Велосипедизм

  Все выпуски  

Велосипедизм 428: Павел Конюхов: МЫ ШЛИ РЯДОМ СО СМЕРТЬЮ. Глава 12.



МАЙОР КРОТОВ


4 апреля. Температура - 20.

Вчера прибыли в посёлок Мыс Шмидта. Добирались тяжело. Во второй половине пути нас застала метель. С утра был сильный встречный ветер, а потом разыгралась такая пурга, что последние 20 километров перед посёлком мы преодолели за восемь часов.

На пути к посёлку у нас произошла очень интересная встреча. В метель нашу группу обогнала машина. Обойдя велосипедный караван, "газик" резко затормозил и из него вышли двое военных. "Майор Кротов", - представился старший из них. Мы назвались, объяснили, откуда двигаемся. Тут майор неожиданно рассмеялся. "Представляете, - говорит он нам, - а я увидел красный крест и подумал, что встретил какую-то группу из-за рубежа. И вид ваш, и транспорт уж больно необычны для этих мест". Смеясь, он продолжал: "Мы как вас заметили, да пока обгоняли, я в голове все слова иностранные перебрал, хотел обратиться к вам на английском". Оказывается, майор на Север попал сразу после Афганистана. А красный крест, пришитый на Мишиной куртке, вызвал у него ассоциацию с медицинской иностранной миссией. Не задерживая нас долго под порывами ураганного ветра, майон сказал: "Кака только прибудете в посёлок, найдите общежитие и скажите, что вы от майора Кротова. Я распоряжусь, чтобы вас там определили и позаботились соответствующим образом". Мы попрощались, и через минуту машина уже скрылась в снежной метели.

Идёт уже второй месяц весны, за это время воздух "потеплел" на двадцать градусов, но мы этого не чувствуем.

Как бы ни были тяжелы последние километры до Мыса Шмидта, мы их преодолели.

Первое, что нам бросилось в глаза - это четыре жёлтых комбинезона, в которые были одеты ребята, следующие автостопом. Сейчас они стояли у трассы, поджидая попутных машин. После нашей встречи в Певеке прошло достаточно времени, и я думал, что их группа давно уже на другом континенте. Сейчас же вид их был ужасен: чёрные коросты на лицах, расплывшиеся, повисшие сине-красные бульбы носов, потрескавшиеся губы, - всё это говорило о слишком тяжёлых испытаниях холодом. Мы поздоровались, поделились впечатлениями о пути от Певека до Мыса Шмидта. Оказывается, они надолго задержались в ожидании попутных машин в той самой яранге, в которой останавливались и мы. Промучившись в этот неуютном убежище, ребята сели и поехали первым попавшимся транспортом. Им оказался вездеход того же типа, на котором мы катались к стойбищу чукчей. И место для них нашлось только наверху этой машины. Не один час пролежали ребята на ледяном брезенте, уцепившись закоченевшими руками за металлические выступы под резким, обжигающим ветром. У меня до сих пор мурашки идут по спине от их рассказа.

Пожелав мужественной команде счастливого пути, мы отправились на поиски общежития. Искать пришлось недолго, первый же житель показал нам, куда идти. Наконец, мы добрались до общежития и вскоре оказались в атмосфере блаженства тишины и уютного тепла.

Дежурный офицер спросил, сколько времени потребуется нам, чтобы помыться и прийти в столовую. Не заставив долго ждать себя, через несколько минут следуем за гостеприимным хозяином.

Войдя в помещение столовой, поняли, что попали как раз на ужин. По лицам присутствующих сразу поняли, что зрелище мы представляли впечатляющее. Широкие анораки, разномастная обувь, чёрные кожаные шапки, обшитые собачьим мехом, заросшие лица, коросты на них никак не вписывались в окружение гладко выбритых подбородков и коротких стрижек.

Сегодня у нас - цивилизованный ужин. С утра побывали на почте. Это первый пункт, который мы указали для писем своим родным и знакомым. Я получил письма от жены, а также одно - от Юрия Козиятко, корреспондента газеты "Боевая Вахта". В его письме сообщалось, что ко времени нашего финиша редакция газеты отправит в посёлок Уэлен четыре тысячи рублей, в помощь на обратную дорогу. Это было приятным сообщением. Тут я подумал, что в этом году наше путешествие проходит как-то тихо, по-обыденному. В другие годы здесь была бы куча телеграмм, а в посёлках были бы организованы пышные встречи, произнесены торжественные речи. Однако такая перемена мне больше по душе. Ни к чему надуманная шумиха. Раньше для осуществления такой экспедиции необходимо было запасаться различными разрешениями, сопроводительными письмами от общественных организаций (чем больше, тем лучше), и другими бумагами. А сейчас спонсорской помощи и собственного желания оказалось достаточно. При встречах рассказываем о Глебе Травине и своём путешествии простым людям - шофёрам, оленеводам, старателям, хозяевам гостеприимных домов, то есть всем тем, кому действительно интересно, и кто спрашивает нас об этом. И после не надо отчитываться ни устно, ни письменно перед равнодушными, в основном, людьми, идти на заорганизованные встречи, оправдываться в излишних расходах. Финиша ждут только близкие тебе люди, друзья, ребята из газет.

Конечно, в чём-то прошлые этапы давались легче, несправедливо забыть о помощи и поддержке, которую я получал тогда. С большой благодарностью вспоминаю азартных, деловых ребят из Находкинского горкома комсомола. Как бы мы ни смотрели на то время, но мы жили в нём дружно. Люди остаются людьми вне зависимости от времени. И я обязан им за удачное преодоление двух первых этапов, несмотря на досадные мелочи.

И всё же сейчас, когда я сам добивался осуществления экспедиции, искал спонсоров, снаряжение, велосипеды, я понял, насколько легче работать в сегодняшней обстановке и чувствовать себя независимым от прихотей различных руководителей.

К обеду нас позвали в солдатскую столовую. После небольшого отдыха пришёл офицер и сообщил, что для нас приготовлена баня, и майор Кротов ждёт нас там.

За короткое время, что мы провели в посёлке, успели понять, каким большим авторитетом является для всех "майор Кротов". По другому его здесь никто не называет, сочетание воинского звания и фамилии звучит звучит как имя нарицательное. Любовь и уважение солдат, офицеров и местных жителей к майору Кротову мы почувствовали сразу. Все его распоряжение выполнялись с такой тщательностью, заботой и вниманием, что отнести это к собственным персонам просто так мы не смогли.

А бане мы очень обрадовались. Жаркий, горячий воздух после стольких холодных дней и ночей был нам в новинку.

Мы с довольствием отогревались, мылись, запросто общаясь с легендарным майором и его друзьями. Майор рассказывал о войне в Афганистане, о контузии и ранениях, о самых разных случаях, произошедших с ним за время службы. Это был открытый, честный человек, остроумный и общительный собеседник. Врождённое чувство справедливости, суровое обаяние сильной личности притягивало к нему людей.

Вечером мы опять встретились с ним и его женой. Другие офицеры тоже пришли со своими семьями. Состоялось скромное застолье на прощание, очень тёплое и сердечное. Разговаривали мы на самые разные темы, но, в основном, о нашей экспедиции. Миша говорил об Эстонии, Слава - о Латвии, я и Серёжа - о Дальнем Востоке и Сибири.

Часов в десять вечера майор Кротов опять взял инициативу на себя и объявил, что пора всем прощаться, так как нам необходимо хорошо отдохнуть перед завтрашним днём. Мы опять сфотографировались на память, а затем попрощались со всеми… Завтра - снова в путь.

Предыдущая глава: Нас ждёт остров Врангель.
Следующая глава: Крючкина знает весь Север.



12 НОВОСТЕЙ ВЕЛОСИПЕДИЗМА ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ:

* Егор Ковальчук созидает Вело-Сибирь.
* Андрей Михайлов открыл свою Вело-Сибирь.
* Сергей Лебединский написал Вело-Книгу.
* Вело-Питер отпраздновал своё дорожное хозяйство.
* Вело-Галстучники посвятят себя Одессе.
* Антонина и Кирилл Фалалеевы: Вело-Волгоград распространился до Марокко.
* Вело-Липецк создаёт Вело-Кольцо.
* Вело-Казань взялась за Вело-Шины.
* Вело-Москва привлекла Марка Шагала.
* Вело-Англия ну очень высоким искусством призванная.
* Вело-Москва припарковывающаяся.
* Вело-Мяу продолжает победно вилять хвостиком по планете.

Портал ПАЛОМНИК
Алексей Потупин, вечный странник, 20 октября 2020.
До следующей встречи!



В избранное