Велосипедизм

  Все выпуски  

Велосипедизм 427: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 11.


НАС ЖДЁТ ОСТРОВ ВРАНГЕЛЬ


1 апреля. Температура утром - 30, днём - 25.

Встали сегодня рано. Первым проснулся я, вышел на улицу, огляделся. Ветер шумит, но идти можно.

Как всегда, сварили кашу. Уже садились завтракать, когда проснулся Родион и его товарищ. Они принесли мороженую печень нерпы, угостили нас. Признаться, это блюдо нам предстояло попробовать впервые. Я ждал, что скажет Миша. На какое-то время отвлёкся, смотрю, а Миша уже ест. Попробовал и я, но никакого впечатления на меня печень не произвела, особого вкуса не почувствовал, что-то похожее одновременно и на мясо и на рыбу. Предложили хозяевам попробовать нашу кашу. Родион попробовал, ничего не сказал, а через минуту встал, принёс каждому по большому куску масла, положил в миски: "Ну вот, так ещё можно". Начали разговаривать о маршруте, и тут я вспомнил, что по карте мы определили: избушка Родиона стоит на мысе Якан. Как же я это упустил из головы? Ведь отсюда когда-то Г. Л. Травин пытался пройти до острова Врангель. Именно с этого мыса путешественник Фердинанд Врангель отправлялся на санях по льду в поисках таинственных земель. От чукчей он слышал, что летом, в ясные дни бывают видны высокие горы, покрытые снегом. Его попытки достичь неизвестной земли в то время не увенчались успехом, но при составлении карты он нанёс эту землю на бумагу, нисколько не сомневаясь в её существовании.

Через сорок с лишним лет после Врангеля в этих местах побывал американский капитан Лонг на китобойном судне. Хорошо разглядев остров, он первым назвал его островом Врангеля, а пролив между островом и материком стал носить фамилию Лонга. В истории Севера всего две экспедиции пересекли этот пролив зимой. Одна ещё до Первой мировой войны, организованная известным канадским путешественником В. Стефансоном, а вторая в 1972 году под руководством Дмитрия Шпаро. Тогда его группа на лыжах прошла от мыса Шмидта до острова Врангеля.

Рассказываю обо всём этом ребятам. Охотники тоже внимательно слушают и рассказывают, что летом они ходят на остров на лодках. Отсюда до него примерно двести километров. Какая там каша и сырая печень! После этих разговоров кусок не лезет мне в горло. Я положил ложку и объявил: "Хочу на велосипеде пройти этим путём". Ребята подхватили идею. И мы забыв, что теряем драгоценное время начинающегося дня, обсуждаем замысел. Посоветовавшись с охотниками, мы пришли к выводу, что начинать экспедицию надо в марте-апреле.

Договорились, что будем штурмовать этот пролив в 1994 году. Надо подумать над тем, как приспособить к велосипеду лыжи. Для нас это ново и придётся испытать конструкцию задолго до старта в таких же условиях.

Мы разволновались. Вижу, и ребята загорелись не на шутку.

В конце разговора Родион поделился с нами рассказами о часто появляющихся в этих местах удивительных миражах. Однажды ему самому пришлось видеть большой город с многоэтажными домами, оживлёнными улицами. В другое время подобное сообщение нас бы очень заинтересовало. Однако сейчас наши мысли работают только в одном направлении - об экспедиции через пролив Лонга. Так, в нервном возбуждении, собираемся в путь.

В середине дня дошли до маяка. Вышли на берег. Подумали, что раз маяк встретился, то где-то рядом должно быть жильё. Однако возле маяка никаких строений не заметили. Сергей для верности поднялся на горку, осмотрел с высоты всё вокруг, но нет, ничего похожего на присутствие человека нет.

Решили пройти по льду. Двигаться трудно. Без конца спотыкаемся, петляем между торосами. Ледяная гора вздымается над нами.

Идём и радуемся красотам сказочных торосов. Настроение сегодня повышенное, и Миша, окидывая взглядом весь этот непроходимый хаос, говорит, что для нас начинается хорошая подготовка к штурму пролива.

А для меня подкрадывается новая неприятность. Раньше я потянул мышцу на спине, и теперь чувствую, как под лопаткой усиливается боль. А сейчас, когда велосипед приходится тянуть на себе, переползая через ледяные утёсы, боль становится всё ощутимей.

Увидев на берегу след, оставленный "Бураном", сворачиваем вправо и выходим на землю. Здесь тоже идти не лучше, чем по льду. Наст рыхлый, проваливаемся. Часто снежные сугробы так глубоки, что приходится помогать друг другу выбираться из них, тащить велосипеды наверх.

Пока мы преодолеваем этот участок, потеряли след от "Бурана". Идём уже наугад по берегу. Я привязал багажник с рюкзаком к себе, чтобы легче было мышцам спины.

Через часа два сказали себе - всё, хватит. Начали резать снежные пласты, делать нору, обкладывать её целлофаном. На землю положили полиуретановые коврики, достали спальные мешки. Перед тем, как заснуть, проделываем неприятную операцию - холодные, мокрые носки и стельки вынимаем и кладём на грудь, на голое тело. Нужно, чтобы до утра они высохли.

Теперь предстоит постараться хоть немного подремать, дать небольшой отдых натруженному телу. Миша объявляет температуру в нашем укрытии - 35. Чувствуем, что ночь предстоит неспокойная.

Предыдущая глава: В гостях у Родиона.
Следующая глава: Майор Кротов.



12 НОВОСТЕЙ ВЕЛОСИПЕДИЗМА ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ:

* Вело-Путешествие "Золотое кольцо Сибири".
* Вело-Мир: если нет человека-друга, то сгодится и кошак.
* Ледниковый Вело-Балхаш.
* Вело-Привет императору.
* Ожила Вело-Сирия.
* Красноярский Вело-Казус
* Вело-Тополя Камского Устья.
* Вело-Европа: Вело-Корона отжигает.
* Обочина Вело-Москвы.
* Альметьевск — Вело-Столица России.
* Новосибирское Ноу-хау: Супер Вело-Дорожка.
* Вело-Мобильный гений Шимкента.

Портал ПАЛОМНИК

До следующей встречи!



В избранное