП), попользоваться бесплатным Интернетом. ОЗПП в этом здании не оказалось, поэтому в Интернете я стал искать возможность, как защитить мои права. В 18:42, когда я сидел в Интернете, все работники Poupa Tempo стали с криками разбегаться. Каждый прятался где мог. Я встал из-за стола и посмотрел, что творится. За несколько секунд здоровенное здание опустело, но мне было видно, как народ стоял за колоннами, прятался по столами. В 10 метрах от меня пробежал парнишка, за ним в 3 метрах бежал охранник Poupa Tempo. Когда они выбежали на улицу, служащие по-немногому стали возвращаться на рабочие места, собираться в компании и что-то обсуждать. Мое интернетное время закончилось, и я пошел к выходу. По пути поинтересовался, что так всех напугало. Мне объяснили, что было ограбление банка. Уже на выходе стояли машины сан-пауловского спецназа, люди в черном с автоматами бегали туда-сюда, по всем ближайшим улочкам съезжались полицейские машины, на высоте 15-20 метров кружил полицейский вертолёт. Минут через пять прилетел вертолёт телевидения. Но по растерянным взглядам стражей порядка, по их тщетным усилиям я понял, что грабителей не поймали. Оставаться там было не интересно, и я вернулся в дом Паулиньо. Дома я списался с друзьями по Whatsapp, мне рассказали, что об этом ограблении в новостном выпуске ничего не рассказали. Итак, это ограбление и беспомощность полиции скрыли от остальных, которые не были непосредственными свидетелями.
   Когда я ехал из церкви в дом Паулиньо с велосипедом, подаренным отцом Дионисием, но задумался и сделал несколько эскизов о том, как я предпочитаю организовать мебель в моем доме. Я думал свести ее к минимуму, но сейчас понимаю, что в определенных случаях она необходима. Так у меня уже есть шкаф для книг, тумбочки для посуды и продуктов питания. Необходимо также где-то организовать одежду и постельное бельё. Также в моих эскизах я предположил возможное увеличение дома, достроить на первом этаже туалет и ванну для посещения их со стороны спальни, а на втором этаже - сделать веранду, где спать в жаркие ночи. Под верандой можно будет сделать кладовку.
   Со мной, через "Одноклассники" связался Степан - сын моей учительницы английского языка. Он сказал, что вполне возможно поедет в командировку в Бразилию, и хотел бы меня здесь увидеть. Было бы интересно встретиться, после стольких лет. Ещё интересный факт в том, что посёлке, в котором я вырос, всего полторы тысячи жителей. Встретить обитателя этого поселка на другом конце мира - это очень маленькая вероятность. Сейчас мы с ним переписываемся по WhatsApp, и когда я встречаю что-то интересное, фотографирую и высылаю фотографии ему. Эти фотографии не являются секретными, я здесь размещу их в своем блоге. Вы увидите, что влияние на Бразилию гораздо больше, чем Бразилии на Россию. Есть некоторые русские имена, советские и русские писатели, встретил даже фразу на русском языке. Бразилюки не говорят по-русски, но каким-то образом через Google они перевели эту фразу и развесили на заборе.    13 декабря я побывал в Poupa Tempo, где было ограбление. Поговорил с охраной. Мне рассказали, что ограбление совершили три парнишки от 12 до 16 лет. Они унесли 500 реалов, бронежилет и пистолет охранника. Но их так и не поймали.
   Во время моего отсутствия в доме почти ничего не украли. Я не проводил доскональный осмотр, только вижу во время необходимости. Так, к примеру, входную дверь не трогали. А когда хотел развесить белье на веранде, то обнаружил, что веревку украли. Вычислить, кто это сделал будет не трудно; веревка была толстая, поэтому наверняка ей будут привязывать лошадей. Тех, кто имеет лошадей, в округе не так много. Не сомневаюсь, что в мое отсутствие народ заглядывает в окна. (Раз определенные соседи не стесняются делать это в мое присутствие, то в отсутствие гораздо безнаказанней.) Скрывать мне нечего, пусть смотрят; так сами убедятся, что я беден, и красть не будут.
   Весна в этом году была довольно-таки прохладная +18-24. Зато конец весны и начало лета вполне по бразильски: +32-35 и сильнейшие дожди. Сидеть дома во время подобной погоды невыносимо, жарко и душно. Единственное, что радует, что этот пик жары пройдет после середины января. Из-за жарких дней земля высыхает, поэтому дожди в доме к наводнениям не приводит, так как вода впитывается. Во время одного сильного дождя я видел, что вода протекает в месте, где унитаз соединяется с полом, и уже договорился с соседом, чтобы тот посмотрел, как это можно починить.
   В конце года последние две недели были нескончаемые дожди. Дождь чуть приутихнет, потом усилится снова, но так и идет не переставая. Несколько раз он меня застал врасплох, но, несмотря на его сильность, он очень теплый. Как я заметил в ночь на 31 декабря, нарушение почвенного слоя и обилие воды, которую не способна впитать земля, привело к появлению новых трещин, теперь уже в душевой около пола. Вода с улицы просачивается и стекает в сточное отверстие. Также вода просачивается через стенку в коридоре, а потом течет в спальню. Ночью я старался вычерпать воду из спальни. Затем установил инсталлацию Фотошопа на последний подаренный Ренато ноутбук. Поставил будильник, чтобы тот меня разбудил через 40 минут.
   Предновогоднее утро началось с голубого неба и восходящего солнца. Но у дома свои причуды. Когда точное время 08:21, часы на ноутбуке стали показывать 09:35, а на телефоне LG, который я безуспешно пытался вернуть в магазин, - 8:00 и к тому же 5 января 2010 года.
   Рождество я провел с Фабио - мужиком, который живет на соседней улице. Его родственники остались в Сантосе, и в праздничную ночь он был одинок. Я сделал манговый сок и пришел к нему. Он был немного подвыпивший и начал извиняться, что ничего не купил к моему приходу. Я пояснил, что мне ничего не надо, так как пришел, чтобы поговорить о Боге. Сначала Фабио много времени рассказывал о себе, о том, как он вырос в бедной семье, и, когда посещал школу, даже не было обуви. Потом он поступил в летное училище и стал служить в Военно-Воздушных Силах, и это резко изменило к нему отношение окружающих. Со временем страх сменился на зависть, и он выучил два языка и стал работать в порту на таможне. Когда он попросил, чтобы я что-то рассказал, я начал с простых вещей, что "мы - не это материальное тело, а вечные частички Бога". Он сказал, что не видит в этом ничего нового, так уже слышал в католической церкви. Потом я повторял Харе Кришна, а затем дал послушать, как поют лондонские преданные под музыку Джорджа Харисона. Фабио начал показывать то, что он никогда не видел, а я не мог заметить. Музыка показала ему "миллионы паломников в странной, похоже индийской одежде, поют Гари Кришма (так обычно бразилюки называют мантру, если никогда о ней не слышали; иногда говорят и Харе Кристо) и купаются в широкой реке. Рядом с рекой стоят величавые храмы, из которых слышится повторение мантр, доносится запах благовоний. По широкой лестнице паломники поднимаются к алтарю и склоняются в поклоне". На алтаре стоит какая-то личность с поднятыми руками, но лица Фабио не увидел, поскольку эта личность светится ярче солнца. Странно было от него слышать все это, учитывая тот факт, что он был пьян и никогда ничего о Кришне и образе жизни преданных Кришны не слышал. Когда я пришел на следующий вечер, у него планшет уже был заряжен, поэтому я по Bluetooth отправил музыку с моего мобильного телефона, воспользовавшись Интернетом, нашел статьи в Интернете, которые рассказывают, кто такой Кришна и для чего повторять мантру Харе Кришна. А потом мелькнула идея, и я нашел в Интернете фотографии храмов Кришны. Фабио просмотрел все их и сказал, что там нет храма, который он видел. Тогда я показал ему изображение Вайкунтхи (смотрите внизу), и Фабио обрадовался, так как это соответствовало тому, что он видел. Это его воодушевило отбивать ритм, когда я пел Харе Кришна.    Когда я возвращался домой от Фабио, соседи, живущие вокруг моего дома, стали предлагать нечто выпить. Они уже были довольно-таки "набравшиеся", я пояснил, что ничего алкогольного не пью. Мне предложили газировки, но я вежливо отказался, пообещав, что выпью с ними в новогоднюю ночь. Тогда они захотели по братски обняться. Женщины и дети стояли в стороне, не принимая участия в разговоре. А мужики и парни стали обниматься. Что тут поделать? Мне нужны хорошие отношения с соседями, поэтому я ответил на их объятия.
   С 20 декабря, когда я вернулся в Перуибе, здесь были нескончаемые дожди; в какой-то момент приутихнут, потом снова усилится. 31 декабря, в первый раз за две недели, выглянуло солнце. Дождь пробовал вернуться, но в конечном итоге солнце победило.
   Новогоднюю ночь, как и обещал, я пришел к соседям, чтобы попить газировки. От угощения (несъедобного для вегетарианцев) я отказался, но попил лимонада и побыл среди жителей моей улицы. По мне без разницы, я мог бы находиться дома, повторять молитвы и изучать Писания. Но обещание нужно было выполнять, поэтому я провел час в одной тусовке и 40 минут в другой. Там каждый рассказывал о себе, а я просто молчал. Для их любопытства показал фотографию оленьей упряжки, которую в Ханты Мансийске сфотографировал отец Дионисий и выслал мне по Whatsapp.    Гаура Шакти даса. Перуибе, 13/01/2018.

 
Copyright (C) 2000-2008 "Бродячий проповедник".
При цитировании и перепечатке ссылка на http://preacher.hari.ru/ обязательна.

В избранное