Велосипедизм

  Все выпуски  

Велосипедизм 424: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 8.



ПЕВЕК ВСТРЕЧАЕТ ВЕТРОМ


24 марта. Температура - 31°.

Вышли рано утром. Ветер юго-восточный. Идти немного легче, чем вчера. Нет больших перевалов, а у кромки дороги - твёрдый наст. Опять остановилась впереди нас машина. Шофёр спрыгнул с подножки, подбежал к нам, смеётся: "Ребята, глазам своим не верю. Можно я вас потрогаю?". Мы смеёмся, а он продолжает: "Представляете, кручу баранку, смотрю - впереди на велосипедах люди едут. У меня даже спина вспотела, в жар бросило, ну, думаю, доездился, - уже и галлюцинации вижу… Закрою глаза, открою… - а вы всё едете". Мы предложили ему пощупать нас, убедиться в нашей реальности, посмеялись все вместе. Сергей напоследок крикнул озадаченному парню: "Увидишь летающую тарелку - тормози, это тоже мы будем!". Парень понял шутку, захохотал.

Едем тесной кучкой. Вчера нас предупредили, что в этих местах водится много волков. Следуем поговорке, "бережёного - Бог бережёт".

Утром я достал из рюкзака ружьё и переложил его поближе. Наконец-то, я чувствую себя хорошо, стараюсь ехать впереди. В прошлых экспедициях всегда так было, а в нынешней наш караван обычно возглавлял Серёжа. Есть какая-то закономерность в порядке движения. У Сергея это ярко не выражено, а вот мы с Мишей чувствуем дискомфорт при перемене места. Так, мне нужно видеть раскрывающуюся впереди картину дороги. За спиной, двигаясь вторым или третьим, я быстро устаю, нервничаю, так и хочется заглянуть за плечо впереди едущего, посмотреть, как дорога уходит вдаль. Миша же, наоборот, двигаясь первым, набирает такой темп, что мы за ним не поспеваем. Он далеко вырывается вперёд, и потом оглядывается, шаг за шагом, поджидает нас, сбивается с общего ритма. Но вот, когда Миша идёт позади группы, то всем становится спокойно. Он говорит, что любит, когда все находятся у него перед глазами. Интересно смотреть на Мишу в особенно морозные дни. Он тогда начинает часто шевелить бровями, поднимать лоб, подёргивать носом и, вообще, приводить в движение все мышцы лица. Поэтому на его лице почти нет обморожений, кожа остаётся гладкой и чистой. А вот на Серёжу смотреть страшно - во время движения он забывает обо всём, и обмораживается. Сейчас Серёжа едет с тёмными пятнами на лице, с распухшим, покрывшимся коростами носом.

С первых дней похода нами принято правило - подчиняться меньшинству. Этот принцип взят на вооружение из-за сложности пути, рискованности всей экспедиции. Главное - прислушиваться к самому слабому. День смеркается, но можно ещё пройти километра три. Тут Серёжа говорит, что слева хорошее место для ночёвки. У нас ещё есть силы идти дальше, но раз другу пришла мысль остановиться, то появилась она тоже не зря…

А, может быть и так, что в конце дня силы у всех на исходе, пора искать ночлег, а я прошу пройти ещё немного, до указанной каким-нибудь охотником избушки. В темноте мы все продолжаем идти и присматриваться, не покажется ли где тёмный сруб на фоне звёздного неба. Как бы мы ни устали, в этом случае для нас страшнее ночёвка в холодном снегу.

Рисунок В. И. Конюховой к этой главе книги.

Без приключений проехали ещё километров пятнадцать. Неожиданно дорога вышла на лёд, ровный и чистый. За четыре часа мы как будто промчались ещё сорок километров. На полчаса остановились в маленькой будке. Перекусили, отправились дальше. Рабочие, которые там жили, уговаривали остаться, отдохнуть, но мы спешим. Надо быстрее попасть в Певек. Метель нас сильно задержала. Слава, оказывается, на машинах проехал от Певека до Баранихи и, не встретив нас на дороге, забеспокоился, стал расспрашивать шоферов. От них мы и услышали, что Слава нас ищет. Не дай Бог, он обратится к спасателям. А чем расплачиваться? Эти суммы ни в какие наши расчёты не входят.

Не успели проехать и пяти километров, как на заднем колесе полетело сразу восемь спиц. Остановились. На тридцатиградусном морозе, с ветром, операция с ремонтом не очень радует.

Дальше отправились уже в сумерках. Опять началась метель. Вообще, с самого Билибино не было ни одного тихого дня. Сейчас, к тому же, чувствовалось, что нам предстоит пережить такую же метель, как и неделю назад, а то и покрепче. Ветер всё усиливался, тугие шквалы снега неслись навстречу нашему каравану.

По подсчётам, мы сегодня должны были дойти до города Певек и вот теперь начали сомневаться. Вокруг - безлюдная тундра, быстро темнеющее небо, да усиливающаяся с каждым часом метель. Решили идти до последнего, чувствовали, что город недалеко.

Через два часа тяжёлого пути впереди показались тусклые огни вечернего Певека. Долго ещё добирались до первого дома. Затем неожиданно оказались на дороге с высоченными сугробами по сторонам. Ветер в этой ложбине терял силу, и мы смогли остановиться, перевести дыхание и оглядеться вокруг. Наверху тёмными силуэтами стояли дома. Миша с высоты своего роста сумел разглядеть автобусную стоянку, заспешил вверх по насыпи. Мы же не рискнули - ветер там ревел во всю силу, гоняя по улицам волны снега. Мы шли по спасительному коридору и наблюдали за другом. Вот Миша, наконец-то, встретился с каким-то прохожим, поговорил с ним, поспешил дальше. Мы поняли, что надо подниматься к нему.

Не успели сделать и двух шагов вверх, по насыпи, как приближающийся шум заставил насторожиться. Это ветер небывалой силы нёсся на нас. Только успели напрячься, пригнуться и замереть, как волна снежного шквала ударила в спину, бросила на землю. Поднимаясь, я увидел картину, которая не скоро исчезнет у меня из памяти. Наверху, на насыпи, огромной чёрной тенью изогнулся Миша, а его велосипед с сорока килограммовым рюкзаком трепыхался в воздухе на вытянутых руках. Ну и силища! Я забыл про всё. Продержавшись так несколько секунд, Миша, наконец, не удержался, и со следующим порывом полетел с велосипедом вниз, как демон, увлекая за собой лавину снега. Этим порывом он сбил нас с ног. Мы опять были все вместе.

Гостиница располагалась неподалёку и, повоевав ещё с метелью в ночном Певеке при минус сорок, мы, наконец-то, добрались до своего пристанища.

Мы так устали, что поначалу даже не могли говорить. И всё-таки, когда начали рассказывать Славе про дорогу, про сегодняшний путь, неожиданно вспомнили Мишин ночной полёт над ночным Певеком, нас разобрал такой смех, что к нам стали заглядывать любопытные… Проговорили до двух часов ночи, затем я ещё успел записать сегодняшние впечатления в дневник - пол свежим следам.

Предыдущая глава: В ГОСТИ НА ВЕЗДЕХОДЕ.
Следующая глава: ВЫХОД К ВЕЛИКОМУ ЛЕДОВИТОМУ.



12 НОВОСТЕЙ ВЕЛОСИПЕДИЗМА ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ:

* Роман Орлов: Сафоново - Крым.
* Сергей Наконечный: Иркутск - Москва.
* Велопутешествие далеко - это всегда здорово!
* НАСТОЯЩИЕ "Верные друзья".
* Белорусские семейные велобудни.
* Велосипедизм Лен-области.
* Вело-Санкт-Петербург - Елагинская проблема.
* Гатчина - велостолица Лен-области.
* Тёмная Вело-Москва.
* Вело-Белоруссия - За Белоруссию.
* Рыжий Вело-парад.
* Шведская Вело-политика пролезает в Россию.

Портал ПАЛОМНИК

До следующей встречи через неделю!



В избранное